Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47579
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 7

    
размер шрифта:AAA

Моряк повернул к ней своё некрасивое и неопрятное лицо и весело улыбнулся.
— Лежит связанный у себя в каюте. С ним пришлось повозиться, уж очень он силён, хоть и называет себя доном. А с его помощником хлопот не вышло. Он так напился, что сделался беспомощен, как младенец. Я и спеленал его, как младенца, а он лишь лопотал что-то и гулькал, словно, и впрямь, вообразил себя младенцем.
Адель засмеялась.
— И мои новые приятели из кубрика тоже удобно разложены по своим койкам. Может, кому-то и не совсем по душе горизонтальное положение, но другого они принять не могут, потому что этому мешают крепкие верёвки.
— Как вам это удалось? — удивилась Адель.
— Если бы сеньор Хосе по собственной охоте не лишил себя возможности сопротивляться, то я бы не решился сегодня ночью затеять побег, но такой случай мог бы не повториться, так что пришлось рискнуть. Я расскажу обо всём подробнее, сеньорита, но позже, когда мы покинем наших гостеприимных хозяев. А сейчас идите к шлюпке и подождите меня там.
Он исчез, а вернулся с мешком.
— Здесь еда, сеньорита, — пояснил он. — Кто знает, когда нам удастся добыть себе другую пищу?
Он принялся спускать шлюпку на воду, что было нелёгкой задачей для одного человека, но умелый моряк справился со своим делом. Он бросил мешок в шлюпку и хотел было помочь девушке спуститься, но передумал.
— Сеньорита…
— Не называйте меня сеньоритой, — попросила Адель. — Меня зовут Адель. Я не испанка, а сеньоритой меня называли только на этом корабле.
— Это не корабль, а люгер, — засмеялся моряк. — Неплохое судёнышко, но до корабля ему так же далеко, как простому моряку до короля. А мысль у меня такая, Адель. Почему мы должны покидать люгер и подвергать свою жизнь опасности долгого путешествия по суше, если мы можем с удобством добраться до безопасного места на "Бесшабашном"? Управлять им нетрудно, а в случае бури мы укроемся в бухте у берега. Да и уйти на шлюпке от погони, если нашим узникам удастся освободиться раньше положенного, будет трудно, ведь расстояние до берега велико, а на этом островке укрыться невозможно.
— Что вы предлагаете, Джон? — не поняла Адель.
— Раз уж к нам отнеслись так невежливо, то и мы вправе не слишком церемониться с владельцами этого люгера. Так пускай не мы, а они отправляются к берегу на шлюпке, а мы останемся здесь. Закон поступил бы с торговцами людьми сурово, но я лишь дам им возможность (пока они будут пробираться к своим товарищам) обдумать, не полезнее ли заняться другим промыслом. Надеюсь, вы не испытываете ненужной жалости к своим бывшим хозяевам?
Адель представила, сколько жертв перевёз "Бесшабашный" к месту продажи, и ответила очень твёрдо.
— Нет. Поступайте, как считаете нужным, Джон. Я целиком полагаюсь на вас.
Моряк ушёл и вернулся, сгибаясь под тяжестью одного из матросов.
— Я решил доставлять их сюда в том порядке, как их добывал. С Пепе мы стояли на вахте, и, пока он дремал, полагаясь на хорошую погоду и крепость якорной цепи, я связал его быстро и крепко.
Джон аккуратно уложил его в шлюпку. После этого он принёс другого матроса.
— Диего повезло меньше, — сообщил он. — Я вызвал его на палубу, прося не шуметь, а ему было невдомёк, что я проделаю с ним такую штуку.
Третий матрос, мощный и рослый, проявлял какие-то признаки жизни, но из-за платка во рту не мог высказать свои мысли.
— А что касается Феличе, то надо ещё рассудить, кому повезло больше, ему или мне, что он проснулся, уже частично обездвиженный.
И этот здоровяк был благополучно спущен в шлюпку.
— Теперь очередь дошла до командования, — сообщил Джон, немного отдохнув.
Первого он перенёс и уложил в шлюпку сеньора Хосе. Тот ещё не протрезвел и не понимал, что происходит. Зато крепко связанному дону Педро лишь кляп во рту помешал высказать всё, что накипело у него на душе, глаза же его говорили о такой страшной участи, которая ждала похитителей его судна, что лучше было не смотреть в его лицо. От утончённой галантности, о которой он проявлял такую заботу, не осталось и следа.
