Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47576
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 31

    
размер шрифта:AAA

— Идём, Адель, всё в порядке, — сказал Иван, появляясь перед ней. — Здесь живёт кузнец и два его сына. Мы переночуем у них, а утром, если гроза кончится, пойдём дальше.
Сколько уж раз девушка приходила в чужой дом, но всегда сперва чувствовала тревогу и неловкость. Что за люди её встретят, как встретят? Судя по тому, как спокойно Иван шёл к дому, хозяева там были приветливые.
— Вот моя спутница, — заговорил молодой человек, открывая дверь и впуская девушку. — Её зовут Адель.
— Входи, входи, странница, — приветствовал её мощный высоченного роста мужик с лицом, казавшимся диким и свирепым из-за густой чёрной бороды почти до самых глаз. — Меня зовут Егор, а ещё со мной живут два взрослых сына, Макар и Федот, но сейчас их нет дома и не будет ещё несколько дней, так что у меня есть свободная комната, где девушка и будет ночевать. А ты, Ваня, ляжешь здесь… Однако, что это я сразу толкую о ночлеге. Вот уж правильно говорят, что сытый голодного не разумеет. Я-то наужинался вволю, а вы с дороги. Переодевайтесь и — к столу. Ваня, ты возьми вот это. Как раз тебе по росту и по стати. Это вещи моего Федота. А ты, Адель, надень вот это. Макар не будет против. Ты в этих вещах, конечно, утонешь, но я и не предлагаю тебе в них ходить всю жизнь. Высохнет твоё платье, тогда и будешь одета как полагается девушке.
У кузнеца были добрые и ласковые глаза, а бас его был очень уютным, так что Адели сразу стало легко и приятно в этом доме. Правда, одежда Макара сделала её похожей на чучело, но ни Иван, но Егор не обращали на это никакого внимания, и девушка перестала думать о своём внешнем виде.
Хозяин подал на стол вкусную яичницу, щи, копчёную грудинку и какой-то особый хлеб, немыслимо вкусный. Он с интересом расспросил гостей об их путешествии и очень удивился, узнав про страшного обитателя холма возле леса.
— То-то мне это место никогда не нравилось! — признался он. — Смотреть на этот холм было неприятно. Нигде ни одного холма поблизости нет, а возле леса высится. Так, значит, это и не холм вовсе, а гробница. И хорошо, что там всё обвалилось. Раз мертвец туда положен, то и незачем его тревожить. А о диве мы уже слышали. Недавно он у нас объявился и, думаю, недолго здесь пробудет. Обычно он скоро уходит.
— А как же вы здесь живёте, совсем одни? — спросил Иван.
— Так мы между сёлами обосновались, — объяснил кузнец, — на самом, можно сказать, бойком месте. Все знают, что мы здесь обитаем, и заезжают по надобности. Кому коня подковать, кому плуг сработать. Сыновья мне помогают. Жена у меня умерла, когда сын совсем маленьким был. Тосковал я очень, а тут подкинули мне мальчонку примерно одних лет с моим кровным. Взял я приёмыша, но так рассудил: чтобы не было счастливого и несчастного, не буду я их делить на своего и чужого. Приезжают ко мне соседи, спрашивают, который мой сын, а я отвечаю, что перепутал, кто из них мой. Морочал я так головы людям, а теперь уж и сам не помню, Макар ли мой родной сын или Федот.
Глаза у кузнеца поблёскивали, так что Адель усомнилась, так ли плоха память у их хозяина.
После вкусного и сытного ужина девушка с удовольствием легла в постель и уснула, не тревожимая ни грозой, ни шумом ливня, бьющего в окно. Иван с точно таким же удовольствием лёг на лавке в комнате кузнеца и спал сладким и безмятежным сном.
Утром грозы уже не было, но дождь не прекратился.
— Куда вам идти? — убеждал их кузнец. — Только зря мокнуть. Переждите денёк, а к тому времени и дождь прекратится.
Иван тоже счёл, что продолжать путь сейчас не стоит. Адель решила положиться на его мнение. Ей и самой очень не хотелось выбираться из уютного дома под ливень и брести неведомо куда. Зато следующее утро встретило их ярким солнцем. Кузнец снабдил их едой, подарил два ножа для самообороны, огниво и напутствовал так ласково, что путешественники долго находились под впечатлением уюта и тепла его дома.

