Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47575
Книг: 118590
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Люди без города» » стр. 8

    
размер шрифта:AAA

— Ссадить его? — спросила Ольга, провожая платформу стволом винтовки.
— Только в крайнем случае! — не поддержал ее майор. — Наша задача — свалить отсюда, а не в войнушку играть. Черт его знает, сколько их тут…
— Они нас с воздуха моментально засекут…
— У меня есть идея! — сказал Артем, внимательно рассматривавший улицу и стоящие на ней дома.
Все посмотрели на него, как показалось Артему, с некоторым скепсисом. Ну да ему это всегда было пофиг.
— Видите, улица идет в нужном нам направлении, дома стоят сплошняком, без зазоров…
— И? — поторопила его Ольга.
— Пойдем внутри! Если на улицу не выходить, нас ни с воздуха, ни с земли не увидят!
— Отлично! — поддержал его Борух. — Только как мы пройдем… Ах, ну да! УИн же!
— Именно! — кивнул Артем и достал из чехла инструмент. Тонкий синий лучик пробежался в районе замка и массивная деревянная дверь открылась. На пол, звякнув, упали запорные штыри замка.
Борух движением ноги отправил их внутрь, закрыл дверь и сказал:
— Идите потихоньку, я за вами. Поставлю предпоследнюю МОН-ку10 — на случай, если опять по следам придут.
Артем с Ольгой пошли по длинному темном коридору, подсвечивая себе дорогу фонариками. Кажется, это был небольшой многоквартирный дом — в коридор выходили одинаковые двери из массива темного дерева, пол был застелен пыльным ковром, по стенам висели рожки-светильники из стекла и бронзы — естественно, не работающие. Артем толкнул пару дверей, но они были заперты, а вскрывать их вроде как бы и незачем. Облицованный деревянными панелями понизу и обклеенный веселенькими обойчиками в цветочек вверху коридор окончился глухой торцевой стеной.
— Скорее всего, это она, — показала на стену Ольга.
Артем вытащил УИн, настроил на самый длинный луч — острый треугольник синего света вытянулся сантиметров на тридцать, — и провел, вплотную приставив торец инструмента к стене, нечто вроде контуров узкой двери.
— Готово? — спросил подошедший Борух. — Навались!
Они с Артемом налегли плечами на вырезанный прямоугольник, из прорези посыпалась мелкая пыль, и кусок стены сдвинулся в темноту следующего дома.
— Еле хватило глубины реза… — сказал Артем, рассматривая неестественно гладкий срез кирпичной кладки. — Стены тут толстые…
Они вошли в большой зал, представляющий собой то ли большую гостиную, то ли маленький клуб. Камин, кожаные кресла и диваны, низкие столики возле них — на некоторых до сих пор стояли пыльные бокалы с темным осадком на дне.
— Тут бы в баре пошарить… — мечтательно сказал майор. — Да жаль, некогда…
Они прошли большую библиотеку, где на высоких, под потолок, стеллажах стояли сотни массивных, с красивыми корешками томов. Артем залюбовался этой роскошью, но надписи на них были совершенно непонятны. За ней было помещение, где стоял длинный стол с множеством стульев — не то пиршественная зала, не то комната для совещаний. За ней — короткий коридор и небольшая комнатка, где стояли ведра, швабры и полки с какой-то химией. Именно ее стена оказалась последней в этом доме. Артем быстро пробежал лучом контур, они поднажали — но прямоугольник стены, сдвинувшись, во что-то уперся и застрял намертво.
— И что теперь? — раздраженно спросила Ольга.
— Сейчас, погоди, — Артем начал быстро двигать лучом под углом к стене, как бы нарезая кусок неровными клиньями, Борух, сообразивший, что он делает, оттаскивал части наструганной как пирог кирпичной кладки в сторону. Подрезанный с краев прямоугольник неожиданно с грохотом провалился куда-то вниз.
— Вот оно что… — Борух засунулся в проем и посветил фонариком. — Дома тут не вплотную стоят, зазор между ними. Закрыли с двух сторон, да так и оставили… А упирался он вот во что…
Майор постучал по чему-то железному, оно загудело.
