Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47573
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 35

    
размер шрифта:AAA

— А не слишком далёк путь? — засомневалась Адель. — Прибыль покроет дорожные расходы?
Торговец крякнул, а Иван и волк с уважением посмотрели на девушку.
— Ты, Адель, словно сама торгуешь и знаешь все тонкости этого дела, — заявил молодой человек. — Но это мысль. Как ты предполагаешь, прибыльное это будет предприятие? Уж извини, не знаю, как тебя зовут.
— Зовите меня Радж. Я думаю, что прибыль покроет издержки, и мне останется хороший навар.
— А что за товары?
— Самоцветные камни, узорные раковины, жемчуг, индийские шали, покрывала и ткани. Есть у меня и несколько кинжалов с рукоятками, покрытыми драгоценными камнями. Могу предложить по выгодной цене. Посмотри только, какая красота!
Он живо выложил перед Иваном пять на редкость красивых кинжалов и назвал огромную цену. Молодой человек принялся примерять их по руке, и Адель забеспокоилась. Она не считала разумным тратить деньги на такие вещи, но выложила бы все свои монеты, если бы Иван захотел приобрести один из кинжалов, однако цена была больше её капитала.
— Хороший товар, — убеждал индус. — Лучше бывает только у магараджей.
Иван придирчиво присматривался к кинжалам, брал в руки то один, то другой, взмахивал ими, рассекал воздух, но всё был чем-то недоволен.
— Красиво, но не по руке, — наконец, с сожалением сказал он. — Для украшения годится, но пользоваться неудобно. Спасибо, Радж, но мне придётся поискать что-нибудь более подходящее к походу.
— Куда же вы идёте? — спросил торговец.
Иван рассказал о цели их путешествия.
— И волк идёт с вами?
— Я гуляю сам по себе, как говорится в пословице, — объяснил Красавчик. — То есть там, где хочу.
— Это было сказано про кошку, — поправила Адель.
Волк накренил голову вбок, подумал и сказал:
— Я и говорю, что кошка гуляет сама по себе, а волк — с компанией.
— Хорошее дело вы задумали, — одобрил Радж. — Не знаю, удастся ли вам освободить жениха Адели, потому что иметь дело с колдунами очень сложно, а всё-таки от всего сердца желаю вам успеха. Мне и самому хочется принять участие в ваших поисках. Идти с вами я не смогу, но дам одну вещь.
Адель поняла, что колдун Жан посылает ей очередной дар, а индус стал рыться в сумке, висящей на поясе. Он достал какой-то футляр из тиснёной кожи, открыл его и достал предмет, больше всего похожий на уродливой формы очки.
— Что это? — не понял Иван.
— Волшебные очки. В жизни очень важно знать, кто тебе друг, а кто — враг. Вам предстоит встретить ещё много людей. Надев очки, вы сразу увидите душу человека. Если через очки человек кажется уродливым, значит, у него такая душа. Возьми их ты, Адель, и пока убери подальше, чтобы не разбить. При встрече с неизвестным ты наденешь очки и подумаешь, стоит ли ему доверять или лучше поскорее с ним расстаться.
— Спасибо, — поблагодарила девушка и убрала футляр с очками в котомку.
— Теперь я пойду дальше, потому что я отдыхал долго. Если я постоянно буду так задерживаться, то прибыль, точно, не покроет издержки. Удачи вам, господа.
Индус приложил руки к груди, поклонился, подхватил свои мешки и ушёл.
— Может, это и удобно, — проговорил волк, — но я привык полагаться на свои чувства и наблюдения.
— У меня были волшебные вещи, — призналась Адель. — Волшебная свирель и вечный хлеб. Свирель пела при приближении хорошего человека и молчала, если подходил плохой. Сначала нам сказали наоборот, чтобы запутать, а когда нам объяснили, как ей пользоваться, мы лишились этой флейты. А о вечном хлебе ты, Иван, и сам знаешь.
— А мне знать необязательно? — обидчиво поинтересовался волк.
— Этот хлеб покрывался плесенью, если его брал в руки плохой человек, — объяснила девушка. — И он не заканчивался. Сколько ни отламывай от него кусков, он оказывался целым.
— Удобно, — одобрил Красавчик, — но я предпочёл бы, чтобы не заканчивалась зайчатина или баранина. Вы не слышали о вечной зайчатине?
