Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46992
Книг: 116720
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мы»

    
размер шрифта:AAA

Эль Кеннеди
Мы

Глава 1

Вес

Ванкувер, конечно, город хороший, но мне не терпится скорее уехать.
У нас только что завершился самый долгий в нашем расписании выезд. Стоя в модном гостиничном номере, я стряхиваю оберточную бумагу с рубашки, которую купил в бутике за углом. Поскольку все это время я жил только на том, что есть в моей сумке, чистой одежды у меня больше нет. Но эта рубашка отличная – я приметил ее в магазинной витрине, мимо которой после автограф-сессии ехал в отель.
Я расстегиваю ее, надеваю. В зеркале оглядываю себя – смотрится здорово. Даже великолепно. Хлопок тонкий и гладкий, а на ткани набита лимонно-зеленая клетка. Она очень британская, и ее яркий цвет напоминает мне, что скоро наступит весна.
Теперь, когда три-четыре раза в неделю мой дресс-код состоит из костюма и галстука, мне приходится уделять больше внимания своему гардеробу. В колледже я надевал костюм пару раз в год. Впрочем, новые правила не напрягают меня, потому что одежда мне нравится. И зеркало говорит, что я тоже ей нравлюсь.
Я суперсекс в этой рубашке. Если бы только самый дорогой для меня человек был рядом, чтобы ее заценить.
Вчера мы разгромили «Ванкувер», и не сочтите за хвастовство, но причиной был я. Две шайбы и результативная передача – пока что лучший мой результат. У меня шикарный первый сезон. Хотя прямо сейчас я бы обменял его на вечер перед телевизором с Джейми и минетом. Я без сил. Вымотан. Изнурен.
К счастью, остался всего один перелет.
Я беру со стола телефон и, разлочив его, включаю фронтальную камеру. Потом снимаю себя. Распахнутая рубашка обнажает шесть кубиков пресса, пах прикрывает рука. Я только недавно просек, что Джейми безумно нравятся мои руки. Даже сильней моего члена, клянусь.
Я нажимаю «отправить». Комментарии не нужны.
Гостиничный номер получает еще один взгляд, но я уже научился не оставлять зубные щетки и шнуры от зарядок. Собрано все. Мы бываем в дороге так часто, что быстрые сборы стали моим новым скиллом.
У меня вибрирует телефон. Рррр. Просто приезжай домой, хорошо? И не присылай больше фоток. Мой бедный одинокий член такой твердый.
Я вспоминаю одну бородатую шутку. И отвечаю: Насколько?
Настолько, что им можно забивать гвозди в наши голые стены, пишет он. Это правда. Мы еще не украсили нашу квартиру. Мы оба много работаем, и лишнего времени нет.
Ну и секс всегда является бóльшим приоритетом, чем домашний декор. Покажи, умоляю я. Мой телефон запаролен не без причины. Мы любим обмениваться селфи определенного рода.
Но Джейми не отвечает. Наверное, он где-то не дома. В Ванкувере день, а значит в Торонто сейчас… Блядь. Как же меня достали эти подсчеты в уме. Я просто хочу вернуться домой.
Подхватив сумку, я спускаюсь по лестнице вниз. В лобби уже столпилось несколько наших парней, которым так же не терпится вернуться домой, как и мне. Я плетусь к ним.
– Иисусе, – говорит Эриксон, пока я подхожу. – Когда я приеду домой, пусть моя жена ждет меня голой в постели. А дети пусть спят. С гребаными затычками в их маленьких ушках.
Восемь дней – это много, мысленно соглашаюсь я. Но вслух это не повторяю, потому что, хотя мои одноклубники и отличные парни, я не участвую в таких разговорах. Не по мне это – врать, будто дома у меня есть подружка. А говорить, кто именно меня ждет, я пока не готов. Вот и помалкиваю.
Нордическая физиономия Эриксона поворачивается в моем направлении и расплывается в дурацкой усмешке.
– Боже, мои глаза! Я ослеп.
– Что? – без энтузиазма говорю я. Эриксон вечно над чем-нибудь шутит.
– Ну и рубашка! Иисусе.
– Серьезно. – Уилл Фосберг, наш ветеран, со смехом прикрывает ладонью глаза. – Она очень яркая.
– Очень гейская, – поправляет Эриксон.
Его комментарий ничуть меня не смущает.
