Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45247
Книг: 112570
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 24

    
размер шрифта:AAA

— Вот поешь несколько дней только хлеба с водой, ещё не так заурчишь, — обронил Базиль, с трудом отрываясь от еды.
Фелисата, деликатно поедающая свою порцию, перестала есть.
— Зачем же ты ел такую гадость? — спросила она.
— Погоди, — пробормотал кот, — вот доем, тогда расскажу всё, что с нами приключилось.
— Пойдём, дед, покажешь мне, где поставить тебе навес, — сказал Иван после еды. — Хорошо у тебя, но у нас дело есть, так что задерживаться мы не можем.
Базиль и Фелисата тихо ускользнули из комнаты.
Марио не выразил желания заняться строительными работами, поэтому остался с женщинами. Он внёс свою лепту в разговор, веселил хозяйку и Адель и даже спел несколько песен.
— Давно к нам гости не заглядывали, а уж таких славных людей и вовсе редко встретишь, — говорила старушка, от души смеясь шуткам итальянца.
Адель была бы полностью довольна жизнью, если бы не постоянные опасения, что их жизнерадостный друг что-нибудь украдёт. Выполнить намерение постоянно следовать за итальянцем оказалось невозможно, так что девушку грызла тревога.
— Какая удача, что нам встретился умелец по строительной части! — радовалась хозяйка. — Мой-то дед второй год собирается навес поставить, далеко за стволами для столбов ходил, много чего натаскал, а лежало бы это дерево, пока не сгнило. Мне бы летнюю кухню мою поудобнее сделать, так этого лешего и не прошу. Вожусь вот, как видите, в избе.
Иван со стариком вернулись поздно вечером, оба очень довольные и оживлённые. Адели показалось, что её спутник соскучился по реальному делу. Наверное, если бы лодочник потребовал заодно построить ему дом, Иван бы не отказался.
— Знатный плотник, — похвалил старик. — Такого не часто встретишь. Представляешь, я только-только наметил, что и куда ставить, а Ванюшка уж почитай всю работу сделал. Завтра с утречка докончим, а сегодня пусть гости дорогие отдохнут, поужинают и спать лягут. Ты их хорошенько накорми, Дарья.
— Накормлю, — охотно согласилась старушка. — Хорошо накормлю. А уж цену после назначу.
Упорное упоминание о плате за еду очень тревожило Адель. Деньги у неё пропали, у Ивана их не было, да и Марио вряд ли заплатит за всех, даже если бы имел чем платить. Зато итальянец, похоже, совсем ни о чём не заботился. Он шутил, смеялся, пел и заставлял старушку хохотать до слёз.
На следующее утро Иван достроил, что полагалось, и лодочник с сожалением расстался с гостями. Старушка всплакнула, а когда Иван спросил, что нужно сделать, чтобы расплатиться за пищу и ночлег, только руками замахала.
— Какая тут плата? Спасибо вам за то, что погостили у нас. И за навес спасибо, Ванечка, мой-то старик только собирался его построить и прособирался бы до Страшного суда. Уж я-то его знаю. Совсем безрукий у меня дед, только рыбалкой и жил бы, если бы не я. Я ведь мастерица и огород разводить, и соленья-варенья какие заготавливать, и рыбу коптить-вялить.
Лодочник усмехался, слушая жену.
— Ну, так я тебе, бабушка Дарья, тоже подарок приготовил, — сказал Иван. — Потом дедушка Тимофей тебе покажет. Спасибо тебе за ласку, за доброе слово.
Старушка расцеловала своего гостя, даже всплакнула у него на плече, благословила и перекрестила. Похоже, Иван больше всех пришёлся ей по сердцу.
Потом заговорил старик.
— Пойдёте вы вон в ту сторону, не отклоняясь ни вправо, ни влево, особенно влево, так как там раскинулись опасные болота, где легко сгибнуть. На пути вам встретится большая деревня, где вы сможете ещё раз расспросить о пути.