Глава 17
Чёрт попутал

— Сколько же чудесных людей мы с тобой встречаем, — рассуждал Иван. — А ты и Марио ещё говорили, что злые силы могущественны. Ну куда злыдням против Егора?
Адель, отдохнувшая, хорошо позавтракавшая, тоже была склонна видеть мир в розовом свете. Конечно, хороших людей и животных больше, чем злых и жестоких.
— А ведь как он лихо придумал с приёмышем! Перепутал, видишь ли, детей. И ведь никто не сумеет допытаться, кто из них родной. Все знают, что один приёмыш, а кто — никто не знает. Сами дети не знают. Ты, Адель, прими на вооружение его способ укоротить чужие языки и примени, если случай представится. Я обязательно так же сделаю, если заведу семью и возьму в дом сиротку, а я обязательно возьму.
Так, болтая, они шли по влажной ещё траве. Воздух был упоительно свеж и наполнен ароматами цветов и трав. Не верилось, что среди этой благодати может притаиться зло.
В полдень путешественники пообедали сдобными пшеничными лепёшками с сыром, отдохнули и пошли дальше. По прежнему никто их не тревожил.
Они переночевали в чистом поле, овеваемые тёплым ветерком, а утром опять пошли на восток.
Ивану было любопытно узнать побольше о жизни Адели до того, как она попала в эту страну. Он внимательно слушал, расспрашивал, покачивал головой, а девушка перенеслась мыслями домой, в их маленький чопорный городок, в их крошечную квартирку. Как же давно она оттуда ушла! Неужели там всё ещё ночь? А вдруг её уже пытаются разбудить и думают, что она умерла? А может, её там уже сочли сумасшедшей? Нет, не может быть. Тогда бы, наверное, странная игра колдунов закончилась.
Они так увлеклись разговорами и своими мыслями, что поздно заметили горящий костёр и сидящего перед ним мужчину в чёрной одежде с серебряными украшениями, кутавшегося в чёрный шелковистый плащ. Иван и Адель остановились, как вкопанные, а человек поднял голову и приветливо помахал им рукой.
— Подходите к огню, путники, отдохните и погрейтесь, — пригласил он.
Адель удивилась, что незнакомцу потребовалось разжечь костёр, чтобы согреться. Солнце стояло высоко и хорошо грело.
— Мне почти всегда холодно, — объяснил мужчина. — Привык к жаре.
В голове Адели вертелось где-то вычитанное выражение, но она никак не могла его в точности припомнить. Не то "человек, обожжённый солнцем тропиков", не то что-то ещё, но в том же роде. В той книге упоминалось о человеке, привыкшем к тропической жаре. В Англии в жаркий день он купался в тёплую одежду. Наверное, и этот мужчина откуда-то с юга, недаром он черноволосый и смуглый. А лицо у него очень красивое, и широкополая чёрная шляпа очень ему идёт.
— Не стесняйтесь, подсаживайтесь к огню, — повторил он своё предложение и ногой в высоком сапоге подтолкнул выпавшие из костра угли обратно в костёр.
Иван нерешительно сел, и Адель сделала то же самое. Она подумала, что, пожалуй, этот человек похож на благородного разбойника или не менее благородного пирата, по каким-то причинам оказавшегося на суше. Впрочем, ей всегда казалось, что средневековые сеньоры и благородные разбойники на картинках в книгах ничем не отличаются друг от друга.
Незнакомец поднял чёрные глаза на девушку, словно прочитал её мысли, и ей стало нестерпимо стыдно.
— Нет, я не разбойник и не пират, — сообщил он. — Не сеньор, не лорд, не виконт и никто из тех личностей, о которых вы могли бы подумать. Я чёрт.
Адель не раз слышала, как люди в сердцах говорили: "Ах, я баран. Я настоящий дурак". Но это они говорили сами себе. Она никогда не слышала, чтобы человек представился: "Я чёрт". Видно, он очень уж зол на себя, что выставляет себя в столь неприглядном виде. А может, это сумасшедший?
— Мы сразу так и поняли, — серьёзно заверил его Иван, тоже, должно быть, думавший о странностях незнакомца.
Мужчина нахмурился и покачал головой.
— Я себя не ругаю, а честно представляюсь. Я чёрт. Не человек, как вы подумали, а чёрт.
Девушке стало не по себе. Ей сразу бросилось в глаза, что они на многие километры одни с этим странным существом, не то помешавшемся, не то, и правда, бесом.
