Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47497
Книг: 118420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Люди без города» » стр. 12

    
размер шрифта:AAA

Я было счел, что конфликт исчерпан — необстрелянные срочники сгрудились в кучу, потрясенно глядя на трупы своих лидеров, но тут я своими глазами увидел, как люди превращаются в аффекторов — ближний к нам солдат, только что, борясь с тошнотой, глядевший на расползающееся из под головы убитого кровавое пятно, поднял голову. В глазах его было пусто, рот перекосился звериным оскалом, руки дернулись хватающим жестом…
Бздым! Пистолет лязгнул затвором и выплюнул пустую гильзу. Говорят, это заразно, так что профилактика — лучшее лечение. А также санитарно-карантинные мероприятия — я перевел взгляд на оставшихся дезертиров, но они уже сосредоточенно драпали за ближайший угол. Ну и черт с ними.
— Автоматы я приберу, нечего им тут валяться… — хозяйственно сказал Сеня, ворочая трупы в поисках патронов. — Тьфу, лохи и чмошники — по рожку на ствол всего!
— В салон не тащи, кинь в багажник, — сказал я ему. Нам эти потертые «калаши» ни на кой черт не сдались, но не бросать же, действительно? Мало ли, кто подберет…
В салоне бледная девица рыдала в три ручья, размазывая по физиономии густой черный макияж. Это придало ей вид полинявшей при стирке панды.
— Уймись, — сказал я ей сердито. — Не мы такие — жизнь такая.
— Это я винова-а-ата! — залилась она слезами пуще прежнего.
— Да ну нафиг, — отмахнулся я. — Они тебя даже не видели, стекла тонированы. Им машина понравилась, а не твои тощие прелести.
— Вы не понима-а-аете! — продолжала рыдать девица. — Это все из-за меня! Все вот это!
— Сдается мне, девочка, — мягко сказал я, собрав все скудно отпущенное мне природой терпение. — Ты несколько преувеличиваешь свою значимость в Мироздании. Из-за тебя максимум одноклассники друг другу фингал могли поставить, да и то вряд ли.
— Да щас! — заржал Сеня. — Какие фингалы! Нынешняя школота максимум во вконтактике друг друга забанит.
Я выдал рыдающей барышне упаковку салфеток и этим ограничился. Утешение плачущих детей — не моя сильная сторона. Своими не обзавелся, а Сеня не давал повода. Думаю, даже когда акушерка шлепнула его, новорожденного, по заднице, он не заплакал, а выругался и постарался ее укусить.
— Поехали, поехали нахуй отсюда! — нервно подпрыгивал на сидении Петр. — Пока еще какая-нибудь хуеверть не началась.
Над соседним кварталом низко прошло звено ударных вертолетов. Меня звук вертолетных роторов с некоторых пор сильно нервирует — рука сама ищет тубус «Иглы»19. Не жду я от них ничего хорошего. И действительно — «вух-вух-вух» стартующих с пилонов НУРСов и последующая серия взрывов намекнули, что не просто так они тут топливо жгут.
— Да, давай по возможности дворами, — скомандовал я. — Не выезжая на широкие улицы.
Черт его знает, по кому они там шарашат, не попасть бы под раздачу ненароком.
Дворами оказалось ехать тяжело — у нас они давно превратились в поле боя необъявленной войны пешеходных горожан с автомобилистами. Первые вкапывали в проездах столбы и перегораживали арки плитами, вторые бросали машины там, куда смогли через эти надолбы прорваться. В результате массивный внедорожник то продирался между припаркованными машинами, отрывая зеркала, то лез напролом газонами. Петр матерился вполголоса, но не затыкаясь, поражая богатством метафор. На удивление — подземный толчок этот район почти не затронул, немного битого стекла не в счет. Несколько раз на нас кидались одиночные аффекторы, то пытающиеся остановить машину руками, то швыряющие куски кирпича. Мы не обращали на них внимания, стараясь проехать квартал пятиэтажек и вырваться в более широкие проезды новостроек, пока окончательно не стемнело. Вечер накатывался на город на редкость кровавым закатом — низкое солнце красиво подсвечивало дымы пожаров и висящую до сих пор в воздухе пыль. Небо выглядело отличным фоном для зрелищного высокобюджетного голливудского апокалипсиса.
