Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38227
Книг: 97190
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Наследница дракона»

    
размер шрифта:AAA

Сандра Ренье
ПАН. НАСЛЕДНИЦА ДРАКОНА

Самым лучшим моим творениям — Мари-Джейн и Раулю.
И, конечно, Валентину, который в то время еще не появился на свет.

ЧАСТЬ I

ИНОЙ МИР
КОРОЛЕВСКИЙ СОВЕТ

Зал был освещен скупо. Лица собравшихся за круглым столом были так напряжены и серьезны, что в тусклом свете казались застывшими масками.
Дождь хлестал в окна, вдалеке грохотал гром. Настроение пяти мужчин и двух женщин было столь же грозовым и тревожным.
— Мы должны прийти к единогласному решению, — заговорил мужчина, восседающий в самом роскошном кресле.
Другие шесть не спускали с него глаз, и на лицах у них не дрогнул ни единый мускул.
— Уверен ли ты, что новое знамение было верно истолковано? — заговорила женщина с рыжей гривой.
— Книга пророчеств еще никогда не ошибалась, — произнес мужчина справа от нее таким тоном, как будто она нанесла ему личную обиду.
— Книга не ошибается, но ее предсказания бывали неверно истолкованы, — вмешался мужчина напротив.
Слева от рыжеволосой советницы кашлянул другой мужчина:
— Полагаю, на этот раз не может быть никаких сомнений и неоднозначных толкований.
— Как бы то ни было, мы должны принять решение, которое уже нельзя будет отменить. Оно будет необратимо, — напомнила вторая женщина, вокруг головы которой, словно корона, была уложена тяжелая светлая коса, — и поэтому оно должно быть взвешенным и обдуманным. Чтобы не получилось, как тогда, в последний раз, когда Книга предсказала гибель. Помните?
— Мы лишь в последнюю секунду успели поменять решение, — подтвердил мужчина на троне, — но теперь совсем другое дело.
— Что именно говорит Книга? — поинтересовался мужчина слева от рыжеволосой.
Это был коннетабль, командующий гвардией Другого мира.
Мужчина, который до того казался обиженным, благоговейно повторил наизусть строки из Книги пророчеств:
— Предсказанное спасение все решит и окончит. Красное против белого. Свет против тьмы. В зависимости от того, как выпадет жребий, падет либо свет, либо тьма. Выбор еще предстоит.
Повисла тишина. Ее нарушила белокурая женщина с косой вокруг головы, сенешаль королевства:
— Первая часть пророчества не нова и уже хорошо известна. Когда добавились последние две фразы?
— Два часа назад, — отозвался мужчина, процитировавший пророчество — Мерлин, ректор Академии на Авалоне.
В ответ на это члены Совета глубоко вздохнули. Коннетабль подался вперед:
— Мы можем повлиять на решение этого предсказанного спасителя? Или, как я понял, спасительницы?
— Ли уже давно опекает ее, не так ли? — отозвалась белокурая женщина-сенешаль, иронически улыбаясь. — Ему не составит труда ее уговорить. С ним она будет покладистой и уступчивой. Ли настроит ее так, как нам нужно.
— Тем более они предназначены друг другу, — добавила рыжеволосая хранительница казны королевства.
— В этом должен быть смысл, — кивнул коннетабль, — не случайно же Книга упоминает эту их связь. Мы можем рассчитывать на помощь Ли?
Вопрос был адресован мужчине по правую руку от короля.
— Ли выполнит то, что ему будет поручено, — уверенно отвечал канцлер.
— Его готовили специально для этого, — подтвердил Мерлин.
— Ты что думаешь, Эмон? — обратился Оберон к своему сыну, до сих пор хранившему молчание.
Эмон вдохнул побольше воздуха и обвел глазами членов Совета:
— А я думаю, что все вы совсем не знаете Предсказанную пророчеством. Вам известно лишь то, что сообщили вуроны. Но она поступит так, как считает правильным.
— Что ты хочешь сказать? — тихо и величественно произнес Оберон.
— Она не такая, как вы ожидали, — ответил Эмон, твердо глядя в глаза отцу.
Король откинулся на спинку трона. Никто не осмеливался нарушить молчание. Наконец, Оберон проговорил:
— Леандеру придется постараться. Если он потерпит неудачу, эта Предсказанная не будет иметь для нас никакого смысла.