— Черти и бесы — разные понятия, — сообщил незнакомец. — Мы, черти, выше по развитию и интеллекту, чем бесы. Но я вижу, что вы всё ещё сомневаетесь во мне. Уверяю вас, что я самый настоящий чёрт.
Он снял шляпу и показал маленькие аккуратные рожки, которые не только не портили его внешность, а даже, как это ни странно, ему шли.
— Не смущайтесь, — попросил он, — держитесь со мной, как если бы я был самым обычным человеком.
Адель присмотрелась к его лицу, ожидая увидеть коварство, жестокость или злость, но оно было совершенно спокойно и не выражало никаких эмоций. Это было лицо очень сдержанного, хорошо воспитанного человека.
— Все думают, что мы, черти, увидев человека, начинаем сердиться, набрасываемся на него и уволакиваем в ад, а потому приписывают нам ужасную внешность. Совсем наоборот. Вспомните вашу мудрую поговорку: "Не так страшен чёрт, как его малюют". Да, мы враги людям, но зачем нам вас ненавидеть? И не мы тащим вас в ад, а вы сами усердно прокладываете себе туда дорогу. Ваша алчность, неверность, коварство, склоки веселят наши души. Нам достаточно лишь слегка подогревать ваши природные наклонности, чтобы обеспечить себе верную добычу, а часто и этого не требуется. Стой и смотри, как люди ссорятся и ненавидят друг друга.
— Как же можно желать зла людям и не ненавидеть их? — не понял Иван. — Что же, вы любите их?
— Не то и не другое, — ответил чёрт, улыбнувшись. — Ненависть — оборотная сторона любви, а мы любви не знаем. Но что это мы всё обо мне да обо мне? Давайте поговорим о вас. Расскажите мне о себе.
Адель была убеждена, что чёрту всё о них известно, однако она решила соблюсти приличия и ответила:
— Меня зовут Адель. Моего жениха захватила в плен злая колдунья Маргарита, и я иду его спасти, а Иван хочет мне помочь.
Чёрт задумчиво покусал ноготь на ухоженной руке и спросил:
— Вы знаете, куда вам надо идти?
— Да. На восток.
— И мне надо на восток. Если вы не против, пошли вместе. Спасать твоего жениха, Адель, я, конечно, не собираюсь и долго с вам не задержусь, но часть пути пройду. Всегда приятно идти в хорошей компании, а вы, как я погляжу, люди славные.
Он быстро затоптал костёр и непринуждённо пошёл вместе с новыми знакомыми.
— С кем я только не странствовал, — говорил чёрт. — И с купцами шёл, причём видел, как один купец убил другого ради его денег, и с семьёй одной плыл по реке. Знаете, какой случай там вышел? Дочь убила отца и сбросила в воду, потому что отец не разрешал ей выходить замуж за того, кого она полюбила. Мать догадалась, куда исчез её муж, так дочь и её заколола ножом. Попробовал я поплавать с пиратами, но там для меня не было работы. Зато хорошо плавать на кораблях в дальних рейсах. Люди от безделья и отсутствия впечатлений раздражены, поэтому не составляет труда их ссорить и доводить до неистовства.
Адели очень хотелось, чтобы чёрт их покинул, но она боялась выразить свою мысль словами. Иван тоже помалкивал.
— Бывают и сложные случаи, — признался чёрт. — Попадаются упрямцы, которых невозможно вывести из себя.
— Что же ты делаешь в таком случае? — поинтересовался Иван.
— Подбираю другой способ сделать их своей добычей. Или подкупаю, или даю власть, или оделяю славой. К каждому человеку можно подобрать ключик. Я так привык к лёгким победам, что перестал таиться. Вот и вам я представился не как одинокий путешественник, а как чёрт. И скрывать не стану, что буду за вами наблюдать. Не думаю, что вы серьёзные противники, но всё-таки иногда хочется и развлечься. Ручаюсь, что к концу третьего дня вы возненавидите друг друга и не почувствуете, что я причастен к вашей ссоре.
— А если мы не хотим участвовать в этой игре? — спросил Иван.
— Придётся. Хотите вы того или нет, а я буду с вами три дня. Если по истечении этого времени вы не рассоритесь, то я уйду.
— А если рассоримся? — спросила Адель.
