Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38274
Книг: 97293
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Циклическая ошибка»

    
размер шрифта:AAA


Глава 1.


      1.


       - Если вы покинете офис раньше, чем через два часа, то будете уволены.
      Аня вздохнула. Кадровик Клавочка, может, и была права с точки зрения трудовой дисциплины, но цифра "18:15" на уникоме выглядела как таймер бомбы и ее правоту волшебным образом обнуляла. Вечер пятницы уже разукрасил всю округу неоновыми огнями, а дороги встали многокилометровыми пробками. В такой ситуации оставалось надеяться только на мотоцикл со взломанным автопилотом и свою удачу.
       - Если я не покину офис через пятнадцать минут, то, наверное, буду деинсталлирована, - все-таки попыталась объяснить свою печаль Аня. Куда там. - Я в понедельник...
       - Это прогул! - Клавочка возмущенно боднула воздух кудряшками. Подобная прическа кого угодно сделала бы похожей на пуделька, но только не Клавочку - та скорее навивала мысли о качественном колбасном изделии. Свеженькая, розовенькая, кругленькая, перетянутая какими-то поясочками в самых неожиданных местах. Аня, в целом, относилась к ней неплохо, но сейчас весь полугастрономический шарм Клавочки не работал.
      - Это второй прогул за два дня!
      - Он также второй и за полгода, - предприняла Аня последнюю попытку удержаться в рамках конструктивной беседы, но, видимо, ошиблась с тоном. Лицо Клавочки опасно побагровело. От милейшего колбасного изделия не осталось и следа.
      - Еще хамить мне будете? Нет, нет и тысячу раз нет! Никаких "пораньше", Виктор Павлович лично велел мне за вами приглядывать...
      Виктор Павлович, конечно, велел. Наверное, Ане следовало рассказать ему какую-то более социально приемлемую версию сказки "откуда на рабочем компьютере начальства берутся вирусы", а не рекомендовать порно из офиса больше не смотреть и на сайты интим-услуг не лазить. В общем, данные она шефу восстановила и даже поставила винтажную игру "пасьянс", чтобы все было ну совсем как раньше, однако отношения так и остались натянутыми.
      Аня подхватила со стола видавший виды рюкзак. Пинком задвинула стул на место. Мысленно попрощалась с кактусом Васей, вроде как забиравшим вредное компьютерное излучение (которого, если верить производителям, и так уже не существовало лет с пятьдесят, но офисные флора и фауна им не верили) и выглядящим соответственно. Ане хотелось думать, что несчастное растение приютят девушки из бухгалтерии.
       - Я вас уволю! - выкрикнула Клавочка вслед. С явной надеждой на скандал.
      Быстро произведя в мозгу несложные калькуляции, Аня поинтересовалась:
       - А за десять минут успеете?
       - Да что вы, в конце концов, себе позволя...
       - Знаете, Клавдия Ивановна, сапоги с оголенными руками не носят. Розовый цвет позволителен только юным девицам, во всяком случае тем из них, которые моложе пятидесяти лет. И, если талии нет, три бантика ее не сделают, особенно если повязать один из них на шею! - Аня выдала эту фразу на одном дыхании и не задумываясь: собственно, она просто дословно воспроизвела слова своей лучшей и единственной подруги Леси, сказанные той при виде Клавиной странички в социальной сети. Сама она не очень понимала, в чем тут соль, но Леся обещала, что врага при надобности это заклинание деморализует безотказно.
      Увольнение системного администратора Инсаровой Анны Андреевны состоялось в рекордные восемь минут. В этот короткий срок уместилось даже цветистое обещание существенно обогатить ее резюме в разделе "Рекомендации".