— Я сразу заметил кое-какие странности на этом судне, — принялся растолковывать Джон Адели и лежащему у его ног капитану. — Но особенно меня удивило отношение к девушке. Вроде, с ней обращались как с леди, а в то же время не позволяли сделать и шагу без разрешения. А уж оставить женщину на палубе, когда по ней бродит деревянная фигура, да ещё отшвырнуть её с дороги мог самый низкий человек. Мне помог, сам, наверное, того не ведая, Клабаутерманн, вынудивший вас, капитан, пристать к берегу для мелкого ремонта. Там-то мне и удалось узнать от леди, какой коммерческой деятельностью здесь занимаются. Носовая фигура уже уменьшила экипаж, а после того, как Морской монах утащил свою жертву на дно, я понял, что смогу потягаться в уме и хитрости с оставшимися на борту. Сеньор Хосе тоже оказался моим союзником, сам того не сознавая. Жаль, что вы не так поддаётесь страхам, как ваш помощник, капитан, иначе вам не пришлось бы сейчас переживать своё унижение и злиться впустую. Вы бы протрезвели нескоро и уж вдали от своего судна. Чтобы не быть убийцей, я расслаблю узел, капитан, и вы после некоторых усилий сможете высвободить руки, но догнать нас будет уже не в вашей власти. В мешке, который я собрал для нас с леди, находится еда. Я оставляю его вам, хоть вы, по моему разумению, этого не заслуживаете.
Джон спустил дона Педро в шлюпку, ослабил, как и обещал, узел, а за тем забрал обратно одно из вёсел, приготовленных заранее.
— Надо уберечься от случайностей, — объяснил он свой поступок девушке. — С двумя вёслами нас можно догнать, если наступит внезапный штиль, а с одним они только и смогут, что кое-как добраться до берега.
После этого он оттолкнул шлюпку от борта люгера и ловко вернулся на палубу.
— Сейчас мы должны отойти подальше отсюда, а затем решить, куда плыть, — сказал он.
Он поднял якорь, поставил нижние паруса и направил судно на запад.
— Я пока приготовлю завтрак, — предложила Адель.
— Вот это будет как раз кстати, — обрадовался Джон. — Пища для моряка — самое первое удовольствие.
Девушка подумала, что Джон и Авдей прекрасно поняли бы друг друга. Похоже, моряк тоже был великим любителем поесть.
Адель многому научилась в своих странствиях и приготовить обед
для неё труда не представляло, однако она никогда не готовила на корабельном камбузе, так что ей пришлось задать немало вопросов бывалому моряку, пока она не освоилась с новыми условиями готовки. Хорошо, что ветер был ровным и не было качки, иначе ей не удалось бы справиться со скачущими по плите кастрюлями, в которых она разогревала остатки ужина и варила кофе.
За завтраком, который Джон предложил принести на палубу, чтобы не отвлекаться от обозревания моря, Адель рассказала свою историю и цель, ради которой она пустилась в плавание.
Джон в задумчивости потёр щетину на щеке.
— Я так понимаю, что тебе не удастся найти капитана, который согласился бы проделать такой путь, — проговорил он и сейчас же спохватился. — Это ничего, что я обращаюсь к тебе на "ты", Адель? Мне так легче.
— И мне тоже, — поспешила ответить девушка.
— Тогда и ты не будь со мной как школьница с наставником преклонных лет. Мы, моряки, не любим лишних церемоний, особенно когда выступаем товарищами в трудном деле. Вот я и говорю, что другого судна, кроме этого люгера, тебе для твоего плавания не найти, да и шкипера, кроме меня, не сыскать. Я бы тоже не согласился тебе помочь, если бы ты стремилась на этот остров ради прихоти. Но уж если речь идёт о спасении хорошего человека, то придётся пойти даже на риск. Главную трудность представляют Чёртовы скалы.
— Что это такое? — спросила Адель.
— А вот я сейчас тебе покажу.
Джон встал, проверил, надёжно ли закреплён руль, и ушёл в каюты. Вернулся он с картой.
