Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45619
Книг: 113430
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Гостья из его снов» » стр. 4

    
размер шрифта:AAA

— Это Ричард…

— Ричард? — Лицо Итана исказилось в гневе. Он смотрел на нее, потрясенный сказанным. — Вот как низко ты пала, Мия? Обвинять усопшего…
— Умер не один Ричард, — прервала его Мия. — Мой отец отправился в могилу, зная, что вы все считаете, будто это он украл деньги. Мой отец хранил секрет пять долгих лет, и в конце концов это его и убило. Так что не смей осуждать его, не смей называть его мошенником! В отличие от твоей семьи, моему отцу было не все равно. Он знал, что если великий Хью Карвелл узнает, что у его сына финансовые затруднения, то отправит Ричарда в преисподнюю. Единственное преступление, которое совершил мой отец, это то, что он попытался скрыть траты Ричарда.
— Что само по себе преступление, — заметил Итан, но теперь его голос звучал не так уверенно. Вспоминая ту ситуацию, он пытался переосмыслить ее с учетом новой информации. — У Ричарда были проблемы с деньгами?
Мия нерешительно кивнула, лихорадочно соображая, сколько именно ей следует рассказать.
— У Ричарда в то время были очень серьезные проблемы с деньгами. Очень, — добавила она, кусая губу.
На память пришло то ужасное время. Страдание в глазах ее друга, когда он признался и открыл эту отвратительную правду. То же неприкрытое страдание Мия видела сейчас во взгляде Итана, и она не смогла сорвать еще один покров, рассказать ему, как ужасно все было на самом деле. Она не смогла рассказать ему о так называемых друзьях, которые шантажировали Ричарда, об омерзительных видеозаписях, возможно не существовавших. Но одно лишь упоминание об этих пленках заставило Ричарда залезть в серьезные долги. Недоговаривая, она оберегала не только чувства Итана. Рассказав все о тогдашнем положении Ричарда, Мия могла подвести Итана к развенчанию ее собственного замысла.
— Ричард попал в неприятности, когда вернулся. Это было сразу после того, как выгнали моего отца. И как только ты уехал, я выяснила, что происходило.
— Тогда почему?.. — Итан совсем был сбит с толку. — Почему твой отец не сказал правду, когда мы обвинили его? Почему он, вместо того чтобы все взять на себя, не сказал нам, что происходит?
— Потому что, как ты деликатно заметил, скрытие увода денег уже само по себе преступление. Конечно, он надеялся, что, когда откроется правда, Хью поймет его мотивы…
— А если правда так и не стала бы известна?
Мия долго смотрела на него, прежде чем ответить.
— Когда стало известно о долгах, отец ожидал, что будет серьезный разговор, но вместо этого он получил расчет с сопроводительной бумажкой, напичканной непонятными юридическими терминами. — Поборов чувство унижения, Мия заставила себя посмотреть на него. — Но я все поняла, Итан. Особенно разницу между настоящими и вымышленными отношениями. Я считаю, что это было направлено против меня. Разве не так, Итан?
— Это была чертовски хорошая сделка, — ответил Итан, но уверенность уже покинула его голос. — Ты можешь не верить, Мия, но, несмотря на твой отвратительный поступок, я все-таки продолжал бороться за тебя. Мы могли оставить тебя ни с чем, сдать в полицию…
— Иногда я хочу, чтобы тогда так и случилось… — сказала Мия тихо. — Прошло много времени, прежде чем я смогла простить Ричарда за то, что он втянул моего отца в эту историю. — Она на секунду закрыла глаза. — Но правда ранила бы нас всех. — Она глухо рассмеялась. — Что случилось с человеком, который поддерживал меня, говорил, что верит мне? Что же в результате?
— Он повзрослел, — произнес Итан угрюмо. — Однажды он пришел домой и узнал, что прекрасная женщина, которую, как думал, он хорошо знал, женщина, которую держал в своих объятиях и любил, которой отдавал все, чтобы быть с ней, вела такую же игру с его братом. Мне не было бы никакого дела до махинаций твоего отца, Мия. Я оставался бы с тобой до конца, невзирая на последствия…
— Тогда почему ты ушел? — взмолилась Мия. — Сейчас ты говоришь мне, что справился бы с этим. Но все-таки ты бросил меня, Итан. Почему?