— Тогда я увижу, за кем мне следует идти, — ответил чёрт с обаятельной улыбкой. — Итак, три дня.
— Мы путешествуем вместе уже давно, — возразил Иван, — пережили много опасностей и трудностей, но ни разу не сказали друг другу ни одного резкого слова. Я ни разу даже не подумал плохо об Адели.
— И я тоже о тебе никогда плохо не подумала, — согласилась девушка.
— Так неужели ты думаешь, что в эти три дня мы насмерть рассоримся? — спросил Иван.
— Вы рассоритесь уже потому, что теперь будете все усилия направлять на то, чтобы не рассориться, — заверил его чёрт.
— Не думай о жёлтой обезьяне, — припомнила Адель.
Чёрт засмеялся.
— Не понял, — проговорил Иван. — Что за обезьяна, отчего она жёлтая и почему о ней не надо думать?
— Я читала, что если человеку внушить, что он не должен о чём-то думать, то он непременно будет об этом думать. Жёлтую обезьяну никто не видел и не увидит, а значит, и не думал о ней. Но вот человеку дают указание: думай о чём угодно, только не о жёлтой обезьяне.
— И он начинает о ней думать, — закончил чёрт.
— Глупость какая-то, — решил Иван. — Зачем мне вообще думать об обезьянах, если их нет поблизости, а тем более, о несуществующей жёлтой обезьяне?
— Увидишь, что будешь думать только о ней, — заверил чёрт.
— И не подумаю! — разгорячился Иван. — Чепуху говоришь, Адель…
Тут он осёкся и испуганно посмотрел на девушку.
— Честное слово, Адель, я готов был на тебя рассердиться, — признался он. — Сам не понимаю, как это произошло. Давай за собой следить и ни о чём не спорить, а то мы, и впрямь, можем поссориться из-за какой-то ерунды. Какая разница, будем мы думать об обезьянах или о том, чтобы не поссориться, главное, чтобы у нас всегда был мир и взаимопонимание.
Чёрт усмехнулся.
Весь путь до стоянки они не ссорились и не спорили друг с другом, но всё равно Адель чувствовала напряжение, словно, не проконтролируй она себя, не обдумай сто раз свои слова, и ссоры не избежать.
— Отдохнём? — спросил Иван.
Девушка подумала, что прежде он говорил: "Наверное, пора и отдыхать". И каждый, кто с ним шёл, воспринимала это как указание к действию. Сейчас же молодой человек предложил это робко, словно опасался возражений.
— Ты не спрашивай, а распоряжайся, — сказала Адель, желая ему помочь.
— Как можно распоряжаться? — не понял чёрт. — Вы ведь путешествуете вдвоём. Даже если вы не принимаете в расчёт меня, вы обязаны узнавать мнение друг друга.
— Это верно, — согласился Иван.
— Но в отряде всегда должен быть главный, командир. Если каждый будет высказывать своё мнение, то наступит полная неразбериха.
— Каждый вправе иметь своё мнение, — мягко сказал чёрт. — И командир может ошибаться.
— Да, верно, — подхватил Иван. — Ведь я мог устать и предложить отдохнуть, а время для этого ещё не подошло…
— Тогда я и подавно бы устала, — ответила Адель.
— А если бы не устала? Что ж, ты бы так и присаживалась отдыхать через каждые полчаса?
— Командиром выбирается всегда самый разумный человек, — твердила своё Адель.
Ей казалось, что она говорит правильные вещи, а Иван городит чушь, только чтобы поспорить. Она сердито на него посмотрела.
— Не думай о жёлтой обезьяне! — вдруг проговорил Иван.
Адель удивилась, рассмеялась и подумала, что, и правда, они спорили сейчас только для того, чтобы не дать друг другу повода к ссоре.
— Почаще мне это напоминай, Иван, — попросила Адель.
Чёрт поморщился.
— Зря вы прекратили спор, — сказал он. — Он не доведён до конца, и истина не выяснена.
— В нашем споре истина так и не была бы найдена, — ответил Иван, — потому что спор был из-за какой-то ерунды. Давайте-ка лучше пообедаем. Ты с нами поешь, чёрт?
— Если пригласите.
— Я к тому, что не знаю, можно ли вам есть нашу человеческую еду.
— Ещё как можно! Чего я только не пробовал! Ел даже жареную саранчу.
— И как, вкусно? — заинтересовалась Адель.
