Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42834
Книг: 107600
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Правила игры»

    
размер шрифта:AAA

Лабиринтами закрученными
Да путями неизученными
Переулками немыслимыми
Чтоб никто тебя не выследил

Так беги уж хоть на согнутых
Ты животное особенное
К дикой жизни приспособленное
В развороченном раю
Эдмунд Шклярский, группа "Пикник"

Глава 1. Необычное представление.

В самом большом зале Палат Созерцания собралось довольно много разумных, отдаленно похожих на людей. Тех, кто сейчас собрался в зале Большого Совета, скорее всего, можно было назвать просто существами.
Зал являл собой своеобразный цирковой купол, увенчанный черным мраморным потолком. По центру зала располагалась небольшая круглая площадка для выступающих. Перед ней на значительном возвышении находилась трибуна Совета Созерцателей. По всему оставшемуся периметру площадка была окружена трибунами Совета Хранителей. В задней части площадки находился вход.
Надо отметить, вход был более чем необычным. Дверь, ведущая в зал, имела свой разум, могла разговаривать и читать эмоциональный фон входящих. Естественно существо желающее навредить любому из членов Советов выпроваживалось под громкий хохот двери. Но главной целью двери было не допускать проникновение в зал посторонних. Впрочем, это была довольно легкая задача, ведь вход в зал был только один, и любого другого способа попасть в зал просто не существовало.
Всё в зале было изготовлено из отполированного черного мрамора и украшено золотом с инкрустацией крупных рубинов. Сиденья членов Совета Созерцателей были отделаны бархатом сочного бордового цвета, а сиденья Совета Хранителей – черным сукном. Под потолком висела огромная люстра из червонного золота, на которой вместо свечей горели яркие магические огоньки. Каждый огонек соответствовал одному присутствующему в зале, и если кто-то покидал зал, его огонек гас, но при этом интенсивность освещения не падала. Таким образом, последний выходящий из зала невольно исполнял архаичное правило "Выходя, гасите свет".
В центре зала стояли девять существ и выглядели так, будто они собрались на маскарад и соревнуются у кого наиболее глупый и безвкусный костюм. В данном споре, наверняка бы, победил мужчина стоящий, так сказать, в центре композиции. Невероятно высокий (под два с половиной метра), худой и костлявый, он был наряжен в сиреневый костюм с зелёными рюшечками и при этом весь с ног до головы был увешан костями и черепами. Не далеко от него ушел и другой, стоящий по правую руку от первого, индивидуум. Маленький, метр в прыжке, и толстенький, он был скорее похож на ходячее хранилище хлама. На нем висело все, что только попадалось ему под руку, начиная от крысиных хвостиков и заканчивая вантузом. При каждом его движении всё барахло начинало тарахтеть так, что это было слышно во всех уголках Палат Созерцания. Остальные персонажи выглядели не менее зрелищно.
Существа на трибунах были одеты в одинаковые черные балахоны с глубокими капюшонами, скрывающими лица. В зале было шумно. Все обсуждали собравшихся в центре зала.
На трибуну Совета Созерцателей поднялся председатель Большого Собрания. Все разговоры тут же утихли, и в помещении установилась абсолютная тишина.
– Доброго вам вечера, господа. – Голос Хамониуса был не слишком громким, но и не слишком тихим. Его слышали все присутствующие, и не было потребности переспрашивать (да, собственно, никто бы и не рискнул). – Сегодня мы собрались здесь по очень важному делу. Как вы знаете, господа, в Сармонтазаре ныне очень большие проблемы. Магия исчезает, маги не рождаются, а шесть великих народов: эльфы, гномы, орки, тролли, гоблины и люди, – последних он назвал с особым отвращением, – не могут прийти к согласию. Как вы помните, Большое Собрание решило направить в Сармонтазар группу стакхов-странников, избранных из числа Созерцателей. Прошло пятнадцать лет, и вот они перед вами. Думаю, будет правильным позволить им самим себя представить. Конферансье сегодняшнего собрания будет Джедаан – стакх надежды.
