Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45297
Книг: 112690
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 25

    
размер шрифта:AAA

— Твоя очередь. Адель, — сказал Марио. — Советую сидеть, а не лежать, иначе заснёшь. Пока всё тихо.
Адель стряхнула с себя остатки сна и просидела до утра почти бодрая. Лишь иногда она проваливалась в какое-то странное состояние, потом ей представлялось, что она падает, она вздрагивала и понимала, что засыпает. Тогда она меняла положение и вновь ей казалось, что безвозвратно прогнала сон.
Утром путники позавтракали, напились воды из ручья и пошли по лесу в направлении, которое указали им деревенские жители. Идти по берёзовому лесу или осиннику было нетрудно, однако ели доставляли им затруднения, потому что стояли тесно, почти не давая прохода. Сначала почва была сухой и покрыта сухими листьями, хвоей и кусочками коры, но постепенно появились травы и под ногами захлюпало. Лес стал реже, перемежаясь полянами, покрытыми кочками, а часто поросшими кустами. Голые поляны с кочками Адели не нравились, потому что она помнила о близости болот и боялась трясины, а кусты придавали ей уверенности, что здесь она не утонет.
— Только бы нам не сбиться с пути, — озабоченно проговорил Иван. — Очень уж сырой лес. Внимательно смотрите под ноги. Старайтесь идти по кочкам.
Адель чувствовала, как подаются под ногами зеленые, покрытые пышным мхом холмики, но молчала, доверяя интуиции Ивана.
— Это похоже на батут, — пошутил Марио. — Упруго. Вот не ожидал, когда садился бесплатным пассажиром на летучий корабль, что попаду в дремучий болотистый лес, а сперва меня чуть не казнят пять раз у карликов.
— Этого бы не случилось, если бы ты заплатил за проезд, — вставила Адель, не упускающая случая доказывать выгоду честного образа жизни.
— Раз на раз не приходится, — развёл руками Марио и тут же потерял равновесие, съехал с кочки и шлёпнулся в мокрый мох. Раздался чавкающий звук.
— Вот и ответ, — сказал Иван. — Лес против воровства.
Сейчас же где-то вдали заухало, словно кто-то захохотал грубым голосом. Воцарившаяся вслед за этим тишина показалась особенно пугающей. До сих пор безмолвие леса не смущало путников, а сейчас они с удивлением заметили, что не слышно шелеста листьев, пения птиц и привычных звуков, раздававшихся в любом лесу. Эта тишина давила на людей, заставляя приглушать голос или замолкать.
Адели было тревожно, и она знала, что её спутники чувствуют то же самое, поэтому они и помалкивают, ограничиваясь самыми необходимыми репликами.
Целый день путешественники шли по мокрому лесу, чередующемуся с полянами, поросшими мохом и покрытыми кочками, стараясь по возможности обходить лужи и низменности с водой. Им с трудом удалось найти относительно сухое местечко для еды и отдыха.
— Ничто не может испортить мне аппетит, даже ощущение, что я до колен мокрый, — сообщил Марио.
— Счастье, что добрые старики дали нам вдоволь рыбы, — напомнил Иван. — Однако, как бы много они ни дали, нам надо проявить разумную экономию. Поедим достаточно для поддержания сил, но не чрезмерно. Кто знает, как долго мы будем идти по этому лесу.
— Долго будем идти, бриллиантовые, очень долго, — раздался резкий женский голос. — Не откажетесь принять меня в свою компанию?
Иван вскочил, Марио привстал, а Адель замерла на своём месте. К ним приближалась черноволосая женщина средних лет в цветастых косынке и юбке и жёлтой блузке с широкими рукавами. Вокруг талии была повязана яркая шаль. Необычный наряд сразу выдавал цыганку.
— Присоединяйся к нам, — пригласил её Иван. — Куда идёшь и почему одна?
— Иду туда же, куда и вы, яхонтовые, — через лес. А одна я оказалась, потому что от табора своего отстала. Заболела я сильно, вот меня и оставили у добрых людей, а теперь я своих хочу догнать. Они пробираются к озёрному краю. Пройду через лес и подамся к югу.
— Нам надо перейти через лес и идти на северо-восток, — сказал Иван.