— Спасибо, — благодарили путешественники.
— Не за что. Возьмите с собой вот этот мешок, — сказала старушка. — Нет-нет, здесь ничего особенного нет. Только вяленая и копчёная рыба.
— Васька будет рад, — сказал Иван. — Да, Василий?
— Я уже рад, — ответил кот, неторопливо подойдя к молодому человеку и потёршись о его ноги. — Если не возражаете, я останусь здесь. Рыбка, молочко, Фелисата… Мур-р-р…
— Уж вы оставьте нам вашего котика, — попросила старушка. — Очень он нам приглянулся. Такой славный, рассудительный кот! И нашей Фелисате не будет скучно.
— Что же, друг Васька, счастливо тебе, — попрощался Иван. — Хорошо нам было с тобой, но мы рады, что ты нашёл себе дом.
— Счастья на новом месте, — сказала Адель, гладя кота по большой круглой голове.
— Ну, и плут же ты, Базилио! — восхитился Марио. — Хороший дом себе нашёл. Опять-таки, рыба всегда под рукой.
— И сливочки, и сметанка, — напомнил Базиль. — И помурлыкать есть с кем.
Адель было жалко расставаться с котом, который не раз их выручал и делил с ними трудности и опасности пути, но она была рада за него. Хорошо сознавать, что Базиль нашёл себе надёжное пристанище.
Путешественники бодро выступили в путь. Адель чувствовала себя отдохнувшей, но она очень жалела Ивана, который отработал их проезд и, конечно, не получил никакого отдыха.
— Какие чудесные люди! — восхищённо проговорил Иван. — Добрые, милые, ласковые. А ведь им нелегко живётся. Всё приходится делать своими руками.
— Ты им заплатил своим трудом, — напомнил Марио. — С одного они деньгами возьмут, с другого — работой, так и проживут.
— Какие деньги? Какая работа? — засмеялся Иван. — Разговоры одни. Я, как услышал, что дед Тимофей просит за переправу три монеты, так сперва огорчился. Подумал, что иначе он не возьмётся нас переправить, но потом сговорился отработать эти деньги. Думал, что неделю эти три монеты отрабатывать буду, а дед попросил только навес для вяления рыбы соорудить. Какой-такой навес можно установить за три монеты? Я представлял что-то в виде огромного сарая или чего-то подобного, а на деле… Представляете: площадка расчищена. Весь строительный материал приготовлен, а навес крошечный, да и дед на месте не сидит, а старается помочь. В два счёта всё сделал, да ещё и летнюю кухню бабушке Дарье наладил. Сейчас она, наверное, охает да ахает от удовольствия.
— Тебе пришлось много работать, — обеспокоено сказала Адель. — Ты, наверное, очень устал.
— Какое там! Мы с дедом успели и на рыбалку сходить, и у костра посидеть. Говорю же, что славные старики. Это они прикидываются строгими. "Цену назначу". Да я уверен, что сроду бабушка Дарья ни с кого ни копейки не поимела. Я даже сомневаюсь, что дед Тимофей за переезд когда-нибудь получал плату.
Адели стало очень хорошо на душе. Ей тоже понравились хозяева, но упорное подчёркивание, что они оказывают гостеприимство не бесплатно. Очень её смущало. Только теперь, выслушав Ивана, она поняла, что можно было доверять своим чувствам. И как это Иван так легко разобрался в характерах стариков?! Видно, он сам открыт людям, поэтому и люди ему открываются. Недаром, хоть и ласковы были с ней и Марио старики, а только Ивана они наперебой называли Ванюшкой да Ванечкой. Да, это именно Ивана имел в виду колдун-мельник, когда говорил о русоволосом парне с открытым лицом.
— Мяу! — раздалось сбоку, и Базиль собственной персоной предстал перед людьми.
— Васька! — и обрадовался и забеспокоился Иван. — Что случилось? Всё-таки решил идти с нами?