— Я так и думал, что у дона Педро должна быть карта этих морей, — удовлетворённо сказал он. — Вот, гляди на эти пятна. Они изображают скалы и тянутся от мыса, которым оканчивается в этом месте суша, до самого края земли. Их не обогнёшь ни справа, ни слева. Слева — упадёшь в пустоту, которая, по слухам, находится под землёй, а справа — упрёшься в мыс. Между скалами тоже не проведёшь корабль, потому что проходы там слишком узкие и извилистые. Опытный моряк попытал бы счастья, но не в тех местах. Эти скалы потому и называются Чёртовыми скалами, что проделывают штучки, недоступные обычным скалам: они движутся.
— Движутся? — удивилась Адель. — То есть, они плавают?
— Не плавают, потому что это самые настоящие скалы, а перемещаются с места на место. На карте они изображены в таком положении, а на деле они могут располагаться по другому. И мели у них меняются, и подводные камни появляются сейчас здесь, а потом совсем в другом месте. Даже если бы удалось кому-то проплыть между скалами и не погибнуть, обратно по этому проходу ему уже не вернуться. А есть там и вовсе невероятные мели и камни, которые возникают внезапно, когда их и не ждёшь. Только что лот показывал глубину, но вдруг его выбрасывает наверх, да и судно тоже оказывается надетым на камень, словно турок на кол. Вот почему, Адель, ни один здравомыслящий человек не согласится попытать счастья и перебраться через Чёртовы скалы. Придётся нам вооружиться названием нашего люгера как девизом и положиться на свою удачу, которая, конечно же, не отвернётся от людей, задумавших благое дело.
— Она не отвернётся от тебя, Джон, потому что мне дважды было предсказано, что именно ты оживишь солдата, — ответила Адель.
— А ты?
— Этого я не знаю.
— Очень беспокоит меня Серая смерть, — признался моряк, склонный к суеверию. — Нехороший знак.
Адель ни в чём не могла быть уверена, но, раз Пахома Капитоныча спасёт именно моряк, значит, он должен пройти через все испытания и остаться в живых.
— Мне кажется, Джон, что этот призрак предупреждал о будущем дона Педро и его людей, — предположила она.
Лицо моряка прояснилось.
— А ведь верно! — воскликнул он. — И как мне самому не пришла в голову эта мысль?!
Настроение у Джона сразу поднялось, и он радостно и уверенно принялся обследовать судно, проверяя его груз, наличие запасов продовольствия и воды, полезные ему навигационные приборы и прочие вещи, понятные моряку. Адель так же основательно осматривалась в кладовых "Бесшабашного". На камбузе и даже осмотрела личные запасы продовольствия дона Педро и сеньора Хосе, которые не гнушались вкусной еды.
— Я простой моряк, — принялся докладывать Джон, — и многими приборами я не умею пользоваться, но мы плывём вдоль берегов, и мне будет достаточно тех, с которыми я знаком. Я нашёл карты, где обозначены течения и постоянные ветры, а это для нас нелишне.
— А я нашла хороший сыр и консервы у капитана, у сеньора Хосе — превосходный кофе, несколько сортов чая и сдобные сухари, а в кладовке — несколько копчёных окороков, — отчиталась Адель. — Боюсь, что на камбузе я хозяйка неумелая, а когда люгер будет раскачивать на волнах, я и вовсе буду беспомощна, так что эти продукты нас выручат.
— Солонины и бобов тоже достаточно, — уточнил Джон. — Нам не нужно будет приставать к берегу для поиска провизии. Похоже, мы полностью готовы к плаванию.
"Бесшабашный" приблизился к берегу с ослепительно-желтым песком и принялся огибать выступающий в море мыс. Адель упросила Джона научить её стоять у руля, справедливо указав, что без помощника ему будет трудно управлять судном. Но, похоже, это было единственное, помимо приготовления еды, дело, к которому она была пригодна. Она попробовала помочь Джону тянуть трос, но оказалась лишь помехой в этом деле.
Джон остался жить в кубрике, где теперь было просторно. Обедали они чаще всего в кают-компании, а так как плавание проходило спокойно, ветер был попутным и ровным и не поднимал волнения на море, то за четыре дня они совершенно освоились на люгере, на котором стали единственными обитателями.
