Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45730
Книг: 113550
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Жизнь наизнанку» » стр. 9

    
размер шрифта:AAA

— Эмигрантов? — недоверчиво переспросил Энди.
Бэйб покрутил пальцем в воздухе. — Слушайте, я знаю, что вы доморощенные, я знаю, что вы не фанаты закона.
— Мы, — сказал Джон с чувством собственного достоинства — незаконопослушные граждане.
— Поэтому мы не можем вас нанять, — просто ответил Бэйб. — Все просто. Федералы требуют от нас бумаги, доказывающие, что у нас работают люди, которые имеют на это право.
— Джон, когда они меня нанимали, я им свой паспорт показывал, — поддакнул Дуг.
— Ладно, я прошу прощения, — сказал Бэйб. — Когда Куигг сообщил мне об этом, я был взбешен, не знаю, заметили ли вы это…
— Немного, — уклончиво ответил Энди.
— Теперь я понимаю, — продолжил Бэйб, — что вы не до конца поняли ситуацию. Вы думали, что нужно проявить немного фантазии и все, работа у вас в кармане. Но, простите, ребята, все гораздо серьезнее.
— Понимаю, — сказал Джон и задумался.
Дугу всегда казалось очень увлекательным наблюдать, как глаза людей теряют фокусировку, как будто они смотрят куда-то вдаль на холмы западной Пенсильвании и что-то вроде того, в таком состоянии Джон время от времени кивал, а остальные попивали свое пиво и смотрели на него. В какой-то момент его глаза снова сфокусировались, в этот раз на Дуге, и он сказал:
— Паспорт.
— Именно, — сказал Дуг. — Мне нужно было показать им свой…
— Однажды ты сказал, — напомнил Джон, — про безналичные транзакции.
— Безналичные транзакции?
— Деньги, которые уходят в Европу, и на счете больше нет денег.
— А, точно. Я и забыл.
— Ты рассказывал им про безналичные транзакции? — возмутился Бэйб.
— Когда они искали себе цель для кражи, — пояснил Дуг.
— Как насчет них? — спросил Джон.
Дуг ничего не понял. — «Как насчет» чего?
— Безналичных транзакций, — сказал Джон. — Мы будем работать не на вас, а на европейскую компанию из вашей корпорации, которые стоит выше вас. Они нас вроде как наймут, отправят сюда для шоу, оплатят все из Европы, в таком случае мы не должны быть гражданами.
— А почему бы и нет? — воодушевился Энди. — Например, у вас будет шоу в Англии, которое будет называться, ну не знаю, например, «Лучше бы тебе поверить» и…
— Думаю, могло бы сработать, — сказал Дуг.
— Ну вот. Энди поднял свою банку с готовностью сказать тост. — Мы будем работать на тех людей. А вам не придется говорить американцам о нас.
— Это будет не так-то просто, — сказал Бэйб.
— Но возможно, — подметил Джон.
Бэйб покачал головой. — Не уверен. — Хоть у кого-то из вас есть паспорт?
— Я в любой момент могу достать паспорт, — сказал Энди. — Но на самолет лучше с ним не соваться. Можно в лучшем случае на машине съездить с ним в Канаду и обратно.
— Что уже было, — сказал Джон.
Дуг вдруг придумал другой план, который был бы лучше и проще, но менее законный, он посмотрел своими широко раскрытыми глазами на Бэйба и понял, что тому пришла в голову та же идя.
Комбайнд тул.
Годы работы на иностранную корреспонденцию научили Бэйба сдерживать себя. — Я попробую, — сказал он. — Не знаю, получится или нет, но пока у нас все получалось, поэтому еще пару дней мы будем работать. Таким образом, если все получится, мы не потеряем время.
— Мы думали запускаться в сентябре, — напомнил Дуг.
— Если еще будет этот запуск, — сказал Бэйб. Он допил свое пиво и встал. — Вы продолжайте. Дуг, когда вернешься на периферию, зайди ко мне.
— Обязательно, — сказал Дуг и еле сдержался, чтобы не подмигнуть.

29

Когда впервые началась съемка, Дортмундер, к своему удивлению, обнаружил, что у него все зудит. Очень неожиданно, ему прям-таки хотелось чесаться по всему телу. Точнее, не то, чтобы хотелось, он был просто вынужден чесаться, но ему пришлось побороть это желание, потому что ему вовсе не хотелось стоять там и выглядеть идиотом, пока он чесался бы, как собака с блохами прямо перед камерами.
