Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42849
Книг: 107630
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 39

    
размер шрифта:AAA

— Фу, мне всю ночь снилось, что я лечу на ковре-самолёте, — объявил Иван, когда все проснулись и Адель стала размешивать в воде муку.
— Мне тоже снился ковёр-самолёт, — призналась Адель, — и что я вот-вот с него упаду.
— А мне снилось, что я пытаюсь прыгать по склонам, но мне это не удаётся, — грустно сказал Красавчик.
— Не волнуйся, дружище. Если мы найдём спуск, я тебе помогу по нему пройти. Я тебя понесу на спине.
Волк без удовольствия его выслушал, представляя, как они оба катятся вниз, но ничего не ответил.
Снова и снова они обходили площадку, всматривались вниз, но не видели выхода из создавшегося положения.
— Может, не надо было прыгать с ковра-самолёта? — начал было сомневаться Иван, но сам себя прервал. — Ну, да что об этом говорить, если сделанного не вернёшь.
Весь день они снова и снова обходили площадку, но так и не нашли спуска.
Наступил вечер. Адель разболтала муку в воде, с беспокойством видя, что воды осталось на донышке. Если им и завтра не удастся покинуть вершину, их ждёт мучительная жажда. Она ничего не стала говорить, но все и без того знали, что воды почти нет. Иван старался поддержать бодрость в своих друзьях, и девушка старательно изображала спокойствие и уверенность в будущем. Красавчик философски молчал и заговорил уже после того, как вылизал котелок.
— Хорошо, что не надо мыть посуду, — сказал он. — Вон как чисто я её вылизал.
Адели стало смешно. Что бы сказали её знакомые из той, настоящей её жизни, если бы узнали, что они едят с Иваном из одного котелка, а котелок этот моет своим языком волк?
— По-моему, я не сказал ничего смешного, — обиженно проговорил Красавчик.
— Ничего смешного, — подтвердил Иван. — Ты нам очень помогаешь.
Волк лёг, положив голову на вытянутые лапы.
— Я вижу какой-то огонёк, — вдруг сообщил он.
Он полежал ещё, приглядываясь, потом встал и подошёл к камням на краю площадки. Иван и Адель настороженно ждали. Они ничего не заметили, но полагались на зрение и чутьё волка.
— Что это ты здесь светишься? — спросил кого-то Красавчик.
— Я всегда свечусь, если мне хорошо, — ответил тоненький нежный голосок. — Я потому и называюсь светлячок.
— Тебе хорошо, — повторил волк. — А вот нам плохо.
— Почему вам плохо? — не понял светлячок.
Подойдя ближе, Адель разглядела маленький белый огонёк между камнями.
— Мы не можем уйти с этой вершины, поэтому нам и плохо, — объяснил волк.
— Что же вас здесь держит? Если вам плохо на вершине, то спускайтесь вниз.
— Мы не знаем, как спуститься, — вмешался Иван. — Везде или крутые обрывы, или наросты и навесы.
— Идите через дыру в горе, — посоветовал светлячок. — Здесь есть пещера, а в её дальнем конце — отверстие, ведущее внутрь горы. Через него можно дойти до самого низа.
— Где же эта пещера? — спросила Адель. — Иван всё облазил, но ничего не нашёл.
— Идите за нами. Нас здесь много, и мы вам покажем путь. Поможем им, братья?
— Поможем! Поможем! — запищало сразу несколько тонких голосков.
— Идите на наш свет, — велел светлячок. — Ничего не бойтесь.
Он погас, а в отдалении вспыхнул другой фонарик.
— Сюда! — позвал голосок. — Лезьте вниз.
Внизу был карниз, а под ним — обрыв. На карнизе вспыхнул свет.
— Сюда!
Иван первый осторожно спустился на выступающий камень. Он осмотрелся, но не обнаружил никакой пещеры.
— Сюда! — позвал голосок.
Светящаяся точка вспыхнула на левом краю карниза, и молодой человек подобрался туда и заглянул за выступающую глыбу. Там он увидел щель, через которую можно было пролезть.
— Сюда!
Огонёк вспыхнул в глубине пещеры.
— Подожди, светлячок, я приведу сюда Адель и Красавчика, — крикнул Иван.
Он вернулся на карниз и позвал:
— Адель!
— Я тут.