— Потому что некоторые поступки слишком омерзительны, чтобы прощать их… — Итан увидел, как она нахмурилась, и это привело его в бешенство. — Когда Ричард вернулся, я поехал домой к родителям. Я готов был рассказать, что люблю тебя, я готов был стоять за тебя, вне зависимости оттого, что они говорили бы по поводу твоего отца… — Он тяжело вздохнул. — Но я случайно услышал, как Ричард рассказывает родителям, что, может быть, ты забеременела от него.
— От Ричарда? Да как вообще я могла забеременеть от Ричарда?!
Неприкрытое удивление в ее словах еще больше разозлило его.
— Тебе что, нужен урок биологии, Мия? Черт, я знаю, тебе только исполнилось восемнадцать, но я прекрасно помню, что в то время, когда мы были вместе, ты точно знала разницу между мужчиной и женщиной.
— Я никогда не спала с Ричардом! — Мия прикрыла рукой рот, словно пытаясь удержать слова, только что слетевшие с ее губ. Жадно хватая воздух, она будто пыталась вдохнуть их, вернуть обратно эту ужасную правду. Но Итан набросился на нее, как голодный лев на добычу, разрывая в клочья.
— Ты никогда не спала с Ричардом? — Итан подошел к ней, так что его дыхание обжигало ей лицо. — Прости, возможно, это звучит цинично, Мия, но здесь требуется кое-что прояснить. Семь лет назад Ричард испугался, что ты поймала его в ловушку. Он убежал от тебя, как от дьявола. Он думал, что ты забеременела от него. Семь лет спустя, ты заявляешь, что никогда не спала с ним. Так что давай… — Он схватил ее за плечо. — Просвети меня. Что же, черт возьми, между вами произошло? Это ребенок Ричарда или нет?
Пульс колотился у нее в висках. Мия отчаянно пыталась вырваться из паутины, окутавшей ее с ног до головы. Она знала, что ее ответ, следующие несколько слов, будут тем грузом, с каким ей придется прожить всю оставшуюся жизнь.
— Это действительно ребенок Ричарда. — Во рту у нее совсем пересохло.
Итан сверлил ее взглядом, отмечая каждое движение мышц на ее лице.
— Ты ведь знаешь, что есть тесты? Когда он родится, будет лишь делом времени…
— Мне не нужны тесты… — Их яростные взгляды встретились. — Мне не нужны тесты, чтобы подтвердить то, что находится здесь, — гордо произнесла она, положив руку на живот. — Я могу только сказать: неважно, что говорил Ричард. Я не спала с ним тогда, Итан. Все, что я могу сказать тебе, это только то, что ты был моим первым любовником, ты был моим…
— Дураком! — бросил Итан, как будто швырнул гранату, в которой содержались унижение, боль и сожаление. Семь лет накопившейся боли гораздо разрушительней по силе, чем любой атомный заряд. — Я тот дурак, который слушает сейчас твои нелепые вымыслы. Я был твоим дураком, Мия. Я поверил тебе той ночью, когда ты сказала, что я был первым, кто упал к тебе в постель. И это после того, как ты переспала с моим братом! — Итан почти кричал. — Боже мой, Мия, насколько сильно ты хотела меня унизить? Что должен был натворить человек, чтобы ты так обошлась с ним? Ричард мой брат. Ты перепрыгнула из его постели в мою…
— Нет! — С величайшим достоинством она покачала головой и гордо воззрилась на него. — Нет, Итан, ты ошибаешься. Не важно, что он говорил, и не важно, чему ты веришь, ты должен знать следующее: та первая ночь… — Она заколебалась, стараясь вернуть себе самообладание. — Когда мы встретились, когда мы… — она запнулась на секунду, пытаясь перенести разговор из этого предательски опасного русла. — Ричард и я, тогда мы были друзьями. Не больше и не меньше. Я не могла забеременеть от Ричарда, потому что я не спала с ним.