— Не слышали, — ответил Иван.
— Жаль.
— Тебе везёт, Адель, — сказал Иван. — Тебе все стараются помочь.
— Или погубить, — уточнила девушка. — Но теперь у нас есть волшебные очки, и мы сможем разбираться в людях.
— Жаль, что у нас их не было раньше. Мы бы сразу поняли, что колдунья, давшая яблоко, имеет уродливую душу.
— Мне вообще не везёт с яблоками, — призналась Адель. — Красное яблоко чуть не завело меня в попасть, а зелёное повело на запад в глухие дебри. Мне и с джиннами не везёт.
— Бедная Адель! — вздохнул Иван.
Девушка засмеялась, а волк пренебрежительно скривил губы. Джинны были ему неинтересны.
— Иван, я не поняла, ты, действительно, хотел купить кинжал? — спросила Адель.
— Что ты? Зачем мне осыпанный рубинами кинжал? Привлекать грабителей? Да у меня и денег-то нет.
— Зачем же ты их так тщательно осматривал?
— Но ведь торговец не знает, что у меня нет денег. Пусть думает, что я мог бы купить, но товар мне не подошёл.
— Суета, — пренебрежительно сказал прямодушный волк.
Иван подумал и кивнул.
— Раз уж мы здесь задержались, то давайте оборудуем ночлег, — предложил он. — Адель, доставай ужин.
Ночь прошла спокойно, а на следующий день путешественники, пройдя совсем немного, увидели вдали лес.
— Наконец-то! — обрадовался волк. — Не подумайте, что мне не нравится степь, но в зарослях чувствуешь себя всё-таки приятнее. Они как-то роднее.
Не успели они приблизиться к опушке, как Красавчик настороженно всмотрелся вдаль.
— Идёт какая-то женщина, — сообщил он. — Вон там.
Иван раньше девушки разглядел далёкую одинокую фигурку, а потом и Адель убедилась, что со стороны степи к лесу направляется плотного сложения женщина в широкой чёрной юбке, кофте в цветочек и платке. В руках она несла большой узел и ухват.
— Надеюсь, что эта встреча не сулит нам неприятностей, — сказал Иван.
— А ты достань очки, — посоветовал Красавчик. — Вдруг сквозь них ты увидишь свиное рыло.
— Или красавицу, — возразил Иван.
— Проверим, — согласилась девушка и достала футляр. — Пусть только она приблизится.
Когда женщина подошла ближе, Адель надела очки. Сквозь них она смогла рассмотреть малейшую складочку на одежде незнакомки, но на её лицо лучше было не смотреть. Глаза женщины горели злобой, рот был сжат в прямую линию, нос морщился в гримасе.
— Это какая-то ведьма, — со страхом сказала Адель. — Пойдёмте поскорее отсюда. Спрячемся от неё в лесу.
— Дай-ка посмотреть, — попросил Иван.
Он надел очки и долго разглядывал женщину.
— Да, вид неприглядный, — согласился он, снимая очки.
— А так этого не скажешь, — засомневался волк. — Похожа на кухарку в том доме, где я вырос. Она часто припасала для меня вкусные вещи, хотя и была крикучей. Командовать очень любила.
Адель вновь надела очки. Случайно она посмотрела на Ивана и удивилась, до чего неприятное у него стало лицо. Хитрое, наглое, подлое. А волк? Это был не Красавчик, а какой-то монстр. Она поторопилась снять очки. Теперь и Иван, и волк были в своём прежнем виде. Можно ли было верить очкам? С Иваном Адель прошла длинный путь и ни в каком грехе не могла его упрекнуть, а Красавчик до сих пор доказывал свою надёжность.
— Что-то с очками не то, — призналась Адель. — Ты, Иван, через них такой… В кривом зеркале ты был бы лучше, чем через них.
— Посмотрим.
Молодой человек надел очки, посмотрел на Адель и принялся хохотать.
— Если проклятый торговец что-то и хотел, то только нас поссорить и оттолкнуть от добропорядочных людей.
— Что это вы делаете? — спросила женщина, которая успела подойти к путешественникам совсем близко. — Что-то надеваете на лицо, хохочете. Меньше всего я ожидала встретить здесь людей, а уж таких весёлых совсем не ждала. Что это?
Иван опомниться не успел, а женщина уже выхватила у него из рук очки и надела их себе на нос.