— Здесь есть пещера. Спускайтесь ко мне. Первым лезет Красавчик. Пусть свесится вниз, насколько сможет, а ты придержи его за передние лапы. Слышите, Красавчик?
Волк стал задом сползать с кручи. Адель ухватилась за его лапы.
— Отпускай! — велел Иван.
Он подхватил волка и поставил рядом с собой. Тот выглядел очень несчастным. Иван подвёл его к выступающему камню и перетащил его в щель. Потом он принял от девушки вещи и помог спуститься и пере йти в пещеру ей самой.
— Куда идти дальше, светлячок? — спросил он.
— Сюда!
В пещере было темно, и они шли на крошечный огонёк на ощупь. У девушки мелькнула было мысль, что её уже несколько раз пытались завести в ловушку или пр'опасть, но мысль эта была настолько страшной, что она постаралась её прогнать. Они были в безвыходном положении, так что приходилось довериться светлячкам.
— Сюда! — позвал издали голосок, когда путешественники поравнялись с ведущим их огоньком, который тотчас погас.
— Осторожнее. — предупредил Иван, шедший впереди и шаривший перед собой руками. — Здесь острый камень.
Он провёл Адель через опасное место и хотел было помочь Красавчику, но тот обидчиво напомнил:
— Я же волк, ночной зверь. Я прекрасно вижу в темноте. Это по скалам лазить я не могу, ведь я не горный козёл.
— Не расстраивайся, — утешала его Адель. — Не каждый волк способен пройти там, где прошёл ты.
— Это правда, — самодовольно согласился Красавчик.
— Сюда!
Они дошли до очередного огонька.
— Сюда!
Вдали вновь загорелся фонарик.
Когда они дошли до светлячка, он не погас, а другой светлячок не зажигал свой фонарик.
— Здесь лежит несколько камней, — проговорил тоненький голосок.
— Лежит, — подтвердил волк.
— Ощупайте их и возьмите тот, который тёплый.
Иван опустился на колени и принялся шарить руками по земле, пока пальцы не коснулись камней. Они были прохладные, как и своды прохода. Недоумевая, молодой человек продолжал перебирать камни, пока его рука не наткнулась на что-то тёплое, словно живое. Это был гладкий камень, словно отшлифованный морским прибоем, но не холодный, а тёплый.
— Нашёл.
— Возьми его с собой и береги. Это не простой камень, а заветный. Его привёз из родных мест один моряк, а умирая, передал товарищу. Тот тоже его берёг, пока не пришла пора передать его другу. Так и переходил этот камень из рук в руки. Никто уж не знал, из какой земли взят этот камень. Но каждый хранил его как драгоценность, пока последний его владелец не погиб, не успев передать его другу. И тогда этот камень по неведению был выброшен на берегу далёкой земли. Никто из людей не знал, что он стал обладать волшебной силой. Но один колдун знал об этом. Он-то и принёс его сюда и спрятал между другими похожими камнями. Лишь мы, светлячки, живущие в этих местах, знаем о его секрете.
— А в чём сила этого камня? — спросил Иван.
— Когда возникнет очень большая опасность, то надо кинуть камень в приближающегося врага, и тогда враг этот, кто бы он ни был или что бы это ни было, будет уничтожен. Но берегите этот камень и не пользуйтесь его силой в незначительном случае, потому что у вас только одна возможность им воспользоваться. Приберегите её до самого крайнего случая. А теперь идите дальше.
Огонёк погас, и тут же вдали загорелся другой.
— Сюда!
— Спасибо! — крикнули путешественники и устремились дальше.
Постепенно темноту сменили сумерки, и огоньки стали менее различимы. Лишь тонкие голоса вели теперь Ивана, Адель и волка по проходу.
— Послушайте, что вы должны делать дальше, — проговорил очередной светлячок. — Вы будете идти по проходу весь день и выйдете на склон горы. По изломам и трещинам вы спуститесь вниз. Не бойтесь, впереди вам не встретятся обрывы. Смело идите вперёд, а потом спускайтесь вниз. Прощайте.
— Прощай, светлячок, — ответили путешественники и пошли дальше.
Проход вёл вниз, но становилось всё светлее, и вскоре они вышли под открытое небо. Их глазам представилась красивая картина лугов и далёкой реки.
