Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44848
Книг: 111630
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Бог из воды»

    
размер шрифта:AAA

Юрий Арис
БОГ ИЗ ВОДЫ

Пролог

Ева оттолкнулась от стены и снова прыгнула на меня. Я знал, что она так поступит: дралась она, в целом, предсказуемо и неуклюже, прямо как звери первой серии. А с такой смотрительницей она далеко не уйдет!
Парировать ее удар было несложно, только Еву неудача почему-то удивила. Интересно, она считает себя сильной или меня слабым? В любом случае, заблуждается. Сейчас я это ей наглядно продемонстрирую.
Когда Ева в очередной раз кинулась на меня, я не просто уклонился, а поймал ее за хвост и, крутанув в воздухе, бросил к стене. Вернее, в стену, да так, что на месте удара осталась трещина — в стене, броня-то выдержала. Хотя я знал, что могу пробить и броню, просто это нанесло бы ей слишком большой вред.
Не то чтобы я заботился о ее благополучии, скорее, наоборот. Но Ева — ценный зверь, если я ее покалечу, меня не похвалят. Так что я сдерживал проявления своей силы до той степени, до какой это было жизненно необходимо.
Я не брался сказать, почему так сильно не люблю Еву. Теоретически, она должна была меня привлекать, но не привлекала. Рядом с этой самкой я чувствовал угрозу, а на угрозу я всегда реагирую одинаково: защищаюсь.
Ева оказалась выносливей, чем я предполагал. Она поднялась на ноги и начала готовиться к новой атаке. К этому упрямству да технику получше, и я бы проиграл. Но беда самки заключалась даже не в том, что она не умела драться, это как раз было поправимо. Главной проблемой Евы было абсолютное незнание собственной слабости. А я был не настолько добр, чтобы ей объяснять, я не хотел, чтобы она стала сильнее.
На этот раз я ударил ее несколько раз: хвостом отклонил ее хвост, полоснул когтями по ребрам, по спине, подсек ноги. Ева отлетела назад и больше уже не поднялась, изо рта у нее сочилась кровь. Я быстро проверил ее состояние и успокоился: я просто выбил ей клык. Ничего, новый отрастит.
— Тренировка окончена, — проскрежетал металлический голос из динамиков под потолком. — Вы можете быть свободны.
Бросив на Еву презрительный взгляд, я вышел.
В коридоре меня поджидала Виктория; настроение у нее было предсказуемо не из лучших.
— Какого хрена ты творишь, недоумок? Ты что, убить ее хочешь?
— Если бы я хотел ее убить, она была бы мертва. И не хами.
— Еще чего не хватало — пресмыкаться перед тобой! Пусть этим Лита твоя занимается, которую ты…
Договорить она не успела: мой хвост обвился вокруг ног смотрительницы и поднял ее над полом, предварительно перевернув вниз головой. Виктория получила собственным бюстом по подбородку и замолкла.
— Во-первых, выбирай выражения, — холодно проговорил я. — Во-вторых, ты сама настояла на тренировке, я не просил. В-третьих, правила не обязывают меня жалеть ее или испытывать к ней симпатию. Вопросы есть?
— Нет, — сглотнула Виктория. Она меня боялась, я чувствовал.
— Вот и славно. Дам тебе бесплатный совет: держитесь от меня подальше. Вы обе.
Лита наблюдала за этой сценой от лифта, но не вмешивалась. По большому счету, моя смотрительница была единственной, кого не шокировала моя неприязнь к Еве. Может, потому, что она слишком хорошо меня знала.
— Ты опять был с ней демонстративно жесток, — сказала Лита, когда мы остались одни.
— Мое отношение к ней не меняется.
— И ты все еще не знаешь, почему?
Я и правда не знал. По сути, Ева не сделала мне ничего плохого, не проявляла агрессии, мы с ней даже не разговаривали! Но мои инстинкты говорили мне, что ее следует опасаться, а своим инстинктам я верил.
К сожалению, люди ожидали, что мы подружимся, — и это как минимум, — поэтому старательно сводили нас вместе. Я надеялся прекратить это безобразие, поэтому на каждой последующей тренировке ранил ее все серьезней.
— Ты мог бы попытаться сдерживаться, — отметила Лита.
— А зачем?
— Ну, хотя бы потому, что начинают ходить слухи, будто после нашего путешествия ты взбесился, стал неуправляем.
— Глупости, — фыркнул я. — Все видят, что ты вертишь мной, как хочешь.
— Если задуматься, я верчу тобой так, как хочешь ты, — усмехнулась Лита. — Кароль, такое поведение не похоже на тебя… Ты не трус, но и жестокости в тебе раньше не было.
— Это не жестокость. Это самооборона.
— Какая самооборона? Она же никогда не пробовала напасть на тебя!
Я только плечами пожал.
Да, Ева не скрывала свою симпатию ко мне. Я явно интересовал ее больше, чем звери первой серии. Правда, она никогда не пыталась со мной заговорить, но старательно посылала дружественные сигналы, когда мы находились в одном помещении.
Только меня это почему-то не успокаивало. Я бы предпочел быть среди акул-мутантов, чем рядом с ней. Неспособность понять, что в ней такого опасного, еще больше злила меня. Не люблю загадки внутри собственного сознания.
А вот зверям первой серии Ева нравилась, особенно самцам — что не удивительно. Помнится, мое появление на базе они восприняли равнодушно.
Сегодня я победил ее — уже третий раз. Я снова доказал и себе, и ей, и окружающим, что я намного сильнее. Я даже знал, что всегда буду сильнее ее — знал не как человек, как животное, а животным несвойственно лгать себе.
Но напряженность оставалась. Лучше будет, если она начнет держаться как можно дальше от меня… Вот тогда мы поладим.