На пятый день поднялся туман, и видимость была сильно ограничена. Они плыли мимо еле различимого берега, но Джон выяснил по карте, что глубина здесь значительная и подводных камней нет, поэтому смело вёл судно вперёд. Затем туман стал сгущаться, и к вечеру нельзя было различить даже собственную вытянутую руку.
— Мне это совсем не по душе, — сообщил Джон. — Скоро надо будет пройти между берегом и большой скалой, а я не вижу собственного носа. У скалы камни навалены в воду, словно брызги от отряхнувшейся собаки. Как в таком тумане не наскочить на какой-нибудь из них? И хочется отойти подальше от дона Педро с компанией, но, видно, придётся встать на якорь и ждать более подходящей погоды. Ты не возражаешь, Адель?
— В таких вопросах моего мнения лучше не спрашивать, Джон, — призналась Адель. — Я ничего не смыслю в морском деле. И сразу предупреждаю, что хотя и предпочитаю не давать советов, но если всё-таки не удержусь, то прежде хорошенько всё обдумай, чем следуй им. Ты сейчас капитан, Джон, поэтому командуй мной, как считаешь нужным.
— Не капитан, а захудалый шкипер, — рассмеялся моряк. — Ну, так и быть, отдаю приказ. Убрать паруса, матрос Иоганн! Есть, сэр!
И Джон самолично убрал паруса.
— Отдать якорь, матрос Жан! Есть, сэр!
И Джон поставил люгер на якорь.
Девушка смеялась, глядя как Джон сам себе отдаёт приказы и сам же их выполняет.
— При чём здесь Иоганн и Жан? — не поняла она.
— Видишь ли, Адель, у каждого шкипера должна быть команда, — объяснил он. — Вот и у меня есть команда, а в ней матросами Иоганн, Жан и Иван. Ведь в Англии я Джон, в Германии — Иоганн, во Франции — Жан, а в России — Иван. Вот и выходит, что я и шкипер и три матроса в одном лице.
Сначала вынужденная остановка не тревожила Джона, но затем он стал опасаться, что дон Педро со своей командой догонит их и, пользуясь туманом как прикрытием, подплывёт к ним и захватит судно.
— Конечно, сейчас он нас не видит, — рассуждал моряк, — но он мог выследить нас ещё раньше, следуя вровень с нами по берегу.
Туман заглушал все звуки, так что было бесполезно прислушиваться, не плеснёт ли вода под веслом. Уши словно заложило ватой, а глаза устали от однообразной белой пелены. Адель совершенно ослепла и оглохла. Так продолжалось пять бесконечных дней.
На шестой день туман не уменьшился. Мореплаватели позавтракали, позволив себе для улучшения настроения съесть ветчину и кофе со сдобными сухарями сеньора Хосе. На палубе делать было нечего. Из-за плотной белой пелены невозможно было сделать и шагу без риска обо что-то споткнуться или запутаться в каких-то снастях. Девушка хотела было уйти в кают-компанию, но в это время ей послышался непонятный звук, словно кто-то не то фыркнул, не то чихнул.
— Джон! — позвала она. — За бортом кто-то есть.
Незамедлительно подошедший моряк прислушался. Сначала было тихо, а затем раздался низкий звук вроде стона.
— Я уже столько чудес повидал на этом судне, что не удивлюсь, если это окажется сам морской дьявол, — признался Джон. — На всякий случай у меня с собой пистолет и гарпун.
— Помогите!
Какое-то существо с грубым голосом было в воде возле самого люгера и звало на помощь.
— Кто здесь? — спросил Джон, не подходя, впрочем, к борту.
— Я морж. Меня сильно ранили, и на запах крови сюда скоро приплывут акулы. Они разорвут меня на части.
— Сейчас я втащу тебя на борт, — пообещал моряк.
Он куда-то сбегал и вернулся. Что он делал, Адель не видела, но слышала искажённые туманом скрип, постукивание, словно что-то где-то прикрепляют.
— Адель, я лезу за борт и прилажу канаты для подъёма моржа, — прозвучал голос Джона.
— Прошу тебя, будь осторожен, — попросила Адель.
Её слова не могли помочь делу и были, в сущности, бесполезны, потому что моряк и сам знал, что и как делать, но что ещё она могла сказать?