— Тьфу! — с ожесточением плюнула она. — Что это за чёртовы стёкла?! Вместо человеческих лиц я вижу каких-то бесов. Если это игрушка, то это опасная игрушка. Её мог придумать только дьявол.
И она изо всей силы швырнула очки на землю и топнула по ним ногой. Раздался треск, и Адель в растерянности смотрела на разбитые стёкла под ногами.
— Не жалейте этой греховной вещи, — со знанием дела проговорила женщина. — Я-то знаю, что говорю, недаром я жена дьяка и всю жизнь провела возле церкви. Кто вы и откуда взяли эту дрянь?
Адель кратко рассказала о себе, своих спутниках и встрече с торговцем из Индии.
— Чёрт это был, а не торговец, — ответила дьячиха.
— Нет, с чёртом мы уже встречались, — возразил Иван. — Это был не чёрт.
Дьячиха только руками развела.
— И куда же вы направляетесь? — спросила она.
— На восток.
— Легко сказать "на восток", да нелегко туда идти. А вы знаете, что, по слухам, этот лес тянется на далекое расстояние, а в лесу таятся такие страшные опасности, что человеку и пройти-то нельзя, а за лесом этим совсем гиблые места? И сами кости свои там оставите, и животину свою погубите.
— Всё равно нам надо идти на восток, — сказал Иван. — Мы прошли много гиблых мест, осилим и эти.
Дьячиха пристально посмотрела на молодого человека и одобрительно сказала:
— Молодец, Иван. Люблю таких. Отведу я вас к моему дьяку, пусть он придумает, как вам лучше миновать лес. Он у меня голова.
Адель, глядя на мощную боевую женщину сказала бы, что это она в семье голова, но вслух, конечно, ничего не сказала. Выяснилось, что зовут дьячиху Аграфеной Петровной, а её мужа — Никанором Кузьмичём, что живут они душа в душу, но беда в одном — нет у них детей.
— Это ничего, — утешил её волк. — У меня тоже нет детей, и я не жалуюсь. Зато можно идти, куда пожелаешь, совсем я вольный казак.
Иван торопливо отвернулся, скрывая лицо, а дьячиха не нашлась, что ответить.
— А я с базара возвращаюсь, — поведала Аграфена Петровна. — Накупила всякой мелочи да ещё ухват этот. У меня дома, конечно, ухват имеется, но этот я купила для острастки. Если захочет лихой человек меня ограбить, то ему не поздоровится: так отхожу ухватом, что позабудет все свои воровские привычки. Это я с виду такая беспомощная, а на самом деле сумею за себя постоять.
Дьячиха живо взяла под свой контроль нехитрую походную кухню, и Адель почувствовала себя как в гостях. Аграфена Петровна умно распределяла продукты, присоединив свою провизию к общему запасу, распоряжалась приготовлением места для ночлега. Иван ни в чём не перечил властной женщине, подчиняясь всем её распоряжениям, поэтому жизнь в эти два дня, проведённые под её командованиям, была мирной и спокойной. Красавчик был очень доволен новой попутчицей, потому что та не могла удержаться, чтобы не сунуть ему втихомолку какое-нибудь лакомство из тех, какие она несла в узле своему дьяку.
— Ешьте досыта, не жалейте еды, — приговаривала Аграфена Петровна. — Ваших запасов вам всё равно не хватит, а у нас в селе вы получите провиант на дорогу.
Красавчик ласково тёрся мордой о её руки и получал внеочередной кусок.
— Люблю животных, — призналась дьячиха. — У нас и кошка живёт, и собака, и лошадь, а волка у меня никогда не было.
Адель поняла, что Красавчик останется у новой хозяйки. Что ж, он вырос в доме, так что ему будет хорошо у этой женщины.
Путь до села показался Адели очень лёгким и приятным. Волк был им прекрасным сторожем и разведчиком, а дьячиха со своим ухватом произвела бы впечатление на любого врага.
— Мы уже подходим к нашему селу, — сообщила Аграфена Петровна. — Ты, Красавчик, веди себя хорошо и не озоруй. Собак не пугай, за кошками не гоняйся, а скотинку не трогай.
Когда они вошли в деревню, первыми всполошились собаки и разразились яростным лаем. Волк лишь пренебрежительно морщился. Потом от них стали шарахаться коровы и козы, попадавшиеся им на пути. Поднялся переполох, на улицу выскочили жители.