Из группы стакхов отделилась фигура в мешковатой хламиде и вышла на центр сцены. Освободившись от хламиды легким движением руки, стакх предстал перед публикой во всей своей красе. Джедаан оказалась девушкой божественной небывалой красоты. Она была выше всяких сравнений, похвал и комплиментов. Любой эталон красоты по сравнению с ней был столь убог как дешевый граненый стакан по сравнению с золотым королевским кубком. Она была обнажена до предела. Тонкое, свитое из тончайших серебряных нитей с густым вкраплением бриллиантов, платье слабо прикрывало прелести красавицы, но при этом её нагота не казалась не то, что вульгарной, но не вызывала даже тени сомнения в её добропорядочности и непорочности. Её невероятные темно-синие волосы великолепными волнами спускались чуть ниже плеч. Весь зал, не смотря на пол и расовую принадлежность, смотрел на девушку с невероятным вожделением и надеждой хотя бы приблизиться к ней. Воздух в помещении буквально завибрировал от восторженных возгласов.
– Ну что ж, господа, начнем наше маленькое представление, – чарующим голоском промурлыкала Джедаан. – Первый, кого я хотела бы вам представить, является моей полной противоположностью во всех смыслах этого слова. – Девушка вела себя как заправский шоумен, создавая нужную напряженность в зале и поддерживая интерес публики. Представляю вам Эффри, стакха страха.
Из строя вышел невзрачный человек с серым оттенком кожи и просто посмотрел вокруг. Присутствующих охватила легкая паника. Каждый видел то, чего видеть явно не желал, кто-то старого врага, кто-то огромного паука, а у кого-то сработал элементарный инстинкт чувства опасности. Его выход подавил все возгласы восторга, вызванные появлением Джедаан, чего, собственно, и добивались устроители импровизированного шоу. Роль Эффри как раз и заключалась в том, чтоб эффектно оттенить стакха надежды и обратить взоры аудитории на происходящее действо, а не на прелестную девушку.
– Кхм, кхм, да уж, и это не всё на, что он способен, – произнёс Хамониус, слегка дрожащим голосом.
– Риана, стакх воды,– продолжила представление Джедаан.
От группы отделилась симпатичная зеленокожая стакхша, одетая в платье, сделанное из водорослей и тины. В ее волосы была вплетена огромная кувшинка, а на шее висело ожерелье из крупных жемчужин. Она взмахнула рукой, и прямо из каменного пола перед ней ударил столб воды. Вода вздымалась на высоту полтора метра над уровнем пола и, красиво рассыпаясь искрящимися каплями, опадала в неизвестно откуда взявшийся небольшой пруд. Риана сделала еще один грациозный, словно фрагмент танца, жест и фонтан застыл невероятной ледяной скульптурой. В зале раздались аплодисменты, а зеленокожая стакхша поклонилась и отошла в сторону, освобождая сцену.
– Дардо, стакх огня, – представила Джедаан следующего участника.
Это существо выглядело типичным исчадием ада: черная кожа с огненными разводами, пылающий взор и горящий рогатый череп могли бы привести в трепет даже самого опытного охотника на монстров. За спиной этого огнепоклонника развевался черный кожаный плащ, а вокруг пояса была намотана массивная стальная цепь. Дардо одним движением сдернул цепь с пояса и, словно кнутом, стеганул ей по ледяной скульптуре. На месте бывшего фонтана заполыхал разрастающийся огненный смерч и шипел водяной пар, а температура была такой, что, казалось, горит сам воздух. Но вот огонь стал утихать и опадать хлопьями на пол, а вместо замерзшей струи воды на сцене стояла ледяная скульптура предыдущей участницы.
Хранители и Созерцатели еще не успели опомниться от происшедшего, а на сцену уже вышла Селена, стакх земли, которую вновь представила Джедаан.
Селену можно было бы назвать неотразимой, а благодаря обилию золота и драгоценных камней даже блистательной, но все это великолепие было прилеплено на самую обыкновенную грязь, из которой и был сделан ее необычный костюм. Селена не стала долго задерживаться. Она, словно походя, погладила статую по голове, щелкнула пальцами и, не задерживаясь, отошла к остальным, уже представленным стакхам. А тем временем на сцене произошли разительные перемены. Ледяная статуя превратилась в мрамор, справа от нее прямо из каменного пола сцены проросло небольшое дерево и расцвело красивыми белыми цветами, а сама сцена поросла травой и цветами, словно небольшая лесная полянка.
– Следующего нашего участника зовут Вентар, – продолжала конферансье, не давая публике даже перевести дух. – Он стакх воздуха и, поверьте, обладает просто ураганной силой.