И камеры оказались настолько назойливы, что он просто не ожидал такого. Они походили на этих монстров из фильмов ужасов, которые исчезали из проходов и появлялись где-то наверху лестницы. Вот разве что эти камеры никуда не исчезали. Они все время были тут, постоянно, на краю периферийного зрения, с большими головами, вежливыми, тихими и очень любопытными, которые тихонько поворачивались. С очень большими головами.
Перед назойливыми камерами и с бесконечным желанием чесаться Дортмундер чувствовал себя Железным Человеком, который давно не заливал себе масла. «Мне нужно вести себя естественно», — говорил он сам себе, — «а это совсем не естественно. Я ковыляю, как монстр Франкенштейна. Чувствую себя, будто меня до самых ушей залили чесоточным цементом.»
Рой Омбелен велел им пройтись по сцене, и Дортмундеру казалось, что он справился вполне неплохо, за исключением одеревенелости и чесотки, но Рой в какой-то момент сказал «Снято», а потом добавил:
— Ребята, позвольте кое-что прояснить. Мы знаем, вы не хотите, чтобы ваше лицо светилось в камере, но, в свою очередь, вы тоже не смотрите в камеры. Вы должны беседовать, так беседуйте. Смотрите на тех, с кем разговариваете. Представьте, что здесь нет камер, хорошо?
— Хорошо, — сказали все хором, и Рой начал снимать заново, и все быстро поняли, что им нужно делать, все. Дортмундер даже заметил, что как только он перестает думать о камерах, зуд исчезает. Еще один плюс.
Но Рой снова сказал «Снято» и обратился к Дугу:
— Дуг, мне кажется в кадре нужна девушка. Чтобы было на что смотреть.
— Ты абсолютно прав, — согласился Дуг.
Поэтому Дарлин встала с дивана, где она читала журнал «Пипл», Марси объяснила ей, кого она должна играть, что ее должно мотивировать и подкинула ей парочку фраз, которые ей нужно сказать в кадре. Идея заключалась в том, что она приходит в бар со своим парнем Рэем, но он должна ждать за барной стойкой, пока все удаляются в заднюю комнату для бесед. А поскольку она не имеет никакого отношения к краже, она будет интересна в кадре, с чем все и согласились.
Они прорепетировали еще раз, уже с участием Дарлин, и все расслабились и влились в процесс. Постепенно Дортмундер переставал быть деревянным, желание чесаться тоже исчезало, даже весело становилось, было интересно делать вид, что крутые парни сидят в крутом баре и говорят о крутых вещах. Было необычно сидеть в этой вариации «Бар и Гриль», где не было завсегдатаев, пытающихся петь акапелла.
Она прогнали эту сцену трижды с камерами, и, похоже, все шло очень гладко. Между съемками Марси предлагала некоторые изменения относительно того, что люди будут говорить в кадре, и, в конце концов, все стало настолько просто и естественно, что Дортмундер и не заметил, как почувствовал себя очень комфортно, как будто был в настоящем баре, вел настоящую беседу с настоящим барменом.
Это была короткая сцена, что было хорошо для новичков. Она начиналась так: Дортмундер, Келп, Тини и малыш сидели в баре и болтали с Родни, заказывали напитки — каким-то образом получилось, что они все пили Будвайзер — и потом зашел Рэй Харбак с Дарлин. Марси подкинула Келпу парочку флиртующих фраз, чтобы тот сказал их Дарлин, но это выглядело скорее как приободрение, чем флирт, но, возможно, это выглядело так потому, что Марси не дала инструкций Дарлин, которая никак не отреагировала на Келпа, она просто стояла и улыбалась, пока тот пытался острить.
С одной стороны, присутствие Дарлин ничего особо не поменяло, с учетом, что никого и ничего не добавило, но, с другой стороны, ее присутствие оживило ситуацию, и все это почувствовали. Ребята из банды чувствовали себя более раскованно и даже более сплоченно. А все те же фразы, те же люди каким-то чудесным образом стали более интересными.
После третьего прогона сцены в баре Рой Омбелен сказал Дарлин и Родни, что они на сегодня были свободны, и что им позвонят, когда они понадобятся в следующий раз, примерно послезавтра. Когда они ушли в сопровождении гула лифта, Омбелен повел пятерых актеров, операторов и двух парней, отвечающих за свет и звук, к декорациям коридора с двумя фальшивыми туалетами.