— Нет, я нашёл свой дом, — возразил кот. — Уж здесь меня не засунут в мешок из-за какой-то поганой рыбы. Я о другом забочусь. Сейчас хозяйка собралась прясть, а не может найти веретён. Я и подумал, что, может, это Марио нечаянно прихватил…
— Я???
Вид у итальянца был негодующим, и Адель его пожалела. Действительно, пропажа веретён никак не может быть делом рук искусного вора по той простой причине, что эти вещи ему не нужны, но раз уж у Марио такая слава, то в любых пропажах теперь будут обвинять именно его. Вот если бы у стариков пропали деньги, то никакие уверения Марио не смогли бы заставить девушку усомниться в его виновности.
— Марио, верни что взял, — решительно сказал Иван.
— Зачем мне какие-то веретёна? — попытался оправдаться вор. — Подумай сам: что мне с ними делать?
— Предупреждаю по-хорошему: если не выложишь их сейчас по доброй воле, то я сам обследую твои карманы.
Марио оценивающе глянул на Ивана и понял, что молодой человек выполнит свою угрозу.
— Ладно уж, — сдался он и вытащил из кармана три веретена. — Я же хотел как лучше, для всех старался.
— По веретену на брата? — не понял Иван. — А зачем они нам?
— Мы бы продали их на первой же ярмарке и выручили бы за них хоть что-то. Сами ведь жаловались, что в таком виде вам стыдно людям на глаза показаться.
— Оставь эти глупости при себе и показывай, что стащил ещё.
Марио вновь попытался было возражать, но взглянув на лицо Ивана, ставшее очень жёстким, быстро выложил на камень свёрток с рыболовными снастями старика.
У Адели запылали щёки от стыда. Что бы было, если бы Базиль вовремя не бросился им вдогонку? Какую бы память они о себе оставили?
— И тебе не стыдно? — прошептала она.
Против воли голос её прозвучал так трагически, что Марио выложил на камень трубку лодочника.
— И это плата за их гостеприимство? — с презрением спросил Иван.
Марио не знал, куда направить взор: везде он встречал осуждающие глаза. Даже Базиль выразил на своей морде отвращение.
— Разве мог я знать, что эти вещи им нужны?.. — начал было итальянец.
— Мог! — резко оборвал его Иван. — Прекрасно знал. Знал и то, что эти вещи у стариков единственные.
Марио вздохнул.
— Знал, — согласился он. — Всё знал, но во всём виновата привычка. Как же я, вор, уйду из чужого дома без добычи?! Да ещё эти разговоры о цене, которую назначит хозяйка, так и подмывали меня это сделать. И навес, который ты, Иван, делал, тоже вмешался в мои расчёты. Дай, думаю, отомщу им за жадность. Откуда мне было знать, что работы эти потребуют немного времени. Теперь-то я и сам не рад, что так поступил. Вот ещё косынка нашей старушки. Но теперь это, действительно, всё.
Марио вытянул из-за пазухи ситцевый лоскуток.
— Мы можем завязать все вещи в эту косынку и привязать на шею Базилю. Пусть отнесёт хозяевам, — предложил он.
— Стыдоба-то! — простонал Иван.
— Я всё сделаю, как надо, — предложил кот. — Отнесу это домой, и мы с Фелисатой раскидаем все эти вещи так, словно мы играли и нечаянно их раскатили. А если хозяева подумают, что сами их уронили, так ещё лучше. А за Фелисату можете не беспокоиться. Она не выдаст.
Решено было последовать совету Базиля, и Иван аккуратно завернул вещи.
— Я… это… — Марио замялся.
— Что-нибудь не доложил? — грозно спросил Иван.
— Так, самую малость, — пробормотал вор и сунул что-то в косынку. — Базиль, это последнее положи так, чтобы хозяева непременно нашли.
Кот попрощался и убежал, а путешественники пошли дальше. Иван и Адель молчали, и Марио явно чувствовал себя очень неуютно. После часа нравственных страданий он не выдержал.