Парень с серыми, будто запыленными, волосами, казалось, имел только голову и кисти рук, потому как всё остальное тело окутывал густой туман. Вентар хлопнул в ладоши, и произошло нечто немыслимое. С двух сторон от сцены и, размещенной на ней, красивой поляны образовались черные столбы смерчей, которые шли друг на друга.
Столкновение. Пыль. Зловещий шелест. Тишина.
Когда воздух вновь приобрел прозрачность, члены Большого Собрания увидели первозданно чистую сцену, на которой мирно стоял Вентар. Ни статуи, ни дерева, ни травы с цветами, ни, даже, пыли на сцене не было. Стакх воздуха величественно поклонился и отошел на заранее отведенное ему место.
– Поприветствуйте, господа, стакхов стихий. – Джедаан демонстративно похлопала в ладоши, призывая к тому же остальных присутствующих. Когда шум аплодисментов стих, она продолжила представление.
– Эту девушку, несмотря на её неземную красоту, крайне редко замечают мужчины. Впрочем, женщины её тоже никогда не видят, потому что Хоркилла стакх-невидимка. – В воздухе ниоткуда появился элегантный кинжал и, проделав несколько выверенных боевых движений, исчез. Сама же владелица опасной цацки так и не появилась. – Ну вот, видели? И больше не увидите. А для представления следующего стакха мне потребуется один доброволец.
Из лож Совета Созерцателей вышел большой орк. Даже через просторный балахон были видны глыбы его мускулов. Орк был высок и широкоплеч, а благодаря серой коже казался выкованным из стали. Он уверенной походкой вышел на сцену, а на лице читалось благоговение перед Джедаан и радость, что он смог приблизиться к этому совершенству хоть на пару шагов ближе, чем остальные.
Орки среди Созерцателей встречались крайне редко, а уж этого орка знал каждый из присутствующих. Это был легендарный Торк – великий вождь орков, который смог примирить все племена своего народа и наладить торговлю с другими народами. При его правлении Орыхата – оркская империя переживала свою золотую эпоху. Он был уважаем и почитаем всеми. Торк был великим вождем, великим дипломатом и великим полководцем, который один из немногих не стал пытаться захватить мир, а увидел выгоду в мирном сосуществовании народов.
– Ну, что ж, господа, многоуважаемому Торку предстоит сразиться с очень опасным противником. Итак, представляю вам Зарха, стакха перевоплощения.
Ходячий мусорник неуклюже поклонился, чем вызвал жуткий грохочущий звук и смех в зале. Когда смех утих, и тишина была восстановлена, Зарх подошел к Торку, подпрыгнул и бесцеремонно выдернул несколько волосинок из роскошной орочей шевелюры. На пол приземлился уже не совсем Зарх. Рядом с Торком в черном балахоне Хранителя стояла его абсолютная копия, но уже в легком кожаном доспехе.
– Ну, что, уважаемый Торк, принимаете вызов? – спросила стакх надежды.
– Естественно, – сказал орк-воин, который не привык отступать ни перед кем. – Пусть выбирает оружие.
– Двуручные мечи, – произнес Зарх в обличии Торка.
В зале появились двое прислужников, которые несли два простых двуручных меча. Мечи перешли в руки бойцов и поединок начался.
Торк атаковал первым. Зарх умело отразил атаку и плавно перетек в нижнюю стойку, откуда попытался атаковать противника. Это был коронный удар великого вождя, которым тот по праву гордился и никак не ожидал, что кто-то еще сможет проделать такое с тяжелым двуручным мечем. Орк не был бы самим собой, если бы не знал контрудара против своего же приема. Он увернулся и с разворота нанес сильнейший удар по противнику. Казалось, что это однозначная победа, но меч стакха непостижимым образом остановил движение стальной смерти и тут же нанес болезненный удар рукоятью по колену. Орк устоял, но начал заметно припадать на правую ногу. Зарх встал в полный рост, и противники обменялись несколькими ударами, которые, впрочем, не нанесли вреда ни одной из сторон. В процессе обмена ударами стакх постепенно, словно нехотя, отступал от своего противника и вошедший в азарт Торк не заметил когда Зарх перехватил двуручник в левую руку, а правой нанес сильнейший апперкот в подбородок орка. Воин замешкался всего на мгновение, но этого времени стакху хватило, чтоб перегруппироваться для смертоносной связки. Удар. Скольжение. Еще удар и меч непобедимого Торка отлетает в сторону, а голова, окропляя кровью сцену, падает под ноги бойца.