Цыганку звали Настя. Она без стеснения подсела к новым знакомым, выспросила историю каждого, взяла предложенную рыбу, достала из своего узла сваренные вкрутую яйца и дала каждому по яйцу. Она не стеснялась, болтала и смеялась. Адель почувствовала себя легко в её обществе.
— Ты сказала, что нам долго идти, — напомнил Иван. — Ты хорошо знаешь дорогу?
— Совсем не знаю, но мне сказали, что идти по лесу долго и важно не сбиться с пути. Хорошо, что вас встретила, а то одной боязно.
— Защитниками мы с Марио выступим, — согласился Иван, — но проводниками быть не сможем — сами не знаем дорогу. Идём, стараемся не сбиться с указанного направления.
— И я вместе с вами буду стараться не сбиться, — решила цыганка. — Я-то сама не особенно хорошо ориентируюсь в лесу. Куда табор идёт, туда и я бреду, у нас мужчины путь указывают.
— А у нас только Иван, — сказал Марио.
Молодой человек застенчиво улыбнулся.
Адель слышала и читала о цыганах разное, но, как бы ни вела себя Настя среди своих соплеменников, сейчас она приспосабливалась к новому обществу, ничем не выделяясь и не выражая никаких своих желаний или мнений. Девушке было с ней легко, а об известной славе цыган она не думала, потому что воровать у них было нечего, а сбежать с награбленным — некуда да и незачем. Среди них уже имеется вор, так что Адель скорее тревожило, что именно он обворует цыганку, если в узле у неё были какие-то ценные вещи. Впрочем, она надеялась на честное слово, данное Марио в том, что он не будет воровать, пока путешествует вместе с ними.
Лес не менялся. Он был таким же тихим и безмолвным. Путникам казалось, что воды под ногами прибавилось, и к вечеру они забеспокоились. Полянка, которую они выбрали, была покрыта мокрым мхом, который прогибался под ногами, но вокруг было ещё более сыро.
— Как бы нам не выйти на болота, — озабоченно сказал Марио.
Иван поморщился. Он и сам об этом думал, но не хотел пугать спутниц.
— Мне кажется, что мы идём правильно, — ответил он, не чувствуя никакой уверенности.
Кто-то рядом с ними пискляво засмеялся. Адель, выкладывающая рыбу из мешка, вздрогнула.
— Кто здесь? — спросил Иван.
— Я не здесь и не там, — пропищал голосок. — Я блуждаю, всегда блуждаю по болотам и показываю дорогу заблудившимся.
— Кто же ты?
— Я блуждающий огонёк.
И сейчас же люди увидели, как сверкающая точка перелетела на кочку, а потом — на другую. Она кружила вокруг лагеря, не удаляясь и не приближаясь.
— Нам надо перейти через лес, оставив болота слева, — объяснил Иван. — Мы правильно идём?
— А вот и нет! А вот и нет! Лучше идите за мной. Люблю быть проводником. Только вы идите за мной сейчас, потому что к утру я погасну. Я свечу только в сумерки и ночью. Поторопитесь, а то я не могу долго блуждать по одному месту.
— Как вы думаете, друзья? — спросил Иван. — По-моему, опасно идти по этим местам ночью.
— Какая же опасность, если нам будет показывать дорогу огонёк? — удивился Марио.
— Всё-таки полезнее знать, куда идёшь, — сомневался Иван. — Не люблю что-либо делать вслепую.
— Когда ты идёшь не вслепую, ты идёшь в болота, — засмеялся блуждающий огонёк. — Через два-три часа пути ты бы завёл своих друзей прямо в трясину.
— Не глупи, Иван, — убеждал его Марио. — Пойдём за огоньком. К утру он выведет нас из болот, а дальше мы отдохнём и пойдём уже сами.
Адели казалось, что огонёк, светящийся таким приятным голубым цветом, послан ей колдуном Жаном. Её лишь тревожил ночной переход по лесу.
— Я не представляю, как мы пойдём в темноте, — сказала она. — Мы будем натыкаться на ветки и выколем себе глаза.
— А я на что? — спросил огонёк. — Я буду освещать вам путь, а мои друзья мне помогут.
— А что думаешь ты, Настя? — спросил Иван у молчавшей всё это время цыганки.
— Всё это очень странно, — ответила та. — Я кочую всю жизнь. Есть среди нас и гадалки, и ведуньи, и колдуньи, но такого чуда я не видела. Не знаю, что вам сказать и что посоветовать. Пусть решает Иван, а я покорюсь его воле.