Эмон сжал губы.
— А что будет с Ли? Книга говорит о них обоих, — спросил канцлер.
Король обернулся к нему и ответил:
— Если Ли потерпит неудачу, я расценю это как государственную измену.
Ни один член Совета не решился поднять глаза на канцлера и короля.

ФЕЛИСИТИ
ОБЫЧНОЕ БЕЗУМИЕ

Жизнь моя пошла совершенно иной колеей. Я была помолвлена с полуэльфом. Помолвлена против своей воли, потому только, что в некоей книге было предначертано, будто это будет достойный и благополучный союз. Та же книга гласила, что я, Фелисити Морган, проживающая в Лондоне, с сороковым размером ноги, якобы являюсь Спасительницей Королевства эльфов. Я бы эту книгу швырнула в огонь безо всякого сожаления! Восемнадцать лет я прожила, ни слухом ни духом ничего про нее не ведая, пока год назад в моей жизни не возник Ли. И с тех пор вся моя жизнь изменилась.
Я начала произвольно перепрыгивать во времени, меня похитили вместе с Карлом Великим, однажды я очнулась в Версале прямо накануне Великой французской революции, а еще произошло несколько загадочных смертей, которые каким-то необъяснимым образом тоже были связаны со мной. В довершение всего мой бывший учитель истории полуэльф Кайран Дункан у меня на глазах превратился в дракона. Не в какого-нибудь жалкого варана, — если эту нехилую двухметровую ящерицу можно назвать жалкой, — нет, он превратился в жуткую тварь величиной примерно с синего кита. Он извергал огонь и тяжкий серный чад.
Мне удалось от него убежать, и с тех пор я его не видела. И на звонки на мобильный телефон я тоже перестала отвечать, пытаясь забыть весь этот бред, насколько возможно. Школа стала моим убежищем. Колледж оказался самым нормальным и вменяемым местом в моей жизни, впрочем, и здесь не обошлось без проблем. Одной такой проблемой стал Пол, который зачем-то превратился в мою тень, повсюду следовал за мной, норовил понести рюкзак и глядел на меня глазами преданной таксы, не произнося ни слова. А между тем я никогда не давала ему повода за мной ухаживать и вообще не проявляла к нему никакого интереса. Мне пришлось от него бегать. Так, однажды я спряталась от этого горе-поклонника в девчачий туалет в компании моей подруги Николь.
— Напяль на себя что-нибудь жутко инфантильно-пошлое, например ярко-розовую майку с этой «хеллоу, китти». Вроде того, что носит эта сумасшедшая китаянка, которая ходит с нами на историю искусства, — посоветовала как-то Николь, — или накрась все ногти разными цветами. Налепи сверху портрет Грэма Нортона. И Пол отвяжется от тебя навсегда.
— Не поможет, — отвечала я. — Пола не отпугнет даже портрет мисс Эйл на каждом моем ногте.
Наша географичка — старая дева, воплощенный «синий чулок». В одежде и в поведении подражает Маргарет Рутерфорд в роли мисс Марпл.[1] Неизменная юбка в складку, старомодные чулки, белая блуза и вязаная жилетка. По праздникам жилетка менялась на более парадную, с пестрым рисунком.
— Если бы я по-прежнему работала в пабе у маменьки, — мрачно продолжала я, — то каждое утро опаздывала бы в школу и Пол перестал бы подкарауливать меня у шкафчика.
— Знаешь, Фели, ты очень изменилась с тех пор, как в колледже появился Ли, — заметила Николь, — ты и выглядишь по-другому, и ведешь себя иначе. Ты стала такой… сильной, энергичной.
Тоже мне новость. Я занялась спортом, похудела на два размера, поменяла работу и на первый гонорар купила себе немного приличной косметики. Так что перемены к лучшему, без сомнения. Плохо одно: я привлекла внимание эльфов! То я их спасительница, то я для них угроза. Сами не знают, чего хотят, и мне спокойно жить не дают.
— Ты не поверишь, Николь, я до сих пор иногда думаю, не стать ли мне снова прежней Фелисити. Раньше все было гораздо проще.
Да, раньше в моей жизни не было ни эльфов, ни пророчеств, ни перемещений во времени. Скучновато, конечно. Прыгать во времени мне нравится, интересно. Особенно если при этом тебя не похищают и не пытаются убить.
