Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46538
Книг: 115490
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «P.S. Ты мне нравишься»

    
размер шрифта:AAA

Кейси Уэст
P.S. Ты мне нравишься

Глава 1

Удар молнии. Атака акулы. Выигрыш в лотерею.
Нет. Я все зачеркнула. Слишком банально.
Постучала ручкой по губам.
Редкость. Что было редкостью? Мясо, подумала я и тихонько хихикнула. Для песни в самый раз.
Еще несколько раз провела ручкой по словам, зачеркивая их до неузнаваемости, а затем написала одно слово. Любовь. Теперь в моем мире она была редкостью. Романтическая так точно.
Моя соседка по парте Лорен Джеффрис прочистила горло, и только тогда я заметила, как в классе стало тихо, а я снова погрузилась в себя, отгородившись от окружающего мира. Со временем я научилась не высовываться, справляться с редким нежелательным вниманием. Я прикрыла учебником химии свой блокнот, в котором было что угодно, только не заметки по этому предмету, и медленно подняла голову.
На меня смотрел мистер Ортега:
– Добро пожаловать обратно на урок, Лили.
Все засмеялись.
– Уверен, вы записывали ответ, – сказал учитель.
– Разумеется. – Главное вести себя невозмутимо, как будто у меня нет чувств.
Как я и надеялась, мистер Ортега оставил меня в покое и перешел к объяснению предстоящей на будущей неделе лабораторной работы и тому, что нужно прочитать для подготовки к ней. Поскольку он так легко позволил мне соскочить с крючка, я решила, что смогу незаметно ускользнуть после урока, однако, когда прозвенел звонок, учитель подозвал меня к себе:
– Мисс Эбботт? Уделите мне минутку своего времени. – Я бросилась придумывать хороший предлог, чтобы уйти со всем классом. – Вы должны мне по меньшей мере одну минуту, ведь последние пятьдесят пять вы явно уделяли не мне.
Последний ученик покинул класс, и я подошла поближе к мистеру Ортега.
– Простите, мистер Ортега, – пролепетала я. – Мы с химией не в ладах.
Он вздохнул:
– Это улица с двусторонним движением, и вы со своей стороны ничего не сделали.
– Знаю, но я постараюсь.
– Да, постараетесь. А если я еще раз увижу на своем уроке этот блокнот, то заберу его.
Я едва сдержала стон. Как ежедневно выдерживать пятьдесят пять минут пытки, ни на что не отвлекаясь?
– Но мне нужно делать заметки, – пробормотала я. – По химии. – Даже не помню, когда последний раз делала хоть одну заметку по химии, не говоря уже о нескольких.
– Вам вполне хватит одного листка, и его вы будете показывать мне в конце каждого урока, – сказал учитель.
Я прижала к груди свой зелено-фиолетовый блокнот. В нем жили сотни идей для песен и стихов, незаконченные куплеты, наброски и эскизы. Он был моим спасательным кругом.
– Это слишком жестокое наказание. – Я понурила голову.
Мистер Ортега хохотнул:
– Помочь вам пройти мой предмет – моя работа. И вы не оставили мне иного выбора… – Я могла бы предложить ему целый список иных вариантов. – Думаю, мы пришли к соглашению.
Не стала бы называть это соглашением. Соглашение подразумевает обоюдное решение, а это скорее распоряжение, приказ… указ…
– Вы хотите еще что-то сказать? – спросил мистер Ортега.
– Что? Ой, нет. Я поняла. До завтра! – крикнула я.
– Никакого блокнота, – крикнул он мне вслед.
Когда дверь за мной закрылась, я снова открыла блокнот и на уголке страницы записала слово «указ». Хорошее слово. Нераспространенное. Пока я писала, врезалась в кого-то плечом и едва не упала.
– Разуй глаза, Магнит, – брякнул какой-то старшеклассник, которого я даже не знала.
Прошло два года, а люди до сих пор помнили это прозвище. Я никак не отреагировала, но, когда парень прошел мимо, представила себе, как бросаю свою ручку, словно дротик, ему в спину.
– Выглядишь так, будто готова кого-то убить, – подойдя ко мне, сказала моя лучшая подруга Изабель Гонсалес.
– Почему все до сих пор помнят эту дурацкую речовку, которую придумал Кейд? – проворчала я. Прядь темно-рыжих волос выбралась из ленточной ловушки и упала мне на глаза. Я заправила ее за ухо. – Она даже не в рифму.
– Речовка и не должна рифмоваться, – парировала Изабель.
– Знаю, – согласилась я. – Но я говорила не об его умении писать речовки, а о том, что ребята не должны ее помнить. До сих пор… Прошло больше двух лет, в ней ведь нет ничего запоминающегося.