– Это рубашка от Тома Форда, и она высший класс, – бубню я. – Ставлю двадцатку на то, что она уже завтра будет во всех блогах пак-банниз.
– Самовлюбленная шлюшка, – выносит свой вердикт Фосберг. Он получает от прессы больше внимания, чем остальные члены команды, и когда моя физиономия начала появляться на HockeyHotties.com, конкуренцию не оценил.
Кто бы говорил. У него фанаток целая армия.
– Я к тому, – не унимается Эриксон, – что в этой рубашке тебя примут за своего в любом баре на Черч-стрит.
– Да? – парирую я. – Знаешь из личного опыта?
Это его затыкает. Но теперь на мою грудь, щурясь, смотрит Блейк Райли – жизнерадостный здоровяк с взлохмаченной шевелюрой и отсутствием фильтра между мозгом и ртом.
– Она прямо гипнотизирует. Говорит: «Ну-ка, давай, попробуй, блядь, отвернись».
– «С вас триста долларов» – вот, что она говорит, – поправляю я. – Она дорогая, чтобы выглядеть так хорошо.
Блейк фыркает, а Фосберг советует потребовать деньги назад. Потом тема меняется, и ребята начинают острить на тему того, что автобус никогда не приедет, и мы все умрем в Ванкувере от разрыва яиц.
Но в итоге мы все-таки заходим на борт. Я сажусь на отдельное место. На полпути в аэропорт мне пришла смс. Я настроил сотовый так, чтобы сообщения (и особенно фотографии) не высвечивались на экране, если только я не снял блок. Это очень важная мера предосторожности, и послание Джейми демонстрирует, почему. После того, как сканер считывает отпечаток моего пальца, на экране появляется фото, которое при других лучше не открывать. Оно одновременно и неприличное, и дико смешное. Все пространство экрана занимает его возбужденный член. Причем он направлен к стене, а его толстая розовая головка приставлена к шляпке гвоздя – как будто его забивает. И еще Джейми при помощи какого-то приложения прилепил на головку радостный смайл, отчего его член стал похож… на инопланетное существо, занимающееся мелким домашним ремонтом.
Я издаю тихий смешок. А они-то думают, что гейского во мне только рубашка...
– Весли?
С места у меня за спиной поднимается Блейк, и я до хруста в костяшках жму на кнопку меню.
– Да? – Интересно, что он увидел.
– Помнишь, я спрашивал, нравится ли тебе жить на Лейк-шор?
– Ну?
– Короче, вчера туда перевезли мои вещи. Я твой новый сосед на пятнадцатом этаже.
Да ладно?
– Круто, чувак, – лгу я. Когда он спрашивал меня насчет дома, надо было перечислить все недостатки. Слишком далеко от метро. Сучий ледяной ветер с набережной. Я против Блейка ничего не имею, но знакомые среди соседей мне не нужны. Я столько сил приложил, чтобы скрыться с радаров.
– Ага, убойный там вид, согласись? Я видел его только днем, но ночью, со всеми огнями, наверное, полный отпад.
– Это да, – соглашаюсь я. Вид на лицо своего бойфренда – это единственное, что я хочу видеть прямо сейчас. А впереди еще четырехчасовой перелет.
– Давай ты поможешь мне найти лучшие бары в районе, – предлагает Блейк. – Первый круг за мой счет.
– Круто, – говорю я.
А сам думаю: блядь.
…Нам требуется лет восемнадцать, не меньше, чтобы долететь до Торонто.
К моменту, когда мы приземляемся и получаем багаж, на часах уже семь. Я с нетерпением жду возможности провести время с Джейми, но этого времени у нас будет в обрез. В шесть утра он со своей основной юниорской командой уезжает на игры в Квебек.
У нас есть одиннадцать часов, а я еще не приехал.
По дороге домой меня бесит каждый красный сигнал светофора. Но в конце концов я заезжаю в гараж (особенность здания, которой я, как дурак, похвастался перед Блейком), закатываю в лифт свою гигантскую сумку и, пока кабина без остановок – ура – поднимается на десятый этаж, заранее выуживаю из кармана ключи.
Наконец я оказываюсь в двадцати шагах от нашей квартиры, потом в десяти. Потом открываю дверь.
– Бэби, привет! – кричу я, как обычно. – Я дома. – Перетащив сумку через порог, я бросаю на нее свой пиджак и оставляю все это около двери, потому что единственное, что мне сейчас нужно, – это его поцелуй.