И тут пришлось подождать со съемкой, потому что свет был выставлен совсем не так, и что-то произошло со звуком, поэтому будущих звезд реалити отпустили пока отдохнуть в декорациях бара, пока коридор не приведут в порядок.
Отключившись от камер и игры, Дортмундер понял, что, наконец, его мозг заработал в правильном направлении, и ему очень хотелось поговорить с кем-нибудь, хотя бы с Келпом, о ситуации в целом, но, естественно, он не мог, по крайней мере, пока Харбак рядом. Поэтому он сидел в тишине, проговаривая в уме то, что он бы рассказывал Келпу, то, что он уже знал, но, в конце концов, ему это надоело, поэтому он вскочил на ноги и сказал:
— Энди, давай прогуляемся.
— Хотел предложить то же самое, — сказал Келп.
Харбак посмотрел на них, как будто хотел присоединиться к ним, но малыш вовремя уловил этот позыв, и, понимая затею Дортмундера, подошел к нему и спросил:
— Рэй, мне кажется, что я тебя где-то видел. Может быть, в каком-нибудь телевизионном шоу?
— Ну, — нахохлился Харбак, — не думаю, что ты из тех, кто смотрит мыльные оперы, — к тому моменту Дортмундер и Келп уже поднялись и покинули фальшивый «Бар и Гриль», а значит опасность миновала.
Здание было очень большим, в нем еще было достаточно свободного от декораций пространства. Дортмундер и Келп прогуливались, и тут Дортмундер сказал:
— Что будем делать?
— Ну, — начал Келп, — у нас все еще проблема с арендатором.
— Я знаю. Нужно сегодня ночью вернуться и посмотреть, тут ли он еще. На этот раз я пойду с вами, потому что, если все-таки удастся пробраться внутрь, я хочу быть там.
— Хорошо, конечно. А что, если он все еще там?
— Не знаю, что делать со всем этим телевидением, — сказал Дортмундер. — Это оказалось все не так уж и плохо, в конце концов…
— Когда привыкаешь к камерам. И к этому парню, которые все время таскает микрофон у тебя над головой.
— Он меня не так уж и беспокоил, — признался Дортмундер, он этого парня практически не замечал. — Но, Энди, это не то, зачем мы здесь. Мы здесь за тем, чтобы войти, взять то, что нам нужно и уйти. Раз, два и все. А это все нужно репетировать и репетировать.
— Возможно, этого парня сегодня уже и не будет, — предположил Келп. — И мы сможем наконец покончить с карьерой на ТВ.
— Эй, Энди! Джон!
Их звал Дуг, он махал им через декорации, когда они подошли к нему, Келп спросил:
— Вы готовы к моему крупному кадру? — Дортмундер не понял, о чем это он, зато понял Дуг. Он рассмеялся и сказал:
— Практически, Норма. Ребята, я хотел вам сказать, что, когда съемка закончится, я бы хотел, чтобы вы не расходились. Бэйб вернется в центр, и, кажется, у него есть решение вашей проблемы.
— Это здорово, Дуг, — сказал Келп с таким энтузиазмом, как будто он и правда собирался отработать целый сезон. — Я знал, что мы можем рассчитывать на Бэйба.
— О, да, — улыбнулся Дуг. — Бэйб на этом уже собаку съел. Он знает, что к чему. Не к чему придраться.
— Отличные новости, — поддержал Дортмундер.
Съемка в коридоре была совсем короткой, как только устранили все технические проблемы. Использовались две камеры, обе за ребятами, одна сверху, другая снизу, обе двигались по ходу движения ребят.
Несмотря на то, что этот коридор был гораздо шире коридора в настоящем «Бар и Гриль», он все же был недостаточно просторным, чтобы вместить пятерых в одну линейку, поэтому они шли кучками, рассказывая друг другу придуманную историю, которую им дала Марси, о том, как давно они не виделись, как было здорово снова собраться бандой, и о том, как им не терпелось услышать новости Рэя.
Они проделали это трижды, шли по коридору до той самой двери, которая никуда не вела, камеры следовали за ними по пятам, как большие черные собаки, и на третий раз Омбелен сказал «Снято!». Дортмундер повернулся и увидел, что за камерами, операторами и звукорежиссером с его длинной палкой, а за ним за Омбеленом и Дугом стоял Бэйб Так. Рядом с ним стоял крепенький мужчина, лысеющий и в очках, в костюме-тройке, бледно-голубой рубашке и темно-синем галстуке.