Что-то в ее позе и взгляде подсказало ему, что Мия говорит правду.
— Тогда зачем он?.. — Впервые Итан не нашел слов, его глаза умоляли помочь ему, но Мия стояла молча. — Я не понимаю, Мия…
— Твои родители очевидно, знали, что у него неприятности, — произнесла она тихо, — знали, что Ричарда что-то тревожит, и, конечно же, ждали объяснений? — (Итан кивнул.) — Возможно, это было все, что он тогда мог придумать. Когда его загнали в угол, это было единственным объяснением, которое пришло ему в голову в той ситуации…
— Он упоминал твоего отца… — Итан прищурился, вспоминая весь разговор. В его мозгу отчетливо всплыл образ брата и страх в его голосе. — Он пытался рассказать им, в какой переплет попал, пытался объяснить…
— Но не смог! — закончила Мия за него. — Не смог заставить себя открыть им всю правду. Не смог рассказать твоему отцу, что действительно его беспокоит. Он запаниковал и сказал первое, что пришло ему в голову. Может, даже то, что твой отец хотел бы услышать, что от него забеременела какая-то девка. К моему несчастью, он решил использовать меня, — просто подытожила Мия.
— Я должен был ему помочь, — Итан издал то ли вздох отчаянья, то ли всхлип. — Почему же он не пришел ко мне, когда ему были нужны деньги?
Мия посмотрела на него. Она была готова все ему рассказать, но сдержалась. Раскрыв правду о Ричарде, она невольно откроет и свою тайну. Дрожащими руками Мия обхватила живот, как бы защищая его. Она мечтала только о том, чтобы разговор окончился, чтобы пришел конец этому допросу.
— О некоторых вещах лучше не упоминать, Итан.
— Мия, пожалуйста, — начал было Итан, но она покачала головой.
— Я не могу, Итан. Ты хочешь знать, что сказал врач? Так вот: я должна отдыхать, мне нельзя волноваться, надо пить лекарства от давления, а ворошить прошлое — это не принесет пользы никому.
— Может, и наоборот.
— Итан, мне нужно побыть одной некоторое время, чтобы подумать. Иди на свою встречу, делай, что должен. А я сейчас пойду приму душ.
Но Итан не сдвинулся ни на миллиметр.
Хорошо, решила Мия, раз у Итана Карвелла не хватает порядочности, чтобы уйти, пусть он остается, черт с ним! Она открыла воду, не снимая с себя полотенца, мечтая, чтобы он понял намек и вышел, но у Итана были явно другие намерения.
— Я не уйду, пока ты мне все не расскажешь, Мия.

Итан говорил, стараясь перекрыть шум воды. Он был настроен решительно, впрочем, как и сама Мия. Сняв полотенце, она бросила на него демонстративный взгляд. Совершенно не краснея, шагнула в кабинку, довольная тем фактом, что из-за дорогого костюма и ботинок из итальянской кожи Итан будет держаться подальше от горячей воды. Раздался гневный крик, но Мия и бровью не повела, вместо страха ее охватило странное веселье.
Раз Итан хочет быть в курсе всех ее дел, что ж, пусть наблюдает за ее семимесячной беременностью воочию! Втирая шампунь в волосы, она закрыла глаза, стараясь делать все неторопливо. Но Итан так просто не сдавался. Она ошеломленно открыла глаза, когда он, подойдя к ней и не обращая внимания на льющуюся из душа воду, взял ее за плечи и заставил повернуться.
— Тебе сюда нельзя! — закричала Мия.
— Я уже здесь, — прорычал Итан, одной рукой держа ее за плечо, другой приподнимая ее голову за подбородок и заставляя посмотреть на него. — Тебе лучше рассказать все, что ты знаешь, черт возьми!
— Я не могу.
— Ты расскажешь! — проревел он.
— Я ничего не вижу, Итан.