— Лестница тут! — пояснил Артем Ольге, заглянув в дыру. — Стальная, вверх идет и вниз, как раз между домами враспор.
Он встал на лестницу, приложился инструментом к стене, провел контур — но, когда попытался сдвинуть, она даже не дрогнула. К нему присоединился Борух и они с полминуты сопели, уперевшись плечами.
— Без толку, — сплюнул майор. — Это, видимо, брандмауэр, пожарная стена между домами. Она просто толще.
— Придется слоями срезать, — вздохнул Артем.
Тут вдали что-то глухо хлопнуло, как в ладоши.
— Блядь, — с чувством сказал Борух, — МОН-ка сработала. Встряли. Нет времени ковыряться — вниз или вверх?
Вверху совсем близко застрекотали винты, и вопрос снялся сам собой. По коридору вдалеке затопали, судя по звуку — не один и не два человека. В пройденном доме замерцали отсветы фонарей, послышались отрывистые команды. Сработавшая мина не остановила погоню, зато сильно повысила у нее мотивацию.
По лестнице сбежали вниз, где оказался маленький бетонный тамбур, из которого вели две массивных стальных двери с могучими раздвижными запорами во все стороны. Таких не постыдился бы и сейф хорошего банка.
— Бомбоубежища у них тут, что ли? — удивился майор.
Одна дверь вела под дом, который они только что прошли, вторая — под тот, в который собирались. Обе были прикрыты, но не заперты и они выбрали вторую. Артем открыл тяжелую створку и поразился ее толщине — полметра стали и цилиндрические задвижки в торце толщиной в руку. Когда они закрывали ее за собой, преследователи уже топали ботинками по стальной лестнице. Майор повернул большое металлическое колесо запора и начал судорожно оглядываться:
— Чем бы его, суку, заклинить, чтобы они с той стороны не открыли?
— Сейчас, секунду… — Артем перещелкнул переднее кольцо инструмента в режим соединения материалов и быстро провел несколько раз белым теперь лучом по периметру двери.
— Всё, монолит! — похвастался он. — Теперь только в полотне дырку вырезать.
«Банг! Банг! Банг!» — загудела дверь. Внутренний стальной лист в трех местах прогнулся и вспучился, как будто его ткнули изнутри пальцем.
— Ого! — поразился майор, отпрыгнув. — Ничего себе пробивает!
— Замучаются так-то… — отмахнулась Ольга. — Пошли отсюда.

Перед ними открылся прямой, квадратный в сечении бетонный коридор, с пустыми шероховатыми стенами. В него с двух сторон через равные промежутки выходили серые металлические двери — не такие массивные, как входная, просто железные. Впереди можно было разглядеть металлическую лесенку, спускающуюся с потолка — над ней оказался мощный металлический люк, запертый изнутри толстым засовом. Артем, поднявшись на несколько ступенек, на всякий случай прихватил его по контуру сшивающим лучом — теперь створку можно было только вырезать целиком.
— Ну точно, бомбоубежище, — с уверенностью сказал Борух. — Из домов спуски, запасные выходы… Понастроили — а не пригодилось…
Он толкнул, проходя, одну из выходящих в коридор дверей и, мазнув по проему фонариком, внезапно застыл.
— Что такое? — обернувшись, спросила ушедшая вперед Ольга. — Что ты там увидел?
Борух только головой покачал молча, рассматривая что-то в свете фонаря. Ольга с Артемом переглянулись и вернулись назад. За открывшейся настежь железной дверью оказалась длинная узкая комната с железными двухъярусными нарами по обеим стенам. Кроме нар в комнате не было ничего — ни стола, ни тумбочки, ни окон, ни даже каких-нибудь заметных источников освещения. Голый бетонный пол, голый бетонный потолок, голые бетонные стены. И нары, на которых лежат тела.