Часть первая. Бог из воды

— Семенов хочет лично поговорить с тобой.
Я чуть челюсть не потерял, когда Лита это сказала. В принципе, я мог бы и не удивляться — я ведь стал важнейшим зверем проекта. Но я все равно не сдержался. Сергей Семенов ни разу не изъявлял желания поговорить со мной лично, даже когда ему следовало бы это сделать.
То есть, я, конечно, его видел, но в основном издалека или в сопровождении основных представителей Совета. Гораздо чаще со мной общался Лименко — у него ранг пониже, зато он почему-то питает ко мне личную симпатию. Но Семенов…
Насколько мне известно из рассказов смотрителей, он — очень специфическая личность. Никто и никогда не знает, чего от него ожидать. Что ему может от меня понадобиться?
— Ты будешь присутствовать при разговоре? — поинтересовался я, когда мы с Литой поднимались на этаж начальства.
— Да.
Уже легче. Мне было бы неприятно, если бы Литу выставили за дверь — это означало бы, что сама по себе она ценности не имеет. Я не хотел, чтобы у нее появился повод обижаться на меня. Я, конечно, был безумно рад, что мы избавились от дурацкого принципа «просто друзья», но с тех пор наши отношения стали гораздо сложнее. Правда, я бы все равно не стал ничего менять…
У Семенова не было постоянного кабинета на базе, он слишком редко здесь появлялся. Для всех членов Совета был оборудован специальный кабинет, которым в последнее время почти единолично владел Лименко.
Но теперь его поблизости не наблюдалось. В просторном помещении вообще не было никого, кроме Семенова. Он стоял у монитора, показывавшего видео с камер наблюдения, и задумчиво смотрел, что происходит снаружи. Когда мы вошли, он улыбнулся холодной вежливой улыбкой и занял свое место за массивным деревянным столом.
Странный человек… Я чувствовал в нем силу. Не физическую, разумеется, люди с годами слабеют, а он был уже немолод. Но то, что я видел в его глазах, было гораздо важнее. Я намеревался вести себя чуть заносчиво, но тут же избавился от этого плана — Семенов внушал уважение.
Больше всего мне нравилось, что он смотрел на меня без презрения, присущего многим людям. Он давал понять, что мои действия имеют большее значение, чем моя внешность и происхождение.
— Добрый день, — голос у него был низкий, резкий; голос того, кто привык приказывать. — Прошу, присаживайтесь.
У стола стояли два кресла: обычное и металлические. Второе определенно предназначалось для меня… Ну надо же, он озадачился и этим! Только почему?
Занимая свое место, я украдкой посмотрел на Литу. Она держалась спокойно, ее абсолютно не смущало, что перед ней глава всего проекта. Обычно я считал мою смотрительницу слабым и хрупким существом, — особенно при некоторых наших совместных занятиях, — но в такие моменты она напоминала мне, что есть вещи, в которых она сильнее многих. Возможно, даже сильнее меня.
— Чему мы обязаны этим приглашением? — спросила она, равнодушно, но без неприязни.
— У меня есть для вас особое задание.
— И вы сообщаете нам об этом лично? — Моя смотрительница позволила себе чуть приподнять одну бровь. Это означало, что она крайне удивлена. — Довольно странно… Даже о заданиях повышенной важности меня информируют через посредника.
— Дело не в повышенной важности, — Семенов изучал взглядом мою смотрительницу, на время позабыв обо мне. Видимо, он недооценил ее и сейчас пытался наверстать упущенное. Редкий вид людей — те, которые умеют мгновенно распознать ошибку и сразу же ее исправить. — Это задание… Как бы объяснить… Носит личный характер. Оно важно непосредственно для меня.
— То есть, это задание в целом не в нашей компетенции?
— Вовсе нет. Запрос поступил в Совет, было принято решение о направлении туда Объекта 2–2, и решение это было коллективным. Но так сложилось, что моя семья тоже связана с этим… К тому же, я давно ждал случая познакомиться с Объектом 2–2.
Терпеть не могу, когда меня так называют. «Кароль» — не лучшее имя, но оно мое, я к нему привык. Имя означало признание равным. Семенов пока что меня не признал.
Глава проекта перевел взгляд на меня; я уставился в ответ. Сейчас он видел перед собой лишь безликую маску, образованную моей чешуей, и непроницаемые глаза. Это его заметно нервировало, потому что он к такому не привык.
— Итак, Объект 2–2…
— Кароль, — поправил я.
Семенов изумленно моргнул, потом усмехнулся:
— Конечно же… Прошу простить меня за эту неточность, в последнее время я сам не свой. Предлагаю перейти сразу к делу, оно не терпит отлагательств. С деталями вы ознакомитесь позже, я изложу лишь суть.