— Нет, — заявила Николь, — в паб тебе возврата нет. Но мы придумали, как помочь твоей матери и поправить ее дела.
— Да ты что? — удивилась я. — Собираетесь устроить в пабе сабантуй и поднять продажи спиртного?
— Вроде того, — кивнула Николь. — Джейден хочет дать рекламу в интернете, баннеры повесить там, все такое. Филлис собирается напрячь свою маменьку, чтобы обновить интерьер и придумать заведению новый стиль. А потом заманить туда ее коллег из высшего общества. Ну, то, что предложили Кори и Руби, лучше вообще не озвучивать.
Я тронута. В пабе я больше не работаю, а мои друзья решили позаботиться, чтобы заведение матери приносило прибыль. Разве у меня не самые прекрасные и благородные друзья на свете?
— Ладно, пошли на урок, — скомандовала Николь, — твой воздыхатель все равно ждет тебя там же, где и всегда.
И она была права. Пол уже дежурил у моего шкафчика. Правда, против обыкновения, он вдруг заговорил.
— В субботу? — произнес он своим высоким визгливым фальцетом.
— Что в субботу? — удивилась я.
— Плавать. Бассейн. В центре досуга «Кингфишер», — напомнил Пол, — ты согласилась пойти со мной.
Ой, и правда! Обещала, помню, сжалилась над бедным. Что теперь делать? Найти отговорку и окончательно дать ему от ворот поворот? Нет, так не пойдет. Я не имею права так с ним поступать. До появления Ли я бы, вероятно, была бы рада даже вниманию Пола. (Это Николь придумала ДЛ и ПЛ: до Ли и после Ли). Как бы то ни было, я хорошо знаю, что такое быть аутсайдером. Я могу Пола понять. Пусть я никогда не была звездой колледжа, но у меня всегда были верные друзья — Филлис, Кори, Николь, Джейден и Руби. Мы дружим еще со средней школы.
Пол глядел на меня умоляющими глазами. Пришлось согласиться.
— Ладно, — объявила я, — послезавтра встречаемся в бассейне.
Пол не выразил никакой особенной радости. Только глаза у него расширились.
Я подхватила Николь под руку и потащила ее в кабинет биологии, прошипев ей на ухо:
— Не оставляй меня с ним одну!
Николь расплылась в улыбке.

Первая половина дня пролетела незаметно. За обедом в столовой уже вся наша компания знала, что я иду в бассейн с Полом. Друзья ликовали.
— В центре досуга «Кингфишер»? Круто! — верещал Кори. — Мы там не были с того дня, когда Филлис отметила свое тринадцатилетие.
— Ой, не напоминай! — смутилась Филлис.
— Почему? — Ли поставил свой поднос на стол. — Неужели ты тогда была не так стройна, как сейчас?
— Да стройна-то стройна, — отозвалась Филлис, заливаясь краской, — только уж больно неумна. Наелась пончиков и плюхнулась пузом в воду с трехметровой вышки.
— И тебя стошнило прямо в бассейн! — радостно добавил Кори.
— И поэтому вы больше не ходите плавать? — удивился Ли. — Столько времени прошло.
— Да нет, дело скорее во мне, — призналась я и не стала продолжать.
Всем и так было понятно, что мне, при нашем с маменькой скудном доходе, просто нечем было заплатить за билет, так что мои друзья из солидарности отказали себе в удовольствии.
Ли сразу все понял и не стал переспрашивать.
— А теперь снова решили пойти все вместе поплавать? — осведомился он.
— А ты разве не идешь с нами? — удивилась Николь.
— Вода не совсем моя стихия, — отмахнулся Ли.
— Да ладно тебе! — Кори пнул его в плечо. — Пошли!
— Я подумаю, — согласился Ли, но без всякого энтузиазма.
Интересно, что из этого выйдет?
— Слушай, — тихо обратилась ко мне Филлис, — тебе не кажется, что с Руби что-то происходит?
Руби, по своему обыкновению, сидела с отсутствующим видом, не принимала участия в разговоре и думала о чем-то своем. Ей придется напоминать о бассейне в субботу еще раза два, это точно. Она же существует в параллельном мире.
— Да нет, вроде все как всегда, — отвечала я, — Руби как Руби.