— Не беспокойся, — ответил Джон.
Он долго не возвращался на палубу, и Адель напряжённо прислушивалась, но кроме голосов Джона и моржа ничего не было слышно.
— Теперь поднимаем, — сообщил моряк, взобравшись на палубу.
Что-то заскрипело, вероятно, подъёмный механизм, наскоро сооружённый Джоном.
— Тяни его на себя, Адель, — велел моряк.
Адель, только подойдя к самому борту, различила какую-то большую массу, схватилась за верёвку и потянула на себя.
— Он уже над палубой? — спросил Джон.
— Да, — ответила девушка.
— Продолжай придерживать его над палубой.
Адель почувствовала, что груз опускается у её ног.
— Хорошо, что успели до появления акул, — жизнерадостно объявил Джон, возникая из тумана. — Теперь развяжем тебя и осмотрим рану… Эк тебя угораздило! Словно топором.
— Топором и есть, — подтвердил морж. — Я грелся на солнце на берегу и не заметил людей. Они накинулись на меня, отрезали путь к воде и хотели убить. Они били меня палками, а один напоследок ударил топором. Сам не знаю, как мне удалось уйти.
— И как ты не побоялся подплыть к нам и позвать на помощь? — удивилась Адель.
— Я знаю людей, которые на меня напали, — объяснил морж. — Они с этого судна. Я решил, что если они там, то здесь должен быть кто-то другой. Мне было уже всё равно, вы ли меня убьете или меня разорвут акулы.
Глаза у моржа были очень красивые и похожи на человеческие, а смотрели они умно и кротко, поэтому большие клыки зверя и его длинные усы не напугали девушку. Она была убеждена, что такой умный морж, к тому же получивший помощь, не укусит.
То есть те люди, которые тебя ранили, когда-то плавали на этом судне? — переспросил Джон.
— Плавали, пока ты не спустил их всех, кроме двух человек, в шлюпку, — уточнил морж. — Знать бы мне, что они так со мной поступят, я бы опрокинул эту шлюпку.
— Далеко они отсюда? — спросил моряк.
— На берегу напротив вас. Они всё время шли вслед за вами. Я слышал, что они потому не плывут сюда, что боятся заблудиться в тумане. Некоторые из них всё-таки настаивают рискнуть.
— А нам и уйти нельзя, — огорчённо сказал моряк. — В таком тумане мы сейчас же наскочим на скалы.
— Разве у вас нет стрелки? — спросил морж.
— Какой стрелки? — не поняла Адель.
— Стрелки, которая сама показывает путь между камнями. Я знаю, что эту стрелку морской царь подарил одному купцу, но про неё узнали плохие люди и отобрали у купца. Потом она переходила из рук в руки, а сейчас находится на этом судне. Мы, морские звери, поэтому и следим за ним, чтобы знать, здесь ли ещё эта стрелка.
— Если дон Педро не держит её всегда при себе, то она должна находиться у него в каюте, — заключил Джон. — Пойду поищу её, а заодно поищу какое-нибудь снадобье для твоей раны, морж.
— У меня есть сухие травы, которые должны помочь, — сказала Адель. — Они побывали в воде, но такие же травы помогли леснику Антипу выздороветь. Наверное, и рану они заживят.
— Делайте, что хотите, лишь бы мне помогло ваше лечение, — ответил морж.
Адель сбегала в каюту и вернулась с мешочком. Хорошо растёртые травы мгновенно прилипали к глубокой ране моржа и скоро совсем её запорошили. По-видимому, особой боли зверь не чувствовал, но топор слишком глубоко вонзился в шею, чтобы рассчитывать на быстрое выздоровление.
— Я всё перерыл, но ничего не нашёл, — объявил Джон, спустя долгое время выходя на палубу. — Может, ты, Адель, посмотришь свежим глазом?
— А какая она? — спросила Адель.
— Не знаю, — ответил морж. — Никто из моих знакомых её не видел. Но, если нам её покажут, каждый из нас её узнает.
Адель вошла в каюту дона Педро с волнением, ясно сознавая всю ответственность. Если она не разыщет стрелку, то им так и не удастся сняться с якоря, пока туман не рассеется. А за это время их могут разыскать люди дона Педро и захватить люгер.