— Я это, я, — грубовато приговаривала дьячиха. — Что так заволновались? Вот с базара пришла, волка по дороге встретила, а с ним девка и парень. В гости веду. Волк хороший, не беспокойтесь.
Дьяк, выбежавший на крыльцо в одном белье, оказался щупленьким маленьким человечком. У него была смешная козлиная бородка и встрёпанные волосы, кое-как завязанные в косичку. Осознав, что ничего страшного не произошло, он сейчас же метнулся обратно в дом.
— Никанор Кузьмич, ты дома? — спросила дьячиха, словно и не заметила краткого появления мужа.
— Иду! Иду! — раздалось в ответ, и на крыльцо вышел дьяк в чёрной ряске. — Где же мне быть в эту пору, как не дома? Я тебя, Аграфена Петровна, совсем заждался. Кто это с тобой?
— Принимай гостей, Никанор Кузьмич.
Ивана и Адель провели в большую светлую комнату. Волк тихо проскользнул вместе с ними. Он был рад уйти с улицы, где он становился слишком популярным среди местного животного мира, но вслед за ним в комнату вбежала лохматая собачонка, продолжая заливисто лаять.
— Отвяжись, — огрызнулся Красавчик.
— Это мой дом! — вызывающе проговорила собачка.
— Твой, твой, — добродушно согласился волк. — Ты могла бы быть повежливее с гостем. Бери пример с хозяев.
— Перестань, Лапочка, — пожурила свою любимицу Аграфена Петровна.
Лапочка замолчала, подумала и, сообразив, что может стать очень популярной среди местных собак, побежала на улицу. Там она взахлёб рассказывала, какого необычайного гостя принимает у себя дома. Наговорившись до хрипоты, она вернулась в дом и опасливо юркнула под лавку у стены.
— Сейчас будет и обед, — говорила дьячиха, суетясь у печи. — Мой-то Никанор Кузьмич ждал меня и наготовил угощение, так что осталось лишь подогреть.
Дьяк оказался прекрасным поваром, и гости с аппетитом ели вкусный грибной суп со сметаной, вареники, винегрет, солёные рыжики с картофелем и прочие деревенские деликатесы.
— Вы удивительно вкусно готовите, — сказала Адель хозяину.
— А что здесь удивительного? Что я мужчина? Почему же мужчине не научиться готовить не хуже женщины? Это дело нехитрое, надо лишь дар иметь. Удивительно то, что моя Аграфена Петровна умеет и крыльцо починить, и мебель какую своими руками сделать, даже крышу, родимая, чинила. И всё у неё в руках так и горит. Как видите, всё у нас наоборот: мужскую работу делает жена, а женскую — муж.
— Да куда ж тебе по крышам лазить? — сказала хозяйка. — Здоровьем не вышел.
Адель поняла, что в этой семье царят лад, покой и желание помочь друг другу.
— А вот это тебе, Красавчик, — проговорила дьячиха, ставя перед волком большую миску с едой. — И тебе, Лапочка.
Собачке она поставила миску поближе к лавке, где та пряталась.
Волк попробовал и с удовольствием принялся есть, а Лапочка долго не решалась вылезти, издавая порыкивание, а потом завизжала и бросилась к своей миске. Она торопливо хлебала похлёбку, издавая рычание и урчание, и поглядывала на мохнатого гостя. Расправившись с едой, она пошла было под лавку, но вдруг с визгом бросилась к волку, будто намереваясь его укусить, однако, не добежав и до середины комнаты, стремительно отпрянула и юркнула под лавку.
— Не очень-то любезно с твоей стороны, — заметил Красавчик.
В ответ из-под лавки раздалось неразборчивое ворчание.
Дьяк рассказывал гостям о своём житье-бытье, расхваливал прихожан и священника.
— Почему вы поселились в лесу? — спросил Иван. — Чем вы живёте?
— В основном, огородами, — ответил хозяин. — Но многие держат и скотинку.
В этот момент в комнату неторопливо вошла белая кошка. Увидев волка, она подпрыгнула, выгнула дугой спину, зашипела и одним прыжком очутилась на плечах у дьяка, пытаясь залезть к нему на голову.
— Да ты совсем очумела, оглашенная? — завопил дьяк, когда ему в шею впились острые коготки. — Слезай сейчас же!
Аграфена Петровна взяла кошку на руки.