— Да что с тобой! — рассердилась Филлис. — Ты вообще видишь вокруг себя хоть кого-нибудь, кроме этого твоего, которому только нижнее белье рекламировать?
— Вижу, хотя он и притягивает к себе все внимание, разве нет? — ухмыльнулась я.
Ох уж эти эльфы! И Полуэльфы! От них не просто отвести взгляд. Хороши, что тут скажешь! Никто не знает о том, что мы с Леандером предназначены друг другу древним пророчеством. Но все видят, что он ухаживает за мной и добивается моего внимания. Интересно, кто из них на моем месте стал бы отвлекаться на что-то (или кого-то) еще?
— Фели, очнись! — не отставала Филлис. — Ты бегала от него полгода, а теперь превращаешься в подобие Страттон.
— Ладно, так что с Руби-то? — переспросила я.
Руби в это время как раз собралась, кажется, есть картофельное пюре своей шариковой ручкой. Такое с ней тоже уже бывало. Джейден толкнул ее в бок, но она не обратила на него внимания. А вот это уже странно. Прежде она всегда реагировала на пинки от Джейдена и приходила в себя, пусть и ненадолго. Но на этот раз унеслась в своих мыслях куда-то совсем далеко.
— Да, вижу, — согласилась я, — Руби не в порядке.
— Она такая с прошлого четверга, — объяснила Филлис, — перепутала английский с физкультурой, начала переодеваться прямо в классе. А на уроке искусства вдруг начала рисовать карандашом!
— Ну и что?
— Как — что?! — Возмутилась Филлис. — Мы же сейчас лепим из глины, а не рисуем, забыла? Да приди ты уже в себя!
— Руби, очнись! — не выдержала Николь, отбирая у Руби запачканную в картошке ручку. — Хватит! Ты нас пугаешь.
Вокруг губ Руби виднелись синие чернильные черточки.
— Что! Что такое? — встрепенулась она.
— Это ты нам скажи, что такое? — заговорила Филлис. — Что с тобой, Руби? Ты всегда витала в облаках, но сейчас тебя заносит куда-то совсем не туда!
Руби замерла, посмотрела на свою тарелку и на ручку рядом с ней и вдруг расплакалась, а затем опрометью выбежала из столовой. Ничего себе! Ну, дела!
Из всей нашей компании на одного только Ли, казалось, поведение Руби совершенно не произвело впечатления. Сочувствие — да, но никакого изумления.
— Пойду за ней, — решила Филлис, — а вы оставайтесь здесь. Я сама разберусь. Не нужно идти всей толпой.
Филлис ушла.
Разговор за столом больше не клеился. За все восемь лет нашей дружбы с Руби мы никогда не видели ее в таком состоянии. Как-то страшновато за нее, честное слово.

Я хотела было поговорить с Ли насчет бассейна перед уроком английского, но, как назло, возникла Страттон, устроилась у него на коленях, спиной ко мне (я-то сижу за той же партой), и стала гладить его по щеке.
— Ли, дорогой, — пропела Страттон, — ты свободен в субботу?
Этот вопрос несчастная влюбленная Фелисити не уставала задавать полуэльфу каждую неделю и всякий раз получала от ворот поворот. Хотя на этот раз, пожалуй, у нее есть шанс. Ведь Ли, как выяснилось, не любитель бассейнов.
— Я занят в субботу, Фелисити, извини, — вдруг заявил Фитцмор, — мы с Фей идем в «Кингфишер» плавать.
— Ты же… — начала было я в крайнем удивлении, но он под столом толкнул меня ногой.
Страттон тут же перешла в наступление:
— Сто лет не была в бассейне! А ты, я уверена, первоклассный пловец! — И она провела рукой по его плечу. — Иду с вами. Говорят, там открылась новая сауна, надо попробовать.
Ли взглядом попросил меня о помощи. И тут появился Пол. Он уселся за соседнюю парту и, смущенно косясь на меня, проговорил своим высоким фальцетом:
— Сауна — это, должно быть, здорово расслабляет.
— Расслабляет, — согласилась я, — только я с вами ни в какую сауну не пойду.
Ли вдруг ссадил Страттон со своих колен и повернулся ко мне.
— А ты откуда знаешь, как расслабляются в сауне? — прищурившись, спросил он.