За бортом хрюкнуло, зашипело, и неестественный голос сказал: «…манию жителей! Штаб гражданск…» Зашипело и смолкло.
— О, объявляют что-то! — вскинулся Сеня.
Петр притормозил и открыл окно, однако система оповещения только всхрапнула, хрюкнула пару раз и заткнулась.
— Слушай, а радио у тебя работает? — осенило меня. — Должны же дублировать по ФМ…
Петр включил магнитолу и уже на третьем канале поймал вполне разборчивое:
— …покинуть город! Оставайтесь дома, помогайте соседям, создайте запасы воды! Карантинные службы имеют приказ стрелять без предупреждения! Организуйте домовые комитеты, пресекайте беспорядки, ожидайте команды врачей и спасателей! Мародерство будет наказываться по всей строгости военного положения!…
— Карантинные, блядь, команды, в жопу их через гланды проебись мелким пропиздом… — злобно прокомментировал Петр. — Вот как эти мудацкие пиздопляски теперь называются!
— Это «команды врачей и спасателей» с «крокодилов» ракетами по проспекту хуячат? — поддержал его Сеня. — Ну усраться теперь…
Радио зашипело, передача прервалась, но через некоторое время возобновилась, постоянно прерываемое помехами:
— …Использованное террористами биологическое оружие… …необходимые карантинные меры… …понимание. Ситуация под контролем…
Валить-валить-валить отсюда! Оставленный на произвол судьбы город быстро становится очень некомфортным местом для жизни даже без «аффекторов», а уж с ними…
Дверь подъезда неожиданно оказалась заперта. Я удивился — кодовый замок-то на ней давно стоял, но вечно был сломан, скидываться на его ремонт жители не хотели, так что так и жили — нараспашку летом и накидывая на кривой гвоздь спертую откуда-то пружину зимой. Я несколько раз сильно пнул оббитое жестью деревянное полотно.
— Кто там ломится? — послышалась недовольное сверху. Из окошка над подъездным козырьком торчала физиономия все того же соседа с третьего этажа. Фингалы его налились красивой лиловой побежалостью, нос распух в крупную сливу, губы пельменями…
— Ну и какого хуя? — поинтересовался я у него.
— А, это ты… — огорченно сказал сосед. — А я думал тебя уже…
Не договорив, он исчез из окна и вскоре дверь открылась.
— Проходи, — сказал он, стараясь на меня не смотреть. — Извини, что утром так… Не знаю, нашло что-то. А тебя тут искали…
— Я в курсе, — коротко ответил я и придержал дверь. — Сеня, бери женщин и веди наверх.
— Давайте быстрей, — поторопил Сеня рыжую, которая все это время демонстрировала чудеса невозмутимости, и галантно подал руку заплаканной девице. Та руку отвергла и вылезла гордо и самостоятельно, хотя и несколько неизящно, по причине высокой машины и небольшого роста.
Сосед было дернулся протестовать, но, увидев свисающую с плеча рыжей винтовку, сразу передумал. Только пробурчал что-то на тему, что «дом не резиновый», но настолько себе под нос, что я решил проигнорировать.
Петр вылез из машины и пошел за ними, но я остановил его жестом.
— А ты куда?
— Возьми меня с собой, Македонец! — умоляюще сказал он. — Здесь же пиздец полный!
— А нахрен ты нам сдался? — откровенно спросил я. — Какой нам с тебя прок? Ты же всех продал, и нас продашь при первой оказии.
— И куда мне теперь? — тихо и растерянно спросил он.
— Да куда хочешь. Автоматы в багажнике забирай, нам они не нужны. Пользоваться, небось, умеешь, не пропадешь.
— Но…
— Все, прощай.
Я закрыл дверь подъезда у него перед носом, задвинул наспех приколоченную к ней здоровенную щеколду и поднялся в квартиру.
— Извините дамы, — расшаркивался там Сеня, — чаю не предлагаю, потому что нет нихрена, все уже на базе. Там и попьем. А теперь приглашаю всех в сортир!
— Я не хочу, спасибо, — удивленно ответила девица.
— А придется… — продолжал веселиться этот шутник.
— Сеня, перестань… Как это у вас называется? Троллить ребенка перестань.
— Я не ребенок! — тут же откликнулась девочка. Какие они предсказуемые…
— Ладно, ладно! — угомонился Сеня. — У нас там кросс-локус… ну, точка перехода то есть. Сейчас мы отряхнем прах этого мира с наших ног!