– Прости, – улыбнулась Изабель, подхватывая меня под руку.
– Ты не должна за него извиняться. Он больше не твой парень. Да и вообще, я не хочу, чтобы ты меня жалела.
– Но мне правда жаль. Это глупо и по-детски. Думаю, сейчас ребята тебя так называют уже по привычке, а не вспоминают речовку.
Согласиться я с подругой не могла, однако решила закрыть эту тему:
– Мистер Ортега запретил мне брать блокнот на свой урок.
Изабель захихикала:
– Ну ничего себе. И как же ты будешь жить без одной из своих конечностей?
– Не знаю, и именно на химии. Как вообще это можно слушать?
– Мне нравится химия.
– Позволь перефразировать. Как это может слушать любой нормальный человек?
– Это ты себя называешь нормальной?
Я склонила голову перед Изабель, признавая ее победу.
Мы остановились у развилки сразу за зданием В. Розоватый скалистый ландшафт вдоль дорожки сегодня казался особенно пыльным. Носком красной кроссовки я откинула несколько камешков с дорожки.
Аризонский ландшафт способствовал сохранению водных ресурсов, но меня он вблизи мало вдохновлял. Чтобы придумать достойные блокнота строки, приходилось наблюдать за ним издалека. При этой мысли я подняла голову. Бежевые здания и толпы студентов были не слишком лучше камней.
– Так что, на ланч у нас имитация мексиканской еды? – спросила я Изабель, когда нас обошла компания Лорен и Саши.
Изабель прикусила губу, и на ее лице отразилось беспокойство.
– Габриель хочет встретиться со мной вне кампуса, у нас сегодня двухмесячная годовщина. Это ничего? Я могу отказаться.
– Точно, двухмесячная годовщина. Уже сегодня? Я оставила твой подарок дома.
Изабель закатила глаза.
– И что ты мне приготовила? Самодельную книгу о том, что парням нельзя доверять?
Ахнув, я положила руку на сердце.
– Это совсем на меня не похоже. К тому же та книга называлась «Как понять, что он эгоистичная свинья». Ну да ладно…
Подруга хихикнула:
– Но я ни за что не подарила бы тебе такую книгу, пока ты с Габриелем, – добавила я, подтолкнув ее локтем. – Он мне нравится. Ты же это знаешь, верно?
Габриель был милым и хорошо относился к Изабель. Ее предыдущий парень – Кейд Дженнингс, король дурацких речовок, – вдохновил меня на написание воображаемых книг.
Изабель все еще смотрела на меня с беспокойством.
– Конечно же ты можешь пойти на ланч с Габриелем, – улыбнулась я. – Не переживай за меня. Веселись.
– Ты можешь пойти с нами, если…
У меня был соблазн дать подружке закончить предложение и принять ее приглашение, просто чтобы подшутить над ней, но я избавила ее от страданий.
– Нет. Умоляю, я не хочу идти на ваш ланч в честь годовщины. Мне еще книгу писать… «Двухмесячная годовщина – начало вечности». Глава первая: «Через шестьдесят дней вы поймете, что все по-настоящему, если он вытянет вас из школьной рутины и отведет в „Тако Белл“».
– Мы не пойдем в «Тако Белл».
– Ой-ой, еще только первая глава, а для тебя уже все не очень хорошо складывается.
Темные глаза Изабель сверкнули.
– Шути сколько хочешь, но я думаю, что это романтично.
Я взяла руку Изабель и сжала ее:
– Знаю. Это здорово.
– С тобой здесь все будет в порядке? – Подружка показала на старшеклассников. – Может, тебе потусоваться с Лорен и Сашей?
Я пожала плечами. Эта идея меня не вдохновляла. Я сидела рядом с Лорен на химии, и иногда мы разговаривали. Например, когда она спрашивала у меня домашнее задание или просила убрать рюкзак с ее папки. А с Сашей мы не общались и вовсе.
Я взглянула на свой наряд. Сегодня на мне была просторная кофта на пуговицах, которую я нашла в комиссионном магазине. Я обрезала рукава, чтобы она стала похожа на кимоно, и повязала на талии коричневый винтажный пояс. На ногах – потрепанные красные кроссовки. Выглядела я странно, не модно, поэтому сразу выделялась среди таких, как Лорен, безупречно одетых в свои облегающие джинсы и коротенькие топы.
Я подняла блокнот и кивнула Изабель:
– Все нормально. Я воспользуюсь этим шансом и поработаю над новой песней. Ты же знаешь, дома мне редко удается остаться одной.
Изабель кивнула, и тогда я краешком глаза увидела его. И застыла.
Лукас Данэм. Он сидел на скамейке с другими старшеклассниками – толстовка застегнута, в ушах наушники – и смотрел в никуда. Будто присутствовал здесь лишь номинально. Знакомое чувство.