— Оставайтесь здесь, если хотите, а я не могу больше ждать, — вновь заговорил огонёк. — Прощайте.
— Стой! Подожди! Не уходи! Мы идём за тобой! — закричали все в один голос.
Адель торопливо сунула рыбу обратно в мешок, Иван взвалил его на плечо, цыганка подхватила свой узел, а Марио уже бросился вдогонку за огоньком, чтобы остановить его.
Огонёк не торопил путешественников, но идти всё-таки приходилось быстрее, чем они шли днём. Тьма обступила их со всех сторон, и лишь снопы голубоватого света указывали им дорогу. Они шли по световой дорожке, как по скупо освещённому коридору. Все друзья блуждающего огонька, встречавшиеся им на пути, помогали своему собрату освещать путь.
— Топко, — пожаловался Марио, шагнувший вбок за полосу света.
— И становится всё хуже, — подтвердил Иван. — Огонёк, куда ты нас ведёшь?
— Туда, куда вам надо, — успокоил их тоненький голосок. — Вы сами зашли в такое место, а теперь доверьтесь мне.
Адель подумала, что, слепо идя по лесу, они обошли какой-то из участков болота и шли между соседними топкими местами, а теперь огонёк выводит их по другому пути.
— Не нравится мне это, — тихо сказала шагавшая рядом с ней цыганка. — Ох, не нравится!
Терявшиеся в догадках и сомнениях люди продолжали идти по указанному им, заботливо освещаемому пути. Но зачем блуждающему огоньку вести их куда-то не туда? Из вредности? Адель вспомнила хорька, без всякой причины разлучившего её с рыцарским конём.
Почва под ногами вздрагивала и прогибалась, а воздух был пропитан болотными запахами.
— Стоп! — скомандовал Иван. — Веди нас обратно, огонёк!
— Почему? — пропищал их проводник.
— Может, тебе всё равно, где блуждать, а нам здесь скоро не пройти.
— Пройдёте, — уверил огонёк.
— Пройдёте! Пройдёте! — запищало вокруг, и хоровод голубых угольков закружился вокруг них. — Назад дороги нет!
— Влипли, — вполголоса сообщил Марио. — Как теперь быть?
Люди неуверенно продвигались по освещённой дорожке. Деревьев здесь почти не было, а трава и мох уже не защищали от воды. Ноги по щиколотку уходили в жижу.
— Пошли назад, — скомандовал Иван.
Все развернулись и собрались было двинуться в обратный путь, однако позади свет погас, и они не могли идти в темноте. Коридор света по-прежнему указывал путь вперёд.
— Мы не можем оставаться на этом месте — нас засосёт, — сказал Иван. — Идите за мной.
И он пошёл туда, куда вела их световая дорожка, но шёл очень медленно.
— Поспешите, — торопил огонёк.
— Мы не можем идти быстро, мы устали, — ответил Иван.
Он явно тянул время, дожидаясь утра.
Адель шла по хлюпающей дрожащей дороге вслед за Марио. Сзади вздыхала цыганка, поддёргивая мокрые юбки. У девушки было очень тяжело на душе. Ясно, что их заводят в какую-то ловушку, а не идти туда они не могут, потому что дождаться утра, стоя на тропе, нельзя и повернуть назад нельзя из-за темноты. Справа и слева что-то хлюпало и булькало, и Адель подозревала, что там трясина. Немного успокаивало то, что блуждающий огонёк всё-таки освещал брод, но оставалось узнать, куда именно вёл этот путь.
— Сбоку совсем топко, — сообщил Марио, попробовав ногой почву за пределами светового коридора.
— Остаётся радоваться хотя бы тому, что мы не в трясине, а на тропе, — попытался ободрить их Иван. — Когда рассветёт, пойдём обратно. Вон подходящая берёзка. Не любитель я ломать деревья, но у нас нет другого выхода. Я буду пробовать почву, а вы идите точно за мной. Утром я там же попробую провести вас обратно. Устали? Что же сделаешь? Придётся потерпеть. Отгоняйте мысли об усталости, ведь нам идти ещё долго.
Блуждающие огоньки замелькали быстрее, пока не закружились в бешеном хороводе, осветив большое пространство вокруг. Адель видела с обеих сторон бурую колеблющуюся жижу, из глубины которой иногда с бульканьем вырывался какой-то газ, а спереди простирался восхитительный зелёный луг.