Страттон облизнулась от любопытства.
Я посмотрела Ли в глаза и подумала о том волшебном дне, который мы с Кайраном провели в римских термах.
— Ах вот оно что, — выговорил Ли.
Страттон и Пол молча переводили глаза с меня на Фитцмора.
— Ты что, умеешь читать мысли? — вкрадчиво проворковала Страттон.
— Ну, что ты, — улыбнулся Ли, — если бы я умел читать мысли, пошел бы на биржу или в казино.
— Ты, как всегда, прав! — хихикнула Фелисити.
Если бы Ли с такой улыбкой продавал ей сейчас страховку, она оторвала бы эту страховку с руками.
— Фелисити, — снова подал голос Пол, обращаясь ко мне, — может быть, после бассейна зайдем ко мне?
— Пол, ты что! — фыркнула Страттон. — Куда тебе! Она же встречается с Ричардом Косгроувом! Сиди уж!
Пол выпучил глаза и открыл рот. И прежде чем я успела спросить Страттон, откуда ей известно о моих отношениях с Ричардом, в кабинет вошел мистер Синклер.
— Что ты делала с моим кузеном в сауне? — прозвучал у меня в голове голос Ли, хотя мой сосед не шевелил губами и не сказал ни слова вслух.
— С какой стати я вдруг могу слышать твои мысли?
Ли улыбнулся и нацарапал на листке бумаги: «Ли-Фелисити-Фокус».
— Ты имеешь в виду эту нашу историю кто-кому-предназначен-и-кем-приходится? — мысленно спросила я.
(Ужасно практично: я могу общаться с ним мысленно и не тратить время на записки).
Он кивнул. Неужели мы действительно предназначены друг другу? Ничьи другие мысли я читать и слышать не могу. Кайран долго со мной мучился, все напрасно. Я слышу только мысли Ли, и то не всегда.
— Почему я иногда могу слышать твои мысли?
— Точно не знаю. Но у меня есть предположение, — был ответ.
— Говори!
— Ты слышишь мои мысли, когда напряжена и взволнована. Ну, так что? Что было в сауне?
Что там могло быть? Просто несколько прекрасных часов в терме для поправки здоровья.
— ТЫ ПОШЛА В САУНУ С МОИМ КУЗЕНОМ, А МЕНЯ ОТТАЛКИВАЕШЬ?!
Судя по всему, я слышу его мысли, когда он напряжен и взволнован, а не я. Ну, вот и хорошо, вот и выяснили. Хоть что-то. Хоть какая-то ясность. Надо успокоить Ли, что термы были раздельные — отдельно женские, отдельно мужские. Но в это время дверь открылась, и в кабинет вошел…
О, черт! Посреди урока появился Кайран Дункан и двинулся прямо ко мне. Куда бы спрятаться? Залезть под парту или схорониться за спиной у Ли? По классу пробежал шепоток, девчонки заулыбались и принялись поправлять волосы. Вместе с ними заулыбался и Тони Лафлин, о котором все знали, что девушками он не интересуется.
— Бернард, — обратился Кайран в мистеру Синклеру, — мне необходимо поговорить с Фелисити Морган.
— Это не может подождать до конца урока? — удивился мистер Синклер. — Мы к четвертной контрольной готовимся.
— Это срочно, — отрезал Кайран.
Меня бросило в жар. Класс пялился на меня во все глаза.
— Фелисити? — Кайран настойчиво протянул мне руку.
Ли готов был броситься между Кайраном и мной. Это было бы крайне глупо. Кайран здесь учитель, а Ли всего лишь ученик. Я послала Ли быстрый взгляд:
— Никакой сауны. Обещаю.
Ли это нисколько не успокоило. Он был уверен, что между мной и его кузеном что-то происходит. Но когда Кайран уволился из Хортон-Колледжа, мы вообще перестали общаться. Я постаралась забыть о том, что произошло в подземелье рядом с лондонским метро. А теперь Кайран является и чего-то от меня хочет!
Кайран вывел меня в коридор и закрыл за нами дверь.
— Ты не отвечаешь на мои звонки, — зашипел он, — а я всего лишь хочу с тобой поговорить. Как можно меньше привлекая чужого внимания.
— Только поговорить?
— Именно, — подтвердил Кайран, — лучше всего у меня дома. Там нам не помешают.