Он говорил спокойно, но слишком быстро, и это его выдало. Я был заинтригован… Что могло настолько выбить из колеи генерала?
— Не так давно в Москве объявился некий Аристарх, мнимый экстрасенс, глава сообщества, подозрительно похожего на секту. Он настаивал на том, что религиозной деятельностью не занимается, но это не важно… Если присмотреться, это сектант, пусть и не совсем обычный — мы подозреваем, что в деле замешаны наркотики. Работал он в основном с «золотой» молодежью — так мы называем тех, чьи родители занимают высокий пост и имеют солидные финансовые средства.
Ну надо же, он специально объясняет мне такие мелочи! Не важно, что я это уже знаю, все равно приятно.
— Поначалу он просто организовывал собрания, лекции, вечеринки, — продолжил Семенов. — Лишь недавно он заявил о неком острове — чуть ли не рае на земле. За определенную сумму можно туда попасть… тогда, в общем-то, дети и стали пропадать.
— Дети?
— Молодые люди, — уточнил он. — Для своих родителей они все равно дети.
— То есть, он похищает их? — я не совсем понимал ситуацию.
— Нет, скорее, заманивает, уезжают они добровольно. Нет прямых указаний, что он связан с исчезновениями, Аристарх действует осторожно. Неизвестно, где находится этот остров и что происходит с пропавшими. Это мы и должны выяснить.
— Это все равно не наша обычная сфера деятельности, — заметила Лита.
Семенов тяжело вздохнул, прикрыл глаза.
— Может, и так… Но только мы в состоянии обнаружить остров. Возможно, я бы и отказался связывать проект с этим заданием, там будет слишком много людей — лишних свидетелей. Но… дело в том, что две недели назад пропала моя племянница.
Он положил на стол фотографию. С нее на меня смотрела девушка лет двадцати, полная, бледная и некрасивая — по крайней мере, на мой взгляд. Глаза у нее были тусклые и невыразительные, под глазами — мешки, хотя в таком возрасте рановато, на щеке — большое родимое пятно. Я поморщился, но Семенов все равно не увидел это через броню.
— Это Настя, дочь моей сестры. Она заинтересовалась сектой Аристарха, а потом пропала. Нет сомнений, что это связано с ним, но нет и доказательств. Простой арест и допрос могут спугнуть его, заставить избавиться от свидетелей, и мы никогда не найдем их. Вот почему я хочу, чтобы ты занялся этим, Кароль. Может, это и первая наша встреча, но я следил за твоей судьбой. Я знаю, на что ты способен. И я прошу твоей помощи.
Кто бы мог подумать… Сильный человек становится слабым, когда речь идет о близких ему людях, любопытная черта. Я представлял генерала Семенова несколько другим. Впрочем, то, что он сейчас проявлял слабость, не значило, что он сломан. Он пошел на уступку ради своей племянницы, но умолять меня он не будет.
Собственно, я тоже не хочу, чтобы меня умоляли, я и так соглашусь. Дружба Лименко — это одно, а благодарность главы проекта — совсем другое. Люди научили меня думать о таких вещах.
— Я сделаю все, что смогу, — заверил его я. — Какой у нас план?
— Пока мы не можем даже примерно обнаружить остров — любая слежка со стороны может привести к гибели пропавших детей, которых мы условно считаем заложниками. Следовательно, кому-то из наших сотрудников придется поработать под прикрытием. Кому-то молодому, тому, кого ты без труда сможешь почувствовать…
Я прекрасно понимал, о ком он говорит, но не мог поверить. Неужели они думают, что я это позволю?
А он продолжил как ни в чем не бывало:
— Поэтому, Лита, мы решили назначить вас. Вы подходите по возрасту, к тому же, известно, что у вас необычно прочная связь с Каролем.
Откуда это, интересно, им известно? Ну, хоть глупо не ухмыляется… значит, не знает истинных причин нашей связи.
Идиотский план. Я не сомневался, что Лита откажется, а потому не чувствовал беспокойства. Да и в самом деле, кто пойдет на это? Слишком рискованно, слишком много надежды на слепую удачу. Я не стал говорить, что мои способности нестабильны, что на них опасно полагаться, потому что слова казались ненужными. Все и так очевидно!
Придется им придумывать новый план. Не отрицаю, что буду в нем участвовать, но только если он получится поумнее.
Я собирался озвучить все это, но Лита меня опередила:
— Хорошо. Мне понадобятся адреса клубов, где ошивается этот Аристарх, кое-какие знакомства, чтобы не возникало подозрений.