— Да, по этой трещине можно спуститься, — сказал Иван. — Сначала иду я, потом — Красавчик, а за ним — ты, Адель. Я буду показывать, куда ступать.
Но ему пришлось помогать только волку, а девушка с неожиданной лёгкостью спускалась по неровным природным ступеням. Самой ей это не показалось удивительным, ведь она опробовала свою ловкость, карабкаясь по горам в Лесу Чудовищ. Зато Ивану было нелегко нести мешок и одновременно поддерживать волка, чтобы он не скатился вниз, когда прыгал на указанный камень. Узел, который несла Адель, не был тяжёл и не мешал ей.
До наступления темноты они не успели спуститься к подножью горы, поэтому Иван выбрал подходящую площадку и решил устроить ночлег здесь.
— Разболтай в остатках воды совсем немного муки, Адель, — посоветовал Иван. — Это будет одновременно и еда, и питьё. А завтра, едва рассветёт, мы спустимся вниз. Надеюсь, что мы быстро найдём какой-нибудь ручей.
Болтанка на этот раз больше напоминала молоко, чем жидкое тесто, но она на время утолила голод.
— Теперь спать, — распорядился молодой человек. — Завтра мы встанем очень рано. И будьте осторожны, чтобы не скатиться вниз.
Опасение упасть мешало спать. Адель просыпалась сразу же, едва засыпала, и ночь показалась ей очень долгой и муторной, так что она с радостью приветствовала зарю.
— Пошли, — скомандовал Иван.
И они продолжили спуск в том же порядке, как прежде. Когда они оказались внизу, больше всех обрадовался волк. Он принялся кругами бегать по лугу, избавляясь от страшного напряжения, которое всё это время испытывал.
— Счастливчик, — сказал Иван.
— Кто тебе мешает побегать? — спросила Адель.
Молодой человек бросил мешок на землю, присвистнул и прошёлся на руках. Адель захохотала и запрыгала от восторга.
— Вот что значит — возвращение с небес на землю, — подвёл итог Иван, падая на траву.
— Как же хорошо не думать о каждом шаге! — восхищалась Адель. — Я словно летаю.
— Но всё-таки летай осторожнее, иначе полетишь на землю, — посоветовал Иван. — Здесь есть ямки и бугры.
— Не с горы же, — возразил Красавчик, подходя к Ивану и укладываясь рядом. — А ведь я, волк, лазил по горам! И на ковре-самолёте летал! Вы знаете хоть одного волка, который бы летал на ковре-самолёте?
Адель вспомнила, как богатырский конь жаловался на неудобство перелёта на ковре-самолёте, но решила не расстраивать Красавчика рассказом об этом.
— Ты вообще героический волк, — поддержал его Иван.
— Да, ты очень смелый, — подтвердила Адель. — Если бы ты ещё подсказал нам, где найти воду…
Красавчик сейчас же вскочил и принялся обследовать окрестности. Ручей он нашёл быстро, и путешественники решили позавтракать возле него. Они вволю напились холодной свежей воды, и Адель замесила жидкое тесто, которое они съели сырым, потому что разжечь костёр было не из чего. После еды они легли спать, чувствуя, что утомлены до крайности. Волк дремал, временами приоткрывая глаза и шевеля ухом. Вдруг он совсем открыл глаза и даже поднял голову. Некоторое время он настороженно прислушивался, а потом рывком встал на напружинившиеся лапы. Его шерсть вздыбилась, губы приподнялись, обнажив клыки.
— Тревога! Вставайте! — принялся он будить безмятежно спавших людей.
— Что случилось? — встрепенулся Иван. — Просыпайся, Адель.
Девушка с трудом отогнала от себя обрывки сна и встала.
— Сюда направляется какой-то большой зверь, — сообщил волк. — Надо бежать.
— Где он? С какой стороны?
— Вон там.
Волк показал на восток, так что путешественники побежали на запад. Сначала побежали, а потом пошли быстрым шагом. Адель подумала уже, что они ушли достаточно далеко, но позади показалось какое-то тёмное пятнышко, которое всё росло, пока не превратилось в длинного змея. Он не просто полз по земле, а подпрыгивал и перелетал часть пути, помогая себе двумя парами коротких крыльев.
— Крылатый змей, — определил Иван.