— Хоть казните меня, но я не могу исправить сделанного, — заговорил он. — Я раскаиваюсь. Наверное, впервые в жизни я раскаиваюсь в содеянном. Да, я вор, очень ловкий вор, но сегодня я сделал глупость, применив свои способности в доме гостеприимных людей. Простите меня и впредь во мне не сомневайтесь. Я не буду зарекаться от воровства в дальнейшем, но пока я с вами, я не возьму ни единой чужой вещи.
— Хорошо, Марио, мы тебе поверим, — согласился Иван. — Не будем поминать прошлое. Да, Адель?
Девушка всё это время и сердилась на вороватого спутника, и тяготилась ссорой, поэтому с радостью восприняла возобновление дружеских отношений.
— Не будем, — подтвердила она.
Марио расцвёл, и весь путь до привала путешественники прошли в весёлом расположении духа.
— Здесь нам положили целый мешок рыбы, — сказал Иван. — Копчёная разными способами и вяленая. Я полагаю, что надо начинать с той, которая быстрее портится, а не выкладывать на стол рыбу всех сортов.
— Может, на стол мы бы и выложили всё, что у нас есть, чтобы было разнообразие, — возразил Марио, — но стола у нас нет, так что обойдёмся тем, что быстрее портится.
— Нам тут и хлеба выделили, — сообщил Иван. — У нас есть, но я взял немного, чтобы не обижать стариков. От чистого сердца ведь предлагали. К тому же хлеб ржаной, а это для копчёной рыбы — первая вещь.
— Только учтите, что потом нас будет мучить жажда, — прибавил Марио.
— Дедушка Тимофей уверяет, что здесь много всяких ручейков, а когда дойдём до леса, так там, вблизи болот, и вовсе воды будет больше, чем надо. Так что без опаски едим рыбу…
— И весь путь до следующего седалища превращаем в сплошной водопой, — подхватила Адель.
Такой копчёной рыбы она никогда не ела. Жирная, мягкая, слегка солоноватая, она так и таяла во рту.
— Вкусно! — стонал Марио.
— А заметили, как пахнет? — спросил Иван. — Бабушка Дарья кладёт в огонь специальные травы.
— Ты, Иван, словно в родном доме побывал, — удивился итальянец. — Ты их зовёшь бабушкой Дарьей и дедушкой Тимофеем, а они тебя — Ванюшка да Ванечка. К нам с Аделью они так не обращались.
Иван засмеялся и откровенно признался:
— Сам не знаю, почему так получается, но меня часто встречают лучше, чем я того заслуживаю. Вот и у нас в деревне меня постоянно баловали, а в соседнюю придёшь — так там любая баба готова была меня сейчас же за стол усадить. Я изо всех сил старался добром за добро отплатить, да разве за такое отношение расплатишься? Когда вернусь домой, обязательно всех обойду и посмотрю, кто в чём нуждается. Может, какая старуха без опоры осталась, или вдове какой помощь требуется.
Итальянец с интересом выслушал Ивана и призадумался. Некоторое время он ел молча, а потом заявил:
— Послушаешь тебя, Иван, так вообразишь весь свет добрым и приветливым, а ведь и злых, и жадных, и опасных людей полно.
Теперь задумался Иван.
— Хватает, если припомнить, — согласился он. — Но ведь про них сразу забываешь, а вот наши старики запомнятся на всю жизнь, и Базиля не забудешь. А сколько таких добрых знакомств на своём веку сведёшь. О них и помнишь. Потому и кажется, что весь мир добр. Если подумать, то и у нас в деревне есть кое-кто не особо приветливый. Так мимо них проходишь, не останавливаясь, только поздороваешься. Зато тут же тётку Авдотью встретишь, а она никого ласковым словом не обделила.
Адель расслабилась от таких речей. Не похож был Иван на Пахома Капитоныча, а всё-таки ей казалось, что и солдат, вроде бы, незримо присутствует среди них.
— Хорошо-то как! — вздохнул Марио. — Вот так всю жизнь и скитался бы по свету. И дома не надо, была бы еда и хорошая компания.