Эх, молодость, молодость… Одна баба на всю башку отмороженная и слишком для него взрослая, другая — вообще несчастный ребёнок, но, при виде двух самок, хвост распускается как бы сам собой. Не может Сеня не повыпендриваться.
Я оглядел квартиру, в которой после утреннего обыска все было вывернуто наизнанку и выпотрошено на пол — нет, вроде ничего больше отсюда не нужно. Убирать тем более глупо — больше мы сюда не вернемся. Прислушался к себе — нет ли ностальгических чувств? Ничего не обнаружил. Устал, зол, жрать хочется… Никто мне тут не дорог, никого не жалко. Нехороший я человек, недобрый.
Зашли в туалет — девица затравленно озиралась, то ли ожидая, что мы ее сейчас группово изнасилуем в душе, то ли еще чего себе дурацкого надумав, но зашла безропотно. Рыжая продолжала действовать с невозмутимым лицом индейского вождя, но к самой идее перехода относилась, кажется, положительно. Я выключил свет, Сеня закрыл дверь и засопел, сосредотачиваясь. Минута, две…
Сеня распахнул дверь — за ней был все тот же коридор моей старой хрущевки.
— Не работает, — констатировал он очевидное.
— В смысле? Перегруз?
— Нет. Такое ощущение, что я тут и не ходил никогда. Ну, или вообще — ходить некуда. Как в стену уперся.
— Может на той стороне проблема? — ляпнул я первое, что пришло в голову. — Пришли толпой единороги, повалили сортир…
Сеня задумался.
— Не похоже… — с сожалением сказал он. — Я как будто чувствую, что конечный пункт на месте, но что-то не пускает.
— Может тебе еще раз попробовать одному, без балласта? Если не на базу, то хоть куда-нибудь…
— Да, пожалуй… — ответил он неуверенно. Зашел в сортир и закрылся.
— Нет прохода? — впервые за долгое время открыла рот Лена. Я аж вздрогнул — привык, что она все время молчит.
— Какой-то сбой, — пояснил я.
— Не сбой. Изоляция, — ответила она так же спокойно. — Срез блокирован.
— И когда разблокируется?
— Никогда. Коллапс.
Отличная перспектива, чего уж там.
— Теперь все умрут, да? — звенящим от трагизма голосом произнесла девица.
— Все когда-нибудь умрут, — пожал я плечами рассеянно, прокручивая в голове варианты. Если не выходит пока — будем считать, что «пока», — свалить из среза, надо валить из города и срочно. На каком расстоянии от окраин они там стену строили?
— Это все из-за меня, все! — зарыдала она снова.
— Умыться бы тебе… — посмотрел я на потеки туши на ее лице. — Ах, да, там же Сеня…
— Я всё, — сказал Сеня, выходя. — Но вы туда не спешите, я там посрал. Чего зря сидеть? Все равно глухо, как в танке. Походу, что-то сломалось. То ли у меня в башке, то ли в Мироздании.
— Тут вот говорят, — кивнул я на Лену, — что срез блокирован, хотя я ума не дам, как это может быть, и что с этим делать…
— А, так это не во мне проблема? — с облегчением вздохнул Сеня. — Это хорошо…
— Это во мне проблема… — всхлипнула распухшим носом девица.
— Да-да, мы уже поняли. Умойся сходи, воплощение Мирового Зла.
— Там насрано, — сказал ей вслед Сеня, но она проигнорировала.
— В голове у нее насрано… — проворчал я тихо. С подростками всегда сложно.
— И воды нет, — добавил Сеня.
Так, уже и воду отключили. Ну, или трубы от толчка полопались. Вряд ли кто-то сейчас побежит их чинить. Валить надо из города, срочно.
— Эй, как там тебя… Ира? Иди, из баклажки солью над тазиком…
Макияж у девицы оказался на удивление стойким, но, все же, пожертвовав последним относительно чистым полотенцем, его удалось смыть. Ну, почти. Некоторый намек на помесь панды с Пьеро в тенях остался, но это ей даже каким-то странным образом шло к пронзительно синим глазам. Главное — манипуляции перед зеркалом отвлекли ее от вселенской скорби.
— У меня есть инструмент… — неожиданно сказала рыжая.
— «Для как»? — не удержался и съязвил я.