Он нащупал в кармане заветный камень, но решил попробовать своими силами избавиться от змея.
— Мы можем бросить в него волшебный камень, — предложила Адель.
— Нет. Попытаемся сохранить его для более опасного противника. Я буду драться.
Змей приближался.
— По виду напоминает гюрзу, — сказал Иван. — А длиной метров десять.
— Вдруг он ядовитый? — испугалась собственному предположению Адель.
Иван подумал, ероша волосы, и присмотрелся к змею. Тот шипел, высовывал и убирал раздвоенный язык, как обыкновенная змея.
— Ладно, учтём, что он может быть ядовитым, — решил Иван и достал нож. — Возьми заветный камень, Адель. Если я крикну, чтобы ты его бросила, то подбеги поближе и бросай в змея. Но не раньше моего крика. И сама ничего не предпринимай. Ты, Красавчик, держись подальше. Я не Никита и не Алёша, а тем более, не Илья Муромец, но и я на что-нибудь сгожусь.
Он вышел вперёд и стал ждать противника. Змей торопливо подполз к человеку и быстрым движением рванулся к нему широко раскрытой пастью, но Иван отскочил в сторону и нанёс ему скользящий удар ножом, пропоровший кожу у самой шеи. Змей испустил громкое шипение, согнулся кольцами и вновь выбросил тело на Ивана, но молодой человек и на этот раз ловко отклонился и ткнул ножом в шею чудовища, стараясь попасть в рану. Протяжное болезненное шипение возвестило о том, что змей получил чувствительный удар. Он весь завился в невообразимый узел, развился, встал торчком, опираясь на хвост, покачался, примериваясь, и бросился на человека. Иван отклонился вправо и, когда змей проскакивал мимо, обеими руками рубанул его ножом. Чудовище забилось в корчах, свиваясь и развиваясь. Иван подбежал к своим друзьям, подобрал мешок, схватил девушку за руку, махнул волку и потащил Адель от этого места. Красавчик бежал рядом, то и дело оглядываясь на змея, но тот не преследовал их, поглощённый своими ранами.
— Он не успел тебя укусить? — спросила Адель.
— Нет.
— Как ловко ты от него отскакивал! — восхищался волк.
— Когда я странствовал, то познакомился с одним испанцем. Он-то и научил меня некоторым приёмам корриды. Их тореадоры так отклоняются от рогов быка.
— Зачем?
— Чтобы их не проткнули?
— А зачем быкам протыкать этих… тор… тер…
— Тореадоров. Ну, потому что… — Иван явно не знал, как объяснить Красавчику суть корриды. — Быков дразнят, чтобы они разозлились и бросались на тореадоров, а те отклоняются от ударов их рогов, а сами втыкают в них пики.
— Гады, — решил волк. — Если встречу такого торе, то разозлю его, заставлю на меня кинуться, а сам устрою ему такую трёпку, что он позабудет, как обижать бедных быков. Это наша добыча, но даже мы без нужды их не трогаем. Ты, Иван, мне такое рассказал, что у меня всё настроение испортилось. Почему ты выслушивал про всякие такие ужасы и не поколотил его?
Адель решила перевести разговор на другую тему.
— Мне до сих пор не верится, что мы от него избавились, — призналась она. — Да ещё так быстро.
У Ивана, которому потребовалось много сил и ловкости для поединка со змеем, была своя точка зрения на длительность боя. Три раза змей бросался на него, и три раза Иван был на волосок от смерти.
— Да, довольно быстро, — всё же подтвердил он.
— Я бы так не сумел, — решил самокритичный волк, уже успевший успокоиться. — Я бы бежал от этого змея, сколько хватило бы сил, а потом он бы меня сожрал.
— Главное, что мы сохранили заветный камень, — сказал Иван. — Мы встречали врагов пострашнее, чем крылатый змей и, думаю, ещё ни раз встретим.
Они шли до полудня, когда решили отдохнуть. Волк чутко прислушивался и присматривался, но змей их не преследовал. Поев, они пошли дальше и остановились на ночлег уже в сумерках.
Весь следующий день они без приключений шли на восток, а на третий день подошли к озеру. Было решено не испытывать судьбу и не приближаться к воде, но обойти озеро на большом расстоянии не было возможности — мешал горный массив. Однако из озера не появилось никакое чудовище, и, когда к вечеру оно оказалось далеко позади, путешественники без всяких неприятностей остановились на ночлег.