Трупы почему-то не разложились, а высохли и мумифицировались. Они лежали в одинаковых позах, лицом вверх, положив руки вдоль тела. Все они были одеты — кто в красивые костюмы, кто в рабочую униформу, кто-то даже в пижаму. Артем увидел женщину, в кружевном переднике и чепце, и подумал, что это, может быть, та уборщица, кладовку которой они разорили, пробиваясь сквозь стену. Хотя, конечно вряд ли — скорее всего, та лежит в подвале соседнего дома. Головы мертвецов обтянула засохшая кожа, придав им жутковатый оскал, но Артему подумалось, что они все умерли со спокойными лицами выполнивших свое предназначение людей. Встали, оставив недопитые бокалы, недочитанные книги и недовытертые полы, аккуратно, по очереди, не толкаясь, спустились в люки своих домов, закрыв их за собой на засовы, зашли в комнаты, легли на нары и умерли. Все как один. Разом.
Артем не мог бы сказать, отчего он так решил. Просто показалось. Но жуть его при этом охватила неимоверная. Лежащие рядами тела не имели никаких ран или следов болезни, они просто были давно мертвые. Тут даже не воняло — так, немного пахло пылью и тленом. Но никогда еще в жизни он не испытывал такой смеси тоски и ужаса. Хотелось лечь закрыть глаза и тоже умереть, прекратив эту бессмысленную гонку, которую называют жизнью…
— Очнись, — Ольга сильно толкнула Артема в плечо, и его отпустило.
Все еще было очень жутко, но лечь и сдохнуть уже не тянуло, тянуло сбежать отсюда как можно скорее. Борух заглянул еще за пару дверей и молча кивнул на немой вопрос. Дальше они двигались по коридору почти бегом. Там, где кончался один дом и начинался другой, стояли парные взрывоустойчивые двери с тамбуром между ними, но лестниц наверх оттуда больше не встречалось. Вместо этого там проходили узкие поперечные коридоры без дверей, вероятно связывающие подвальные линии параллельных домов по двум сторонам улицы. Артем торопливо заваривал двери и потолочные люки, и они продолжали бежать по темной бетонной кишке, больше не заглядывая в двери зловещих комнат. Погони слышно не было — то ли преследователи все еще возились с первой дверью, то ли потеряли к ним интерес. Возможно, — подумал Артем, — они просто не знали об этой системе убежищ. Непохоже, что они тут аборигены. Иначе просто взломали бы люки в домах впереди и перекрыли проходы, поймав беглецов, как крыс в норе. Чтобы подстраховаться, Борух несколько раз направлял их маленький отряд в поперечные проходы, оказываясь на параллельной линии. Новые коридоры ничем не отличались от пройденных, и, если бы не направление на выходной репер, которое Артем периодически проверял планшетом, они бы, наверное, заблудились в этом полном мертвецов подземном кошмаре. Артему уже казалось, что это будет продолжаться вечно, пока они не лягут, обессилев, на свободное место… — должны же где-то остаться свободные места? — и, конечно, тут же умрут от осознания бессмысленности своего существования… Он уже почти видел, как они открывают дверь, видят три пустых лежака и понимают, что это для них… Но, к счастью, в этот момент неясное чувство, формировавшееся в нем, наконец оформилось в четкое ощущение.
— Стоп! — воскликнул он. — Я чувствую репер! Мы совсем рядом!
Ольга и Борух остановились, но понимание в их глазах появилось не сразу. Он понял, что и их затянула невидимая аура дурной смерти, скопившаяся в этом страшном месте.
— Выходим! — первым опомнился майор. Он подошел к лестнице, ведущей к потолочному люку, отодвинул засов и, осторожно приподняв тяжелую крышку, выглянул, подсвечивая фонариком.
— Чисто! — сказал он и скрылся в темноте люка. Ольга и Артем последовали за ним, торопясь покинуть жуткие коридоры.

Наверху была небольшая, размером буквально с лифтовую кабину, комната. Кроме люка в ней ничего не было. Борух открыл незапертую дверь и вышел в коридор — обычный, совершенно нормальный коридор, с деревянными дверями, весёленькими обойчиками и лампами-рожками из стекла и бронзы. Довольно миленько, если не знать, что внизу бесконечные галереи, набитые трупами тех, кто тут жил. И ведь в каждом доме, среди дверей квартир и номеров, была вот такая же, неотличимая от прочих дверь. Дверь к люку вниз. У Артема это в голове не укладывалось.