— Это мы обеспечим, — кивнул Семенов, довольный такой реакцией. — У нас есть эти знакомства. Собственно, мы могли бы отправить на задание Викторию, но я решил, что будет лучше привлечь вас.
— Ничего не имею против Виктории, но думаю, что это правильное решение, — согласилась Лита. — Хотя мне все равно придется произвести кое-какие изменения в своей внешности, потому что я все-таки не подросток. Потребуется дополнительное финансирование…
— С этим проблем не будет. Финансирование этой операции не ограничено.
Я ошарашено смотрел на них и ничего не понимал. Они уже к переговорам по существу перешли! А то, что я не согласился, никого не волнует! Так, пора напомнить о себе…
— Не будет никакого задания, — жестко произнес я.
— Прошу прощения? — нахмурился генерал.
— Слишком опасно. Я должен постоянно быть при своей смотрительнице. Вы же собираетесь нас разъединить, в таком случае я не смогу ей помочь. Что бы вы ни говорили, этим заданием не должен заниматься наш проект. Ну и что, что речь идет об острове! Это типичное преступление из мира людей. Вы привлекаете меня из-за своей племянницы, что ставит под угрозу жизни ваших сотрудников, поэтому я вынужден отказаться.
Вряд ли когда-либо в своей жизни Семенов был шокирован больше, чем сейчас. Он просто позабыл, что свои эмоции нужно скрывать… Бесценное зрелище. При других обстоятельствах я даже нашел бы его смешным.
Они все еще полагают, что я безвольное животное. Прямо как дети, честное слово!
— Не обращайте внимания, — Лита поднялась на ноги. — Мы берем задание. Детали обсудим позже. И не волнуйтесь, с Настей ничего не случится.
Она направилась к выходу, не дожидаясь моей реакции. Семенов вопросительно приподнял бровь, и я бы хотел с ним поспорить, но чувствовал, что сейчас лучше идти за Литой. Я был зол — и серьезно! О чем она вообще думает?!
В коридоре никого не было. Конечно, коридор не самое безопасное место, но дожидаться лифта я просто не мог.
— Ты с ума сошла? — тихо прорычал я. — У тебя нет ни шанса!
Обычно после официальных переговоров Лита избавлялась от безжизненной маски, она давно не скрывала от меня свои эмоции. Но не теперь.
— Это не тебе судить.
В ее голосе было что-то настораживающее, и мою злость как ветром сдуло.
— Лита, ну я же беспокоюсь за тебя! Это задание…
— Дело не в задании, — резко прервала она. — В последнее время ты постоянно ведешь себя так. Догадываюсь, с чем это связано.
— Как — так?
— Так, будто я — твоя вещь. Как будто я ни на что не способна и без твоей защиты развалюсь на части. Это началось с тех пор, как… наши отношения… несколько изменились. Ты почему-то решил, что отныне со мной не надо считаться.
Ерунда какая! Вовсе я не считаю ее своей собственностью. Ну, может, совсем чуть-чуть… Но это нормальное отношение самца к самке! Я ведь пытаюсь ее защитить. А она вбила себе в голову, что ей ничего не страшно, и вовсю испытывает судьбу!
— Я считаюсь с тобой, просто ты себя переоцениваешь, — пояснил я. — А я пытаюсь на это указать! Мне кажется, ты сделала ошибку, когда выбирала себе профессию!
Лита вздрогнула… или это мне показалось? Пожалуй, я перегнул палку, я ведь на самом деле не думал, что она занимается не своим делом или что она слаба. По правде говоря, она была лучшей смотрительницей из всех, кого я знал.
Да, сболтнул лишнего, но она сама меня спровоцировала!
— Вот, значит, как ты думаешь?
Я так не думал, но из гордости и упрямства не признался в этом. Переживет!
Лита довела меня до моей комнаты, но внутрь не зашла. Как и подобало смотрительнице. Ну, началось…
— Мы берем это задание, — холодно произнесла она. — Будь готов. Завтра я приступлю к работе, твое вмешательство потребуется позже. Тебя оповестят, когда именно.
Черт! Все-таки настояла на своем! Ай, ладно, придется смириться, хотя она однозначно не права.
— Лита… Не сердись…
— Я не сержусь, потому что ты прав. Я действительно совершила ошибку.
Она сказала это спокойно, без обиды, как признают обычно очевидное. Мне захотелось укусить себя за хвост. Опять ссора, опять дело затянется, а оно мне надо? И так проблем хватает, лучше прервать это сейчас, на корню.
— Ты не плохая смотрительница…
— Я не о том. В выборе профессии я не ошиблась. Я говорю о другом своем решении, принятом не так давно.
Она развернулась и ушла. Я смотрел ей вслед, пока моя смотрительница не скрылась в лифте. Я прекрасно знал, о чем она говорит, и прикидывал, сердиться мне на нее или на себя.
Как и следовало ожидать, этой ночью она не пришла.