Под утро подул восточный ветер. Он всё усиливался, и, когда закончился завтрак, дул уже в полную силу.
— Нелегко будет идти, — предупредил Иван. — Берегите глаза.
Они шли, наклонившись вперёд, противостоя сильнейшему ветру. Сначала идти было просто трудно, но постепенно ветер стал захватывать неизвестно откуда взявшийся песок. Он крепчал, песок летел всё гуще, и путешественникам пришлось обвязать лицо запасной одеждой. Даже Красавчик согласился дышать сквозь ткань. Но глаза защитить было нечем.
— Это ужасно, — сказала Адель.
— Ничего, — утешал её Иван. — С каждым шагом мы всё дальше продвигаемся на восток. Когда-нибудь ветер прекратится. Пока это не буря.
Но ни Адель, ни Красавчика эти доводы не утешали. У них резало глаза от набившихся в них песчинок, во рту скрипел песок, а в носу щипало. Однако они мужественно продолжали путь. Иногда они устраивали относительный отдых, сидя спиной к ветру. В таких условиях они даже не могли пообедать, а воду глотали, накрывшись с головой тканью.
Когда луг кончился и они ступили в зону песков, дело ухудшилось во много раз. Теперь ветер нёс тучи песка, не давая путешественникам передышки. За день они прошли совсем немного и спать легли, накрыв голову тканью. Дышать было трудно, однако это была единственная возможность уберечься от песка.
Утром пришлось выкапываться из песка, а ветер всё не прекращался.
— Пошли скорее, — заторопил Иван.
И они вновь шли, согнувшись под натиском ветра. Когда у них уже подгибались ноги от усталости, Красавчик сообщил:
— Впереди море. Потянуло влагой.
— Может, река?
— Нет, точно, море. Пахнет йодом и водорослями.
— Ветер дует с моря, значит, скоро мы перестанем мучиться от песка, — рассудил Иван. — Надо только быстрее выйти на берег.
Известие о близости моря приободрило всех, и они с новыми силами пошли против плотных струй песка. Постепенно мощный ветер нёс всё меньше песка, и спустя некоторое время можно было открыть лица.
— Какое счастье! — воскликнула Адель.
— А вот и море, — сказал Красавчик.
Вдали блеснула вода.
— Пошли туда. На берегу отдохнём и пообедаем, — решил Иван.
Только сидя в ямке на крутом берегу и прячась здесь от ветра, Адели пришло в голову одно соображение.
— Слушайте, мы так боролись с ветром, что даже не подумали, не опасны ли эти пески.
— Теперь уж поздно думать, — отозвался волк, облизываясь после еды.
Здесь же, в этом естественном углублении они решили переждать ветер. Отдых был им необходим, и они с наслаждением лежали на песке, временами засыпая и чувствуя, как постепенно из тела уходит усталость.
К ночи ветер стих, и они выбрались из ямы.
— Красивая вещь — закат на море, — залюбовалась Адель.
— Ещё более красивое зрелище — корабль на море, — возразил Иван. — А если я не ошибаюсь, вон та палка означает конец мачты. Корабль спрятан за мысом, а конец мачты торчит. Я схожу туда…
— Лучше я сбегаю, — предложил волк. — Незаметно подкрадусь, взгляну, сколько там людей и кто они — и сразу обратно.
— Только осторожнее, — попросила Адель.
Волк исчез. Когда он вернулся, то был очень доволен.
— Кто на корабле, я не знаю, а на берегу сидит человек нестрашного вида. По-моему, он меня видел.
— Давайте, сразу же выясним, кто это и может ли он доставить нас на остров колдуньи Маргариты, — предложил Иван. — Если мы будем медлить, этот человек может уплыть. Его здесь держал ветер, а теперь он может отчалить с отливом.
Они пошли вдоль берега и вскоре обогнули мыс и увидели маленькое судёнышко, качавшееся на волнах вблизи, а на берегу сидел сурового вида мужчина с кудрявой бородой и сильно отросшими волосами. Его лицо было обветрено и изборождено крупными морщинами, что его очень старило. Трудно было сказать, сколько лет этому человеку.
Увидев пришедших, мужчина поднял голову.