— Что ты! — приговаривала она. — Не бойся. Это гости у нас. Не тронет тебя Красавчик.
Кошка вырвалась у неё из рук и перемахнула на комод, где просидела до вечера, следя за волком настороженными глазами. Даже еду ей пришлось поставить на комод. При виде такого переполоха волк ухмылялся во всю пасть.
Между тем местные собаки, не видя непосредственной опасности, собрались возле дома дьяка, держась, впрочем, на почтительном расстоянии от крыльца. Красавчик поглядел на них через приоткрытую дверь и направился к выходу.
— Куда ты? — испугалась Адель.
— Полежу на крылечке, — пояснил волк. — Не беспокойся, я не собираюсь ни с кем драться.
Он вышел на крыльцо, заставив круг собак существенно раздвинуться, зевнул и лёг. Лапочка подождала, опасливо выбралась из-под лавки и тихонько выглянула за дверь. Обнаружив широкий круг зрителей, она вышла на крыльцо и улеглась за спиной волка. Взоры собак устремились и на неё, так что она купалась в лучах славы. Заставив себя пролежать рядом с гостем положенное время, она встала, потянулась и неспешно вошла в дом. Скрывшись из глаз наблюдателей, она быстро юркнула обратно под лавку. Теперь, когда она обеспечила себе уважение соседей, не стоило рисковать.
— Мы сейчас прямо-таки отдыхаем, — сказал Иван хозяйке. — Не успеем покинуть один гостеприимный дом, как через несколько дней попадаем в другой. Недавно мы гостили у колдуна Андрея Алексеевича.
— Какой он колдун? — возразил дьяк. — Лекарь знатный, травы всякие изучает, за людьми наблюдает, книгу научную пишет, а в колдовстве не грешен. Это его за знания люди колдуном нарекли, а его правильнее было бы ведуном назвать.
— Хороший человек, — поддержала мужа хозяйка. — Он Кисоньку мою вылечил, когда она занемогла. Всё село смеялось, когда я к нему понесла больную кошку, а он не стал надо мной потешаться, осмотрел Кисоньку, лекарство дал. Вон она теперь какая здоровая. А ведь думала, что не донесу я её живой в такую даль.
— Мне он тоже помог, — согласился Иван.
Вечером, когда все опять собрались за столом, в дверь постучали.
— Кто там? Входите, открыто, — отозвалась Аграфена Петровна.
Дверь отворилась, и в дом вошла женщина средних лет, одетая в синюю юбку и блузку в голубой цветочек. Адель не назвала бы её симпатичной, но приветливое выражение лица очень её красило.
— Не примете ли меня переночевать? — спросила она негромким приятным голосом. — Хоть на сеновале, лишь бы не в лесу.
— Мир входящему, — приветствовал её дьяк. — В нашем доме гостю всегда рады.
— Я иду с базара, где выгодно продала пять коз, так что мне боязно проситься на ночлег в первый попавшийся дом, — объяснила женщина. — В степи я уже ночевала и натерпелась страха. С козами было не так страшно, а одна я совсем измучилась. Коз жалко, но зато нам с детьми будет на что перезимовать. Меня зовут Татьяна.
Новая гостья понравилась всем, только животным, занятым своими делами, было не до неё. Кошка ушла в спальню хозяев, собачка убежала на улицу посплетничать о волке, а Красавчик погулял по двору, полежал на крыльце, поужинал и вновь вышел на крыльцо, предвкушая возвращение пугливой Лапочки.
Когда ужин уже подходил к концу, все услышали за окном осторожное тявканье.
— Лапочка, — определила по голосу дьячиха. — Боится вернуться домой.
Она вышла на двор и на руках принесла свою любимицу в дом. Волк, гадавший, как собака осмелится пройти мимо него, был огорчён вмешательством третьего лица.
— Трусиха, — бросил он напоследок.
Лапочка благоразумно промолчала.
Адель вместе с Татьяной поместили в небольшой комнатке. Новая знакомая рассказывала ей о своих детях и при этом обмахивалась платком. Девушке до сих пор не было жарко, но сейчас она ощутила духоту и жажду. Её словно захлёстывали горячие волны, а горло пересохло, будто она шла по пустыне. Платочек в руках женщины мелькал перед её глазами и словно создавал ещё больший жар.
— Душно, — пожаловалась Татьяна.