— Это когда вёдрышко, — засмеялся Иван. — А если дождичек? А если морозец?
Итальянец прищёлкнул пальцами от досады.
— И вечно ты, Иван, всё испортишь, не дашь насладиться минутой. Да, знаю, что и метель бывает, и мороз, и враг может напасть…
— Что-то вроде сухопутного сома-людоеда, — вставила девушка.
— А защитников у нашей Адели всего двое, — напомнил молодой человек. — Иван да Марио.
Адель засмеялась. Она понимала, что в любой момент на них мог кто-нибудь напасть, но она, как и Марио, "наслаждалась минутой".
— Поели? — деловито спросил Иван и убрал остатки обратно в мешок. — Тогда предлагаю немного отдохнуть и идти дальше. Мне бы хотелось поскорее достичь леса. Здесь хорошо, но очень уж мы на виду. А там будет деревня.
Но добраться до леса и деревни им не удалось ни в этот день, ни в следующий. Лишь к полудню третьего дня они заметили вдали тёмную полоску.
— Это лес, — определил Иван. — А я боялся, что мы сбились с пути.
— Как далеко! — ужаснулся Марио. — Ты хочешь, чтобы мы сначала дошли до леса, а уж потом поели?
— Думаю, что мы можем сначала отдохнуть, — решил Иван. — Идти ещё далеко.
Путешественники быстро устроились на привал и достали еду. Хлеб, данный добрыми стариками, уже закончился, так что Адель наломала на всех куски вечного хлеба, в который уже раз мысленно поблагодарив волшебницу.
Только они расстались вокруг разложенной еды, как Иван с тревогой посмотрел вдаль.
— Какой-то человек идёт, — предостерёг он спутников. — Один.
Девушка уже не раз встречала одиноких людей, которые потом оказывались очень опасными, но сознание, что шедший к ним человек был один, всё-таки её успокаивало.
— Может, это деревенский? — предположила она. — Увидел незнакомых людей и решил выяснить, кто мы такие.
— Возможно.
Человек решительно шёл к ним. Это был средних лет мужчина, невысокий, но довольно крепкий, с взлохмаченной куцей бородкой и неопрятными космами неопределённого цвета.
— Здравствуйте, добрые люди, — приветствовал он путешественников. — Не пригласите пообедать голодного человека?
— Садись, гостем будешь, — сказал Иван.
Незнакомец принялся с жадностью поедать предложенную ему рыбу. Адель дала ему добавки, но и она исчезла с неимоверной быстротой.
— Ты, видно, давно не ел? — спросил Иван, с сочувствием разглядывая пришедшего.
— Недавно ел, да всё равно голоден, — объяснил человек. — В жизни своей ни разу не мог наесться хоть вполсыта. Жена ругается, говорит, что меня не прокормишь, дети смеются, а меня всё равно терзает голод. У нас, известное дело, урожай не каждый год, так что мне в плохие времена совсем паршиво приходится. Не знаю, что за напасть такая на меня навалилась, но это у меня с рождения. Мать рассказывала, что я и младенцем был вечно голоден. Может, сглазил кто? Хорошо, что жена мне попалась добрая, хоть и ворчливая. Она меня покормит-покормит, да и поставит котёл каши. Ешь её, ешь, а всё равно голоден. Плюнешь и пойдёшь.
Этот вечно голодный оказался простодушным и разговорчивым. Хвали его Никитой, и жил он в той самой деревне, куда направлялись путники. Он охотно согласился их проводить.
Никита съел три большие рыбы и продолжал смотреть на мешок с жадностью. Иван делал вид, что не замечает этого, а Адель не решалась самовольно предложить голодному ещё одну рыбу из общего запаса.