Изабель проследила за моим взглядом и вздохнула:
– Знаешь, тебе стоит с ним поговорить.
Я засмеялась, ощущая, как краснеют мои щеки:
– Помнишь, что случилось в прошлый раз, когда я пыталась.
– Ты разнервничалась, вот что.
– Я ничего не могла сказать. Совсем ничего. Он, его потрясные волосы и хипстерская одежда напугали меня, – договорила я уже шепотом.
Изабель наклонила голову, рассматривая парня, будто была не согласна с моей оценкой его внешности.
– Тебе просто нужна практика, – улыбнулась она. – Давай начнем с того, по кому ты не чахла последние два года.
– Я не чахла по Лукасу… – Я сказала это очень тихо.
Я замолчала, когда Изабель смерила меня взглядом. Она была права. Я чахла. Лукас, наверное, был самым крутым парнем, которого я знала… ну, по правде говоря, я его не знала, но от этого он казался мне еще более крутым. Он был на год старше нас, носил темные длинные волосы и одевался как в футболки с изображением групп, так и в старомодные рубашки поло – из-за такого контраста я не могла отнести его ни к одной известной мне категории старшеклассников.
– Устроим двойное свидание со мной и Габриелем в следующую пятницу! – вдруг воскликнула Изабель. – Я найду тебе пару.
– Я пас.
– Ну же, Лил, ты давненько не была на свидании.
– Потому что я неуклюжая и странная, поверь, весело не будет ни мне, ни бедняге, который согласится со мной пойти.
– Неправда.
Я скрестила руки на груди.
– Тебе просто нужно встретиться с кем-то больше одного… или двух раз… чтобы парень увидел, какая ты забавная, – возразила Изабель, поправляя лямки рюкзака. – Со мной ты не ведешь себя неуклюже.
– Еще как веду, но тебя не гнетет перспектива неизбежного поцелуя со мной, поэтому ты с этим миришься.
Изабель, хохотнув, покачала головой:
– Я не поэтому с этим мирюсь. А потому, что ты мне нравишься. Нам просто надо найти парня, с которым ты сможешь быть самой собой.
Я положила руку на сердце:
– И в этот жаркий осенний день Изабель начала невозможный поиск поклонника для лучшей подруги. Бесконечный поиск. Который испытает ее решимость и веру. Доведет до грани безумия и…
– Прекрати, – остановила меня Изабель, слегка толкнув плечом. – С таким отношением это точно невозможно сделать.
– Именно это я и пытаюсь сказать, – усмехнулась я.
– Отклоняется. Вот увидишь, где-то есть для тебя подходящий парень.
Я вздохнула, и мой взгляд снова упал на Лукаса.
– Из, серьезно, меня все устраивает. Хватит об этом.
– Хорошо, хватит. Просто будь открытой с людьми, иначе можешь упустить то, что находится прямо перед тобой.
Я развела руки в стороны:
– Разве есть кто-то более открытый, чем я?
Изабель бросила на меня скептический взгляд и уже начала было отвечать, как вдруг издалека раздался громкий голос:
– А вот и она! Поздравляю с годовщиной!
Щеки Изабель залились румянцем, и она повернулась к Габриелю. Парень подбежал к ней и, обняв, приподнял над землей. Они шикарно смотрелись вместе – оба темноволосые, с темными глазами и оливковой кожей. Непривычно было видеть Габриеля в нашей школе. Он учился в старшей школе на другом конце города и ассоциировался у меня с внешкольными и выходными событиями.
– Привет, Лили, – поздоровался он со мной, как только опустил Изабель на землю. – Ты идешь с нами? – Его приглашение звучало искренне. Он действительно был хорошим парнем.
– Да, здорово, правда? Услышала, что ты платишь, и сразу же согласилась.
Изабель засмеялась.
– Отлично, – ответил Габриель.
– Это была шутка, Гейб, – пояснила Изабель.
– Оу!
– Да, я же не убогая. – Хотя теперь я начала думать, что именно такой они меня и считали.
– Нет, конечно же нет. Просто я переживаю, что не предупредила тебя заранее, – улыбнулась Изабель.
Габриель кивнул:
– Это был сюрприз.
– Если продолжите нянчиться со мной, не успеете поесть. Идите. Веселитесь. И… эм… поздравляю. Я недавно читала книгу о том, что двухмесячная годовщина – начало вечности.
– Правда? Круто! – засмеялся Гейб.
Изабель же закатила глаза и шлепнула меня по руке:
– Будь хорошей девочкой.
И я осталась на дорожке в одиночестве наблюдать за учениками. Они болтали и смеялись. Изабель зря переживала. Я прекрасно чувствовала себя в одиночестве. Иногда я даже предпочитала его всему остальному.