Адель почувствовала, что ей нечем дышать.
— Хочется пить, — вновь проговорила женщина.
Девушка поняла, что сейчас умрёт, если не выпьет хоть глоток воды.
— Принесу кувшин с водой, — сказала Татьяна и вышла за дверь.
Она принесла не воду, а молоко прямо из погреба. Стенки кувшина были покрыты испариной, и Адель жадно припала губами к горлышку.
— Хозяйка решила, что холодное молоко будет как раз кстати, — объяснила Татьяна. — Я выпила чуть ли не целый кувшин.
Теперь Адель больше не испытывала ни жары, ни жажды. Перед её глазами комната стала ходить волнами, стены стали сходиться, словно пытались её раздавить, а лицо Татьяны колыхалось, меняя очертания.
— Спи, — раздался её голос.
Адель попыталась сопротивляться забытью. Было очевидно, что с ней происходит что-то неестественное, а женщина, находящаяся перед ней и пытающаяся её усыпить, была не та, за кого себя выдавала.
— Спи, — вновь приказала Татьяна.
— Красавчик! — из последних сил позвала Адель и впала в забытье.
Она очнулась только утром и узнала, что её слабый зов услышала Лапочка, спрятавшаяся от волка за дверь комнаты Адели. Сообразив, что происходит что-то необычное, она побежала к Красавчику. Подходить к нему близко она не решилась и издали передала ему услышанное. Волк бросился к закрытой комнате и принялся биться в дверь, Лапочка залаяла, все проснулись и прибежали на помощь. Женщина выскочила через окно на двор и скрылась.
Адель схватилась за шнурок с кольцами, но он был на шее. Татьяна не успела ничего украсть.
— Это была волшебница, — сказала девушка. — Она наслала на меня жар и жажду, принесла молоко и, наверное, подмешала туда какого-то сонного зелья.
— Что она хотела? — спросил Иван.
— Скорее всего ей нужно было кольцо. Колдун Жан предупреждал меня, что его попытаются украсть.
— Это уже третий раз, — подсчитал молодой человек. — Сначала сорока-воровка, потом злая нищенка и, наконец, эта волшебница, если она волшебница. Береги кольцо, Адель, не нравится мне всё это.
— Откуда она взяла молоко? — удивилась дьячиха.
— Разве не вы ей дали?
— Нет. Я корову не держу, молоко мы всё выпили, а соседка принесёт его только сегодня.
— Выходит, это, и правда, была волшебница, — решил Иван.

Глава 20
Черед лесные дебри

Путешественники решили выйти в путь завтра утром.
— Учтите, что в лесу вы вряд ли встретите жильё, — предупредил дьяк. — У этого леса дурная слава. Много смельчаков отваживалось по нему проехать, да только обратно никто не вернулся. А за лесом, говорят, есть реки, где человеку пропасть ничего не стоит. Если уж вам обязательно надо туда идти, то возьмите с собой побольше провизии. Одному тебе, Иван, много не донести, да и Адель тоже особо не нагрузишь, так что дам я вам на время свою лошадь. Пусть она поможет вам перенести вещи в первые три дня пути. После этого вы её отпустите, и она сама найдёт дорогу домой. Но уж потом вам придётся справляться самим.
Дьячиха собрала по селу припасов и уложила их в два больших мешка.
— Вот здесь, — указала она на один из мешков, — лежит запас сахара. Часть вы скормите лошади, иначе она не пойдёт, а остальное возьмёте с собой. Говорят, за лесом он вам очень даже пригодится.
Иван с сомнением приподнял один мешок, потом другой, но ничего не сказал. В самом крайнем случае, если не будет другого выхода, можно будет пересмотреть содержимое мешков, отобрать самое необходимое, а остальное оставить, ведь едва ли он сумеет тащить два тяжеленных мешка. Но им может встретиться помощь, и тогда припасы окажутся очень кстати.
Никанор Кузьмич познакомил гостей со своей лошадью. Адель ожидала увидеть красавца скакуна, но это была неказистая вьючная гнедая лошадь, притом весьма толстая. Чувствовалось, что работы у неё мало, а ест она много. При виде волка она испуганно попятилась, но Красавчик не стал её зря пугать.
— Привет, — дружелюбно поздоровался он. — Говорят, мы ненадолго будем попутчиками?
— Я ещё подумаю, пойду ли я с вами, — ответила лошадь.