За Дортмундером, Келп закашлял, приложив руку ко рту. — Zeitung, — промычал он, прикрывая рот рукой.

30

Дуг очень удивился, когда обернулся и увидел Бэйба, идущего к декорациям с Херром Мюллером, на секунду он даже задумался «Неужели он тащил Херра Мюллера из самого Мюнхена, да и как он здесь оказался так быстро?» Потом ему в голову пришла идея, что, скорее всего, Херр Мюллер уже находился в Штатах, возможно, даже оставался в Комбайнд тул, и это совпадение было очень удачным. Ну, Херр Мюллер должен был ему удачу, не так ли?
Дуг изначально не должен был ничего узнать о двойной жизни Херра Мюллера, и так бы не узнал, если бы не странный случай почти три года назад на «Ферме», во время съемок первого сезона, как раз когда из новостей пришел Бэйб. До того момента Дуг знал Ричарда Мюллера в том качестве, в каком его знали большинство людей, — серьезный документалист, который снимал фильмы на тему золотоискателей Южной Африки или современная работорговля в арабских странах, те фильмы, которые в Америке не пользовались популярностью, зато в Европе проходило на ура. Он знал, что Херр Мюллер подписал соглашение с «Транс-Глобал Юниверсал Индастрис», одним из высших уровней бизнеса, который был значительно выше «Жизни наизнанку», и в своих редких поездках Мюллер имел право воспользоваться оборудованием «Жизни наизнанку» для интервью или редактирования материала, но это все, что он знал.
В то самое утро, у Херра Мюллера была встреча с Бэйбом, и, по счастливой случайности, он и Дуг ехали вместе в одном лифте, Дуг собирался на обед, Херр Мюллер на самолет, судя по огромной сумке на плече и по чемодану на колесиках, который он тащил за собой. Дуг был заочно знаком с этим человеком, поэтому он вежливо кивнул и улыбнулся, Херр Мюллер сделал то же самое.
Как только они дошли до лобби, как будто ад прорвало. Все пространство от лифтов до самой крутящейся двери, выходящей на Третью авеню, было забито кричащими людьми, которые требовали объяснений и которых усиленно игнорировали. Дверь была заблокирована полицией в форме, они обыскивали каждого, кто покидал здание, проверяя все сумочки и портфели: очень медленно. Двое полицейских стояли у лифтов и говорили всем, что никто не может подняться назад наверх. Все должны спуститься и покинуть здание. Медленно.
Копы у лифтов не отвечали на вопросы, и ничего не говорили, только предупреждали, что никто не сможет уехать на метро. Похоже на час пик в аду.
— Вот это неразбериха, — сказал Дуг и посмотрел на Херра Мюллера, который был бледен как спритцер на белом вине. Казалось, он вот-вот упадет в обморок. — Что такое? — спросил Дуг.
— Меня нельзя досматривать, — прошептал Херр Мюллер. У него не было явного акцента, но он очень аккуратно произносил слова, что выдало в нем иностранное происхождение.
Дуг был ошеломлен, хотя в киноиндустрии такие случаи не редкость. Прижавшись к бледному как смерть мужчине, он, понизив голос, спросил:
— Наркотики?
— Нет, нет! Херр Мюллер почти было вернулся в нормальное состояние, но ужас снова ударил его под дых, он вцепился в руку Дуга и прошептал:
— Это деньги. Наличные. Наличные компании.
— Деньги?
— Полмиллиона долларов. Я не смогу объяснить полиции, откуда у меня такая сумма. Рука Херра Мюллера дрожала на руке Дуга, словно пойманная бабочка.
Дуг опомнился:
— Не привлекайте лишнего внимания. Становитесь в очередь, в какую-нибудь из них.
Херр Мюллер послушался, но захныкал как ребенок:
— Меня никак нельзя досматривать.
— Но вы же собирались лететь на самолете, — сообразил Дуг. — Как вы собирались идти на самолет с таким?
— У нас свои договоренности с авиалинией. Я известный кинорежиссер. Меня никогда не досматривают. Посмотрев вперед на то, как полицейские дотошно всех проверяют, он застонал:
— Мне конец.