Глава 2

Сидя на ступеньках школы с блокнотом на коленях, я рисовала. Добавила несколько цветочков на эскизе юбки, затем оттенила зеленым карандашом колготки. В ушах у меня были наушники, и я слушала песню группы «Блэкаут». Их вокалистка Лисса Примм – гениальный автор песен, которая поразила меня своими вишнево-красными губами, винтажными платьями и вездесущей гитарой, – была моим кумиром как в стиле, так и в музыке.
Я постукивала ногой в такт песне «Потянись увядшими лепестками и впусти в себя свет», которую мне так хотелось научиться играть на гитаре. Надо будет потренироваться.
Громкий звук мотора мини-вэна заглушил музыку, и я сразу поняла, что приехала моя мама. Я закрыла блокнот, засунула его в рюкзак и, вытащив из ушей наушники, встала. На заднем сиденье мини-вэна маячили головы моих братьев. Видимо, мама сначала забрала из школы их.
Стоило мне открыть пассажирскую дверь, как воздух наполнился старой песней «Ван Дирекшен», но сиденье оказалось занято маминым органайзером для бусинок.
– Можешь сесть сзади? – спросила мама. – По дороге домой мне нужно завезти клиентке бусы.
Она нажала кнопку, и боковая дверь отъехала в сторону, являя взору моих младших братцев, которые дрались из-за какой-то игрушки. На землю выкатился пластиковый стаканчик, и я в смущении оглянулась по сторонам. На парковке почти никого не осталось. Несколько ребят рассаживались по машинам, что-то крича своим друзьям. Похоже, на меня никто не обращал внимания.
– Прости, что опоздала, – добавила мама.
– Да ничего. – Я закрыла пассажирскую дверь и, украдкой подобрав стаканчик, похлопала брата по спине: – Подвинься, Второй.
Стряхнула с сиденья крошки от крекеров «Чиз-Ит» и села.
– Я думала, меня заберет Эшли, – сказала я маме.
Моей старшей сестре Эшли девятнадцать лет, и у нее есть своя машина. Она учится в колледже и работает, но до сих пор живет с нами, воруя у меня возможность иметь собственную комнату, поэтому ей приходится вносить свой вклад в семейные дела. Например, забирать меня из школы.
– Она сегодня работает допоздна, – напомнила мама. – Эй, ты жалуешься, что тебя забирает твоя суперклевая мамочка? – Она улыбнулась мне в зеркало заднего вида.
– А разве суперклевые мамочки употребляют слово «клевый»? – хихикнув, ответила я.
– Улетная? Бомбовая? Чумовая? – В самый разгар этого перечисления мама повернулась к брату: – Уайат, тебе десять, отдай игрушку Джоне.
– Но Джоне семь! Он всего на три года младше меня. Почему все должно доставаться ему?
В своих попытках отобрать у брата Железного человека Джона заехал мне локтем в живот.
– Все, теперь она моя, – рявкнула я и, отобрав игрушку, закинула ее в багажник, и мальчишки тут же возмущенно завопили.
Мама вздохнула:
– Ну и как это могло помочь?
– Мои внутренности братцу премного благодарны.
Братья перестали хныкать и захохотали – вот желаемый результат моей реплики.
Я взъерошила им волосы:
– Как дела в школе, ребятки?