Опять! Я уже побывала у него дома! Спасибо!
— Пожалуйста, Фелисити! — взмолился Кайран. — Поедем на метро, если хочешь. Я же не похищать тебя собираюсь. Пожалуйста!
Ладно. Если что, Ли знает, где меня искать.

ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

В маленькой гостиной Кайрана мебель дрожала всякий раз, как за стеной проходил поезд. На столе звенела посуда. Что делать? Если живешь рядом со станцией метро, этого не избежать. Впрочем, теперь, когда я знаю тайну Кайрана, его выбор жилища кажется вполне логичным. Хотя он, как агент ССЭР (Секретная Служба Эльфийской Разведки) мог бы позволить себе роскошные апартаменты в лучшем квартале Лондона, ему нужна именно эта полузаброшенная дыра, потому что здесь есть необъятные глубокие подвалы, настоящие катакомбы. Там, внизу, удущающе жарко, толстые стены и грохочет метро. Превращайся в дракона сколько хочешь, никто не увидит и не услышит.
Кайран, к счастью в человеческом обличье, сидел напротив меня с чем-то довольно крепким в стакане.
— Скажи что-нибудь, Фелисити, — произнес он.
Куда девалась его наглость, его раскованность и авторитарный резкий тон! Вся самоуверенность, накопленная за две с лишним тысячи лет жизни, куда-то испарилась. Это только на вид ему тридцать с небольшим, а на самом деле он уже две тысячи лет землю топчет.
Нервничает. Ему не идет эта нервозность. А что я могу ему сказать? Я сама трясусь от страха.
— Фелисити, — продолжал Кайран, — я все понимаю. То, что ты увидела… Это надо еще переварить. Но ты пойми, это ведь я, по-прежнему я, какой был, такой и остался.
И он завертел в руках стакан с выпивкой. Неужели он тоже боится? Кого? Меня? Моей реакции?
— Я не виноват, — говорил Кайран, — я не выбирал своей сущности. Я таким родился. Такова моя кровь. Это моя наследственность, как светлые волосы и синие глаза.
Пауза.
— Я наполовину эльф. Вторая половина — драконья. Ну, почти так. Черт, Фелисити, ну, что ты молчишь? Да говори же уже!
Что говорить-то?!
— Зачем ты организовал мое похищение тогда, в восьмом веке? — выговорила я наконец.
— Организовал, — признался он безо всякого сожаления, даже равнодушно и холодно. — Потому что хотел выяснить, где спрятаны регалии Пана.
— Откуда я-то могу это знать, Кайран?
— Пророчество гласит, что ты как-то связана с ними. А за регалиями охотятся и эльфы, и драконы. А ты видела регалии Пана последней, — объяснил Кайран.
— Никогда я никаких регалий не видела!
— Видела, — упорно повторил драконоэльф, — только не знаешь об этом. Или не помнишь. Видела в день своего рождения. Похищение в восьмом веке я организовал, чтобы выяснить, что ты можешь и что ты знаешь. Сначала думал, что ты не та, но потом прочел у тебя в глазах видение. Помнишь? Тогда, в Германии, у костра, я увидел в твоих глазах видение. Стена и шлем. Или не шлем, а что-то еще. Одна из регалий Пана. Я и вибрации ощутил. С тех пор все жду, что ты превратишься или начнешь извергать пламя или еще какие-нибудь признаки продемонстрируешь, как у нас, детей дракона. Твое эльфийское происхождение ты уже доказала: ты умеешь перемещаться во времени.
— Я знала, что это ты велел меня похитить. Мне Карл сказал. А по голове мне врезали тогда по-настоящему. Будь здоров, как больно.
— Да, парни перестарались, — бросил Кайран, — но ты смогла за себя постоять.
Это, очевидно, вместо «Прости, Фелисити, виноват, больше не повторится. Я все исправлю».
Кайран вздохнул.
— Я на твоих глазах превратился в дракона, доверил такую тайну, а тебе еще извинения нужны? Может, тебя все-таки интересует что-нибудь еще?
Да уж, вопросов накопилось немало.
— Кто еще знает, что ты дракон?
— Никто, — отвечал Кайран, — об этом даже мои родители не знали.
Да ладно! А другие такие же, как он, чешуйчатые? Они-то должны!