Внезапно ярость оставила его, вопросы, казавшиеся такими важными еще секунду назад, словно растворились в парах горячей воды. Итан усмехнулся и, достав носовой платок, стер мыльную пену с ее глаз. Вся нелепость ситуации, наконец дошла до них. Мужчина в костюме и беременная женщина нагишом стояли рядом в душе под струями горячей воды.
— Ричард солгал? — спросил Итан, и она кивнула, заметив, как сожаление отразилось на его мрачном лице. — Я дал тебе уйти…
— Нет, не дал, — напомнила она с болью в голосе. — Ты бросил меня, Итан. Ты не отвечал на мои звонки и письма. Ты оставил меня гадать, что же я сделала или сказала такого, что заслужила столь ужасное обращение. А ведь все могло бы быть так прекрасно, Итан! Мы были бы вместе и в ту трудную минуту разобрались бы с проблемами Ричарда сообща. Но вместо этого ты оставил меня с этим один на один…
— Прости меня.
Этих двух слов было недостаточно, они не могли искупить семь лет пытки. Но в них было столько сожаления, столько искренности, что Мия им поверила.
Струи горячей воды с шумом падали на них и на кафельный пол. Все обиды и страхи прошлого отошли в сторону, когда Итан медленно окинул взглядом ее тело. Сейчас, скользя взглядом по Мии, Итан решил, что тот, кто утверждает, будто беременность не сексуальна, просто ничего не смыслит в женщинах. Он никогда не видел более соблазнительного и женственного тела. Ее небольшие, упругие груди, которые он ласкал так давно, превратились в большие спелые плоды с горделиво выступающими розовыми сосками. Вода струилась между ними, провожая его взгляд ниже, к обнаженной округлости ее живота. Итан потянулся, чтобы прикоснуться к ее бархатной коже…
— У тебя встреча, — деликатно напомнила ему Мия.
— Была, — поправил ее Итан. — Не могу же я отправиться на нее в таком виде…
— Я уверена, у тебя еще много костюмов, — проговорила Мия, играя лацканами его пиджака.
Итан наклонился к ней, и она в блаженстве закрыла глаза. Сколько она мечтала, чтобы его губы снова прикоснулись к ней! Обняв Мию за талию, Итан приблизил ее к себе. Набухшие груди соприкоснулись с его широкой грудью, и ее опьяняющее тело ощутило на себе его могучую эрекцию, когда она еще плотнее прижалась к нему округлым животом.
Сладкие, волнующие воспоминания закружились, смешиваясь с новыми ощущениями, родившимися здесь и сейчас. Наслаждаясь полузабытым вкусом его горячих губ, она ощущала, как ее тело переполняет вожделение. Неистовая страсть, так долго спавшая в ней, вновь проснулась.
Внезапно Итан остановился и оттолкнул ее с отвращением. Будто пробудившись от кошмара, он с трудом пытался понять, что же произошло. Его мышцы содрогались, разум конфликтовал с его телом. Страсть, охватившая их, затмила собой все, но отрезвляющая вспышка реальности была слишком яркой, чтобы не заметить ее.
— Ты… — Вода хлестала его по лицу, стекая вниз по подбородку, словно слезы. В движении его рук, пальцев было некое замешательство. Боль слышалась в каждом слове. — Ты сводишь меня с ума. — Она чувствовала, как каждый вдох отдается судорогой. — Когда я с тобой, мне легко оступиться… С тобой, черт возьми, так просто отказаться от всего…
— От чего отказаться?
— От долга, преданности. Ты, Мия, позоришь меня…
— Как это?
— Ты заставляешь меня желать тебя!
Она поняла, что все кончено, когда его руки отпустили ее. Итан шагнул назад, но Мия все еще не могла признать свое поражение.
— Я тоже желаю тебя, Итан. — Дрожа, она потянулась к нему. — Я думала о тебе. Я хотела тебя все эти семь лет. Семь лет, — горько проговорила она. — Сможем ли мы найти верный путь, чтобы преодолеть все, оставить все в прошлом?
Итан почувствовал, как зашевелился ребенок. Ребенок его брата был причиной того, что они встретились, но именно он мешал им быть вместе.