* * *

Я не видел Литу уже девять дней, но на сей раз это не было изоляцией от нее. Судя по всему, моя смотрительница никому не сообщила о нашей ссоре… Да и с чего бы ей сообщать? Она не из тех, кто радостно делится своими проблемами.
Так что другие смотрители регулярно рассказывали мне, как у нее идут дела. Лите удалось войти в доверие к Аристарху уже на третий день ее клубной жизни. Теперь она бродила за ним повсюду, как потерявшая хозяина собачка, смотрела влюбленными глазами и давала понять, что не видит смысла жить дальше, если его не будет рядом. Вчера ей поступило предложение поехать на остров; право доступа туда стоило двадцать тысяч каких-то там денег.
Понятное дело, что меня такой ход событий не радовал. Во-первых, Лита сильно рисковала — вот тут можно уверенно добавить «Я же говорил!». Во-вторых, она виляла хвостом перед каким-то уродом, заинтересованным в молоденьких девочках. В-третьих, она не сообщала мне об этом лично, а просто позволяла другим смотрителям читать свои доклады. Мало того, что на нас повесили тяжелейшее задание, так еще выполнять его придется в состоянии холодной войны друг с другом!
Но был еще один факт, влиявший на меня не лучшим образом: меня убивала сама разлука с ней. Раньше такого не было. Да, я по ней скучал, но это было терпимо, сейчас же речь шла чуть ли не о физической боли. Видимо, это результат нашего сближения. Я постоянно чувствовал ее внутри себя, только это не успокаивало меня, а напоминало о том факте, что ее нет рядом. Что мне снилось ночами — лучше и не вспоминать, даже пошловатый Женька бы покраснел. Как следствие, ночной сон не приносил мне успокоения.
Дело было не в нашей ссоре, а именно в расстоянии между нами. Если бы она обижалась на меня, но все равно была рядом, было бы легче. А так… Лите-то ничего, люди такое не чувствуют, а мне мучайся теперь!
Так что за эти девять дней я извелся. Когда мне наконец сообщили, что пора покидать базу, я вздохнул спокойней. Я даже не подумал, что это означает, что Лита уже покинула город и, скорее всего, страну, и теперь одна среди чужаков. Я эгоистично радовался тому, что мы скоро снова будем рядом.
Испуганный служитель проводил меня к вертолету. Забавно, что некоторые люди меня все еще боятся, хотя я здесь уже больше полугода.
Попав в ангар, я сразу почувствовал знакомые ауры, и насторожился. Они-то что здесь делают?! Мне не говорили, что в задании будет принимать участие кто-то еще!
Возле вертолета стоял Лименко.
— Вот и дождался, — едва заметно усмехнулся он. — Завтра уже будешь возле острова!
Только не надо мне зубы заговаривать, переходи к делу! А я сейчас тебе наводящий вопрос задам:
— Что они здесь забыли?
— Это задание поручено и им.