Маму подрезал черный «БМВ», и она резко нажала на тормоза. Я потянулась, чтобы уберечь голову Джоны от удара о переднее сиденье.
Мне даже не нужно было смотреть на водителя, я и так знала, кто это был. И все же он сам и его слегка волнистые, идеально уложенные темные волосы попали в поле моего зрения. У Кейда была внешность соседского паренька: высокий, с широкой улыбкой и щенячьими карими глазками, – однако индивидуальность, к сожалению, в этот комплект не входила.
– Кто-то так и не научился безопасному вождению, – пробормотала мама, когда Кейд уехал.
Как бы мне хотелось, чтобы она ему посигналила.
– Он много чему не научился. – В том числе и слагать речовки в рифму.
– Ты его знаешь?
– Это Кейд Дженнингс. Но все зовут его Дженнингс-дебилингс. – Вот это легко запоминалось. Аллитерация. Магнит… Лили? Как им удалось это запомнить?
– Правда? – удивилась мама. – Как грубо.
– Нет, я пошутила, – пробормотала я. А стоило бы. Хорошо звучит.
– Кейд… – Мама задумчиво прищурилась.
– Изабель с ним встречалась. В восьмом классе.
А потом моей лучшей подруге пришлось выбирать, потому что мы с Кейдом постоянно грызлись. Конечно, Изабель говорила, что это произошло не по моей вине, но мне в это верилось с трудом. Половину времени я чувствовала себя виноватой, а другую – считала, что спасла подругу от страданий.
– Мне показалось его имя знакомым, – сказала мама, поворачивая направо. – Он когда-нибудь приходил к нам?
– Нет.
Слава богу! Не сомневаюсь, что Кейд не упустил бы возможность поиздеваться над нашим постоянно захламленным домом. Когда в доме четыре ребенка, это превращается в катастрофу.
Однажды Изабель затащила меня к Кейду на его четырнадцатый день рождения. Когда он открыл дверь на наш стук, выражение его лица ясно дало понять, что мне здесь не рады.
«Какой прекрасный сюрприз на день рождения», – саркастично бросил он, направляясь обратно в дом, и мы с Изабель последовали за ним.
«Поверь, я тоже не хотела приходить», – парировала я.
Изабель поспешила догнать Кейда, а я тем временем замерла в холле. Его дом был огромным и ослепительно-белым, даже мебель и украшения были белыми. В моем доме от белого не осталось бы и следа.
Я медленно повернулась кругом, осматривая холл, и тогда Изабель выглянула из-за угла и спросила: «Ты идешь?»
Голоса братьев выдернули меня из воспоминаний и вернули в машину к семье. Теперь мальчишки дрались из-за пачки «Эм-энд-эмс».
– Я нашел ее под сиденьем, значит, она моя, – запищал Уайат.
Я достала блокнот и снова приступила к работе над эскизом юбки.
– Мам, мы можем купить черные нитки? – спросила я. – У меня закончились.
Мама свернула на главную улицу:
– Это может подождать до конца недели? Папа заканчивает работу.
Папа был дизайнером мебели, фрилансером. Объем его работы невозможно было предсказать, как и наш бюджет. Вообще-то, в моей семье все было непредсказуемым.
– Да, конечно, – согласилась я.