— Так вот почему здесь шнырял волк! — воскликнул он. — Это был разведчик. Я что-то такое заподозрил и решил подождать. Кто вы и почему оказались в Красных песках?
— Красных? — удивилась Адель. — Мне говорили, что здесь должны быть красные пески и даже объяснили, почему они красные, но я их не вижу. Обычный жёлтый песок.
— Ещё недавно эти пески были кроваво-красного цвета, — объяснил мужчина. — Но когда меня загнал сюда ветер, я вдруг увидел, что красный цвет сменился жёлтым. Пески приобрели свой нормальный вид.
— Значит, Пахом Капитоныч и Авдей оживили младенцев, — объяснила Адель. — Они собирались для этого убить девятиглавого дракона. Раз кровавый поток остановился, значит, они совершили этот подвиг.
— Вот, значит, почему песок поменял цвет, — проговорил мужчина. — А что здесь делаете вы? Жилья поблизости нет, людей не сыщешь. Что же вам надо?
— Нам надо на восток, — объяснил Иван. — На остров колдуньи Маргариты. Ты знаешь, где этот остров?
— Есть остров, — подтвердил мужчина. — Не знаю, какая там живёт колдунья, но никто, находясь в здравом уме, не рискнёт туда поплыть.
— Значит, нам не удастся найти корабль, который бы нас туда перевёз? — спросила Адель упавшим голосом. — Колдунья держит в плену моего жениха, и мне надо его вызволить из её власти.
— Я же говорил про мореходов в здравом уме, а я столько раз рисковал жизнью и побывал в таких удивительных местах, что уже не уверен, сохранил ли я здравый ум. Я, мореход Трофим Северьянович, возьмусь доставить вас к нужному вам острову, если вы не побоитесь сесть на мою маленькую ладью.
— Если уж вы не боитесь, Трофим Северьянович, хотя вы могли бы туда не плыть, то нам и вовсе отказываться нельзя, — решил Иван. — Как, Адель?
Девушке было жутко даже глядеть на крошечное судёнышко, но выбора у неё не было.
— Я не боюсь, — ответила она. — Я так долго шла к этому берегу, что отступать мне нельзя.
— А тебе, Красавчик, наверное, не стоит плыть с нами, — сказал молодой человек.
— Это моё дело, — отрезал тот и ухмыльнулся. — Говорят же, что как волка ни корми, он всё в лес смотрит. Леса здесь нет, так что я смотрю в море. Был я городским волком, побывал лесным волком, был даже горным и воздушным волком, а теперь буду морским волком. Морской волк. Неплохо звучит, да?
— Отчаянная голова, как я погляжу, — одобрительно заметил мореход. — А теперь расскажите мне о себе подробнее. Люди вы, думается мне, хорошие, но нам вместе плыть в очень нехорошее место, так что не худо бы узнать про вас побольше.
Иван возможно короче рассказал про себя, Адель и волка.
— Бывалые, значит, люди, — заключил мореход. — Что же, завтра с отливом выйдем в море, а сейчас неплохо бы поужинать и хорошенько выспаться.
Он принёс немного дров и разжёг костёр, на котором Адель испекла лепёшки. Трофим Северьянович принёс солёной рыбы, и ужин удался на славу.

Глава 23
В море

Утром, чуть свет, мореход разбудил своих пассажиров и отвёл на ладью. Адели выделили место под пологом, где она была как в каютке, а мужчинам предстояло спать на палубе. Помощников у Трофима Северьяновича не было. Как он управлялся со своим судёнышком один, Адель не могла понять, ведь надо было ему когда-нибудь и спать. Или он закреплял руль? Иван не был знаком с морской наукой, но был понятлив и быстро научился выполнять отдельнве команды и стоять у руля. Впрочем, мореход, ориентирующийся ночью по звёздам, а днём по солнцу, предпочитал сам править, отдавая руль неумелому помощнику лишь на время отдыха.
Адель уже была немного знакома с морем, даже помогала моряку Джону, но люгер сильно отличался от ладьи морехода, и она не лезла со своей помощью, предпочитая готовить нехитрую еду, убирать, мыть небольшой запас посуды и делать всё, о чём её попросят.