С первого взгляда было видно, что здесь производился обыск. Ящики выдвинуты, дверцы шкафов открыты, а вещи, в образцовом порядке лежавшие здесь при их владельце, были приведены в полнейший хаос. Адель добросовестно осмотрела все полки, уложив в них вещи поаккуратнее, пересмотрела содержимое ящиков и постаралась не оставить после себя сильный беспорядок. Как-будто бы больше нечего было осматривать. На столе были лишь карты и кое-какие непонятные навигационные приборы.
— Как успехи? — спросила Джон и по лицу девушки понял ответ. — Вот и у меня так же. На всякий случай я обыскал каюту сеньора Хосе и кают-компанию, но ничего не нашёл. Я на это и не надеялся, ведь ясно, что дон Педро никому не доверит такое сокровище, но зато совесть у меня теперь спокойна. Пойдём к нашему пациенту.
Адель боялась, что в тумане нечаянно наступит на моржа, поэтому двигалась мелкими осторожными шажками. Морж, как и прежде, лежал вдоль борта.
— Нашли? — спросил он.
— Наверное, дон Педро забрал её с собой, — предположил Джон. — Здесь её нет.
— Она здесь, — уверенно сказал морж.
— Откуда ты знаешь? — удивилась Адель.
— Эта стрелка звонит, — объяснил морж. — Вы, люди, её не слышите, а мы, морские звери, улавливаем тихий нежный звон. По этому звуку мы и определяем, на каком судне она находится.
— Наверное, дон Педро её запрятал туда, где её никому и в голову не придёт искать. Может она быть поставлена вместо часовой стрелки? Да здесь и часов-то нет.
Адель осенило.
— Скорее всего она в компасе, — уверенно сказала она.
Джон разыскал все компасы и показал моржу, но тот лишь фыркал в ответ.
— Однажды я прочитала, что самое надёжное место для хранения какой-то вещи то, которое на виду. Все начинают шарить в тайниках, а того, что под самым носом не замечают.
— Пойдём, поищем ещё, — предложил Джон.
В каюте не было никаких мест, где мог лежать какой-то предмет и при этом не бросаться в глаза. Таких предметов и было-то совсем немного, потому что при качке их всё равно пришлось бы убрать.
— Да, в любой гостиной на суше полным-полно мелких и крупных предметов, среди которых могла бы затеряться стрелка, а здесь их не найдёшь, — сдалась Адель.
Моряк пристально разглядывал каюту и в задумчивости тёр жёсткую щетину на щеке.
— Не растёт у меня борода, — ни с того, ни с сего пожаловался он. — У других бороды — загляденье, а я хожу вроде морского ежа. Самому противно.
— Почему же ты не бреешься, Джон? — спросила Адель, садясь за стол и принимаясь рассеянно перебирать предметы в ящиках.
— Как же можно бриться в море? — удивился Джон. — Этак такое волнение поднимется, что и бывалому моряку станет тошно. Бритьё как раз ожесточает морские волны. И зубы чистить нельзя, иначе настроишь против себя Нептуна.
— Никогда не думала, что моряку надо так много знать. Наверное, мне никогда не привыкнуть к морской жизни. На суше таких примет нет.
— На суше есть приметы, о которых моряк может не думать, — засмеялся Джон.
Адель пожала плечами. Она не была суеверна и была убеждена, что только моряки способны выдумывать странные, противоречащие здравому смыслу приметы.
— Наши приметы подходят любому человеку, — сказала она, — будь то моряк или житель суши. У нас считается дурной приметой, если разобьется зеркало. Но и у вас есть зеркала. Многие не держат в доме треснувшей посуды.
Джон хитро прищурился.
— А вспомни священника и чёрного кота. Ни того, ни другого лучше не встречать на своём пути. А у нас в море их не встретишь.
— Зато у вас есть Летучий Голландец, — напомнила девушка.
Джон решил было доказать своей собеседнице, что у сухопутных крыс суеверий не меньше, чем у моряков, но переменил намерение на обратное.
— Да, у нас, моряков, очень много примет, — важно согласился он. — Вам, жителям суши, их все даже не запомнить. Нам нельзя переименовывать корабли, выходить в море в пятницу…
— У нас считается плохим знаком, если встретишь человека с пустым ведром, — попыталась Адель поддержать честь сухопутного человека.