— У меня здесь хлеб, — сказала она. — Его можно есть сколько угодно. Отла…
Девушка осеклась, потому что Никита, услышав, что ему предлагают хлеб, схватил его. Не дожидаясь, пока Адель наломает ему куски, и разом затолкал его в рот, почти не жуя и справившись с ним несколькими глотками. На лице девушки отразился ужас, Иван и Марио замерли, а Никита закрыл глаза и с удивлением прислушивался к себе.
— Что это? — не понял он. — Впервые в жизни я перестал ощущать голод. Я понял, что такое сытость. Я не голоден! Представляете, я не голоден?! Прежде, сколько я ни съем, а всё равно готов съесть ещё больше, а сейчас я не ем, а в животе чувствуется еда.
Иван поморщился от досады, но ничего не сказал. Марио переводил взгляд с него на Адель, а с Адели на Никиту, но тоже молчал.
— Это был вечный хлеб, — проговорила Адель. — Сколько ни отламывай от него кусков, он всё время оставался целым. Мы его очень берегли.
Никита был смущён.
— Я не знал, — оправдывался он. — Да ежели бы я знал…
Несмотря на покаянные слова вид его был ошеломлённо-блаженный.
— Всё, теперь о хлебце надо забыть, — сказал Иван. — Отдохнём немного и пойдём дальше.
Адель мысленно продолжала оплакивать потерю, удивляясь, насколько легко сумел перенести это Иван. Она видела, что и Марио потихоньку вздыхает, но Иван разговаривал с Никитой так, словно тот не съел волшебный хлеб, постоянно их выручавший.
Когда Иван подал сигнал выступать и пошёл вперёд вместе с новым знакомым, Марио сказал Адели:
— Видеть не могу этого ворюгу. Ну, будь ты порядочным человеком, укради честно! Стяни потихонечку, чтобы никто не видел, и убеги. Тогда не так обидно было бы. Нет же! Схватил у всех на глазах и затолкал в рот. А я теперь должен любоваться на этого жулика.
Адель вновь вспомнила Пахома Капитоныча и заговорила так, как, по её мнению, должен был сказать он.
— Спору нет, хлебец очень жаль, но сделанного не вернёшь. Мы теперь должны забыть о нём. Представим, что его нам дали на время и срок истёк. Давай лучше порадуемся, что этот несчастный, вечно голодный человек избавился, наконец, от голода. Теперь это будет не вечно голодный, а вечно сытый человек. И какой бы неурожайный год ни был, Никита теперь будет думать только о том, чтобы накормить семью, о себе же ему заботиться больше не надо.
У Марио чуть глаза на лоб не полезли от удивления.
— Адель, ты меня с каждым днём удивляешь всё больше. Вот не ожидал, что ты способна так рассуждать. Мне даже стало как-будто легче.
Он засмеялся, а Адель и сама успокоилась от собственных речей.
— Так всегда рассуждал один очень хороший человек, — призналась она. — Если мне трудно или что-то не нравится, я вспоминаю его и стараюсь представить, что сказал бы или сделал он. Когда это удаётся, мне становится спокойнее.
— Впредь, что бы со мной ни произошло, я буду вспоминать тебя и стараться рассуждать точно так же, как стараешься рассуждать ты, вспоминая своего знакомого. Но я вынужден тебя огорчить в одном: наш новый друг едва ли станет так заботиться о пропитании семьи, как делал это прежде. У вас есть поговорка: сытый голодного не разумеет. Вот я и предполагаю, что сытый Никита не сможет проникнуться голодными страданиями жены и детей. Разве только жена его будет образумливать.
И Марио так ясно показал кулаком, как именно жена будет его образумливать, что девушка засмеялась.
— Мы сейчас увидим, способна ли эта женщина колотить своего мужа, — сказала Адель. — Вон там показались домики. Видишь?
— Я-то давно их вижу. Странно, что ты увидела их только сейчас. Неважное у тебя зрение.
Девушка имела много случаев в этом убедиться. Прежде она считала, что видит хорошо, но во время путешествия часто обнаруживала, что не способна различать вдали то, что различают её спутники. Особенной дальнозоркостью отличался моряк Джон.