И только в этот момент замечаю, что в нашей квартире изумительно пахнет. Джейми приготовил мне ужин. Опять. Богом клянусь, он идеальный мужчина.
– Привет! – отвечает он, появляясь из коридора, который ведет в нашу спальню. На нем только джинсы и – ничего себе! – борода. – Мы знакомы? – Он эротично улыбается мне.
– Я хотел спросить то же самое. – Я смотрю на песочно-блондинистую бородку. Джейми всегда брился. Я к тому, что мы подружились еще до того, как у нас начали расти волосы на лице. Он выглядит по-другому. Наверное, более взросло.
И сексуально, как черт. Серьезно, мне прямо не терпится почувствовать эту бородку у себя на лице и, возможно, на яйцах… Иисусе. Я пробыл дома всего пятнадцать секунд, а моя кровь уже устремилась на юг.
Но я продолжаю торчать у двери, потому что, хоть мы уже и восемь месяцев вместе, я все равно до сих пор слегка ошарашен тем, как сильно мне повезло.
– Привет, – повторяю я глупо.
Он идет ко мне, его легкая походка настолько знакома, что у меня чуть-чуть разбивается сердце. Кладет руки на мои плечи и сжимает мускулы там.
– Больше не уезжай так надолго. Иначе я приеду к тебе и прокрадусь в твой гостиничный номер.
– Обещаешь? – В моем голосе появляется дрожь. Джейми так близко, что я чувствую морской аромат его шампуня и запах пива, которое он выпил, пока меня ждал.
– Если я когда-нибудь выиграю в лотерею и получу выходной, то непременно приеду, – говорит он. – Секс в отеле после игры? Звучит горячо.
Теперь я прикидываю расстояние до дивана и подсчитываю, сколько слоев одежды мне надо снять в следующие девяносто секунд.
Но Джереми уже отпустил мои плечи.
– Я поел, а твою тарелку только что поставил в духовку. Энчиладас с курицей. Разогреется через пятнадцать минут.
– Спасибо. – У меня урчит в животе, и он усмехается. Очевидно, я голоден и в основном смысле этого слова.
– Хочешь пива?
Еще бы.
– Я сам принесу, – говорю я. – А ты сядь и найди последнюю серию. Можно посмотреть ее, пока ждем. – Звучит слишком вежливо даже для меня самого, но я всегда ощущаю себя чуточку неловко и странно, когда возвращаюсь из поездок домой.
Мне мало проку от разговоров о домашних делах, которыми обмениваются мои женатые товарищи по команде. Но если б я любил поболтать, то не выдержал бы и задал им вопрос – неужели так будет всегда? Ощущают ли то же самое парни, которые в браке по десять лет? Или это новизна отношений заставляет меня час или два чувствовать себя странновато, когда я возвращаюсь домой?
Хотел бы я знать.
Моя первая остановка – на нашей открытой кухне, где я открываю два пива, которые потом ставлю в гостиной на столик. Хотя мы живем здесь почти что шесть месяцев, мебели в этой квартире по-прежнему мало. У нас обоих нет времени на то, чтобы обставить ее. Впрочем, все по-настоящему необходимое у нас есть: огромный кожаный диван, классный журнальный столик, ковер и большой телевизор.
О – и еще колченогое кресло, которое я спас с тротуара и вопреки возражениям Джейми оставил. Он называет его креслом смерти. И обходит его стороной, утверждая, что у него нехорошая карма.
Можно вывезти парня из Калифорнии, а вот вывести из него Калифорнию – никогда.
Мне надо переодеться, и я делаю шаг в сторону спальни. Но потом останавливаюсь, чтобы задать Джейми вопрос.
– Слушай, как тебе эта рубашка? Закончились чистые вещи, вот и купил.
Джейми направляет на телевизор пульт.
– Она очень зеленая, – не оборачиваясь, говорит он.
– Мне нравится.
– Тогда и мне тоже. – Джейми оглядывается, и бородка снова застигает меня врасплох. Но его улыбка отправляет меня бегом к нашей спальне.
Кровать идеально заправлена, так что я, торопясь вернуться к нему, бросаю свои брюки, очень зеленую рубашку и галстук на одеяло. Натянув пару треников, я возвращаюсь назад. Джейми уже плюхнулся на диван и вытянул ноги. Я не трачу время на то, чтобы изобразить невозмутимость. Я ложусь перед ним, моя голова у него на плече, спина прижата к груди.