Ребенок его брата развивался внутри женщины, которую он любил. Его брат был с ней, любил ее, преклонялся перед ней…
— Для нас двоих уже слишком поздно, Мия.
— Может, нет? — прошептала Мия. — Итан…
— Слишком поздно, — перебил он. — Это ребенок Ричарда, и я знаю… — Он с горечью закрыл глаза, прежде чем продолжить: — Я никогда не смогу забыть об этом.
— То, что это ребенок Ричарда, или то, что Ричард и я?.. — Мия умолкла. Она поняла, что направила разговор в опасное русло.
— Имеет ли это значение? — Он покачал головой, задержав взгляд на ней чуть дольше. — Я просто не могу…
Несмотря на горячий душ, ей было холодно без него. Отвернувшись, Мия тщетно попыталась не смотреть, как он снимает промокшую одежду и обматывает полотенце вокруг своего божественного тела. Дверь за ним наконец закрылась, и Мия осталась одна. Дрожа, стояла она под струящейся водой, зная, что эта пытка не закончится никогда, что через некоторое время увидит его снова.
И Мия задала себе вопрос: как ей быть с этим?
Как она сможет смотреть ему в глаза и не открыть тайну, которую теперь знает только она одна?

Глава пятая

Когда Мия нерешительно вышла во внутренний дворик, она сразу увидела Итана. На нем были темно синие джинсы и черный свитер. Его волосы, еще немного влажные, спадали на лоб. На Мии были трусы боксеры и огромная футболка — вещи Итана, которые он предусмотрительно оставил для нее на кровати.
— Спасибо за это. — Она подергала белую ткань футболки. — По-моему, живот еще немного раздался по сравнению со вчерашним днем. Не хотела бы я снова лезть в то черное платье.
Последовала длинная пауза. Итан наполнил соком два высоких бокала, пододвинул к ней блюдо со сладостями.
— Нет, спасибо… — начала было Мия, но потом, вспомнив вчерашний разговор, нехотя взяла шоколадный круассан и откусила кусочек сладкого теста с горьковатым шоколадом внутри.
— Вкусно? — спросил Итан.
— Очень. Ты обязательно должен сказать мне, где ты их купил, чтобы я смогла взять пакетик таких же, когда поеду домой.
Итан на секунду прищурился, но промолчал. Лишь сделав большой глоток, заговорил:
— Мия, мы можем поговорить? Я имею в виду, можем мы попытаться поговорить без ссор?
— Я сомневаюсь. — Она невесело усмехнулась, провела пальцем по ободку бокала, закрыла глаза и кивнула. — Но можем попытаться.
— Я понимаю, как это произошло. — Он тяжело вздохнул. — Я помню этот разговор. Мой отец был в бешенстве той ночью, когда вернулся Ричард, чуть ли с ума не сходил. Он намеревался добраться до самой сути, а это значило, что у Ричарда не было ни единого шанса выстоять. Вот почему Ричарду пришлось лгать.
— С твоими родителями всегда так? — спросила Мия, пытаясь увести разговор в сторону. — Ричард отказывался говорить, когда я пыталась расспросить его о детстве.
— И неспроста, — произнес Итан мрачно, задерживая на ней взгляд. — Мия, если бы Ричард был жив, ты все равно стала бы растить ребенка одна?
Она нерешительно кивнула.
— Мы договорились, что Ричард будет играть важную роль в воспитании нашего ребенка, но я все равно собиралась быть матерью одиночкой.
— Я не имею права судить тебя, Мия. Просто по какой-то странной причине я всегда был уверен, что двое родителей лучше одного. — Она хотела подняться, чтобы закончить разговор, но он поймал ее за руку, и после минутного колебания Мия уступила. — Ты будешь прекрасной матерью, Мия. — Итан увидел, как ее щеки зарделись, и продолжил: — Я бы все отдал, чтобы расти как твой ребенок, пусть с одной матерью, без отца. Это лучше, чем жить с моими родителями! — Он глубоко вздохнул. — Я не удивлен, что Ричард замыкался в себе, когда ты расспрашивала его о детстве. Мои родители самые черствые люди, которых только можно встретить. Поверь, я не преувеличиваю. Я даже думаю, что они занимались сексом всего один, максимум два раза…
— Ты же не занимаешься сексом только для того, чтобы делать детей. — Ее губы сложились в ироничную улыбку, которая тут же исчезла, когда Мия заметила боль в его глазах.