Иван оглянулся.
— Никита предлагает нам переночевать в его избе, — сказал он. — Я думаю, что нам полезнее будет подождать до завтра в безопасном месте, а уж утром начинать путь по лесу.
И Марио, и Адель с радостью согласились. Иван мог бы не спрашивать мнения своих спутников, а спокойно отдавать распоряжения. Однако он всегда с ними советовался.
— Жёнка у меня славная, — уверял Никита. — Уж она вас напоит, накормит и спать уложит. А меня и кормить-то не надо, потому что я до сих пор сыт.
Вскоре путешественники достигли окраины большой деревни.
— Моя изба третья справа, — с гордостью сказал их провожатый. — Хорошая изба, просторная и тёплая, а жёнушка её весь день скребёт да моет, так что у нас, не в пример другим, всегда чистота и порядок.
Первыми заметили незнакомых людей дети. Они рассыпались по избам и скоро оповестили взрослых. Навстречу прибывающим собралась целая толпа. Вперёд выступила худая баба с решительным лицом, одинаково способным и расплыться в улыбке, и исказиться в злобной гримасе.
— Это моя жена, — сообщил Никита, стараясь не особо высовываться из-за спин Ивана и Марио.
— Здравствуйте, — приветствовал Иван жителей деревни.
— Издалека идёте? — спросила баба, с сомнением разглядывая своего мужа.
— Издалека, — ответил Иван. — Были мы и в Лесу Чудовищ, и в плену у карликов. Надо нам на северо-восток, но так, чтобы миновать стороной болота.
Баба не проявляла враждебности, поэтому Никита осмелился выйти из-за спин.
— Принимай гостей, Марфинька, — сказал он. — Хорошие люди к нам пожаловали. Сегодня они у нас переночуют, а завтра продолжат путь.
Марфунька окинула мужа неприязненным взглядом, и тот стушевался.
— Чьи же вы будете? — спросила толстуха в красной кофте и цветной юбке.
— Мы с девушкой русские, а Марио из итальянских земель пришёл.
— И чего это он к нам-то забрёл? — не понял старик. — Сроду о таких землях не слыхивал. Как звать, слышь, его?
Итальянец грациозно поклонился.
— Марио.
В толпе послышались смешки.
— Моё имя Иван, — представился молодой человек. — Я из деревни Отрадное. Не слышали про такую? Рядом ещё деревни Покровское и Старосельское.
— Нет, не слыхали, — ответили из толпы. — Велика Русь.
— Меня зовут Адель, — скромно пробормотала девушка, чувствуя себя неловко перед столькими людьми, внимательно её разглядывающими.
— Адель? — переспросила толстуха настороженно.
— Адель? — в тон ей повторила Марфинька. — Это не ты ли та самая Адель, герцогиня, или графиня, или, бог знает, кто ещё, ради которой какой-то бесноватый рыцарь на идиоте-коне обходит деревни и сёла в поисках драконов и всяких чудовищ? С ним ещё придурковатый мальчишка на безумном осле и хитрюга-собачонка?
Адель так растерялась, что не могла отвечать, а баба присматривалась к ней, словно уличая в чём-то плохом.
— Конечно, она! — подхватила старуха. — По её виду сразу видно, что она. Ишь как смутилась! И ответить-то боится.
— А что хоть случилось? — спросил Иван.
— А то и случилось, что весной ещё заехали они к нам, а у нас посреди деревни плотник наш, дядя Егор, установил большого деревянного змея на радость ребятишкам. Разукрасил его в яркие цвета, как живой змей получился. А рядом с ним колодец был, так что змей этот у нас и воду качал, и ребятишек катал. Детки наши лазают по нему радуются. Тут появились эти и ну орать про герцогиню Адель. Поорали, прославляя её красоту, доброту и щедрость, и покакали на змея. Давай рубить его а куски, только щепки во все стороны полетели. Дети — в слёзы, а разбойники эти сделали своё дело и ещё поорали насчёт своей бессовестной Адели. Их счастье, что наши мужики все на пахоте были, а то живыми бы они не ушли. Но и без мужчин мы с ними сладили, потому что вперёд вышла наша кузнечиха и тоже начала орать. Эти безобразники, все пятеро, от её крика сейчас же припустили наутёк, как иные бегут от дракона. Счастье твоё, герцогиня ты или кто ещё, что сейчас кузнечиха наша по ягоды пошла, а не то она все космы бы тебе повыдергала.