— А почему меня не предупредили?! — возмутился я. Нет, я все понимаю, это они ловко забыли упомянуть «маленькую деталь» общим весом в полтора центнера.
— Не знаю, Лита должна была тебе сказать, — пожал плечами Лименко. — Кароль, это их первое большое задание. Совет ожидает, что ты окажешь им поддержку.
— А если я откажусь работать с ними?
— Тогда ты будешь отстранен от задания.
Хитрый ход. Они прекрасно знают, что я не сойду с дистанции теперь, когда Лита уже там, но все еще пытаются создать иллюзию свободы выбора. Как это по-людски!
— Кароль, не в твоих интересах терять время, — добавил он. — Лита доберется до острова уже сегодня, а ты — только завтра. Чем скорее вы покинете базу, тем меньше риск для нее.
Знает, гад, за какие нити тянуть.
— Говорите, — буркнул я.
— Вот, эта решимость мне нравится! Вертолет довезет вас до военного аэропорта, оттуда — самолетом к океану. Вам предоставят одну из наших специальных яхт, она будет вашим штабом в течение всего задания. Вас доставят в зону, указанную Литой, но точные координаты острова предстоит определить тебе.
— А командовать кто будет? Она? — Я небрежно указал на вертолет.
— Нет. Командование поручено тебе, она еще слишком неопытна.
— Уже легче, но я не верю, что вы поручите командование зверю.
Лименко скрестил руки на груди.
— Да, не очень приятно, что ты видишь нас насквозь… Но от тебя я меньшего не ожидал. Будь моя воля, я ты отдал всю власть тебе. Но Совет решил, что твои действия должен контролировать человек.
— Кто? Лита?
— Нет, у нее не будет на это времени. Тот, кто встретит вас на яхте.
— Ясно.
Я больше ничего не спрашивал, забрался в вертолет, не прощаясь с Лименко. Не люблю прощаться, особенно перед опасными заданиями.
Собственно, мне так и не объяснили, что конкретно я должен сделать. Сам я предполагал, что от меня ожидают благополучного возвращения племянницы Семенова. При этом мне нельзя показываться на глаза людям, но это запрет по умолчанию. А вообще моей основной задачей станет безопасность Литы.
Объекты моей неприязни сидели возле входа. Не говоря ни слова, я занял место подальше от них. Ева окинула меня равнодушным взглядом и отвернулась, она уже давно перестала проявлять ко мне симпатию. Да и не мудрено, учитывая, сколько раз я впечатывал ее в стену!
Виктория уделила мне больше внимания. Когда я вошел, она одернула майку, еще больше обнажая грудь в декольте, нарочито медленно закинула ногу за ногу. Похоже, она и правда не оставила надежду меня покорить… Ну не дура ли?
Впрочем, сейчас меня не забавляла ее глупость — глупость неуместна на опасных заданиях. Я бы предпочел, чтобы этих двоих здесь не было!
Любопытно, а кого сделали моим надзирателем?