— Вот я вас и вывел из болот, — пропищал блуждающий огонёк. — Прощайте.
— Прощайте! Прощайте! — запищало вокруг, и мигом огоньки погасли.
Путешественники очутились в плотном мраке.
— Куда они исчезли? — удивился Иван.
— А куда ещё им вести нас? — спросил Марио. — Да и нам дальше идти пока незачем. Отдохнём на травке, поедим, а утром пойдём дальше. Ну же, Иван, продвигайся вперёд, а то нам здесь не разойтись.
— Подождите! — закричала цыганка. — Не ходите вперёд!
— Это ещё почему? — не понял Марио.
— Попробуй сперва почву, Иван, — посоветовала Настя. — Потыкай палкой, прежде чем ступить. Сдаётся мне, что не луг это, а продолжение болота. Трясина иногда прячется под такими вот лужками.
Адель слышала, как Иван с чавканьем прощупывает дорогу.
— Нам бы верёвку, — сказал молодой человек. — Здесь так топко, что не сразу найдёшь тропинку. Обвязаться бы нам одной верёвкой, чтобы не дать утонуть тому, кто оступится.
— Я свяжу шали, — предложила цыганка. — Обвязаться мы ими не сможем, но будем держаться за них руками.
— Это ты хорошо придумала, Настя, — одобрил предложение Иван.
Цыганка быстро скинула шаль, развязала свой узел, достала какие-то вещи и крепко их между собой связала. Получилась узловатая верёвка, одним концом которой обвязался Иван, передав её затем Марио и Адели. Он обеими руками держался за берёзовый шест, втыкал его в тряскую массу перед собой и делал шаг вперёд. За ним следовали и остальные. Теперь люди проваливались уже по колено, притом болото цепко хваталось и пыталось удержать путников. Адель с усилием вытягивала из топи ноги и могла лишь гадать, долго ли ещё она сможет заставлять себя двигаться.
— Вот к чему ведёт безбилетный проезд, — поучающе сказал Иван. — Теперь-то, Марио, ты согласишься, что надо было заплатить шкиперу летучего корабля, а не прятаться в трюме.
Адели стало смешно. Рыжий юноша, сын шкипера летучего корабля, казался нереальным прошлым. Даже не верилось, что они летели на этом корабле, попали в плен к карликам, едва не угодили на обед к дикарям, причём в незавидной роли самого обеда, перешли пустыню, познакомились с лодочником и его женой.
Девушке казалось, что она идёт по болоту бесконечно долго, а всё остальное перестало для неё существовать. Вот она шагнула, нога провалилась в топь, так что сердце замерло, где-то внизу задержалась и выдержала вес тела Адели, позволив ей с трудом вытянуть и переставить вперёд другую ногу, вновь перенос тяжести, а ногу уже словно кто-то держит внизу. А со всех сторон булькает, ухает, квакает. Только ли это природные звуки или за ними следит какое-то страшное существо, которое только и ждёт, когда пришельцы ослабеют и можно будет наброситься на них и утащить в зловонную бездну? Не надо было им идти за блуждающим огоньком.
Постепенно небо начинало светлеть, темноту сменили предрассветные сумерки. Темнота отступала, и глаз выхватывал всё новые подробности окружающего пространства. Как это ни странно, однако, чем светлее становилось, тем страшнее было Адели. Прежде она не знала, что идёт по бездорожью, думая, что относительно безопасная тропа ясно различима на общем фоне, а оказалось, что они шли по болоту, причём ничто не указывало на брод. Иван буквально на ощупь вёл свой маленький отряд.
Долго, бесконечно долго брели они по болоту. Усталость утомляла, притупляла внимание, мешала соблюдать осторожность.
— О, мама! — вскрикнул Марио, с громким плеском уйдя в трясину по пояс.
— Держись крепче! — велел Иван. — Девушки, не стойте, вытаскивайте то одну ногу, то другую, а то засосёт, но с места не сходите. Тяну, Марио, помогай мне!
С большим трудом молодой человек вытянул на тропинку товарища. Адель очень хотела ему помочь, но сил её хватало только на то, чтобы вытаскивать из болота то одну ногу, то другую. Цыганка так же устало топталась рядом. Её смуглое лицо побледнело и осунулось.