— Дело вкуса, конечно. Вам бы не понравилось, а в некоторых странах это наипервейшее лакомство.
— Я бы не смогла её есть, даже если бы умирала от голода.
— Смогла бы, — возразил Иван. — Если человек умирает от голода, он готов съесть всё, что угодно.
— А я бы не смогла.
— Уверяю тебя, что смогла бы.
— Некоторые доходят даже до людоедства, — заметил чёрт, — так что, Адель, не зарекайся против жареной саранчи.
— Даже не говорите мне…
— А можно пообедать и жёлтой обезьяной, если ничего другого не окажется, — сказал Иван и первым засмеялся.
— Далась тебе жёлтая обезьяна! — с досадой проговорил чёрт.
— Это всё Адель виновата, — возразил Иван. — Не думай, говорит, о жёлтой обезьяне. А как о ней не думать, если она сама вспоминается?
До ночлега поводов для споров не нашлось, или Иван умело не доводил дела до спора. Чёрт иногда в разговоре начинал поддерживать одного из собеседников, но молодой человек отшучивался.
Утром на завтрак Адель смогла напечь лепёшек, потому что чёрт любезно разжёг костёр непонятно из чего.
— Вкусно, — похвалил Иван.
— Это меня научила госпожа Бергер, — призналась девушка. — Очень хорошая была женщина.
— А кто лучше готовил, ты или она? — спросил чёрт. — Я не ел её лепёшки, но мне кажется, у тебя лучше.
— Нет, у неё были лучше, — призналась Адель. — Не знаю, в чём дело, но они у неё выходили необыкновенные.
— Быть не может, что возможно вкуснее, чем у тебя, — возразил Иван.
Адель так и подмывало спорить и доказывать, что госпожа Бергер была более умелой поварихой, но с испугом подумала, что пустой, в сущности, разговор может опять перейти в спор. А что ей говорят? Только то, что нравятся приготовленные ею лепёшки.
— А может, мне только кажется, что госпожа Бергер готовила лучше, — заявила она. — Вполне вероятно, что я готовлю получше многих.
Иван развеселился, а чёрт закусил губу.
Адель заметила, что, о чём бы ни пошёл разговор, Иван старался с ней соглашаться, и это начало её раздражать. Потом она обнаружила, что и чёрт торопливо соглашался с ней, едва она что-то скажет. Это её стало злить ещё больше. Такое чувство, что они сговорились ей не перечить, словно она была умалишённая. Иван, понятно, боялся с ней поссориться, но почему так себя вёл чёрт? Ему-то было как раз невыгодно гасить ссоры. И едва эта мысль пришла к девушке, как она сразу поняла, что чёрт нарочно делает это, причём весьма демонстративно, чтобы её злить. Он распознал её раздражение и теперь его раздувает. А на что ей раздражаться? На то, что в присутствии чёрта Иван боится дать малейший повод для спора и ссоры? Пройдёт этот день и следующий, и чёрт от них отстанет. Тогда не будет повода не спорить, а раз так, что и спорить уже не захочется. Сейчас спор — это запретный плод, только поэтому им хочется его попробовать, а ведь до сих пор, когда было можно, у них никогда не возникало повода спорить. Всё, что предлагал и говорил Иван, было разумно. Сама она, может, и не всегда говорила умные вещи, но она даже не задумывалась об этом, потому что поведение и Ивана, и Марио, и других её спутников не давало повода заподозрить, что она сказала глупость. Впрочем, может быть, она и не говорила глупости.
Адель почувствовала себя легко и весело посмотрела на Ивана. Тот еле заметно ей кивнул. Чёрт принялся грызть ногти.
— Кто готовит: ты или я? — спросил Иван вечером.
— Видно, не очень-то ему нравится, как ты стряпаешь, — тихо сказал чёрт Адели. — А напрасно. Мне очень нравится, а Иван, видно, привык к другому.
Девушка нахмурилась.
— Ты хочешь готовить сам? — спросила она своего спутника.
— Если ты устала, то я приготовлю, но мне нравится, как готовишь ты, — ответил Иван, не подозревая о сомнениях Адели.
— Я приготовлю, — ответила девушка, стыдясь своих подозрений.
"Это же нашёптывает чёрт, — думала она. — Зачем я прислушиваюсь к его словам? Он хочет нас поссорить".