* * *

Мягкий теплый ветер я почти не ощущал, он скользил по моей броне, не проникая под нее. Зато я чуть ли не кожей чувствовал приближение к острову. Мои опасения не оправдались: я был связан с Литой даже на большом расстоянии и уже не боялся потерять ее.
Я не мог оторвать глаз от горизонта, выискивая долгожданную сушу, поэтому не обернулся, даже когда услышал за спиной шаги. Я и так знал, кто это.
— Еще можно? — спросил Водяной, облокотившись о поручни неподалеку от меня.
— Да. Я скажу, когда все.
Согласно плану, мы не могли подплывать к острову вплотную, чтобы не вызвать подозрений. Яхта остановится на солидном расстоянии, дальше я поплыву один.
— Неужто и правда так все чувствуешь?
— Даже лучше.
Честно говоря, присутствие на яхте Водяного было для меня шоком. Кого угодно я ожидал застать здесь, только не его! Но выяснилось, что Лименко предложил ему работу — как я и советовал. Лишившись ноги, Водяной не мог уже самостоятельно выполнять задания, но вполне мог обучать других — как людей, так и зверей.
Он стал вторым смотрителем Евы. Совет быстро сообразил, что от Виктории толку немного, девица абсолютно бездарна. Но и просто выкинуть ее они не решились из-за положения ее матери. Так что Ева сделалась первым зверем, у которого было два смотрителя. Ну, я бы сказал, полтора, учитывая интеллектуальную ценность Викули.
— Как тебе в новой роли? — полюбопытствовал я, не сводя глаз с блестящей поверхности океана.
— Привыкаю… Я рад, что получил эту работу. Иначе бы загнулся. Я же говорил тебе, что вернусь в море! Эта Ева… она тоже из второй серии, но она не такая, как ты. Совсем не такая.
— Чем она отличается? — Мне было интересно его мнение, потому что точного ответа он дать бы не смог.
Но Водяной меня удивил, он ответил без колебаний и сомнений:
— Она не человек. Ты человек, несмотря на свою внешность, а она — животное. Не снаружи, изнутри, а это важнее.
— Почему ты так думаешь?
— Я не думаю, я знаю… вижу.
Ну, может и так.
Это могло многое объяснить. Я не представляю, почему во мне человеческое сознание оказалось сильней, наверно, это не зависит от науки. Просто стечение обстоятельств. Я ведь, по сути, состою из человека, зверя и электрического ската. Скат не в счет, его слишком мало, получается, что основное сражение идет между человеком и зверем, и во мне человек победил.
А в Еве, наверное, был не скат, а кто-то порешительней. Он объединился со зверем и вместе они подавили человека. И поэтому она меня так раздражает? Нет, не сходится, должна быть другая причина. Ведь к зверям первой серии я отношусь нормально, а они от людей далеки!
— Тебе она не нравится, — заметил Водяной. — Почему?
— Не уверен. Ты можешь взять себе другого зверя, если хочешь.
— Нет. С Евой работать интересней — она на редкость умная зверюга. Попробуй с ней пообщаться, сам увидишь.
— Спасибо, я воздержусь от этого сомнительного удовольствия.
Он наконец сообразил, что мне неприятна эта тема, и замолчал.
Я был рад, что Водяной получил эту работу, но жалел, что ему досталась именно Ева. У меня был огромный долг перед этом человеком, я хотел ему помочь… придется помогать и Еве. Проклятье.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Zvolya о книге: Екатерина Владимировна Флат - Свет полуночи
    По мне так и сюжет, и стиль, и герои-всё поверхностно и плоско, но читаемо и местами интересно. Другого ничего и не ждала-всё-таки попаданство из разряда "обыкновенное". Меня, мягко говоря, смущало, что все герои(не только попаданка из нашего времени), но и аристократы, и высшие темные, и даже духи-Хранители рода в речи используют современные сленговые обороты.

  • НатаСолнце о книге: Тиана Тесса - От ненависти до мечты [СИ]
    Мне хватило безграмотной аннотации, что бы не читать ЭТО

  • Эльфочка о книге: Анастасия Март - Академия Магических Искусств или жизнь с нуля
    Да, нечитаемо, жаль потратила время, хотя аннотация сразу отталкивает. Героиня тупая но обязательно её предали и теперь она с этим носится, страдает, что не мешает ей заглядываться на парней, плюс по шаблону - она крута, у неё супер пупер магия, все её хотят. Диалоги на уровне школы - гы гы! сиське!

  • gelo966 о книге: Ляна Зелинская - Вересковый мёд
    Если я правильно поняла, то это 1 кн серии 'Край янтаря и вереска'. Стоит начинать читать или ждать продолжения?

  • MinokiGenius об авторе Ольга Павлова
    Подскажите пожалуйста, а какая первая часть этого двухтомника?

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.