В зале повисла звенящая тишина. Никто из присутствующих не верил, что великого вождя больше нет в живых. А победитель, словно в насмешку над великим мастером меча, вновь обратился в никчемного коротышку с громко гремящим хламом. Стакх перевоплощения так же неуклюже, как и в первый раз поклонился публике, но теперь в его адрес не прозвучало ни единого ехидного смешка.
– Не правда ли печальная картина? – спросила Джедаан у молчаливой публики. – Думаю, что пора представлять последнего стакха… Последнего по списку, но не по силе. Его зовут Хлюсерон. Он стакх-некромант, – веско произнесла девушка, делая ударение на последнем слове.
Стакх в сиреневом костюме подошел к телу погибшего орка и перетащил его в центр сцены. Затем он аккуратно перенес голову и приложил её туда, где ей и положено быть. Легкое движение руки и в камне сцены образовался глубокий узор идеальной октограммы. Хлюсерон сорвал со своего костюма несколько черепов и, поочередно разместив их в лишь ему известном порядке, растоптал их в пыль. Из складок своей мантии он извлек пузырек жидкости, подозрительно напоминавшей кровь, и вылил её в канавки октограммы. После недолгих приготовлений некромант стал в изголовье трупа за пределами магического рисунка. Воздев руки вверх, он что-то забормотал. Громыхнуло. Узор на полу сцены на миг озарился невыносимым алым светом, и в следующий миг пропал. На полу сцены зашевелился Торк.
– Ну, вот я, кажется, и нашел достойного противника, – произнес воскрешенный воин в гробовой тишине зала, встал и пошел на свое место в зрительном зале. По пути на свое место он остановился, повернулся лицом к Зарху, приложил сжатый кулак ко лбу, потом к сердцу и вытянул его в сторону стакха. Этот жест означал знак высшего уважения у орков. Жест подразумевал фразу "Мой разум и сердце в твоих руках".
Когда орк уселся на свое место, зал взорвался аплодисментами и радостными криками. А на сцену вновь вышла стакх надежды.
– Наше представление подошло к концу. Как вы прекрасно понимаете стакхи отнюдь не цирковые клоуны, а сильные воины и маги. Самые сильные воины и маги. Можете не волноваться, мы справимся с поставленной перед нами задачей. Передаю слово председателю Большого Собрания, многоуважаемому Хамониусу.
– Спасибо, Джедаан. Как видите, господа, стакхи-странники полностью готовы к своей миссии. Но, к сожалению, у нас произошла некоторая… кхм-кхм… заминка, и сегодня здесь не присутствует Гонзар. Но я дум…
В этот момент в центре зала появился клубок черного дыма. Стакхи расступились, а дым, растянувшись вширь и высоту, вдруг неожиданно исчез, оставив вместо себя человека. Парень стоял в трусах, с зубной щеткой во рту и ошарашено озирался вокруг. Всеобщее замешательство, казалось, может продлиться целую вечность, но через пару минут волшебная дверь в зал распахнулась и произнесла:
– Его сиятельство, светлейший князь, архимаг Лириуок из рода Черного Пламени.
Все взоры тут же обратились к входу, на пороге которого стоял эльф в сером балахоне. Как и все эльфы, Лириуок был высок и красив. По меркам людей на вид ему было не более сорока лет, однако на самом деле он был одним из самых старых эльфов. Ему было больше пяти тысяч лет. Архимаг пользовался огромным уважением в обоих Советах, и лишь по одному ему известным причинам не хотел становиться главой ни одного из них.
– Господа, – произнес Лириуок, обращаясь к залу, – прошу любить и жаловать ГОНЗАРА. – С этими словами он указал на ничего не понимающего парня. – В связи с некоторой заминкой, которую создал уважаемый Хамониус, у моего протеже не было времени на обучение. Даже персонификацию он, увы, пройти не успел. Поэтому Гонзар отправится в Сармонтазар завтра. Прошу извинить, у нас еще очень много дел. – Лириуок взял человека за руку и вывел из зала.
Как только двери за архимагом захлопнулись, в зале поднялся страшный гвалт. Каждый стремился отстоять свою точку зрения, но все сходились в одном: доверить право быть Гонзаром человеку – это же просто нонсенс, с другой стороны Лириуок ни разу не ошибался в своих поступках. Ситуация была сложной и требовала всестороннего обсуждения. Каждый из присутствующих кричал и пытался доказать, что именно его точка зрения верна, даже если его сосед говорит то же самое.