— У нас тоже есть полные и пустые вёдра. А ещё у нас не приветствуются юбки. Они вызывают встречный ветер или штиль, а также приносят раздоры и убийства. А у вас женское общество очень даже приветствуется.
Адель не могла припомнить ничего, что не могло быть применено и на корабле, а Джон, как назло, продолжал:
— А знаешь ли ты, что если ветер встречный, то его нельзя "пришивать".
— Как это?
— А то, что даже парусный мастер в это время отдыхает, а к иголкам и ниткам никто и не прикоснётся. Кроме того, у нас считается большим грехом выбросить за борт кошку или собаку. Это привлекает несчастье. А вы преспокойно выгоняете животных из дома. А если бы ты знала, как мы можем вызвать ветер в штиль, то ты не стала бы даже упоминать про ваши жалкие приметы. Да, Адель, ты совершенно права: морское дело — одно из самых сложных на свете и не каждый в силах его освоить.
Он с такой потешной торжественностью произнёс последние слова, что девушка неудержимо рассмеялась.
— Осторожнее, Адель, лампу не урони, — предупредил Джон. — А лампа знатная, с какими-то красивыми висячими финтифлюшками…
Одна и та же мысль пришла к ним одновременно.
— Посмотрим… — забормотал моряк. — По виду ничто не напоминает стрелку, но… — Голос его стал похож на голос фокусника. — Но если повернуть этого дельфина другой стороной, то мы видим стрелку. Сейчас её вытащу. Вот она в своём собственном виде. Даже у нашего гостя можно не спрашивать, та ли это стрелка, но мы всё равно его спросим.
Морж подтвердил, что стрелка та самая, которую они ищут.
— Она звенит, — пояснил он.
Адель то держала стрелку возле уха, то прижимала к самому уху, но никакого звона не слышала. Слух Джона тоже оказался хуже, чем у морского зверя.
— И как же этой стрелкой пользоваться? — спросил моряк.
— Этого я не знаю, — ответил морж.
Джон принялся размышлять:
— Если это стрелка, то она должна показывать в нужную сторону, а мы — туда плыть. У меня в руке она не может повернуться туда, куда ей хочется, значит, ей требуется свобода. Выпусти её сейчас из рук — и она упадёт на палубу, как это в обычае у всех предметов, лишившихся опоры. Значит. Выход один. Какой?
Морж задремал под рассуждения моряка, а девушка, потерявшаяся в обилии доводов, не нашлась, что сказать.
— Мы должны привязать совсем тонкую бечёвку или толстую нить к стрелке, воспользовавшись вот этим отверстием. Ступай, матрос Иван, в каюту капитана и поищи там нить, да не посмей приложиться к бутылке.
И Джон пошёл выполнять свой приказ. Вернулся он, держа нитку за один конец, а на другом висела стрелка. Она не крутилась, как делала бы обыкновенная стрелка, а показывала строго в одну сторону.
— Вот и отлично! — радовался Джон. — По-моему, нам надо положиться на эту замечательную стрелку, поставить нижние паруса, чтобы не особенно спешить, и отправляться в путь, пока люди дона Педро не нащупали нас в тумане и не захватили судно. Матрос Иоганн, поставь паруса, а ты, матрос Жан, подними якорь. Матрос Иван, ступай к рулю.
Адель ничем не могла помочь, но она встала рядом с ним у руля, чтобы научиться править. Стрелку подвесили перед лицом рулевого, чтобы постоянно следить за курсом. Ветер был очень слабым, но Джон считал, что на самой малой скорости им будет легче обойти все подводные камни. Он терпеливо учил девушку управляться с рулём, чтобы в случае надобности они могли сменять друг друга.
— И ведь как хорошо, что мы ушли от наших приятелей в тумане! — радовался моряк. — Теперь-то им нелегко будет за нами угнаться.
Адель приготовила поесть, и Джон, передав руль девушке, с аппетитом поужинал. Потом Адель перекусила сама и убрала посуду.
— Я постою у руля ночью, — сказал Джон, — а ты сменишь меня утром. Отправляйся спать, Адель, но прежде посмотри, как дела у нашего больного.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.