— Инструмент. Оборудование. Девайс. Гаджет. Устройство. Средство покинуть заблокированный срез.
— И что же ты молчала? — вскинулся Сеня. — Давай, включай!
— Он не здесь, надо ехать. Забрать, — невозмутимо ответила она.
— Секунду! — сказал я и выскочил в подъезд. С трудом открыл присохшее окно на площадке и выглянул вниз. Перед подъездом все так же стоял «Патриот», на его капоте сидел унылый Петр, перед ним в свете переноски были разложены детали разобранных автоматов.
— Ты что там делаешь? — удивился я.
— Пытаюсь понять, из какой сраным вантузом ебаной жопы они достали такие ушатанные «калаши». Хуем они их чистили что ли? — сказал он грустно. — Из трех один еле собрал, да и тот…
— Небось из учебки, пособие для новобранцев, — предположил я. — Хорошо хоть нехолощеные…
— Наверное… А вы чего еще здесь?
— Концепция изменилась, — ответил я уклончиво. — И у тебя появился шанс.
— Серьезно? — обрадовался Петр. — Вы заберете меня отсюда?
— Если будешь себя хорошо вести!
— Буду! Говно вопрос! Что угодно, шеф!
— Заводи, сейчас спустимся.
— Где твое оборудование? — спросил я у Лены, вернувшись в квартиру. — В городе, я надеюсь?
Она назвала адрес, который мне ничего не сказал — я не большой знаток локальной географии, — но Сеня закивал понимающе:
— Это почти в центре, ближе к северу. По прямой километров пять, но на машине приходится объезжать через виадук.
— Тогда погнали, машина подана, — поторопил их я.
Ночной город был пуст, фонари не горели, машины не ездили, но по переулкам тот тут, то там шныряли какие-то робкие тени. Тени передвигались с коробками в руках и от света фар разбегались по кустам, как тараканы.
— Начали потихоньку магазины зачищать? — спросил Сеня, вглядываясь в темноту. — Долго тянули…
— В темноте не так ссыкотно, — пояснил Петр. — Кстати, как у нас насчет пожрать?
— Никак, — мрачно ответил я. — Мы тут задерживаться не планировали…
— Тогда может и нам?.. Ну, слегка подержать за теплое вымя розничный бизнес?
— Давай доедем для начала, — не ответил я ни «да», ни «нет». Черт его знает, что там у рыжей за «оборудование», если оно сходу не заработает, придется как-то решать текущие проблемы за чужой счет. Своего-то нет.

Первая серьезная проблема оказалась на виадуке. Четырехполосный автомобильный мост над железкой был частично обрушен, а частично забит сгоревшей военной техникой.
— Вот по кому вертолеты отработали… — сказал Петр, заворожённо уставившись на груду горелого металла. — Лютый пиздец тут творился…
Судя по направлению, колонна шла на выезд из города. Судя по остаткам техники… Грузовики, из под сгоревших тентов которых торчали остовы аппаратных шкафов, знакомый «Тигр»… Это не сюда ли грузили оборудование? Интересно, «енерал» тут остался или с тем штатским улетел? Кто-то очень серьезно подошел к карантинным мероприятиям…
— Пиздуем в объезд, — сказал Петр, — пока и по нам не въебали. Торчим тут, как залупа с фонариком.
Он решительно свернул в какие-то переулки, и я через пару минут полностью перестал понимать, где мы едем. Стройка-помойка-частный сектор-рельсы-рельсы-рельсы… Машина, сильно раскачиваясь, переваливалась через железнодорожные колеи — скорее всего, это подъездные пути к вокзалу. Тогда то, что догорает справа — сам вокзал… И поезда на его платформах. Кто-то не успел уехать? Весело тут, ничего не скажешь.
Наконец мы закончили блуждать по темным улицам, и Петр объявил:
— Вот, этот двор должен быть, а где дом?
Причудливая карта сейсмических разрушений города оказалась выборочно неласкова к этому кварталу — часть домов осталась целехонька, даже стекла на месте. Но рядом с ними протянулась полоса руин, где из земли торчали огрызки стен, заполненные строительным мусором. И посредине этого апокалипсиса кучей битого кирпича обозначено место, где когда-то стоял искомый дом.
— Это он? — спросил я рыжую в смутной надежде, что Петр привез нас куда-то не туда.
— Да, — просто сказала она и вылезла из машины.