Осторожно ступая по скрипучей лестнице, они поднялись на второй этаж, подсвечивая ступени тусклым светодиодным фонариком-брелоком. Лестничная площадка этажа выходила в полукруглое помещение большого эркера, застекленной дугой выходящего на площадь. Она была зеркальным близнецом той, на которую они попали через входной репер — одна прямая, как струна улица, круглое, мощеное булыжником пространство, и засыпанный гранитной крошкой круг с мраморными лавочками и черной колонной репера в центре. Вот только здесь вокруг реперной точки стоял целый лагерь.
Не подходя близко к стеклу, чтобы их не заметили снизу, они смотрели на происходящую внизу суету. Один внедорожник притащил на буксире другой, поврежденный — видимо тот, в который Борух метнул гранату. Сел в центре площади квадрокоптер — он тоже оказался открытым, без кабины. Пилот сидел в центре, над прозрачным участком пола, и от ветра с винтов его и сидящих по бокам стрелков защищало только забрало шлема.
— Как они протаскивают технику? — тихо спросил Артем.
— Без понятия, — ответила Ольга. — Я думала, это невозможно. Но, оказывается, я вообще многого не знала…
— Получается, они у нас могут в центре Коммуны чуть ли не на танках выехать? — поинтересовался майор.
— Не знаю, сказала же, — резко оборвала его Ольга. — Артем, что там с репером?
Артем потянулся мысленно к камню.
— В готовности. Но нам надо быть ближе.
На площади одновременно находилось десятка два человек — они входили и выходили в два ближайших дома, которые, видимо, обустроили как временное жилье. Одеты одинаково, у многих шлемы со стеклами — сосчитать, сколько их тут всего, никак не выходило.
— Их слишком много, — сказал Борух, — и это профи. Дело даже не в том, что у нас мало патронов — мы просто не успеем их потратить…
Действительно, деятельность на площади не была бестолковой штатской суетой. Это был организованный быт временного военного лагеря — с караулами, часовыми, огневыми точками на ключевых направлениях, деловито распоряжающимися командирами, которые выделялись среди остальных только невзрачными нашивками на рукавах, и выполняющими их команды рядовыми бойцами.
— Что будем делать? — спросил Артем.
— У меня идей нет, — ответил майор. — Силовое решение — без шансов. Положим человек пять на эффекте неожиданности, а потом они нас в фарш перемелют своими скорострелками.
— Как близко к камню мы должны быть, чтобы переместиться? — спросила Ольга.
— Ну… Метров десять хотя бы… — неуверенно ответил Артем. — Я никогда не пробовал дальше.
— А что будет, если мы при этом будет находиться не рядом, а, например, снизу?
— Не уверен, — признался Артем. — Скорее всего, окажемся на таком же расстоянии от камня в произвольном направлении. В земле не застрянем, если ты это имеешь в виду.
— Думаешь, по коридорам можно подобраться ближе? — сообразил Борух.
— Давайте хотя бы проверим, — ответила Ольга. — Если нет — будем думать дальше.
Артему до судорог не хотелось возвращаться в заполненные мертвецами подземелья под городом, но, если опытные товарищи говорят, что другого решения нет…

Как выяснилось вскоре, коридоры проходили под окружающими площадь домами, образуя в плане ровный квадрат. Прохода к центру не было. Как Артем не тянулся мысленно к камню, но планшет отказывался сдвигать реперные связки.
— Отсюда не достаю, надо ближе, — в конце концов сдался он.
Они переглянулись и посмотрели на железные двери комнат. Это решение откладывали до последнего, но жуткие хранилища тел были сориентированы перпендикулярно коридорам, а значит, половина их направлена к центру площади.
— Метров пятнадцать выигрываем… — неохотно признал Борух. — Если у задней стены…
— Старайся не смотреть, — Ольга положила руку на плечо Артему. — Хочешь, вообще глаза закрой, я тебя доведу…
— Не надо, — с сожалением отказался он, — как-нибудь справлюсь.