Вспышка огня и громкий хлопок взрыва, последовавший за ней, заставили всех утихнуть. Дардо поклонившись Хамониусу, вернулся в строй.
– Спасибо, мой друг! – Произнес Хамониус елейным тоном. – Ну, что ж, господа, похоже, наш эксцентричный Лириуок вновь затеял какой-то эксперимент. Не будем ему в этом мешать. – Пока шли споры председатель Большого Собрания смог кое-что решить для себя, и теперь ему оставалось только привести свой план в действие. – Я думаю, исходя из того, что Гонзаром стал не самый достойный из нас, а какой-то жалкий человек, стоит проверить его силы. Пусть он победит любого из стакхов-странников. – Зал откликнулся одобрительными возгласами.
– Постой, Хамониус, – на противоположном конце трибун заговорил Парадокс Черный Молот – глава Совета Хранителей.
Это был огромный по меркам своего народа гном. Его рост составлял ни много, ни мало сто пятьдесят сантиметров, что для гномов, рост которых не превышает ста двадцати сантиметров, было просто немыслимо. Сам Парадокс объяснял свой невероятный рост просто: я в детстве "Растишишки" переел. Естественно ему мало кто верил, ведь это средство для быстрого роста растений изначально создавалось как смертельно опасный яд, причем оно было довольно вкусное, чтобы отравляемый с удовольствием его съел. Одной столовой ложки этого средства было достаточно для отравления крупного орка-воина, о силе и здоровье которых ходило немало легенд. Отравленный умирал не сразу, а лишь через неделю, но противоядия от "Растишишки" не существовало. Именно поэтому никто и никогда не рисковал попробовать сей опасный деликатес. Самое интересное было то, что гном действительно не врал, но об этом мало кто знал.
Глава Совета Хранителей был очень колоритной личностью. Начиная со своего уникального для гнома роста, веселых морщинок в уголках глаз, добродушной улыбки и заканчивая длинной бородой, заткнутой за пояс, всё в нем говорило о том, что это невероятно уникальный сарм, да к тому же душа любой компании и защитник угнетенных.
Парадокс поднялся со своего места, расправил свои богатырские плечи и продолжил возмущаться несправедливостью Хамониуса:
– Все знают, что в случае отсутствия Гонзара, им должен был стать ты. А теперь ты предлагаешь отдать его на растерзание стакхам?
– А, что ты хотел, Парадокс? Ведь стакхи должны будут почувствовать лидерство Гонзара. Да и они опытные воины. Ты же не думаешь, что они причинят вред беззащитному человечишке? Как говорится, солдат ребенка не обидит. – На лице Хамониуса так и сияла довольная улыбка, а в зале послышались угодливые смешки. – Ну а если Гонзар будет настолько глуп, что умрет, от какого ни будь вируса, то и поделом ему за его тупость.
– Раз так, Хамониус, я думаю, ты не будешь возражать, что за убийство Гонзара положено назначить кару.
Председатель непонимающе уставился на гнома.
– Ты же не будешь возражать, если убивший Гонзара "вирус" умрет вместе с ним?
– Ладно, – нехотя согласился гоблин, – но стакхи обучались в течение пятнадцати лет. А кто захочет учить человека, ведь Лириуок не имеет на это права? Да и времени маловато.
– Я. – Ответил Парадокс, спускаясь с трибуны. – И начну прямо сейчас.
– Ха-ха-ха, гном обучающий человека. Да уж, Парадокс, ты самый настоящий парадокс. – Все прекрасно знали, что гномы очень неуживчивый народ, а уж к людям они относятся крайне негативно.
– Я уже учу одного человека и довольно успешно, – запротестовал гном. На самом деле он сильно приукрашал успехи одного из своих учеников, но и уступать провокациям Хамониуса он не собирался.
– Ну, раз так, то желаю удачи, она тебе явно понадобится, – это было сказано таким язвительным тоном, что Парадокс с трудом сдержался от споров и драки. Он быстро спустился с трибун и почти бегом отправился вслед за Лириуоком.
А тем временем Большое Собрание подошло к концу.
– Кажется, мы решили все вопросы, господа. Пора отправлять стакхов в Сармонтазар. Или у кого-то есть еще вопросы? – Хамониус окинул взглядом зал. Все молчали. – Ну, что ж, стакхи-странники, можете быть свободны, вы знаете свое задание. – Председатель взмахнул рукой, и стакхи вышли из зала. – На этом объявляю Большое Собрание закрытым.