– Черт, – сетую я, когда понимаю свой промах. – До пива теперь не достать.
Он придавливает ладонью мой пресс.
– Давай, – говорит.
Я тянусь к нашим бутылкам, а он не дает мне свалиться на пол. Поскольку столик находится на идеальном расстоянии для того, чтобы закидывать на него ноги, когда мы сидим, этот маневр предназначен для экстренных случаев с пивом (они иногда происходят), когда мы с Джейми нежимся на диване.
Через голову я передаю одну бутылку ему и слышу, как он делает долгий глоток. На экране начинается «Банши» – наш нынешний сериал.
– Ты ведь не смотрел без меня? – говорю я.
– Даже не думал. Но последняя серия была без интриги, так что я бы не назвал это настоящей проверкой.
Я фыркаю в пиво и откидываюсь на его твердую, теплую грудь. Обычно я смотрю этот сериал с его наркоманским сюжетом и безумными сценами драк по-настоящему увлеченно, но сегодня он просто повод, чтобы, пока разогревается ужин, лежать на диване в обнимку с моим любимым мужчиной. Его бородка непривычно щекочет мне ухо. Я наклоняю голову так, чтобы ощутить ее на лице. Теперь я совсем не вижу экран, но мне все равно.
Опустив подбородок, он трется бородкой о мою щеку, потом, оставляя на коже мурашки, задевает шею губами.
– Что думаешь? – тихо говорит он.
Осторожно, чтобы не пролить пиво, я поворачиваюсь к нему.
– Ты выглядишь охеренно. Как Тимберлейк после того, как он ушел из NSYNC и стал секси. Но чтобы убедиться наверняка, мне надо почувствовать ее на своих яйцах.
Внезапно он откидывает голову назад и хохочет, и его легкий смех рушит ледяную плотину разлуки. Мы снова мы, и я вновь ощущаю с ним рядом привычный комфорт.
Дааа… Я провожу языком по его горлу прямо под краем бородки. Потом нежно засасываю там его кожу. Джейми прекращает смеяться, его тело расслабляется подо мной. Выше талии мы соприкасаемся кожа к коже, и я чуть не плачу от благодарности, ощущая биение его сердца рядом с моим. Сунув нос в его молоденькую бородку, я кругами двигаюсь к его рту. Волосы мягче, чем я ожидал.
– Черт, – шепчет он. – Поцелуй меня, наконец.
И я целую его. Впиваюсь ртом в его рот и, пока бородка ласкает мне щеки, растворяюсь в нем, словно пробыл вдали восемь месяцев, а не дней. Он счастливо урчит. Я весь отдаюсь поцелую, по новой знакомясь со сладостью его губ, с теплым дыханием на лице.
Джейми вздыхает, и я, сбавив скорость, просто лениво ласкаю его губы губами.
Мы не станем сходить с ума прямо сейчас, но не из-за неловкости, а потому, что оба держим по пиву, в духовке греется ужин, и впереди у нас целая ночь.
На этой счастливой мысли я слышу незнакомый звук. Кто-то стучится к нам в дверь. Это так непривычно, что сначала я думаю, что стучат в сериале. Но стук повторяется вновь.
– Весли! Псих ненормальный, открой! Я принес пиво.
Джейми приподнимает голову, его брови взлетают на лоб.
– Кто это? – одними губами говорит он.
– Блядь, – шепчу я. – Секунду! – кричу. Потом приближаю рот к уху Джейми. – Это Блейк Райли. Чувак из команды. Он переехал наверх.
Джейми подталкивает меня, и я поднимаюсь. По пути к двери мне приходится поправить себя, чтобы стояк не слишком бросался в глаза. Я открываю.
– О. Ты нашел меня.
Блейк выдает дурацкую жизнерадостную усмешку и проталкивается мимо меня за порог.
– Ну! У меня в новой гостиной полный разгром. Горы коробок. Сестры смогли найти простыни и застелили постель, но в остальном полный ад. Так что я слопал бургер, купил пива и подумал, что надо бы тебя навестить.
Мгновение я готов выставить его вон. Честно, готов. Но способа сделать это не грубо попросту нет. В том смысле, что я стою в одних трениках с пивом в руке, а сзади ревет телевизор. Я выгляжу точно как человек, у которого есть время выпить со своим одноклубником пива. Который звал меня выпить уже несколько раз, а я все время отказывался, если только мы не находились в пути.