Борух толкнул от себя ближайшую дверь. Она открылась буднично, без зловещего скрипа, но от этого не было легче. Артем шагнул внутрь, непроизвольно задержав дыхание. Он не хотел смотреть на мертвецов, но глаза сами выхватывали детали картины — как ни странно, тела в этой комната были одеты одинаково — в белые сплошные комбинезоны с плотно прилегающими к лицу капюшонами, перчатками и чехлами для обуви. Такие используют в лабораториях, где работают с опасными веществами. Дойдя до дальней стены, Артем почти уперся лбом в шероховатый бетон и только тут понял, что не дышал все это время и судорожно вдохнул. Активировав планшет, он положил пальцы на экран сосредоточился и аккуратно потянул структуру. Почти… Почти… Нет! Трехмерная сетка глубине камня чуть сдвигалась, но тут же возвращалась обратно, как будто пружиня.
— Ну? — нетерпеливо спросил Борух.
— Не дергай его! — осадила майора Ольга.
— Чуть-чуть не хватает… — сказал Артем. — Сейчас!
Он достал из чехла УИн и максимально расфокусировал луч, превратив его в короткую лопатку, длиной десять сантиметров и шириной с ладонь. Приложив рабочий торец к бетону на уровне чуть выше свой головы, решительно провел им вниз до пола, оставив в нем глубокий квадратный штроб. Поднял инструмент вверх, приставил рядом — и снова провел вниз. Резы слились в более широкую канаву — Артем повторял движения до тех пор, пока перед ним не появилась ниша, шириной и высотой в небольшую дверь. Он приложил УИн к ее задней стенке и продолжил, углубляясь в бетон. Ни шума, ни пыли — инструмент просто уничтожал материю без всякого визуального эффекта.
— Роскошно! — потрясено сказал Борух. — Мне бы и в голову не пришло. А батарейки хватит, чтобы докопаться до центра?
— Там акк внутри, — успокоила его Ольга. — Его до центра планеты докопаться хватит.
Копать до центра не понадобилось — на третьем или четвертом слое стенка неожиданно кончилась. За ней была не земля, как ожидал Артем, а какое-то темное помещение. Осветив его фонарями, они увидели прямоугольный бетонный зал, в центре которого из потолка торчал нижний торец черной колонны репера. Вдоль стен стояло, лежало, висело самое разнообразное оборудование — серые от пыли экраны ЭЛТ-мониторов, черные стрелки разнообразных приборов за тусклыми стеклами, ряды потухших лампочек над шеренгами тумблеров, лабораторные столы с клубками проводов и кучками деталей, паутина бронированных кабелей и резиновые окуляры чеготоскопов. В середине, прямо под репером, стоял круглый подиум, ощетинившийся антеннами, объективами, датчиками и вовсе непонятными штуками — все это было направлено на черный камень. Рядом с ним был, видимо, центральный пульт всего этого хозяйства — подковообразный, с темными экранами и кучей переключателей, в выемке которого стояло операторское кресло. В нем сидел, наклонившись вперед, высохший мертвец в таком же белом комбинезоне, его рука лежала на торчащем из стола рубильнике. Рядом с его рычагом светилась красным глазом единственная встреченная ими в этом мире горящая лампочка.
— Он включил, выключил, или не успел? — задал риторический вопрос Борух.
Артем подумал, что эта загадка будет преследовать его до конца жизни, но проверять, что будет, если перевести переключатель в другое положение, разумеется, не стал. Скорее всего — ничего, но вдруг? Здесь все уже случилось, и это не переиграешь.
— Зря ковырялись, тут дверь есть, — сказала Ольга, осмотревшись, — Вошли бы в следующую комнату, прошли бы через нее.
— Что сделано, то сделано, — отмахнулся майор. — Давай, Тём, не тормози, достал меня этот срез! Сроду таких поганых мест не встречал, а я таки немного повидал Мультиверсум!

Артем подошел к реперу, инстинктивно стараясь встать подальше от трупа оператора, и достал планшет.