Направившись к руинам, она встала напротив чудом уцелевшей подъездной двери.
— Здесь. В подвале, — она показала рукой.
Неподалеку горел костер, у которого на обломках пыльной мебели сидели, по всей видимости, уцелевшие жители. Разбирать завалы явно никто не планировал.
— Каких-то сто тонн битого кирпича — и мы у цели… — задумчиво сказал подошедший Петр.
— Да там, небось, все в лепешку раздавило… — махнул рукой Сеня.
— Нет. Не раздавило — ответила ему Лена.
— Я же говорю — это все из-за меня, — вставила свою унылую тему и девица. — Пока я с вами, ничего у вас не выйдет…
— Все высказались? — спросил я раздраженно. Денек выдался, мягко говоря, утомительным.
Никто не ответил, и я скомандовал:
— Грузимся в машину и поехали отсюда. До утра в любом случае ничего умного не сообразим, надо выспаться.
— Куда едем? — тоном профессионального «бомбилы» спросил Петр.
— На вашу базу, в промзону — решил я после секундного колебания.
Я видел там воду в бутылях для кулера и всякие сухие продукты в шкафах, да и место само по себе достаточно уединенное. Отдохнем, а там будем думать дальше.
Доехали, как ни странно, без приключений — в промзоне мародерам делать особо нечего, и, хотя я периодически высовывался в окно, прислушиваясь, не рокочет ли над городом винт «ночного охотника»20, но все было тихо и спокойно. Электричество так и не появилось, но в пристройке к гаражу оказался небольшой бензиновый генератор с автостартом, так что даже холодильник не растаял. А главное — вода подавалась собственным насосом и в крохотной душевой на стене висел электрический водогрей. Право на приоритетный расход горячей воды отдали женщинам — и первой в душ убежала девица.
Телевидение не работало, интернета и сотовой связи не было, но Сеня нашел старый советский приемник и отловил на средних волнах новости. Про наш город не было, что характерно, ни слова, но все остальное слушалось как радиопостановка в жанре черной фантастики. Я никогда не следил за тем, что сейчас принято называть «международной политикой», считая, что Гондурас должен беспокоить только тех, кто может его почесать. Поэтому, боюсь, большая часть подробностей была для меня вне контекста, но даже то, что я понял, вызывало оторопь.
Израиль врезал ядерным оружием по Ирану, с целью… я не понял чего. Кажется, просто так, давно ж хотелось. В ответ какие-то вроде бы террористы взорвали в Израиле что-то настолько поганое, что оттуда уже полдня нет вестей. В арабском мире началась резня и ликование, кто-то кого-то спешно душил, пока все отвлеклись, но до них внезапно не стало никому дела. Российский контингент в Сирии срочно грузился на корабли, самолеты дернули на родину своим ходом.
США увлеченно долбали крохотную Северную Корею, с недобрым прищуром поглядывая на соседний Китай. Ко всеобщему удивлению, корейцы оказались крепким орешком — моментально убрали армию в подземные горные укрепрайоны, откуда начали пулять ракетами во всех, до кого они хотя бы теоретически могли долететь. Больше всего досталось, понятно дело, Южной Корее — на их небольшой территории рвануло то ли два, то ли три ядерных боеприпаса, но внезапно прилетело и авианосной группировке США. Чего там и как утопло — мнения расходились, но, вроде бы, целый авианосец «Рональд Рейган» накрыло боеголовкой. Запущенные американцами «Томагавки» чего-то у Кима разнесли, но, судя по всему, пострадало, в основном, мирное население, да и то по большей части тренированно смылось в убежища. Были отмечены пуски в сторону Японии, но, во-первых, непонятно чьи, во-вторых, непонятно с какими последствиями — японцев накрыло таким цунами, что на этом фоне любая антропогенная атака просто потерялась.
В сторону Китая корейцы демонстративно даже не пукнули, так что там обошлись всеобщей мобилизацией, военным положением и развёртыванием всего, что развертывалось, под призывы к США прекратить это безобразие и очень серьёзным предупреждением насчет приближения их армад к китайским берегам. Произошли какие-то воздушные инциденты, кто-то кого-то сбил, но АУГ они из своих вод выдавили, чудом не доведя ситуацию до морского боя.