— Ни одного поцелуя, ни одного объятия. Няни, одна за другой, проходили маршем мимо нас. Но, как только мы запоминали их имена, а они узнавали, что мы любим есть на завтрак, наши родители уже полагали, что мы «слишком привязались», и их увольняли. Какое облегчение наступило, когда мы наконец-то пошли в школу-пансион.
— Зачем тогда они родили детей? Все выглядит так, будто они даже не хотели видеть вас рядом!
— Они и не хотели детей. — Теперь в голосе Итана звучало отчаяние. — Они хотели наследников. Вот кем мы были. А когда стало ясно, что Ричард не передумает и не смирится с ролью, уготованной нам в семейном гостиничном бизнесе, его отшили, даже и глазом не моргнув. Вот такие люди мои родители, к сожалению…
— Но вы работаете вместе, — заметила Мия. — Ты же решил остаться… Расскажи мне все, Итан. Ведь это ты настаивал на разговоре. Почему ты остался? Если они на самом деле такие, тогда почему ты до сих пор работаешь с ними?
— Они устроили Ричарду такой ад, готовы были от него совсем отказаться…
— Поэтому ты остался? Чтобы они не отказались от тебя?
— Нет. — Он медленно покачал головой, а затем одним глотком осушил бокал. — Поверь мне, Мия, я бы с радостью ушел, я бы с превеликим желанием умыл бы руки…
— Они ведь твоя семья, — произнесла Мия, потрясенная жестокостью его слов, но Итан и бровью не повел.
— Они мои родители, — произнес он равнодушно. — Вот кем они для меня являются, не больше и не меньше. Я работал в семейной компании, чтобы они оставили Ричарда в покое… Если бы я ушел, то все было бы кончено. Но я бы выжил, — произнес он со своей обычной самонадеянностью. — Черт, я бы даже преуспел! Но не Ричард. — Итан покачал головой. — Он был бы как породистый котенок, выброшенный на улицу. И пяти минут бы не прожил. Когда они переехали в Сидней, то уже готовы были окончательно вычеркнуть его из своей жизни.
— Но тут вмешался ты?
Он кивнул.
— Я убедился, что Ричард по крайней мере получал приличные деньги от них, вплоть до своей смерти. Это дало ему возможность осуществить его мечту — поступить в школу искусств. Но если бы не я, он бы спал на полу в твоей хижине…
Мия сидела в молчании, боясь даже пошевелиться, нарушить это волшебное состояние откровения. Было просто невероятно наблюдать, как холодный и замкнутый человек открывает душу.
— Ты сама была свидетелем, как ужасно они обошлись с твоим отцом. Но поверь, все могло бы быть гораздо, гораздо хуже… Я отчаянно боролся, чтобы твоему отцу хотя бы заплатили нормальное выходное пособие…
— Скорее, плату за молчание, — возразила Мия, но Итан лишь пожал плечами.
— Называй, как хочешь, но твоему отцу пришлось бы плохо, если бы его судьбу решали только мои родители. Я даже не сомневаюсь, что они бы сдали в полицию родного сына, если бы узнали правду. Их Бог — деньги, Мия. Простые смертные, даже собственные дети, не стоят их внимания. Теперь-то я могу диктовать свои условия. Я хорош в своем деле, хорош настолько, что нужен им. И я единственный, кто может их остановить, если они начинают заходить слишком далеко.
Слезы наполнили глаза Мии, когда она полностью осознала всю сущность его родителей, ощутила одиночество и жестокость того мира, который Карвеллы создали для своих детей. А затем она улыбнулась Итану. Он с благодарностью принял ее улыбку, а затем сменил тему:
— Ты мне теперь расскажешь, что сказал врач?