— И они не знают, — возразил драконоэльф, — мы всегда встречаемся уже в драконьем обличье. Никто никогда друг другу своих имен не называет, не говоря уж о другой ипостаси.
— А Ли?
— С ума сошла! Он сын канцлера! Он не должен об этом знать, никогда! Мы воспитывались на Авалоне, а там нам вбили в голову, что драконы и эльфы — злейшие враги от начала века. Ли — эльфийский агент до мозга костей. Если бы он узнал о моей драконьей сущности, выдал бы меня, не задумываясь.
Да уж, один такой же вот чешуйчатый совсем недавно готов был прикончить канцлерского сына. И прикончил бы, если бы я не вмешалась.
— Ли обожает играть в агента, строит из себя Джеймса Бонда и пользуется таким же успехом у дам, как агент 007.
Черт! Зачем я это ляпнула? Я ведь думала так, пока не узнала всей истории и не познакомилась с Ли ближе.
Кайран посмотрел мне в глаза и все прочел.
— Фелисити, ты знаешь, что имеешь на Ли совершенно особенное влияние.
— Спасибо, что напомнил о нашей вынужденной помолвке. Что у вас, эльфов, за средневековые порядки!
Какой горький чай! Подходит под настроение.
— Я вынуждена смириться с тем, что меня выдают замуж за дамского угодника, за ловеласа, сердцееда! И мне жить с этим всю жизнь!
— История знает множество примеров, когда несчастная супруга вроде тебя в итоге платила неверному мужу той же монетой. И это была ее компенсация за страдания и одиночество в браке.
Прекрасный выход! Спасибо! Я и забыла: Кайрану ли не знать, какими примерами изобилует история. Уж за столько-то лет чего он только не повидал.
— Ну так что, когда ты впервые превратилась в дракона?
— Что? Я? В дракона? Я никогда ни в кого не превращалась!
Кайран не поверил.
Да правда же не превращалась! Я не дитя дракона! Реджи Райк, тот дракон, что поймал Ли, тоже пытался убедить меня, что я рептилия. Ничего подобного! У меня никогда не появлялось никаких когтей, чешуи и дыма изо рта. Нет никаких рубцов и бородавок на спине. Нет даже никаких чудных родинок или загадочных родимых пятен. Нет даже пигментных.
— Брось, Фелисити. В тебе течет драконья кровь. Я это чувствую. Уловил, когда…
…Когда у меня на глазах превращался в дракона.
— Никогда в жизни ни в кого не превращалась, — настаивала я, — как это вообще происходит? Какой-то ритуал?
— Необходимо тепло, даже жара. — Кайран отпил глоток из стакана.
— Поэтому у тебя в кабинете в колледже всегда жара, как в тропиках! — догадалась я.
— Я подумал, тебе легче будет превратиться, если будет жарко. Хотел тебе помочь.
— Прямо в школе?!
— Я думал, ты уже превращалась и умеешь с этим справляться, контролировать как-то.
Он и вправду пытался превратить меня в дракона прямо посреди колледжа. А что, если бы ему это удалось? И если бы я в драконьей форме не сумела себя контролировать? Слава богу, ничего не вышло!
Пауза. За стеной пронесся поезд. Тихо звякнули чашки на столе.
— А в Древнем Риме? Ты ждал, что я превращусь в дракона в термах Диоклетиана?
Неужели лучший из дней моей жизни был на самом деле посвящен его опытам надо мной?
— Нет, — Кайран энергично замотал головой, — термы — это подарок. Правда.
Ладно, придется поверить.
— Так ты?.. — снова начал Кайран.
Что?
— У тебя на спине нет ничего такого? Можно посмотреть? — попросил он.
Я пожала плечами, повернулась к нему спиной и приподняла майку.
Кайран провел пальцами по моей спине.
— Удивительно… — проговорил он.
— Что удивительного?
— Ничего нет. Никаких рубцов. Две маленькие родинки. Больше ничего. Но я же чувствовал!
Он сел на место.
— Мне пора, Кайран, урок кончился. Ли будет меня искать. Вообще, будут расспросы. Что мне отвечать?
— Передай Ли вот это. — Кайран достал из ящика комода какой-то завернутый в материю предмет и протянул мне. — Я нашел это в замке Аркарт, когда расследовал смерть Монагана. До сих пор хранил в тайне.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.