Волк опешил.
— Мы же с тобой договорились, Милка, — напомнил дьяк.
— Мы договорились утром, а сейчас уже день, — строптиво возразила лошадь, косясь живым чёрным глазом.
— Ну и правильно, — одобрительно сказала Кисонька, пришедшая в конюшню вместе со всеми. — Я бы тоже не пошла в лес.
— Ну, Милка, ну, умница, — уговаривал Никанор Кузьмич, — мы же обо всём переговорили. Подвези нашим гостям мешки. Три дня только, а потом быстро вернёшься. Ты же знаешь дорогу. Ради меня.
Лошадь молчала.
— Если сделаешь это для меня, то я обещаю, что месяц не буду тебя ни о чём просить.
Милка закивала головой.
— Договорились, — сказала она.
Люди ушли в дом, а волк, собака и кошка задержались у лошади.
— Ну, ты и даёшь! — восхищённо проговорил Красавчик. — Даже я, хоть никому ничего не должен, не смог бы так торговаться.
— Милка у нас такая, — с гордостью сообщила Лапочка. — Она никому не позволит собой помыкать.
— Я слишком покладиста, — пожаловалась лошадь. — Быстро сдаюсь на уговоры. Если подумать, можно было бы добиться ещё чего-нибудь, да теперь уже поздно. Или не поздно?
— Поздно, — решил волк.
Милка завздыхала.
— И ведь идти придётся три дня. А потом ещё возвращаться обратно. Обратно, наверное, можно будет часть пути и пробежать. Три дня и день-полтора. Ох, всё равно много. Вот говорят, что есть какая-то семимильная подкова. Мне бы её. Шагнёшь — и уже на месте. И не надо никуда скакать.
— Куда тебе эта подкова? И без того жирная, — грубовато ответил волк. — Больше бы бегала — была бы здоровее.
Милка обиделась и возмущённо зафыркала.
— А среди кошек ходят слухи о волшебном блюдечке, где никогда не переводится молоко, — продолжила светский разговор Кисонька.
— Зачем тебе волшебное блюдечко, если у тебя есть волшебная хозяйка? — спросил Красавчик. — Она не только молоко тебе даёт вволю, но и многое другое. Я налюбовался.
— Трезорка мечтает о растяжимом наморднике, — сообщила Лапочка.
— Видел я собак в намордниках, — поведал волк. — Непонятно, зачем они нужны. Наверное, они удобны людям, но собакам явно мешают: ни кость на улице не схватишь, ни укусить нельзя.
— Вот и Трезорка жалуется. Он мечтает о таком наморднике, который и людям был бы удобен, и собакам бы не мешал.
Тем временем приготовления к отъезду были готовы. Поужинали рано и сразу же залегли спать, чтобы встать до рассвета.
Перед тем, как расстаться на ночь, дьячиха спросила:
— А зачем вам брать с собой в опасное путешествие животину? Оставьте его лучше у нас. Вон он и с Лапушкой, и с Кисонькой, и с Милкой сдружился. И собаки соседские успокоились. Скоро станет в нашем селе совсем своим.
Адель переглянулась с Иваном.
— По-моему, ему будет здесь хорошо, — нерешительно сказал молодой человек.
Красавчик подскочил.
— А у меня вы спросили? — осведомился он. — Я зверь дикий, лесной, мной нельзя командовать. И я скажу так: если бы я встретил хозяев этого дома раньше, то я бы остался здесь, но я раньше встретил Ивана и Адель, поэтому пойду с ними.
Как ни уговаривали его остаться, волк был непреклонен.
Утром хозяева усердно потчевали гостей завтраком, убеждая есть побольше, а потом с сожалением расстались, при этом лошади было строго приказано через три дня повернуть обратно и не покидать дороги.
— Хорошие люди, — проговорил Иван, шагая рядом с Милкой.
— Хорошие, — ядовито подтвердила лошадь. — Однако поклажу несу я, а не они. Откуда вы знаете, может, мне тяжело.
— Если тебе эти мешки тяжелы, то тебе надо срочно худеть, — посоветовал волк. — Бегай вокруг нас кругами. Хочешь, побегаем наперегонки.
— Я с ума ещё не сошла, — отказалась Милка. — Тоже мне, командир выискался. Попробуй ещё раз сделать такое предложение, и я немедленно поверну назад.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.