Красавчик обнаружил, что ему абсолютно нечего делать на странном плавучем сооружении. Здесь не то что бегать, а ходить-то было негде. Приходилось всё время опасаться, что ему невзначай наступят на лапу. Волк страдал весь первый день плавания и лишь на следующее утро кое-как приспособился к существованию на море.
— Это ещё хорошо, что у тебя нет морской болезни, — утешила его Адель.
— Это ещё что такое? — заинтересовался Красавчик.
— Это когда укачивает, тошнит и жить не хочется.
— Мне хочется.
Узнав, что существует такая напасть, он сразу приободрился.
Трофим Северьянович был молчалив и держался сурово, но в мелочах то и дело проскальзывала забота и доброта. Своих пассажиров он никогда не хвалил, принимая их работу как должное, но и не ругал, если они допускали ошибки. Впрочем, Иван быстро к нему приспособился и не испытывал трудностей в общении.
Прошли два дня, а ладья под слабым ветром неспешно продвигалась на восток.
После обеда мореход позвал Ивана переставить парус, потому что ветер поменялся, а Адель убрала остатки еды, вымыла посуду и встала у борта, чтобы полюбоваться морем. Её внимание привлекли какие-то тёмные точки в волнах.
— Трофим Северьянович! — закричала она. — Что там в волнах?
Мореход вгляделся в указанном направлении.
— Это акулы, — объяснил он. — Их восемь.
— А для нас они не опасны, Северьяныч? — спросил Иван.
— Мы им, вроде, ни к чему, — ответил мореход. — Ладья несъедобна.
Адель подумала, что съедобно содержимое ладьи, но вслух этого не сказала.
Время шло, а акулы не только не исчезли, но, наоборот, их стало больше. Их плавники бороздили воду уже возле самой ладьи. Акулы плавали вокруг судёнышка, иногда его задевая. Мореход хмуро поглядывал на них, но ничего не говорил. Красавчик с беспокойством прислушивался, чувствуя опасность.
Когда акул стало так много, что море приняло тёмный цвет, их поведение изменилось. Они стали чаще задевать за ладью, а потом принялись её толкать, налетая на неё рылом.
— Что на них нашло? — удивился мореход. — Никогда так себя не вели.
А акулы вдруг, как по команде, со всех сторон набросились на ладью, с размаху на неё налетая. Пока слышался только глухой непрерывный стук, но Адель боялась, что может послышаться и треск.
— Они словно взбесились! — вскричал Трофим Северьянович. — Адель и Красавчик, к борту не подходите, иначе вы можете выпасть в море. Вишь, как встряхивает! А мы с тобой, Иван, поработаем острогами.
Он достал две остроги, подал одну молодому человеку и показал, как ей пользоваться и за что держаться, чтобы не быть сброшенным в воду.
— Ты, главное, её не кидай. Бей в них, но помни, что нам надо лишь отбиться от них, а не заготавливать их впрок. Не старайся их добивать. Ранил — и довольно. Она и сама уплывет, или её съедят её же товарки. Бей каждый раз в новую, в ту, что поближе.
— Понял. Положись на меня, Северьяныч.
Адели было неловко бездействовать, когда двое мужчин отбивались от смертельной опасности.
— Я тоже могу чем-нибудь в них тыкать, — предложила она.
Мореход с очень большим сомнением вручил ей какую-то пику.
— Стой здесь, держись вот так и бей куда придётся. Главное, не перегибайся через борт.
Красавчик возбуждённо следил за людьми. Здесь он не мог им помочь, а его грозные клыки акулы не могли видеть.
Адель с размаха ткнула пикой в ближайшую акулу. Кажется, та даже не почувствовала укол. Тогда девушка нанесла удар посильнее. Акула дёрнулась и отплыла прочь, а на смену ей подоспели три другие. Адель размахнулась и нанесла удар первой же попавшейся рыбине. Она только и делала, что поднимала и опускала пику, и не знала, приносит ли пользу своими действиями, потому что хищниц не уменьшалось, но это было единственное, что она могла сделать.
Вдруг раздался треск, и пика обломилась. Адель с испугом убедилась, что попала пикой в пасть акуле, и та попросту перекусила деревянный стержень. Тогда девушка стала с силой тыкать в акул обломком, благо он был достаточно длинным. Нанести серьёзную рану она не могла, но неприятные, болезненные ощущения отпугивали некоторых рыбин.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.