В США произошла серия мощных землетрясений. Ну, то есть, они, похоже, много где произошли — но только от США осталось достаточно, чтобы сообщить миру об этом. Американцы обвинили Россию в использовании тектонического оружия против гражданского населения, русские недоуменно переглянулись: «А что, у нас такое есть?» Но весь «цивилизованный мир» (то есть, в основном, Англия), привыкший обвинять русских во всех неприятностях, даже не усомнился и призвал НАТО немедленно отомстить. Американцы, занятые Кореей, сказали: «Да-да, сейчас, мы скоро, начинайте без нас!» — и отправили несколько эсминцев в Черное море, куда их попыталась не пустить через Босфор Турция, в которой прошла череда терактов. На этом фоне туркам нафиг не вперлась еще и эта войнушка под боком. Что там дальше происходило не очень понятно — то ли эсминцы прорвались через Босфор и их утопили русские, вмазав «Бастионами»21 из Крыма, то ли не прорвались и куда-то потом сами делись.
Поляки, расслышав в происходящем долгожданную команду «фас» ломанулись на Калининград, откуда получили такую ответку, что никто даже не мог точно сказать, что именно с ними стало, и, внезапно, на Украину, где без малейшего сопротивления отжали «исконно польские земли». Где эти земли заканчиваются, поляки на конец дня еще не определились, но продолжали на всякий случай двигаться в сторону Киева.
Киев попытался под шумок порешать свои проблемы с отделившимися территориями, но с другой стороны тоже решили, что стесняться больше незачем, и далее ситуация покрыта мраком, потому что вечеру всем стало не до Украины и что там творится в ночи — знает один гоголевский чорт.
Прибалтика билась в истерике, что ее сейчас завоюют, но, как она не убивалась, а желающих все равно не нашлось. ЕС внезапно обнаружил на своей территории пандемию какой-то необычайно вирулентной и очень летальной африканской болезни, отчего буквально за полдня ушел в полный разнос — Германия моментально отгородилась хорошо вооруженными карантинными кордонами, массово выпихивая за них всех арабских беженцев. Население, считавшее их разносчиками заразы, нетолерантно аплодировало и записывалось в национальное ополчение. «Хорст Вессель» еще не звучал, но и ночь только начиналась.
Румыны закрыли границы и сказали, что встретят любых беженцев пулеметами, заодно заявив о своем протекторате над Молдавией и Галицией. Правда, никаких войск никуда не ввели — то ли не успели, то ли решили, что и так сойдет.
Французы хотели последовать примеру немцев, но не осилили — беженцы отказались выдворяться, устроив им натуральный всефранцузский погром. К вечеру связь с французским правительством была потеряна и там, кажется, воцарился хаос.
Швейцарцы, сказав «а мы вас предупреждали!» заперлись в своих горах и сидели там молча. Что творится во всяких Испаниях, Италиях и Грециях всем вообще было насрать — про них в новостях ничего не сказали. Так же не было вестей из Южной Америки и Австралии — то ли связь пропала, то ли всем похуй.
Были и хорошие новости — ни одна МБР пока не стартовала. Но у меня сложилось мрачное ощущение, что это вопрос ближайших дней, если не часов.
— Вот это замес! — растерянно выразил наше общее мнение Сеня, когда новостной блок закончился. Он длился почти час — успела заново нагреться в бойлере горячая вода, полностью вылитая на себя девицей, потом быстро приняла душ Лена, которую, кажется, новости не заинтересовали. Пришла очередь мужской части, но мы никак не могли разойтись, переживая услышанное.
— Нет, вы как хотите, а надо срочно въебать грамм по сто — решительно сказал наконец Петр. — Тут есть заначка…
Он достал из шкафа какой-то коньяк. Я решил, что почему бы и нет. Сеня отказался, но он вообще не пьет. Лена отказываться не стала, но понюхала стакан с недоумением и поставила обратно на стол. Девице по малолетству не предложили, но она храбро схватила стакан Лены и решительно вылила его в себя, убежав затем с выпученными глазами в сортир.
После этого уже ничего не оставалось, как просто лечь спать. Это был действительно длинный день…

Зеленый

— Помочь тебе могут только в Коммуне. Мы ведь тоже «люди без города»… И вот еще один момент…
Рыжая как будто спохватилась, вспомнив что-то.