— Погодите, — попытался успокоить его Дуг. — Просто подождите. Он достал свой телефон, быстро набрал Бэйбу, попросил секретаря связать его с ним, и, наконец, сказал:
— Бэйб, у нас чёрти что творится в лобби.
— Чёрти что? Что именно?
— Что-то произошло, и теперь копы обыскивают всех прежде чем выпустить из здания.
— Ричард Мюллер там?
— Он со мной, — ответил Дуг. — Он рассказал мне про… Мне кажется, он сейчас упадет в обморок.
— Обычно я лучше справляюсь, — сказал Херр Мюллер, но руку Дуга не отпускал.
— Сейчас спущусь, — сказал Бэйб.
— Нет, не надо, — предупредил Дуг. — Копы не пускают никого обратно в лифт. Если спустишься, назад уже подняться не сможешь. У компании есть какое-то влияние на полицию Нью-Йорка?
— Уличную полицию? Конечно, нет. Дуг, нельзя, чтобы они их обнаружили, тогда они вернуться в компанию, а это вызовет кучу проблем.
— Херр Мюллер в допросе долго не протянет, это точно, — сказал Дуг, а за его спиной Херр Мюллер почти взвыл.
— Дуг, решать тебе, — сказал Бэйб. — Есть только ты там, единственный, кто может что-то сделать.
— Сделать что?
— Дуг, ты же продюсер. Ну так спродюсируй что-нибудь. Ты выбирался и не из таких передряг.
— Разве?
— А что если он грохнется в обморок?
— Бэйб, его все равно досмотрят, еще до приезда скорой. Я не… — и тут ему в голову пришла идея. С теплой улыбкой он посмотрел на Херра Мюллера и сказал:
— О да, я знаю, что делать.
— Знаешь?
— Бэйб, я перезвоню, — сказал Дуг и повесил трубку.
— Херр Мюллер, вы на меня работаете, — сказал он.
Херр Мюллер посмотрел на него с некой надеждой. — Да?
— Да, — Дуг нашел и дал ему одну из своих визиток. — Это я. Я занимаюсь реалити-шоу, которое называется «Ферма», и вы на меня работаете, и сейчас мы направляемся на север штата, где идут съемки шоу.
Херр Мюллер продолжал крутить в руках визитку Дуга, как будто на ней должен быть какой-то ключ. — И как это нам поможет?
— Просто позвольте мне говорить, — сказал Дуг. — Вы мой ассистент, и вы на меня работаете. Лучше спрячьте эту визитку.
Пришлось ждать около пятнадцати минут, прежде чем они добрались до выхода, и когда они подошли к полицейскому, Дуг указал на чемодан на колесиках и сказал:
— Особо не удивляйтесь, у нас тут полмиллиона долларов.
Коп нахмурился. Копы не любят, когда опережают события. — Да?
Дуг протянул очередную свою визитку. — Я из «Жизни наизнанку», продюсер реалити-шоу, наши офисы наверху.
Коп взял визитку и уставился на Дуга. — Да?
— Мы снимаем шоу, называется «Ферма», и мы собираемся провернуть розыгрыш с ненастоящими деньгами.
Коп по соседству, справа от Дуга, даже отвлекся от дамской сумочки, которую он проверял. — Вы сказали «Ферма»?
— Именно, — сказал Дуг. — Вы смотрели?
— Несколько раз, — ответил второй коп. — Неплохое шоу. Это же о людях, которые живут на севере штата, так? И продают овощи.
— Финчи.
— Точно, — поддакнул коп. — Финч. Забавная фамилия, Финч.
— Ну, они и сами забавные ребята, — поддержал беседу Дуг.
Первый коп, похоже, чуть расслабился:
— Значит у вас тут фальшивые деньги для шоу?
Понимая, что теперь придется и правда снимать сюжет с фальшивыми деньгами, иначе проблем не оберешься, Дуг ответил:
— Да. Суть в том, что они собирали эти деньги, чтобы оплатить кредит за дом, и тут подул резкий ветер…
— О, — вздохнула владелица обыскиваемой сумочки. — Это ужасно.
— О, да все будет в порядке, — уверил ее Дуг. Они практически все их соберут.
— Давайте-ка посмотрим на эти деньги, — сказал коп.