— Спасибо, Иван, — новым, незнакомым голосом поблагодарил Марио.
— Не за что, друг, — ответил молодой человек. — Для того мы и связаны шалями, чтобы помогать друг другу.
Марио промолчал. Он был с головы до ног вымазан в грязи, но в его лице появилось какое-то новое, светлое выражение.
— Пошли дальше, — велел Иван.
— Мы идём назад или продолжаем двигаться вперёд? — спросила Настя.
— Не знаю, — честно признался Иван. — В темноте я попросту тыкал перед собой палкой и шёл, где было твёрдо, а при свете я вообще ничего не могу разобрать. Я так понимаю, что мы должны идти по тропе. Куда-то она да приведёт? Другого выхода я не вижу.
— Веди нас, — сказала цыганка. — Мы готовы следовать за тобой.
Адели казалось, что конца их пути не будет, но постепенно ноги перестали увязать в грязи по колено, тропа явно поднималась из болота.
— Похоже, выходим, — заметил Марио.
И они вышли на островок среди болот, где росли пять берёз.
— Это не совсем то, чего я ждал, но здесь мы сможем отдохнуть, — сказал Иван. — Сейчас поедим и выспимся.
Адель так устала, что с трудом жевала вяленую рыбу. Она и сама не заметила, когда уснула.
Было решено выйти в путь наутро следующего дня, а за день и ночь как следует отдохнуть. Иван понятия не имел, куда идти, но полагал, что если идти по тропе через трясину, то обязательно дойдёшь до конца болота.
— Быть не может, чтобы тропа только кружила по болоту, — рассуждал он. — Иначе, зачем она тогда вообще нужна?
Как только забрезжил рассвет, Иван нащупал тропу, вновь обвязался концом верёвки из шалей, велел крепко держать её остальным и повёл свой отряд дальше. Адель с содроганием чувствовала, что ноги всё глубже увязают в цепкой массе, но, к счастью, тропа пока держала людей и не давала им проваливаться глубже, чем по колени.
Все встрепенулись, когда Иван с коротким вскриком по плечи провалился в трясину. Он попытался лечь на спину, но его втягивало всё глубже. Марио кричал подбадривающие слова и изо всех сил тянул его к себе. Адель и Настя помогали ему, как могли, не забывая вытягивать собственные ноги из грязи. Наконец, Марио ухватил Ивана за руки и втянул на тропу. Молодой человек задыхался.
— Ох, друзья, не следуйте моему примеру, — посоветовал он, отдышавшись. — Так меня сдавило, что вздохнуть было нельзя. Вы уж постарайтесь не сходить с тропы. И как это меня угораздило?
Он потыкал вокруг себя палкой и обнаружил, что тропа сворачивает вправо.
— Осторожнее, здесь поворот.
И вновь путешественники терпеливо брели по болоту, с трудом вытягивая ноги и настороженно оглядываясь, если рядом из грязной жижи вырывались пузыри газа.
— Впереди что-то виднеется, — сообщил дальнозоркий Иван. — Хотелось бы мне, чтобы это был лес.
Когда они ещё немного приблизились к тёмной полоске вдали, Иван воскликнул:
— И правда, самый настоящий лес. — Теперь бы до него добраться.
Молодой человек не договорил, но он очень боялся, что тропа им назло кончится, не доведя их до безопасного места совсем чуть-чуть. Он ощущал, как понижается упругое дно под ногами и жидкая грязь местами доходит ему уже почти до пояса.
Адели и Насте было бы невозможно брести в длинных юбках, так что пришлось поддёргивать их вверх, и они, как шлейфы, тянулись за ними по поверхности, затрудняя им и без того тяжёлый путь. Все молчали, лишь временами обмениваясь короткими репликами.
— Ещё немного… Совсем немного, — шептал себе Иван. Он боялся, что назад идти им будет намного труднее, чем сюда, ведь они уже сейчас устали беспредельно.
И вдруг Иван ощутил, как под ногами стало твёрже, тропа постепенно поднимается и трясина заканчивается задолго до полосы деревьев. Здесь лишь кое-где поднимались чахлые берёзки и осинки.
— Ура! — обрадовался Марио. — Девушки, кажется, мы вышли на земную твердь.
Цыганка радостно заулыбалась и хотела отойти в сторону, чтобы отжать юбку и хоть немного соскоблить с себя грязь, но Иван остановил её.