— Убирайте-ка вы по добру, по здорову, — предложили чьи-то голоса в толпе.
— Скажите хоть, куда нам идти, чтобы обойти стороной болото? — спросил Иван.
— Туда идите. В ту сторону, — указали ему. — Только уходите поскорее, пока мужики наши в поле.
Путешественники поспешили в указанном направлении и, обойдя деревню, углубились в лес.
— Да, Адель, — протянул Марио. — Вот что значит бремя славы. И знать ничего не знаешь, а молва о тебе впереди бежит.
Адель не знала, что на это ответить. Она была совершенно ошеломлена и подавлена. Оказывается, дон Мигель, как и обещал, сделал её дамой сердца и теперь её именем совершает подвиги. Это ничего, что иногда вместо дракона оказывается раскрашенная деревяшка. Главное, что её друзья живы и здоровы.
— Расскажи, что это за подвиги такие ради тебя делаются? — попросил Иван.
И Адель рассказала про дона Мигеля, Франка, Сверчка, Серого и Моську.

Глава 13
На болотах

Путешественникам пришлось подумать о ночлеге в лесу. Решено было идти не до темноты, а выбрать уютную полянку с подходящими елями и устроиться под ветвями, образующими шатры, как они это делали уже не раз. Лес был смешанным и елей им встречалось немало, так что нужную полянку они нашли до наступления сумерек.
— Вот славное местечко, — обрадовался Иван. — Сейчас закусим рыбкой…
— … без хлеба, — подхватил Марио.
— Уж слишком ты привередлив, друг Марио. — Когда у нас был только хлеб, ты мечтал о всяких разносолах, а сейчас у нас разносолы в самом настоящем смысле этого слова, а ты скучаешь о хлебе. Ешь посоленную разными способами рыбу и будь доволен.
Было решено, что первым будет дежурить Иван, потом — Марио, а уж потом — Адель. Каждый забрался под ветви своей ели, и тут же Адель погрузилась в сладкий сон. Снились ей то лодочник с женой, то Никита, то толпа баб и стариков на краю деревни, то дон Мигель с конём, оруженосцем на осле и собакой. Вымышленные и реальные события так тесно переплелись в этом сне, что, проснувшись под утро, девушка сначала не могла отделить правду от фантазии.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Feel о книге: Ирина Икс - Он похитил её
    Мне понравилось очень,но мне лично немного не гватило чувств от гл героя.Хотелось бы првествования от него ,что он чувствует.Оч крутая история не заезженая.Читайте 5+

  • attache67 о книге: Нола - Куколка [СИ]
    Просто небольшой рассказ о том, как становятся шлюхами и как возвращаются к нормальной жизни. Так что добро и сказка в наличии. На половинку чашки чая. А может, и на целую. Чашки, они разные бывают.

  • cherman о книге: Дарья Сорокина - Зима в Эльморедене
    Спасибо всем, кто откликнулся на заявку. Жаль, что это всего лишь отрывок. Может быть, кто-нибудь не пожалеет поделиться полной версией. Думаю, не я одна буду благодарна.

  • Ykirykyk о книге: Ксандра Мерел - Проклятые Принцессы. Невеста Оборотня
    Если не оращать внимания на путаницу цыфр с годами рождения и брака персонажей, то читать/воспринимать историю легко. Даже намеки продолжения есть, но с другими героями.

  • FunnyLittleGirl о книге: Оксана Чекменёва - Право первой ночи
    Милый добрый рассказ.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.