— Работает штатно, — с облегчением сказал он, — можем двигать.
— Куда мы сейчас? — спросил майор.
— В Ольгин черный…
— Он не черный, — сказал Ольга. — Это маскировка, чтобы не совались, кому не надо. Так-то там безопасно, в основном…
— В основном? — скептически спросил Борух.
— Не придирайся! И в сортире можно с толчка навернуться и шею сломать!
— А нам точно туда?
— Оттуда пришел сигнал, кто-то активировал маяк Ушедших.
— Артем, а эти, — майор показал пальцем на потолок, — поймут, что мы прошли репером?
— Если у них есть оператор, то почувствует срабатывание.
— Так они за нами ломанутся, поди?
— Для этого им нужно не только знать, что мы перешли, но и знать — куда, — пояснил Артем. — Насколько я знаю, это невозможно.
— Насколько знаю я, тоже, — подтвердила Ольга, — но в последнее время было много сюрпризов… Сколько отсюда направлений?
— Я вижу четыре, — сверился с планшетом Артем, — два зеленых, один желтый, и твой…
— Ну, если они разделятся… — задумчиво сказал Борух
— Вряд ли у них куча операторов, да и репер должен еще нормализоваться, — сказала Ольга. — В любом случае, зазор по времени у нас будет. Двигай, дорогой!
Артем взялся за планшет, сдвинул метки… И, под истошный крик Боруха: «Что за нахуй!» — полетел кувырком…

Македонец

Мы долго кружили по каким-то путаным проездам промзоны. Петляли между заброшенными и действующими складами, ржавыми ангарами с подпольными и почти легальными цехами, мутными автосервисами, специализирующимися, скорее всего, на перебивке номеров и разборке угнанных тачек, пунктами приема посуды и пунктами ее наполнения разбавленным из-под крана спиртом… Здешнее время застряло в 90-х. Скоро и сюда дотянется рука государства, но пока что промка оставалась последним заповедником мелкого экономического криминала и полукриминала. По дороге Петр несколько раз принимался путано и многословно оправдываться, валя все на Коллекционера и упирая на то, что лично он «и пальцем ее не коснулся», но я резко обрывал его — не время. Любое упоминание её этой трусливой харей бесило меня неимоверно, и будило нехорошие желания. «Анна, мой воображаемый психотерапевт — я сейчас снова сделаю это!»
— Да заткнись ты уже, мудило! — рявкнул на него в конце концов тревожно поглядывавший на меня Сеня. Петра неожиданно проняло, и он угрюмо замолк.
Приехали в небольшой замусоренный дворик, где стоял казённый бетонный бокс на три гаража с пристроенным позже вторым кирпичным этажом. Петр, сопя и нервничая, долго возился с воротами, но, в конце концов, открыл замок и загнал машину внутрь. В помещении первого этажа не было перегородок — просто пустая бетонная коробка, в которой стояли какие-то разномастные ящики, а также свален по углам всякий хлам. У стены оказалась железная лестница на второй этаж, по которой мы и поднялись. Наверху оказалось довольно уютно — неплохая такая квартирка в модном стиле «евростудия». Диванчики, кресла, кухонный модуль…
— Руки! — коротко скомандовал сзади женский голос.
Мы обернулись — у торцевой стены в углу стояла симпатичная рыжая женщина с пистолет-пулеметом «Кедр Б» в руках. Держала она его уверенно, толстый ствол с интегрированным глушителем не дрожал и не дергался в поисках цели, а лицо у нее было такое странное, что я почему-то сразу поверил в готовность стрелять. Поэтому не стал дергаться и, медленно поднимая руки, сказал:
— Я бы вам, дамочка, порекомендовал спилить мушку, но на «кедрах» ее нет. Предусмотрительный выбор оружия…
Не то чтобы я ожидал, что она, обидевшись на «дамочку» и неприличный намек, совершит глупую ошибку — но реакцию надо было проверить. Реакции не было. Вообще, как будто она не поняла обращенных к ней слов. Лицо женщины, при всей его миловидности, было каким-то отстраненным до полной отмороженности. Что-то неправильное было в этом лице. «Сумасшедшая, что ли, какая-то», — подумал я. Сумасшедшие бабы в моей жизни встречались, но они обычно не держали меня на прицеле пистолет-пулеметов, и я сомневался, какая линия поведения будет правильной. В любом случае, она выстрелит быстрее, чем я достану пистолет. У Петра я ствол в профилактических целях изъял — чтобы дурные мысли в голову не приходили, — и теперь его «Глок» был у Сени. Надеюсь, никакие внезапные ковбойские мысли в эту юную башку не придут — при перестрелке в упор в помещении я поставлю на «Кедр».