— Настя, стой! Не двигайся! — закричал он тревожным голосом. — Никому не отходить от меня, верёвку не отпускать! Похоже, что здесь полно небольших болот.
И он повёл товарищей вперёд, продолжая осторожно пробовать почву перед собой шестом. И он не напрасно проявил осторожность, потому что неожиданно шест ушёл вниз. Иван, думавший, что перед ним раскинулась приятная лужайка с густой травой, отпрянул назад.
— Ловушка номер один, — начал счёт Марио, утративший весёлость при переходе через трясину, но теперь попытавшийся приободриться.
Благодаря осторожности Ивана, им удалось благополучно добраться до леса. По нему они тоже шли с опаской, избегая полянок и лужаек и стараясь ступать ближе к стволам деревьев. Лес был мокрым, местами попадались лужи и крошечные озерца, но идти здесь было много легче и приятнее, чем по болоту. Они поели, отдохнули, очистили с себя налипшую грязь, но, не смотря на все старания, выглядели не слишком внушительно.
— Да, видок у нас… — протянул Марио.
Настя вздохнула. Сейчас её яркая одежда была совершенно серой.
— Меня бы не узнали в таборе, — призналась она.
— Не беспокойся, — ободрил её Иван. — Когда мы выйдем к пруду или озеру с чистой водой, мы там остановимся и выстираем наши вещи. Я и сам ощущаю себя не то лешим, не то кем-то ещё в том же роде…
— Не говори так! — испугалась Настя. — Беду накликаешь. Не упоминай детей Тьмы, когда мы в опасных местах.
Адель помнила про водяного, который сначала хотел утащить к себе в пучину девочку Ганьку, а потом пытался выкрасть кольцо гномов. И что за сила таится в этом кольце? Обычно девушка забывала, что владеет ценностью, силу и назначения которого не знает, но иногда она очень жалела, что упустила возможность узнать об этом у колдуна Жана. Вдруг ей достаточно было лишь произнести какие-то слова, чтобы без всяких хлопот перенестись через болота?
Постепенно лес стал суше. Мох всё ещё был пропитан водой, но после перехода через трясину их уже не смущала упругая податливость мха. Они ступали по кочкам в ужасного вида башмаках, но постепенно мокрая насквозь обувь очистилась от трения о мох и траву. Адель лишь опасалась, что её туфли или покоробятся при сушке, или развалятся по дороге.
— Хорошо-то как! — восторгался Марио.
— Нет, это очень нехорошее место, — возразила цыганка, настороженно оглядываясь.
— Так я не имею в виду, что стал бы устраивать здесь гуляния, если бы имел выбор, — оправдывался Марио. — Но по сравнению с болотами…
— Даже в болотах было не так опасно, чем здесь, — прервала его Настя. — Я чувствую зло. Здесь очень много зла. Зло и ужас. Я чувствую тени страха и страдания. И веселье, которое ещё страшнее страдания.
— А ты погадай, — предложил Иван. — Ведь вы, цыгане, умеете гадать.
— Нет, я гадать не могу, — покачала головой Настя. — Бабка умела гадать, мама была хорошей ворожеёй, но умерла очень рано, а у меня дара нет. Я только и могу по данной мне вещи определить, жив или мёртв её владелец, да ещё чувствую, в хорошее или гиблое место попала. Это место плохое. Не знаю, что здесь происходит, но что-то недоброе.
— Надо поскорее выбираться отсюда, — решили все.
Постановили сократить время на еду и отдых и идти как можно быстрее, не забывая об осторожности. Иван боялся встречи с разбойниками, Адель опасалась людоеда, Марио — злых духов, а Настя ощущала тяжесть и гнетущую тоску, а также чувствовала, что кто-то здесь страдал, очень сильно страдал.
Путешественники шли быстро, насколько это позволяла дорога. Сначала шаг замедлял упругий мох, потом деревья плотно сплелись друг с другом ветвями, словно старались удержать чужаков. Когда все совершенно измучились, лес расступился, и они вышли на поляну. Здесь, обнесённый частоколом, стоял почерневший деревянный дом.
— Не разбойничье ли это логово? — высказал Иван свои опасения.
Цыганка молчала, с ужасом глядя на дом.
— Никого не слышно, — сказал Марио.
— Надо обойти это место стороной, — прошептала Настя. — Здесь живёт зло.