Херр Мюллер положил свой чемоданчик на пол и открыл. Он откинул верхнюю часть, и все уставились на пятьсот тысяч долларов новенькими стодолларовыми бумажками, самое большое наименование валюты, печатаемое на данный момент американским Казначейством, и все было разложено по пачкам. Они выглядели очень даже настоящими.
— Они очень даже похожи на настоящие, — сказал первый коп.
— Ну они и должны быть, — спокойно сказал Дуг. — Надо посмотреть поближе и все такое.
Первый коп еще раз посмотрел на визитку Дуга. Потом он посмотрел на своего напарника, который уже копался в сумке с документами посыльного. Он пожал плечами. — Ладно, — сказал он. — Проходите.
Как оказалось позже, на третьем этаже ограбили большой ювелирный магазин, воры — двое мужчин и две женщины, которые прикинулись покупателями. Они связали работников, но один из них практически сразу же выпутался и позвонил охране здания, которые перекрыли двери и вызвали городскую полицию, так что грабители должны были оставаться в здании, хотя ни их, ни украшения так и не нашли.
Тем не менее, этот инцидент сплотил Дуга и Бэйба, которые оба были благодарны сообразительности Дуга. Хотя такая близость не распространилась на Херра Мюллера, которому было стыдно за свою слабость, и который с тех самых пор старался избегать Дуга, потому как тот напоминал ему о том злосчастном дне, когда он провалился по полной.
Тогда его все еще трясло, поэтому он не полетел в Европу, он поблагодарил за сопровождение и попросился в здание компании на Вэрик стрит, где, прежде чем выйти из такси, он сказал:
— Передайте, пожалуйста, Бэйбу Таку, что я останусь на еще одну ночь в Комбайнд тул.
И вот они снова все здесь, в здании на Вэрик стрит.
— Рой, ты на сегодня закончил? — спросил Бэйб.
— Все закончили, — сказал Омбелен. — Сцену в задней комнате будем снимать завтра. И, кстати, Бэйб, все идет просто супер.
— Рад слышать, — сказал Бэйб таким тоном, как будто ему было абсолютно плевать. — Ты и команда, можете идти, мне нужно на минутку переговорить с участниками.
— Конечно, — сказал Омбелен.
— Вам придется спускаться по лестнице. Мы шли пешком, чтобы не мешать записи.
— Очень мило с вашей стороны. Спасибо.
Когда все ушли, Бэйб повел Дуга, Херра Мюллера и четверых грабителей к декорациям бара, где они расселись по диванчикам, и тогда Бэйб начал:
— Мы придумали, как решить вопрос. Банда, это Ричард Мюллер, у него своя продюсерская компания в Мюнхене, он наймет вас на работу в реалити-шоу, которое снимается там. Мы будем снимать здесь, но компания находится там.
Энди тут же вмешался:
— Это значит, что никакие номера социального страхования больше не нужны?
— Именно, — ответил Бэйб. — Поэтому можете называться как угодно, но тогда используйте это имя всегда и везде.
— И придумайте подпись, — подсказал Херр Мюллер.
— Точно, — сказал Бэйб. — Херр Мюллер сейчас вам даст анкеты для найма, вы можете писать там любые небылицы, но почерк должен быть ваш, и подпись тоже. Мюллер завтра летит в Мюнхен, он соберет весь пакет документов, запустит компанию, и все, вы наняты. Платит он будет наличкой. В американских долларах.
— Минуточку, — сказал Херр Мюллер и поднял руку. Когда все обратили на него внимание, он сказал:
— Пока вы на меня работаете, пожалуйста, не попадайте под арест.
Джон, самый угрюмый, кивнул Херру Мюллеру. — Очень постараемся, — пообещал он.

31

Дортмундер был уверен, что это совсем не похоже на заднюю комнату «Бар и Гриль». Во-первых, тут было слишком чисто и слишком яркий свет. Во-вторых, никто в «Бар и Гриль» не двигал стены все время, чтобы пролазили камеры. И когда они собирались в «Бар и Гриль», они говорили то, что они хотели, а не то, что для них придумывала Марси.
Ну, это в последний раз. Они собирались провести с Дугом и «Жизнью наизнанку» еще один день, и поскольку они знали, что Мюллер сегодня наконец освободит Комбайнд тул, они решили, что это будет конец. Сегодня ночью они проберутся через то самое окно — и на этот раз он пойдет с ними — осмотрят помещение на предмет чего-нибудь ценного, оставят его в покое и через две недели вычистят его. Наконец.