— Теперь уж точно придется. У меня давление все еще высокое.
— Это чем-нибудь грозит?
— Он пока не уверен. Сказал, что нужно более детальное обследование. Вероятнее всего, причиной явился стресс, потому что существует возможность того, что…
— Что ребенок в опасности?
— Мы оба в опасности. Доктор озабочен тем, что у меня ранняя стадия токсикоза в результате нарушения обмена веществ. — Она заметила растерянность в его глазах. — Это может вызвать осложнения…
— Тебе нельзя домой, Мия, — произнес Итан мягко, но за каждым словом была железная уверенность. — Теперь тебе нельзя быть одной.
— Но я не могу оставаться здесь.
— Из-за того, что произошло между нами? — (Мия кивнула.) — А если я пообещаю тебе, что такое больше не повторится? Если скажу, что сегодня утром я понял, как многое ушло безвозвратно? Как бы я ни относился к тебе, Мия, у нас слишком многое осталось в прошлом, а теперь нам надо вместе смотреть в будущее.
— Ты, правда, так думаешь?
— Это ребенок Ричарда, — произнес Итан хрипло. Как объяснить Мии, что он уже примирился с этим, он даже рад и счастлив, что частичка Ричарда будет продолжать жизнь. Ребенок, в венах которого течет кровь брата, продолжит его род. — Я просто не могу притворяться…
Он замолчал.
— Все хорошо, — шепотом проговорила Мия. — Я сама справлюсь.
— Тебе не обязательно быть одной, — возразил Итан. — То, что для нас двоих все кончено, не означает того, что я не могу быть рядом с тобой и твоим малышом… Останься, — попросил он нежно. — По крайней мере, ради ребенка. Я постараюсь тебе не мешать, насколько смогу. А то, что случилось сегодня утром, больше не повторится. Сейчас неподходящее время, чтобы жить одной, Мия, особенно вдалеке от людей.
— Мне нужно работать, — запротестовала она. — Итан, у меня контракт. Мне нужно закончить картины, которые я даже еще не начала. Если я не закончу их до рождения малыша…
— Ты действительно думаешь, что сможешь работать? Ты действительно считаешь, что после всего, что произошло, сможешь дома писать картины?
— Мне придется. — Мия сделала большой глоток. Хотя она сама с трудом верила, что сможет работать. Гарт напугал ее своей обходительностью. Ей стало страшно, но не за себя, а за ребенка. Итан был прав, женщине в ее положении не следовало оставаться одной в горах.
— Позволь мне помочь, — настаивал Итан. — Послушай, я знаю, Ричард не упомянул ребенка в завещании, но уверен, что, если бы у него было больше времени, он бы сделал это. Все еще окончательно не улажено, у него осталась кое-какая собственность, которую сейчас распродают, и его страховка. Я уверен, мы сможем…
— Мне не нужны деньги Ричарда. — Она смотрела ему в глаза. — Итан, все это не из-за денег. Тебе трудно понять, но деньги никогда не служили для меня мотивом.
— Я верю тебе, Мия, но взгляни на вещи реально!
— Я и так смотрю реально. Мои дела идут успешно. Я легко могу обеспечить себя. Я плачу за дом, а галерея окупает сама себя. Меня вполне все устраивает.
— Ты все еще выплачиваешь кредит за дом? — Итан проницательно посмотрел на Мию. — По-моему, ты говорила, что это какая-то лачуга. Как насчет дома твоего отца? Наверняка деньги, вырученные за него, покрыли бы кредит. Она промолчала, но он не унимался. — Или ты оставила его как собственность для инвестиций?
— Я его не продавала и не оставляла, — произнесла она с надрывом, и Итан нахмурился. — Мой отец встретил женщину, он снова женился…
— Когда он умер, дом отошел ей? — недоверчиво спросил Итан.
— Ее зовут Салли, Итан, и дом ей не отошел, она просто продолжает жить там, где они были вместе с моим отцом.