— И что же вам надо? — спросил я рыжую как можно спокойнее. Раз уж она не начала палить сразу, то у нее наверняка есть к тому причины.
— Андираос. Где? — дамочка указала стволом на Петра, поясняя, к кому обращен вопрос.
— Да заебали вы все! — внезапно взорвался тот. — Я в душе не ебу, где этот дятел! Он все проебал, всех кинул, все его ищут, а я, блядь, отдувайся!
У женщины в лице не дрогнуло ничего.
— Где? — спросила она снова.
— Не знаю! — почти крикнул Петр.
— Нет? — женщина перевела ствол повыше и он теперь смотрел ему между глаз.
Я понял, что еще секунда и утративший для нее информационную ценность Петр в буквальном смысле «пораскинет мозгами». Видимо, он тоже что-то такое почувствовал и торопливо заговорил:
— Эй, слушай, я же тебя знаю! Ты же жена этого, как его… Андрей еще хотел тебя… — Петр осекся, но потом внезапно опомнился. — Так это твой муж же Андрея захватил и отдал этому… Пират который! С него и спрашивай, дело семейное!
Я присмотрелся — действительно, на безымянном пальце плотно обхватившей рукоятку «Кедра» руки было тонкое золотое кольцо. Однако женщина никак не отреагировала на упоминание своего семейного положения, хотя и стрелять тоже не стала. Казалось, она что-то мучительно припоминает, но не может вспомнить.
— Это та самая баба! — внезапно громко прошептал в мою сторону Сеня.
— Какая еще баба? — не понял я.
— Которая в моем видении. Ну, в костюме супергероя!
Женщина была одета самым обычным образом — джинсы, ботинки, рубашка, куртка. Но я слегка успокоился — раз Сеня видел ее в будущем в каком-то костюме, значит, мы до этого момента доживем. Или не значит? Я не силен во временных парадоксах — что будет, если я сейчас, пока она тормозит, попробую ее пристрелить? В зависимости от исхода, кто-то из нас ляжет трупом, но вместе на ту крышу уже точно не попадем. И что тогда будет с Сениным предвидением? «Ошибка 404? Событие удалено или недоступно?»
Женщина тем временем начала как-то подергивать лицом, взгляд ее размылся… Учитывая ПП в ее руках, это немного нервировало.
— Может, мы пока присядем? — поинтересовался я осторожно. — Денек у всех выдался сложный, обсудим спокойно…
Женщина так же внезапно пришла в себя, глаза ее сфокусировались и просветлели. Она подняла «Кедр» стволом вверх, сделала два шага назад и сказала спокойно:
— Мне нужен Андираос.
— Всем нужен Андираос, — сказал я примирительно. — Но, похоже, его похитили и перетащили в другой срез. На него сейчас много желающих, кто-то успел первым.
— Куда?
— На муда! — вызверился Петр. — Что ты херню городишь! Твой же мужик его повязал, тебе лучше зна…
Он осекся и заткнулся — Сеня коротко, но больно пробил ему куда-то в область почек. И то верно, нечего тут истерики устраивать, дама хоть и подняла ПП стволом вверх, но убирать не спешила. Я, пожалуй, теперь успел бы первым, но Сенино видение не давало покоя. Ей еще костюм супергероя искать.
— Мой мужик? — задумчиво сказала рыжая. — Муж? Другой срез?
Ее, кажется, снова начинало клинить. Какой-то ступор на теме мужа?
— Не нужен Андираос! — сказала она вдруг решительно.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.