Они провели несколько часов в съемках в задней комнате в среду днем, и все работники ТВ, похоже, были довольны проделанной работой. Рой Омбелен поздравил их и сказал:
— Завтра можете взять себе выходной. Марси работает над сюжетом с Дарлин и Рэем, поэтому завтра мы будем их снимать в Центральном парке. Ждем вас в пятницу в десять, нам нужно подготовить декорации снаружи, чтобы снимать, как Рэй будет подниматься по стенам.
Дортмундер подумал, что в пятницу было бы не плохо сводить Мэй покататься на пароходе Стэйтен Айленд. Она возьмет выходной, они давно не были на море. По счастливым улыбкам остальных участников банды он понял, что у них на пятницу тоже есть планы, в которые никак не входило наблюдать за Рэем Харбаком, ползающим по стенам.
Все уже начали прощаться, как тут появился Бэйб с Мюллером на лестнице. — Погодите, — позвал Бэйб и подошел к ним, — хорошо, что успел вас застать. Хочу вам что-то показать. Повернувшись к Мюллеру, он сказал:
— Удобнее будет внизу?
— Конечно, — сказал Мюллер. — Тут нечего скрывать.
Дортмундер навострил уши. Нечего скрывать? Внизу? Что происходит?
Бэйб начал объяснять. — У меня тут, — сказал он, помахивая DVD диском, — первая съемка со вчерашней работы. Еще сыровато, но звук отличный, пока никаких музыкальных заставок, но, думаю, вы уловите идею. Думаю, вам понравится.
— Не могу дождаться, — почти запищал Рой Омбелен.
— Я тоже, — сказал Дуг.
Участники, похоже, были не в таком восторге, но Дортмундера больше всего интересовало, что же все-таки внизу? Нечего скрывать?
Бэйб скоро им все покажет. Он повел их вниз, на два этажа ниже и пошел к двери Комбайнд тул. Положив ладонь на стеклянный глаз на двери, он легонько толкнул дверь, она щелкнула и открылась вовнутрь. Бэйб вошел, включил свет, и остальные потянулись за ним.
«Мы так долго пытались сюда попасть, — подумал Дортмундер, — а они просто взяли и пригласили нас сюда Это нехорошо.»
Они вошли в большую бледно-зеленую гостиную, которая тянулась практически до самой передней части здания, кроме того места, где был лифт. Окна были чистые, они хорошо поглощали звуки машин на Вэрик стрит. Мебель была дорогая, но не дизайнерская, такие же висели картины на стенах, поэтому комната больше походила на лобби отеля, чем на гостиную, только телевизор, зона развлечений и бар выдавали ее истинное предназначение. Но стиль лобби отеля еще больше придавал чемоданчик и сумка, стоявшие около двери.
Бэйб пригласил всех зайти, присесть и располагаться поудобнее.
— Для чего такой замок на двери? — спросил Дортмундер.
— Это от прошлой фирмы, — ответил Бэйб. — Раньше тут был офис «Транс-Глобал Юниверсал Индастрис» по исследованиям и развитию. Здесь было много ценных металлов, платина и все такое.
— И секретная информация, — добавил Мюллер.
— Точно, — сказал Бэйб. — Новые технологии.
— А теперь все в Азии, — сказал Мюллер.
— А теперь, — продолжил Бэйб, — здесь, в основном, хранятся файлы с тех времен, и мы тут принимаем гостей издалека, например, Херра Мюллера.
— Или посылки, — снова добавил Херр Мюллер.
Бэйб пожал плечами. — Ах, да, иногда и посылки, — отмахнулся он. — То, что не проходит через таможню. Для бизнеса. У каждого бизнеса есть свои секреты.
— Знаешь, Бэйб, — сказал Мюллер, поглядывая на багаж у двери, — на этот раз, я думаю, это должно остаться здесь.
Бэйб не хотел говорить об этом сейчас. — Обсудим позже, — сказал он, закрыв эту тему. Его лицо сменилось на более радостное. — Мы собрались, чтобы посмотреть на ваши вчерашние старания. Так, все рассаживайтесь.
Гостиная была очень просторной, все сели, повернувшись к огромному плоскому телевизору. Бэйб схватил охапку пультов, понажимал на каждом из них, вставил диск и отошел назад, улыбаясь экрану.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.