– Заходи, – говорю я, ненавидя само это слово. Во-первых, этот ублюдок уже зашел внутрь. А во-вторых, всего минуту назад у меня во рту был язык Джейми.
Пиздец.
Блейк не замечает моего дискомфорта. Он ставит упаковку пива на столик и усаживается на диван прямиком на то место, где Джейми сидел минуту назад. Пиво Джейми стоит на барной стойке между гостиной и кухней, а сам он исчез.
– Будешь? – спрашивает Блейк, хватая бутылку.
– У меня пока есть, – говорю я и делаю долгий глоток из своей.
В коридоре появляется Джейми. Он в футболке, которая уничтожила вид на его золотистую мускулистую грудь.
– Привет, – говорит он. – Я Джейми.
– А, ты сосед! – Блейк вскакивает, чтобы своей огромной лапищей пожать ему руку. – Рад встрече. Ты тренер, да? Работаешь с защитниками? С юниорами?
– Угу. – Джейми поднимает глаза на меня. В них вопрос.
Но я тоже растерян. За целый сезон я всего паре людей обмолвился о том, что у меня есть сосед. Видимо, одним из них и был Блейк. Я никогда не разговариваю с парнями о Джейми – не хочу ломать голову, какие подробности будут лишними или когда пора замолчать.
И еще мне не хочется врать про него. Не в моем это стиле, и все.
Блейк – добродушный улыбчивый здоровяк, и, если честно, я всегда считал его слегка тормозным. Видимо, я ошибался.
– Пива хочешь? – спрашивает он у меня. – О! Я обожаю «Банши». Это какая серия? – Он галопом уносится обратно к дивану.
Не вполне понимая, что делать, я просто сажусь на противоположном краю от него.
Джейми уходит на кухню, а я с минуту смотрю в телевизор, пытаясь понять, в чем сюжет. Худ пытается выбраться из какого-то здания, где он что-то украл, а его колоритный друг-трансвестит с наушником в ухе пытается подсказать ему путь.
Я понятия не имею, что происходит. Ни на экране, ни в нашей гостиной.
Джейми возвращается через пару минут с полной тарелкой энчиладас под расплавленным сыром. Он поставил ее на поднос, потому что тарелка горячая после духовки, а я славлюсь тем, что постоянно обжигаюсь на кухне. Когда я вижу еще горку ломтиков авокадо, у меня во рту скапливается слюна. Он подумал даже о вилке с ножом и о салфетках.
Вот это да.
Когда ваш бойфренд приносит вам собственноручно приготовленный ужин – это практически самая лучшая вещь во всем нашем гребаном мире, вот только глаза Джейми спрашивают меня, передавать ли ему этот ужин мне в руки, или это будет выглядеть чересчур по-домашнему, странно?
Я встаю и забираю у Джейми поднос, потому что, черт побери, я у себя дома и могу делать здесь все, что хочу.
– Спасибо. Выглядит потрясающе.
Он подмигивает мне – быстрее всех в мире, – и я сажусь на диван, чтобы съесть его ужин. Это не все, что я хочу от него, но в данный момент ничего больше мне не доступно.

Глава 2

Джейми

Я не злюсь. Неа, нисколько не злюсь. В смысле, ну а что еще ему оставалось? Захлопнуть перед лицом своего одноклубника дверь? Показать на свой твердокаменный член и сказать: «Извини, мужик, но я сейчас буду чпокаться со своим бойфрендом»? С бойфрендом, которого он не видел больше недели, и который измаялся, дожидаясь его, и позаботился о том, чтобы на столе стоял ужин, когда он вернется домой, и…
Ладно. Может, я все-таки самую чуточку злюсь.
Мама говорит, что у меня терпение, как у святого, но прямо сейчас я не чувствую себя особо святым. Мое обычное состояние безграничной легкости и покоя сменилось колючим, цепко засевшим внутри раздражением. Даже обидой.
Я соскучился по нему. Я скучаю по Весу всегда, когда он уезжает, и сегодня я хотел заниматься только одним. Я хотел заново познакомиться со своим любимым мужчиной – предпочтительно с помощью бурного, потного секса.