Вечером чёрт заводил общий разговор, втягивая в него молодых людей, и несколько раз доводил его до спора, но Иван и Адель держались настороже и, когда чувствовали опасность, то одна, то другой предостерегающе вскрикивали: "Жёлтая обезьяна!" Спор сразу же прекращался, едва успев начаться, а молодые люди смеялись.
На третий день чёрт сделался мрачным и раздражительным. Конечно, не слишком-то приятно иметь спутника в плохом настроении, но так как это было недовольство чёрта своей неудачей, то молодые люди не очень огорчались.
— Не понимаю, Адель, почему ты заставляешь идти с собой Ивана, — заговорил вдруг чёрт. — У него своя жизнь. Зачем ты подвергаешь его опасности?
Девушка растерялась.
— Он сам захотел идти со мной, — попыталась она оправдаться.
— Он это предложил лишь потому, что стесняется уйти, а ты и воспользовалась этим. Ради его же блага расстанься с ним. Пусть идёт к себе домой, а ты найдёшь себе других спутников, которым будет с тобой по дороге. Если он заупрямится и будет изображать героя, то попросту прогони его. Сначала он обидится, а потом поймёт, что всё к лучшему. Подумай, что будет с Иваном, когда ты вызволишь своего Франка. Вы-то спасётесь, а он — нет.
Это был довод, который поколебал убеждение девушки, что чёрт говорит это лишь затем, чтобы их разлучить.
— Иван, — обратилась Адель к молодому человеку, — тебе не стоит идти со мной.
— Вот тебе и на! Приехали! Это ещё почему?
— Это опасно.
— Потому я и иду с тобой.
— Что тебе делать на острове колдуньи Маргариты?
— Ловить жёлтых обезьян, — ответил Иван. — Мне кажется, что их там развелось слишком много.
— Я серьёзно. Что будет с тобой, когда я спасу Франка? Если спасу. Ты останешься один на острове.
Молодой человек подумал, и Адель уже решила, что убедила его, но он тряхнул волосами и сказал:
— До острова твоей колдуньи ещё надо добраться. Сначала надо дойти до берега моря, потом найти корабль, чтобы туда плыть. До берега моря я дойду вместе с тобой, это обсуждать не будем, а когда найдём корабль, тогда и решим, надо мне плыть или нет. Не мучь себя лишними проблемами, пока до них ещё не дошла очередь.
Адель подумала, что он прав и ей рано ещё думать о расставании.
— Я слышал, что путь до моря тоже очень опасен, — вмешался чёрт.
Иван понимающе усмехнулся.
— Зато будет что вспомнить, — задорно ответил он.
Адель колебалась, вправе ли она воспользоваться великодушием молодого человека и не стоит ли его прогнать, но Иван сказал:
— Знаешь что, Адель, давай поговорим об этом через два дня, а эти два дня я буду думать, лучше мне уйти или остаться.
Чёрт нахмурился. Было очевидно, что молодой человек назначил срок, достаточный для того, чтобы избавиться от него и дать девушке возможность освободиться от его влияния.
— Хорошо, подождём два дня, — согласилась Адель.
За обедом чёрт сказал:
— Адель, я вижу, что вас невозможно поссорить. Завтра мне, скорее всего, придётся уйти. Хочешь, я подарю тебе столько денег, что хватит до конца путешествия?
Девушке показалось, что это сказано от чистого сердца, но ей было неловко принимать деньги.
— Спасибо, но не надо. У меня есть деньги, но мне их почти не пришлось тратить. Думаю, что мне хватит их до конца, а может, они все останутся нетронутыми.
Иван кивнул, и Адель поняла, что ни при каких обстоятельствах нельзя принимать подарок от чёрта. Она приписывает ему человеческие чувства, а он вряд ли способен совершить добрый бескорыстный поступок.
— Иван, а какая мечта у тебя? — спросил чёрт. — Адель хочет спасти своего жениха. А ты?
— В ближайшее время я буду хотеть спасти её жениха, — ответил Иван.
— А потом?
— Жизнь подскажет. Что ж загадывать заранее?
— Может, ты хотел бы стать царём?
— Боже упаси! — испугался Иван.
— Тогда я могу сделать тебя великим полководцем.
— Терпеть не могу, когда люди друг друга убивают, — возразил Иван. — Я был бы полководцем, который только и думал бы о заключении мира. Нет, полководцем надо родиться, а не чудесным образом очутиться.