Путники осторожно обошли дом вдоль ограды и хотели было углубиться в лес, но их внимание привлёк жалобный блеющий голос.
— Помогите! — почти прорыдал он.
— Не ходите туда! — вскрикнула цыганка. — Ему поможете — себя погубите. Это всего лишь козёл. Если хозяин этого дома, вернувшись, обнаружит, что козла нет, он пустится за нами вдогонку.
— Помогите! — надрывался голос.
— А может, не пустится, — ответил Иван. — Я жить спокойно не смогу, если сейчас пройду мимо. Вы отойдите вон за те деревья и ждите меня там, а я тихонько пройду к дому и посмотрю, что там происходит.
Он махнул своим спутникам рукой и скрылся за оградой. Адель очень тревожилась за Ивана. Что это за дом? Кого он там встретит? Что за зло таится за его стенами?
Молодой человек вернулся скоро, ведя за собой на верёвке чёрного козла. Цыганка отшатнулась.
— Что ты сделал? — воскликнула она. — Скорее отведи его назад. Чёрный козёл — это добыча ведьмы.
— Я не хочу быть добычей, — объявил козёл. — Разве я виноват, что родился с чёрной шерстью? Я жил легко и приятно в деревне, и ни одна коза не брезговала цветом моей шерсти, но явилась какая-то женщина и увела меня сюда. Я идти не хотел, но какой-то туман заволок мой мозг. Пришёл в себя я уже здесь. Женщина гладила меня по голове и говорила что-то о козле на заклание. Я не хочу быть таким козлом.
— Придёт ведьма, хватится козла, тогда жди беды, — твердила цыганка. — От своей судьбы не уйдёшь, а судьба чёрного козла, как и чёрного петуха, — выпустить кровь в чан ведьмы.
— У нашего козла судьба другая, — возразил Иван, почувствовавший себя защитником слабых. — Ему на роду написана долгая счастливая жизнь. Как тебя зовут, приятель?
— Дома меня звали Кузей, но теперь я туда не вернусь. Один раз меня уже продали, продадут и во второй.
— Я тоже считаю, что тебе не надо возвращаться, — поддержал его Иван. — Пойдём с нами. Хозяев себе выбирай с умом, чтобы потом не бедствовать.
— Разве ты не будешь моим хозяином? — удивился козёл. — Я бы тебе исправно служил. Я бы даже на твой огород не заходил, а если бы и зашёл когда, то капусту бы не тронул.
— С радостью бы тебя взял, но мы с Аделью идём в очень далёкий и опасный путь. Тебе с нами не пройти.
Козёл внимательно посмотрел на молодого человека и промолчал, что-то обдумывая.
— Сможешь вывести нас из этих мест? — спросил Иван.
— Я почти ничего не помню, — ответил козёл. — Но я знаю, что ведьма пошла куда-то туда.
Он мотнул бородой в ту сторону, куда удалилась ведьма.
— Значит, нам остаётся идти туда, куда мы и шли, — решил Иван. — Пошли, друзья. Кузя, не отставай.
Козла освободили от верёвки, и он последовал вслед за Иваном. Марио, пожимая плечами, поспешил за ними. Адель одобряла поступок молодого человека, а цыганка шла за всеми, горестно качая головой и что-то причитая.
Путешественникам казалось, что они шли долго, так что опасность уже миновала. Усталые, они расположились отдохнуть и поесть. Их запасы уже подходили к концу, и Адель с большой осмотрительностью разделила вяленую рыбу, рассчитывая, что остатка им хватит не более, чем на три дня. Цыганка развязала свой узел и выложила сухари, чеснок, тонкие полоски вяленого мяса и сало.
— Не плохо, — одобрил Иван.
Было решено соединить оба запаса в общий.
Адель с удовольствием откусывала маленькие кусочки чеснока, клала в рот ломтики сала и вспоминала, как уже не раз наслаждалась этим лакомством. Потом ей стало не по себе, какая-то тревога грызла её, наползал неведомо откуда взявшийся страх. Она заметила, что и её спутники начали оглядываться, словно ожидали чего-то нехорошего.
— Беда приближается, — отметила Настя. — Сердце подсказывает.
Кузя жалобно заблеял и лёг.
Испуганные люди быстро собрали вещи, с трудом заставили козла встать и поторопились продолжить путь.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.