Со своим любимым мужчиной. Даже сейчас эта фраза вгоняет мой мозг в граничащий с изумлением ступор. Я не запаниковал, когда прошлым летом выяснил, что бисексуален, не паникую я и сейчас. Меня завораживает не слово мужчина, а слово любимый. То, что я чувствую к Райану Весли… я думал, такое бывает только в кино. Он моя половинка. Мы дополняем друг друга в стольких моментах, не сосчитать. Когда он в одной со мной комнате, я сконцентрирован только на нем, а когда его нет, мне его не хватает.
Есть одна старая поговорка, которую моя мама как-то раз написала на керамическом блюде. Любовь – это воспламенившаяся дружба. Теперь я ее понимаю.
Но это не значит, что я не злюсь на него.
Я смотрю, как он ест энчиладас. Его прекрасные серые глаза устремлены на экран, но я знаю, он не следит за тем, что там происходит. Любой другой человек не заметил бы напряжения в его широких плечах, но я хорошо различаю его, и мое раздражение частично проходит.
Его бесит происходящее не меньше тебя, шепчет мне моя совесть.
Отъебись, совесть. Я тут жалею себя.
Блейк, с другой стороны, вовсю наслаждается жизнью. Улюлюкает, когда сюжет на экране дает особенно лихой поворот, и сосет свое пиво с таким видом, словно у него вообще нет забот. Конечно. Чего ему париться. Он в команде уже третий год и рулит на льду – согласно поиску в гугле, который я наскоро произвел, когда нырнул за футболкой к нам в спальню. А знаете, что самое важное? Он натурал. Ему не надо скрывать, с кем он спит, или называть свою подружку «соседкой». Везучий козел.
Я с горечью вспоминаю, что в глазах всего мира Райан Весли, как и Блейк, натурал. Мой бойфренд уже успел появиться в дюжине списков самых завидных хоккейных холостяков. На каждой игре есть как минимум девушек пять, которые держат плакаты со всякими «Райан, ты лучший» или «Весли, люблю». А то и вообще – «НОМЕР 57, ХОЧУ ОТ ТЕБЯ ДЕТЕЙ!!!»
Нас с Весом смешит все то внимание, которое он получает от женщин, но хоть я и знаю, что мой строго гомосексуальный бойфренд никогда не пойдет прогуляться по кискам, жадные взгляды все равно достают.
– Иисусе… – гудит Блейк. – Какие шикарные титьки.
Пошлое замечание выталкивает меня обратно в реальность. В неприятную реальность. Одна из героинь сериала только что обнажилась, и, врать не буду, у нее невероятная грудь.
Поскольку предполагается, что я – безобидный Весов сосед-натурал (ну и чтобы не вести себя с Блейком совсем уж невежливо), я решаю вставить свои две копейки.
– Ага, потрясающие, – соглашаюсь я с ним. – И сама актриса просто огонь.
На это Вес хмурит бровь, и мое раздражение вмиг возвращается. Серьезно? Он разрешил своему одноклубнику испортить нам вечер, а теперь злится из-за того, что актриса показалась мне симпатичной?
Блейк расценивает мой вклад в разговор, как знак того, что мы теперь друзья навсегда, и обращает на меня свои сияющие глаза.
– Любишь блондинок? Я тоже, братан. Встречаешься с кем-нибудь?
Краем глаза я замечаю, что плечи Веса опять напряглись. Мои тоже напряжены, но тут виновато еще и жутко неудобное кресло. Пять минут сидения в нем, и все ваше тело начинает болеть, как после пытки на дыбе. Плюс я на девяносто девять процентов уверен, что в нем кто-то умер. Вес нашел это кресло на тротуаре и, сколько я ни прошу, все отказывается его выносить.
На следующей неделе эта дрянь будет на улице.
В смысле, кресло. Не Вес.
– Да нет, в общем-то, – даю я туманный ответ, отчего сексуальный рот Веса снова кривится.
– Не нагулялся еще? Та же фигня. – Блейк проводит рукой по своим каштановым волосам. Он довольно-таки привлекательный. И просто гигант. Минимум шесть футов три дюйма, и накачен, как бык. – У кого в нашем мире есть время на отношения, да, Весли? Мы без конца то улетаем куда-то, то прилетаем.
Вес отвечает неразборчивым бубнежом.