* * *

Дома я переступила через гору рюкзаков, которые валялись на проходе, и пошла в свою комнату.
– Забираю ноутбук, – оповестила я всех и взяла ноутбук со столика в коридоре.
Никто не ответил.
Я зашла в свою комнату… Точнее, лишь половина этой комнаты была моей. Чистая половина. Половина с образцами тканей и цветовой палитрой на стене, а не с вырезками статей из журналов о макияже и жизни знаменитостей. Хотя, надо сказать, иногда я заглядывалась на все это.
Эшли сейчас не было, поэтому я свободно плюхнулась на кровать и, зайдя на Ютьюб, начала искать обучающее видео на песню группы «Блэкаут». Эта песня была не очень известной, и я боялась, что ничего не найду. Пришлось пролистать несколько страниц, прежде чем я наконец нашла одно видео. Я поставила ноутбук на туалетный столик.
Моя гитара была припрятана под кроватью в тяжелом чехле – мера предосторожности. При наличии двух младших братьев это было необходимостью. Я достала чехол и открыла его. На эту гитару, мою детку, я зарабатывала полгода. Каждый вечер пятницы я присматривала за соседскими двухлетними близнецами, которые были самыми несносными из всех детей, с которыми я когда-либо сидела. А с учетом прозвищ, данных мной моим братьям, это говорило о многом. Но оно того стоило. Эта гитара была воплощением всех моих мечтаний. У нее был идеальный звук, а когда я играла, то не ощущала себя такой неуклюжей, как обычно. Мне казалось, я была рождена для музыки. Все остальное вокруг просто исчезало. По крайней мере, на некоторое время.
Я уже установила пальцы для первого аккорда, как дверь в мою… нашу… комнату распахнулась.
– Лили! – воскликнул Джона, вбегая в комнату и останавливаясь возле меня. – Смотри! У меня зуб шатается. – Он широко открыл рот и языком надавил на правый верхний зуб, но тот даже не шелохнулся.
– Круто, приятель!
– Ладно, пока! – Братец удалился так же быстро, как и появился.
– Дверь закрой! – крикнула я вдогонку, но Джона либо не услышал, либо просто не захотел помочь.
Я вздохнула и, встав, закрыла дверь. После чего снова сосредоточилась на видео и на гитаре.
Спустя две минуты раздался стук в дверь, и появилась мама:
– Твоя очередь разгружать посудомойку.
– Можно я сначала закончу? – спросила я, кивнув на гитару.
– Я не могу начать готовить ужин, пока занята раковина, а раковина не освободится, пока занята посудомойка.
Я хотела выбить себе еще пять минут, но, взглянув на маму, передумала. Она выглядела более уставшей, чем обычно.
– Хорошо, сейчас приду.
Я закрыла глаза и сыграла еще один аккорд, позволяя вибрации нот проникнуть в руки. Все мое тело расслабилось.
– Лили, поторопись! – позвала мама.
Тьфу ты.