— Хочешь быть купцом? Я бы дал тебе разных товаров, лавки…
— Скучно, — отказался Иван. — Это ж надо целый день сидеть и что-то продавать, да ещё покупателей обвешивать и обманывать. Говорят же: "Не обманешь — не продашь".
— А хочешь жить в своё удовольствие? — соблазнял чёрт.
— Я и так живу в своё удовольствие, — ответил Иван. — Работал всегда с удовольствием, за любое дело брался, и всё у меня в руках спорилось. Потом пошёл по свету побродить и бродил в своё удовольствие. А теперь Адель сопровождаю, и тоже с удовольствием.
— Тогда возьми деньги, много денег.
— Зачем они мне? Только лишняя забота. Всё, что мне нужно, я заработаю.
— А если заболеешь и не сможешь работать? Представь: нищета, беспомощность, голод.
Молодой человек засмеялся.
— Умом понимаю, что всё это возможно, а вообразить не могу. Если придёт такое время, то тогда и предложи мне денег. Даже интересно, что я отвечу тогда. Но кажется мне, что я отвечу то же, что и теперь.
— Ты, видно, глуп, что отказываешься от денег. Их можно тратить на себя, а можно с их помощью помогать бедным.
Иван покачал головой.
— Видно, деньги и у вас не ценятся, раз ты пытаешься их мне навязать. Или тебе требуется что-то взамен?
— Всего лишь душу.
Иван кивнул.
— Видно, не такой уж я дурак, если отказываюсь от этой сделки.
— Почему?
— Насколько я понимаю, ты себя дураком не считаешь?
— Допустим, — согласился чёрт.
— А раз ты такой умный, то себе в убыток ничего не сделаешь. Выходит, я прогадаю, если соглашусь на эту сделку.
— Ты не прав, Иван. Да, для меня деньги ничего не значат, но для тебя-то это значит хорошо жить. Зато для тебя душа — только обуза. То она тревожится, то болит. Будешь жить в роскоши и не знать тревог и волнений, печали и горя.
— И радости, — дополнил Иван.
— Это сейчас тебе кажется, что радость что-то стоит, потому что она не частый гость у людей, а потом поймёшь, что покой приятнее всего. Не глупи, соглашайся на обмен.
Иван вновь усмехнулся.
— Возможно, я глуповат и простоват, но зато я умею учиться у умников. Раз мою душу кто-то очень сильно хочет купить, значит, это большая ценность, даже если я её цены не знаю и для меня она, как ты говоришь, обуза. А вы, черти, прямо как праведники: не деньги цените, а душу.
Чёрт плюнул с досады и принялся очищать печёный картофель, а Адель с очень большим уважением смотрела на Ивана. Положим, и она бы не продала душу, но отвечать так умно не сумела бы. И как это ей пришло в голову, что ей чёрт предлагал деньги из расположения? Ей вдруг полезли в голову неожиданные мысли. Очень захотелось знать, есть ли у чёрта хвост и копыта. А если есть копыта, то как он ухитряется ходить в сапогах. Впрочем, может, потому он и ходит в высоких сапогах, что простые башмаки не удержались бы у него на ногах. Бесёнка она видела, но чёрт на него совсем не был похож. Это то же самое, что сравнивать гориллу и человека, по крайней мере, по внешности, ведь говорят, что гориллы умны. Бесёнок был покрыт шерстью. Интересно, чёрт тоже покрыт шерстью? А что в этом удивительного? Некоторые люди тоже так волосаты, что можно подумать, что они покрыты шерстью.
Чёрт хмуро поглядел на неё.
— Ты, Адель, совсем глупая, — с досадой сказал он.
Девушке стало стыдно своих мыслей, а потом в ней всё запротестовало против слов чёрта.
"Если подслушиваешь, то ничего хорошего о себе не услышишь," — подумала она.
— Это точно, — согласился чёрт.
— О чём вы говорите? — удивился Иван.
— Так, о своём, — пробормотал чёрт.
Утром чёрт встал в плохом расположении духа. Он вновь попытался втянуть молодых людей в спор, но потерпел неудачу. Призывы к Адели не подвергать Ивана опасности были прекращены напоминанием Ивана, что ему дано два дня, чтобы подумать. Попытался он нашёптывать Адели всякие гадости про Ивана, а Ивану — про Адель, но его не стали слушать. Промучившись с молодыми людьми ещё некоторое время, чёрт сдался и признал своё поражение.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.