— Но, ради всего святого, они же не были женаты долго! Без всякого сомнения, ты должна была унаследовать…
— Я и так унаследовала довольно много, — перебила его Мия. — Мой отец оставил мне в наследство гораздо больше, чем деньги. Салли любила отца, а он любил ее. Любовь — это не какое-то математическое уравнение, где количество часов, проведенных вместе, умножается на силу любви. Салли сделала моего отца счастливым в его последние годы, и я бесконечно благодарна ей за это.
— Пусть так, но…
— Сколько времени уходит на то, чтобы найти любовь, Итан? Два года, два месяца, — она печально усмехнулась, — две недели? Разве их любовь менее ценна только потому, что они не успели отметить круглую дату?
Итан ничего не ответил, только долго смотрел на нее.
— Останься, — наконец произнес он. — Сегодня днем я съезжу к тебе домой и привезу твои вещи.
— А как же моя работа?
— Ты можешь работать прямо здесь, — он обвел рукой дворик. — Над двориком есть крыша, и если пойдет дождь, можно легко закрыть стеклянные двери…
— А ты представляешь, что станет с твоей дорогой импортной плиткой, когда я появлюсь тут со своей глиной и красками?
— Похоже, скоро это узнаю. — Он насмешливо посмотрел на нее.
— Это неразумно. — Мия чуть улыбнулась. — Все это неразумно, Итан. Мне надо отдыхать, нельзя волноваться, а жить рядом с тобой…
Она покачала головой.
— Между нами все кончено, Мия, — произнес он без эмоций. Глаза, что восхищались ею, теперь смотрели отчужденно. — Все кончилось семь лет назад, и то, что случилось сегодня утром… — Итан не выглядел смущенным и говорил, будто подводил итоги совещания. Мии даже показалось, что где-то позади него сидит секретарь и старательно все записывает, а сам Итан шелестит бумагами за рабочим столом. — Конечно, печально, что это случилось, но тому способствовало некоторое количество определенных обстоятельств. Причину происшедшего сегодня утром можно отнести к следующим факторам: мы оба были расстроены и находились под впечатлением событий предыдущего дня. Смерть Ричарда потрясла нас до глубины души. — Он посмотрел на нее в ожидании одобрительного жеста, но, поскольку Мия оставалась неподвижной, продолжил: — Отрицать факт взаимной симпатии было бы неправдой. Соответственно та самая симпатия вместе с повышенным эмоциональным фоном плюс тесное пространство и тот факт, что ты была раздета…
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Sv-k1 о книге: Яна Егорова - Засранец
    Нуууууу так.... Средне на мой взгляд. Без экшена, без страстей, переживаний....Благо ХЭ. А то было бы уж совсем беда-печалька

  • uchitalka... о книге: Екатерина Владимировна Флат - Проклятый принц
    Это просто дно. Не тратьте время. Раздражалась на протяжении всего прочтения, бесили все герои. Куча необоснованных поступков, бессмысленные умалчивания, никакого прогресса. Откуда появились чувства между героями никто не знает, даже автор. Ещё и ошибки. Так что процентов 40 я пролистала. Концовка, к слову, тоже днище. Итог: очень отстойная детская СКАЗОЧКА.

    P.s. хотелось бы поставить нечитаемо, но я слишком добрая. Кому-то же зашел этот ужас.



  • Evgeniya26 о книге: Irina Teoman - Жена демона
    Не пойми что! Невозможно читать этот бред сивой кобылы

  • oleandry о книге: Руслан Алексеевич Михайлов - Аньгора [СИ]
    Проглотила за пару-тройку часов, и мне мало, хочу продолжения! Обожаю книги про Вальдиру, даже решила перечитать все с самого начала))


  • star72 о книге: Галина Дмитриевна Гончарова - Сила рода
    konvaliya, 2-я книга(издательский вариант) заканчивается:"Волны и ветер, словно сговорившись, плавно влекли корабль к острову древних Королей." Видимо у вас вариант 2-й книги СИ, без первой и последней главы. С третьей всё правильно.



читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.