* * *

На следующее утро, перед школой, я заглянула на кухню, чтобы позавтракать. Мама уже отвезла Джону и Уайата и сейчас складывала в кладовой белье после стирки. Эшли все еще собиралась – на это у нее уходили часы, – а папа сидел за кухонным столом и читал газету.
Я достала из шкафчика коробку с хлопьями, а пока насыпала их в миску, заметила кое-что на стойке и покачала головой. На бежевом граните лежала пара бус, под ними листочки, и на каждом листочке стояло по две галочки.
– Нет, – сказала я.
Папа взглянул на меня поверх газеты:
– Просто проголосуй. Это же пустяк.
– Ты всегда так говоришь, а потом превращаешь это в большое событие. Кого из друзей ты заставил проголосовать в этот раз? – спросила я, потому что без меня было уже четыре голоса.
– Голосование – это привилегия. Никто никого не заставляет. Это просто развлечение.
– В таком случае голосую за оба варианта, бусы одинаково красивы.
– Нет. Ты должна выбрать.
– Чудаки. Когда вы с мамой так странно себя ведете, то не оставляете нам никакой надежды.
Я налила в миску молоко и села за стол. Папа до сих пор держал газету перед собой, словно читал ее. На самом же деле он пытался усыпить мою бдительность. Притворялся, что соревнование было пустяком.
– Ты ведь знаешь, что мама от тебя не отстанет, пока ты не проголосуешь, – проронил он.
– Конечно, – усмехнулась я. – Все дело в маме. Просто скажи, где твои, и я проголосую за них.
– Это же обман, Лил.
– Зачем ты начал эту традицию? Мама не лезет в твою работу и не пытается превзойти твою причудливую резную мебель.
Папа усмехнулся:
– Она наверняка бы победила.
Я съела ложку хлопьев и, чтобы сменить тему, спросила отца:
– Почему мы до сих пор покупаем газеты? Знаешь, ты мог бы найти те же новости в Интернете… например, вчера?
– Мне нравится держать слова в руках.
Я засмеялась, но резко замолчала, когда увидела кое-что на странице, развернутой перед отцом, и это изменило мое мнение о газетах.
Я сразу их полюбила.
Конкурс авторской песни. Выиграйте пять тысяч долларов и три недели интенсивного курса с самым лучшим профессором музыкального института Гербергер. Более подробную информацию вы сможете найти на нашем сайте: www.herbergerinstitute.edu.
– Ты готова? – спросила Эшли, входя в кухню.
Она зевала, но, как всегда, выглядела идеально: узкие джинсы, розовая футболка с глубоким круглым вырезом и туфли на платформе, волосы убраны в хвостик, а макияж безупречен. Хотя внешне мы были похожи – те же длинные темно-рыжие волосы, карие глаза и веснушки, – стиль у нас был совершенно разный. Эшли хорошо бы вписалась в компанию Лорен и Саши из школы.
– Что? – Я растерянно моргнула. – То есть да. То есть, пап, можно я это возьму?
Папа посмотрел на свою тарелку с полусъеденным рогаликом и, пожав плечами, пододвинул ее ко мне.
– Фу, нет. Я имела в виду газету.
– Газету? Ты хочешь почитать газету?
– Да.
Эшли подошла к столу и взяла из его тарелки рогалик:
– Эй, это для Лили, – засмеялся отец.
– Нет, – возразила я. – Мне нужна газета, а не рогалик.
– Надо же, слышу это второй раз и все равно не верю, – пробормотал папа.
– Очень смешно, – огрызнулась я.
– Получишь газету, если проголосуешь, – усмехнулся отец.
Я закатила глаза и, отодвинув стул, пошла рассматривать бусы. На бусах справа были перья. Мама сейчас проходила фазу перьев. Обычно мне нравились ее украшения, но эти перья были слишком хипповскими. Хотя другим они, похоже, нравились. Я подняла те, что слева:
– Вот победитель.
Папа вскинул кулак в воздух:
– Она проголосовала за мои, Эмили!
Я протянула руку. Папа отдал мне газету и, поцеловав в щеку, ушел искать маму.
– Смешно, они думают, мы не знаем, где чьи, – сказала Эшли. – Как будто результат всегда был бы таким.
– И не говори, – улыбнулась я. – Может, если мы каждый раз будем отдавать абсолютную победу маме, они прекратят это соревнование.
– Так лучше для папиного самомнения. А теперь давай отвезем тебя в школу, мелкая.
Я прижала газету к груди, обнимая слова, и последовала за сестрой. Я просто обязана написать замечательную песню и победить в этом конкурсе.