— Марина, когда пришла в себя, сообщила, что видела у тебя кое-какое наше оборудование…
— У меня тут много всякого хлама валяется, — не стал я спорить, но здорово напрягся. Мне нравятся рыжие, и конкретно эта весьма симпатичная, но доверием я к ней не проникся.
Вообще, эта компания из Коммуны — как их называть-то? Коммунисты? Коммунары? Коммунальцы? — произвела на меня довольно противоречивое впечатление. Явившись на мою территорию без приглашения, они сразу начали качать права, требовать себе Андрея, и намекать на «Раскоряку». Нет, может они и на светлой стороне силы, но мне это как-то по большому счету пофиг. Мне жену спасать надо.
Артем, мне кажется, ничего в этой троице не решает, вояка сильно себе на уме, а уж рыжая барышня… Или не барышня? Мне никак не удавалось понять ее возраст, даже приблизительно. То улыбнется, голову повернет — очарование юности! То вдруг хочется закричать: «Жги старую ведьму!» На месте этого Артема я бы на всякий случай держал осиновый кол под кроватью.

— Так вот, об оборудовании… — снова начала рыжая, увидев, что я отвлекся.
— Э… — протянул я, пытаясь припомнить, как она представилась. Я еще находился, мягко говоря, в расстроенных чувствах, и не вполне осознавал случившееся. Не каждый день, знаете ли, весь твой мир летит в жопу.
— Ольга, — напомнила женщина. — А вас как звать? Мы, кажется, так и не представились…
— Зовите меня… да хоть Зеленым, — моя информационная паранойя была при мне.
— Кличка? — удивилась рыжая.
— Скорее, позывной. Так вот, Ольга… Давайте определимся. Лично я ничего у вас не брал, ничем не одалживался, вижу вас в первый раз и не считаю себя обязанными каким-либо образом вам помогать, в том числе отдавать вам что-то, что я привык считать своим — будь то предметы или люди.
— Даже так? — женщина смотрела на меня как дворовый хулиган на пионера. Кажется, моя позиция ее скорее забавляла. Прислушивающийся к нашему разговору Ингвар показал мне из-за ее спины большой палец.
— Именно так. Я устал, у меня был самый хуевый день в моей жизни, и у меня нет сил разводить политесы и прочие муде по воде. Давайте все скажем друг другу прямо, — я совершенно не лукавил, я действительно чувствовал себя так, как будто разгрузил вагон с говном. Первый, в бесконечном составе предназначенных к разгрузке.
— Хорошо, уважаемый… э… Зеленый, ценю вашу прямоту, — ловко поймала мой тон Ольга. Ей бы в тренеры по НЛП податься, неплохо бы заработала. — У вас в подвале есть одно любопытно помещение, и там, на казенной вешалке с инвентарным номером висит казенный же защитный костюм. Он нам очень нужен. На возвращении вешалки я, впрочем, не настаиваю…
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Nju о книге: Александра Сергеевна Ермакова - Чёрное сердце: Ненависти вопреки
    Окончания нет, книга резко обрывается

  • Яночка0810 о книге: Ана Ховская - Потерянная душа. Том 3
    Читайте, не пожалеете!

  • Яночка0810 о книге: Ана Ховская - Потерянная душа. Том 3
    Анна спасибо большое за ваше произведение, за доставленное удовольствие!! Я окунулась в тот мир и возвращаться не хочется. Очень интересно. Написано доступно, понятно, захватывающе, не могла оторваться. Хочется еще почитать про Киру и ее окружение. Благодарю! Удачи вам и вдохновенья!

  • Чудик13 о книге: Виктория Свободина - Попала по собственному желанию
    Книга не понравилась,вообще. Дочитывала из чувства вредности и упертости. Главная героиня начинала откровенно бесить,всем она нравится , со всеми она целуется. Это надоедает, и сильно. Большой заслуги в ее достижениях нет, ей помогают и защищают. Не знаю, трилогия конечно хорошо представлена нам,но второй раз ее перечитывать явно не буду. Скоротать время с ней можно и все. Конец вообще странный, то она бегала от него постоянно и не могла посмотреть в глаза, а потом просто побывала в другом мире с другом ,вернулась и бросилась к нему на шею. Странно,очень странно. Будто автор не мог и дальше тянуть и быстренько все завернул.

  • nekalo89 о книге: Марина Анатольевна Кистяева - Отменяя запреты
    Тоже книга понравилась. Хотя обложка с романа Оберегая Ласку.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.