Глава 2. Этот мир не ждал гостей.

Пожалуй, расскажу о себе. Это будет очень непросто, но я постараюсь. Еще совсем недавно я был студентом на Земле. Честно говоря, других подробностей о своей прошлой жизни я не знаю. По крайней мере, об этой жизни. А жизней, как выяснилось, у меня было много.
Итак, я был самым заурядным студентом. Вообще студенты – народ пестрый и необычный, каждый из них является уникальной личностью. Это уже позже под воздействием общества люди становятся "как все", а студенты в большинстве своём имеют иммунитет к одинаковости. Будучи студентом, трудно быть заурядным, и все же, я мало чем выделялся из обшей массы.
Все это абсолютная правда… была. До тех пор, пока я не стал Гонзаром. Но обо всем по порядку.
Однажды утром я проснулся и отправился чистить зубы. Нет, вы не подумайте, зубы я чищу каждый день. На дворе стоял самый обычный пасмурный воскресный день, не предвещавший ничего хорошего, впрочем, ничего плохого он тоже не предвещал. Зайдя в ванную, я взял в руки пасту с зубной щеткой и только тут заметил, что мои домашние тапочки начали дымиться. Я тупо уставился на них. Обычно с ними такого не происходило. От удивления я даже не догадался их сбросить с ног. Тем временем густой вонючий черный дым заполнил всю комнату, но не успел я откашляться, как дым исчез, а я уже был не в своей ванной комнате.
Я стоял посреди небольшой площадки, вокруг которой были трибуны с восседавшими на них людьми в черных мантиях. Их морды были спрятаны в капюшонах. И все они таращились на меня. Судя по всему, мое появление было незапланированным и вносило некоторую интригу в довольно таки скучное шоу. Кроме меня на площадке было еще девять дурно одетых личностей.
Вдруг кто-то чего-то проорал на непонятном мне языке, и в зал буквально влетел мужик в светло сером балахоне. Он, что-то сказал залу, после чего схватил меня за руку и потащил наружу самым, что называется, наглым образом. Этот негодяй просто-напросто лишил меня счастья стать звездой шоу идиотов. Следом за нами дверь захлопнулась, стукнув меня одной из своих громадных створок, и жутко захохотала, когда я, приобретя некоторое ускорение, пролетел метров пять по коридору. Чудак в сером балахоне поднял меня на ноги, и, не дав толком отряхнуться, потащил меня дальше по коридорам. Вскоре мы оказались в довольно шикарной квартире. Он посадил меня на диван, и представился. Знаете, странно так представился, в смысле сунул мне в руки стакан с каким-то пойлом и сказал:
– Располагайся как дома. – Эта часть знакомства была вовсе не странной. Странности начались позже. Когда он затараторил, как из пулемета, не давая мне опомниться и отвечая на мои вопросы прежде, чем я успевал их задать. – Меня зовут Лириуок из рода Черного Пламени. У нас очень мало времени, поэтому сразу к делу. Я эльф, архимаг, представитель Совета Созерцателей, президент Магического совета, я князь и наконец мне пять тысяч сорок четыре года… Да, магия существует. Нет, я тебя не разыгрываю. Ты находишься в Палатах Созерцания, в моих личных покоях. Нет, здесь нет никакой ошибки. Да, ты должен был оказаться, но не здесь, не сейчас, и не оттуда. Вся твоя жизнь ничто. Отныне в своем мире ты пропал без вести. Отныне твоего имени не существует, да и тебя тоже не существует. Теперь ты ГОНЗАР, твое новое имя ОДИНОН. Я ответил на все твои вопросы?
Несколько минут я переваривал полученную информацию. Нет, он не ответил на все мои вопросы. Более того, их стало еще больше, но в голове образовалась такая информационная каша, что сформулировать хотя бы один вопрос не представлялось возможным. Я глотнул из стакана. Жидкость оказалась приятной по вкусу и консистенции. Я сделал еще пару глотков, и сознание начало проясняться. Допив до конца, я спросил:
– То есть, как пропал без вести? А, как же мои родители, друзья?
– Не беспокойся о них, они тебя уже забыли, точнее и не знали никогда. – Эльф говорил это таким обыденным тоном, словно ежедневно занимался стиранием людей из их прошлого.
– То есть, как "забыли"? И… И, вообще, как это "не знали"?..
– Магия, – просто ответил эльф.
– Какая такая, нафиг, магия? У меня же есть мама и папа. Стоп! – Остановил я собственный фонтан возмущения и озадачился. – А они у меня есть?
– Возможно, раньше были, но теперь их точно нет.
– А ну верни меня в мой мир, сволочь. – И как он меня терпел, не знаю.
– Не могу. Это не в моих силах.
– А как я сюда попал?
– Я тебя доставил. Но назад вернуть не могу!
– Это почему же то? Раз смог сюда, значит смоги назад!
– Понимаешь, ты был избран, чтобы стать Гонзаром.
– Каким таким Гонзаром? Не хочу Гонзаром! Хочу домой!
– Позже. – Лириуок добавил в мой стакан еще напитка и продолжил. – Так вот, ты был помечен.
– Я что дерево, чтоб меня помечать? Назад меня верни, говорю!
– Заткнись! – Гаркнул эльф. И я заткнулся. А эльф как ни в чем не бывало продолжил свой рассказ. – Как я уже сказал, ты был помечен и после своей смерти, которая произошла бы в твои сорок семь лет, ты должен был погибнуть в автокатастрофе, ты бы оказался здесь. Точнее не здесь, а в тренировочном зале, и не сейчас, а пятнадцать лет назад. Все эти пятнадцать лет тебя должны были тренировать. Но… – Эльф вздохнул, налил себе напитка, осушил одним глотком и продолжил. – Это сделал Хамониус, председатель Большого Собрания и глава Совета Созерцателей. Он сам хотел стать Гонзаром, ведь это огромная сила. Лишь вчера я отправил своего "магического паучка" на твои поиски. И, к счастью, он тебя нашел.
К моменту, когда Лириуок закончил я начал понимать, что из меня хотят сделать, или уже сделали, какого то супермена. Я допил остаток напитка и уселся поудобнее на диване в предвкушении долгого и интересного разговора.