Глава 3

Было в химии что-то такое, что моментально оплавляло мой мозг. Может, сочетание скучного предмета, монотонно говорящего учителя и холодного сиденья. Интересно, было ли для этого некое химическое уравнение? Смешение этих трех факторов превращало мозг в кашу. Нет, не то. Мой мозг стал работать не медленнее, а, наоборот, интенсивнее. Гиперактивизировался. Из-за чего мне было сложно сосредоточиться на инертных словах, вылетающих изо рта мистера Ортега. Может, он говорил медленнее, чем обычно?
Сегодня, помимо всех обычных мыслей и слов, которые я теперь не могла записать в блокнот, в моей голове еще крутилась песня, которую я вчера научилась играть. Эта песня причиняла мне муки, ведь я ее и любила, и ненавидела. Любила, потому что она была великолепной, и мне хотелось написать столь же хорошую песню, а ненавидела из-за того, что она была великолепной и давала мне понять, что я даже близко никогда не напишу столь же хорошую песню.
Ко всему прочему я постоянно думала о конкурсе.
Как мне победить? Как мне вообще попасть на этот конкурс?
Карандаш завис над бумагой – единственным листком, который разрешил мистер Ортега. Если бы я записала песню, то освободила бы голову и сосредоточилась на лекции, но этот листок окажется перед мистером Ортега ровно через сорок пять минут. Сорок пять минут? Какой-то бесконечный урок. О чем он говорит-то? О железе. Что-то о свойствах железа. Я написала на листке слово «железо».
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • basmanna о книге: Инна Кроневальд - Вне времени
    Пародия на Д.Деверо "Рыцарь". Сюжет слямзили, переделали, вот и новая книга... Не смогла дочитать. Прости, автор, но книга фигня.

  • Arlen о книге: Мила Дали - Моя фальшивая невеста
    Книгу дочитала! Черно полный бред

  • milashka1480 об авторе Анна Неделина
    Хочу оставить отзыв о книге Анны Неделиной "Украденная судьба". Что хочется отметить, так это то, что к финалу все вообще переворачивается с ног на голову! Многих событий вообще не ожидаешь! Из-за этого книга становится еще более интересной и загадочной. Читайте, не пожалеете!

  • зозозо о книге: Михаил Алексеевич Ланцов - Хмурый Император
    И это СОВСЕМ другой Николай. Очередной могучий прапорщик?

  • Hora=) о книге: Анна Леденцовская - Комендант некромантской общаги
    Первые несколько глав ещё соответствовали заявленному сюжету. Потом у бабули пропало всё, что делало из неё бабулю(возраст, поведение, передвижение, мышление и т.д). И это стало ещё одной стандартной книгой про мерисьюшную попаданку, которой все восхищаются.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.