– Понятия не имею, как справляется Эриксон и другие ребята, – продолжает тем временем Блейк. – Я дико выматываюсь во время сезона – при том, что один. – Он содрогается. – А если представить себя с женой и детьми? Это же ужас. Может, именно так и становятся зомби? Не из-за спятивших вирусов, а просто человек так устает, что поедать чужие мозги внезапно начинает казаться хорошей идеей.
Не сдержавшись, я прыскаю. Есть ощущение, что Блейк Райли может вести разговор сам с собой. Что он и делает прямо сейчас, видя, что мы с Весом не произносим ни единого чертова слова.
Когда серия, которую мы смотрим, заканчивается, Блейк хватает со столика пульт и, не спросив нас, включает вторую. А еще открывает новое пиво.
Ком обиды у меня в горле становится размером с хоккейную шайбу. Уже девять часов. Я должен лечь в десять, иначе утром буду как труп. Если мой мозг не получит хотя бы семь часов крепкого сна, то я стану похож на страдающего бессонницей Эдварда Нортона из «Бойцовского клуба». Черт, даже жалко, что я сейчас не в этом кино. Тогда у меня было бы хорошее оправдание для того, чтобы стащить Блейка Райли с дивана и пинками выставить вон.
Но я не могу. Я дал слово Весу блюсти приличия минимум до конца сезона, пока он еще новичок. Каминг-аут прямо сейчас ничего кроме вреда его карьере не принесет, а я скорее залезу в ванну с битым стеклом, чем стану тем, кто разрушит его мечту.
Так что я сижу в кресле смерти и притворяюсь, будто смотрю сериал. Симулирую интерес к тому, что болтает Блейк. Даже посмеиваюсь над его шутками. Но вот наступает четверть одиннадцатого, и позволить себе блюсти приличия еще дольше я уже не могу.
– Пойду-ка я спать, – говорю я, поднимаясь на ноги. – В полшестого утра мне надо быть на катке.
Блейк, похоже, искренне опечален тем, что я ухожу.
– Точно не сможешь выпить еще по бутылке?
– Как-нибудь в другой раз. Спокойной ночи, ребята. Было приятно познакомиться, Блейк.
– Мне тоже, Джей-бомб.
Да-да, Блейк Райли дает прозвища людям, с которыми только что познакомился. И почему я не удивлен?
Проходя мимо дивана, я осмеливаюсь бросить на Веса коротенький взгляд. Его челюсть сжата сильнее, чем обнимающая бутылку ладонь. Свободной рукой он играет с серебряной штангой в брови, все крутит и крутит свой маленький пирсинг. Я знаю этого парня с тринадцати лет. Он для меня как открытая книга, и мне ясно, как день, что он не особенно счастлив в данный момент.
Как и я. Но за неимением возможности выставить Блейка нам остается одно: притворяться, что мы просто соседи, которые иногда вместе смотрят кино.
Я так устал, что только в конце коридора понимаю, что у меня есть проблема. Я не могу лечь в нашу постель. Хоть я и познакомился с Блейком только сегодня, я не могу с уверенностью сказать, что он никогда у нас не бывал. Когда он осматривал дом, заходил ли он в нашу квартиру? Вдруг Вес показывал ему вид из нашей спальни?
По нашей редко используемой легенде я сплю в гостевой. Куда я и отправляюсь, развернувшись в темноте коридора. В комнате есть зубная щетка и паста, которые я положил туда, чтобы казалось, будто там кто-то живет.
Я считал себя таким охерительно умным за то, что предусмотрел этот небольшой реквизит. Но вот он я, стою и делаю вид, что моя комната – не моя.
Я закрываю дверь, чтобы не слышать музыку телевизионной программы. После того, как мы с Весом стали жить вместе, в этой комнате спали всего один раз – мои мама и папа, когда они прилетали из Калифорнии на выходные. А сегодня это я бросаю вещи на пол и проскальзываю под непривычное одеяло на холодные простыни. И мне это не нравится.
Перекатившись на бок, я перечисляю в голове все, что не так. Занавески не темно-синие, а прозрачные. Матрас мягче, чем тот, к которому я привык. Подушка какая-то комковатая.
А мой бойфренд вместо секса со мной сидит с Блейком в гостиной.
Я закрываю глаза и пытаюсь заснуть.

***

Мне снится горячая ванна и потрясающие струи воды. Правда, в эту горячую ванну помещается только мой член. Но это не страшно. Я возбужден, а вода невероятно… даже волшебно приятна.
Хотя… стоп.
Зачеркните.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.