* * *

Парадокс шел по коридорам Палат Созерцания по направлению к покоям Лириуока. «Как он мог – думал гном – как он мог выбрать на роль Гонзара человека. А я, тоже хорош – согласился его обучать. Да он же мне всю кузницу разнесет. Нет, отказаться я теперь не смогу, но Лириуоку выскажу все, что я о нем думаю».
Парадокс махнул рукой впереди себя, и дверь в покои Лириуока отворилась.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Etivon о книге: Катерина Банши - Ад для поступающих
    Классная. Два небольших минуса: курит много и не покидает ощущение, что читаешь серию не с самого начала.
    Аморальная, с таким ником и аватарой уж вам ли про хамство и быдло говорить? Проживите несколько тысяч лет, как Ринара, такой же станете.

  • Сергеевна об авторе Светлана Волкова
    Не почитать Не попросить Жестоко,однако

  • nikaws о книге: Ольга Валентеева - Королева объявляет отбор
    Неплохо, читаемо, мало косячила. ГГ живые, быстро действующие, несмотря на предсказуемость и шерховатости почитать можно, не факт, что останется в памяти, но и не морщилась, не промокала патоку и сироп.

  • Вереск о книге: Руслан Агишев - Встать с колен [СИ]
    Ну да, опечаток много, но тем не менее увлекательно, динамично. Буду читать следующую книгу.

  • galya19730906 о книге: Елена Кароль - Мими-мумия
    С начала было интересно, но потом просто ерунда началась. Окончание через страницу дочитывала, хотя концовки как таковой и нет.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.