      Друзей у Ани было значительно больше, чем подруг, а именно целых пять штук. В виртуальной реальности они встречались куда чаще, чем на грешной земле, поэтому пропускать встречи "вживую" категорически не рекомендовалось. Если только кто-нибудь не чувствовал в себе желания поставить обиженным невниманием приятелям несколько ящиков хорошего пива. Анин бюджет и без таких щедрых жестов трещал по швам, так что на встречу она торопилась, выжимая все, что можно, из юркого Honda VRF500S. Где-то в районе бывшей Лобни - город с таким названием уже лет тридцать как не существовал, став частью Москвы - пробка закончилась, и Аня, наконец, перестала с риском для жизни лавировать в движущемся потоке, собирая те пожелания, которые не успела дослушать от Клавочки. (Обязательный для всех современных мотоциклов автопилот она взломала сразу после покупки - благо такого правонарушения не совершал только ленивый - и теперь со спокойной душой могла превышать скорость и нарушать правила, не слыша в динамиках шлема занудное: "Опасное перестроение. Риск аварии составляет...")
      Частный сектор закончился, позади остались шпили офисных центров, коробки мегамоллов и аккуратные, но угнетающе стандартные квадраты жилых кварталов.
      Аня мчалась вперед, к чистому, не кондиционированному воздуху, "настоящей" траве, запаху костра и сигаретному дыму, который можно было вдыхать везде, а не только в специально отведенных зонах. Последнее ее особенно раздражало: ей-богу, права курильщиков с каждым годом все больше и больше ограничивали. Как будто они не люди были вовсе, а какие-нибудь "негры" без регистрации с ограниченными правами.
      А возле бывшей Дубны сделалось и вовсе хорошо. Следуя указателям, Аня свернула с шоссе на грунтовку - она не вполне понимала такие популярные в начале века анекдоты о качестве российских дорог и с большим трудом могла вообразить, что еще буквально пятьдесят лет назад такое вот разбитое безобразие вообще считалось дорогой - кое-как протряслась километров восемь и, наконец, за мерным жужжанием электромотора расслышала тяжелые басы. До слета лазертагеров оставалось всего ничего. Дорогу к месту культурного отдыха молодежи безошибочно указывали пустые пивные банки, пачки чипсов и сложная смесь ароматов, в букете которой марихуану не опознал бы только совершенно неиспорченный человек.
      Припарковав мотоцикл среди остальных транспортных средств и стянув шлем с перчатками, Аня довольно быстро нашла свою компанию за одним из костерков.
       - А мы уж думали, ты не придешь...
       - А Белый сказал, ты не придешь...
      Эти фразы были произнесены почти синхронно, поэтому вторую Аня решила "не заметить".
      Она вовсе не собиралась прыгать здесь с плакатом, повествующим, с кем, когда и как она рассталась и куда этому человеку теперь надо пойти. Само по себе было удивительно, что Артем вообще заявился на выезд лазертагеров. И не побоялся же, гаденыш, что может не только получить легкий разряд электричества при попадании из винтовки, но и в буквальном смысле огрести по голове прикладом или еще чем подходящим. Вот уж это было бы в разы полезнее, чем помои друг на друга в инфонете лить.
      А вообще, для маменькиного сынка преодоление без малого двух сотен километров исключительно с благородной целью позлить бывшую пассию, пожалуй, могло квалифицироваться как достижение.
       - Нет, сами себе пиво купите. - Аня сбросила рюкзак на землю и уселась у костра. Ветки потрескивали тихо и умиротворяюще. Пожалуй, более умиротворяющим ей показался бы только звук, с которым бы у Артема сломалась бы шея. Благо в пределах видимости его не наблюдалось.
       - Да не злись. Угощайся лучше. Ну что, как жизнь молодая?
      Молодая жизнь Ани вряд ли сильно отличалась от жизни любой другой двадцатипятилетней москвички 2032 года рождения. Ежемесячная рента в полторы тысячи юаней, своя квартирка в почти что центральном районе Химки, родители, с которыми она созванивалась дважды в год - на День Пролонгации и на Новый год - и полная свобода заниматься чем угодно при отсутствии ярко выраженного желания заниматься чем-либо вообще. Типичный продукт современного общества. Имелась у нее, правда, мечта, уже не совсем типичная: купить андроида новой модели Defender-07. Этот шедевр технической мысли вроде как демонстрировал если не зачатки искусственного интеллекта, то, во всяком случае, нечто очень похожее, но для такой покупки при ее образе жизни как раз нужно было сто шестьдесят семь лет трудиться сисадмином и питаться исключительно китайской лапшой "Веселый рабочий" и то раз в день. Не исключено, что с подобной диеты можно было бы обрасти зелеными перьями, но проблема была даже не в ней: средняя продолжительность жизни гражданина по-прежнему составляла не более девяноста пяти лет (у мигрантов-неграждан - "негров" - в полтора-два раза меньше, в зависимости от этнической группы). В общем, нужно было искать альтернативы.
      За последнюю "альтернативу" у Ани месяц назад изъяли компьютер по подозрению в попытке украсть данные. Потом, правда, вернули, но нервы вытрепали знатно. Запалилась она на какой-то мелочи. Все же "хак", что бы там ни показывали в фильмах про юных гениев, ломающих сервера Пентагона при помощи планшета и электрочайника, требовал не только таланта, но и прилежания, а порой даже педантичности, сдобренной необходимой долей паранойи. "Необходимая доля" у Ани, увы, пока не выработалась, но она стремительно приближалась к нужной формации. И с каждым объяснением с полицией - все ближе и ближе.
      В общем, если очень мягко выражаться, то в жизни Ани приключилась черная полоса. Причем она явно совершила какие-то лишние телодвижения, и теперь шла не поперек, как все нормальные люди, а вдоль нее. По всей длине и в направлении, которое в приличном обществе вслух не называют.
       - Да ничего так. Вы как?
      Огр переживал очередную "великую любовь", чувственные формы которой воспел в полупоэтических-полубордельных выражениях. Все бы ничего, но, глядя на Огра - вопреки своей кличке, паренька щуплого и невысокого - как-то больше верилось, что обрисованная им валькирия живет на гала-плакате на внутренней стороне двери.
      Серый приехал с одной пьянки на другую и глядел на мир печальными глазами умной собаки, которая все понимает, но пока не говорит. Джеймс лучился дружелюбием и оптимизмом. Последний факт Аня мысленно связала с косяком, дымившимся в его руке. Ник в очередной раз попытался сагитировать друзей вступить в "Зеленую планету" - ну или хотя бы пожертвовать денег на это благородное дело - но, услышав, что белые медведи в сердце Сахары скооперируются с пингвинами и спасут себя сами, печально смолк.
      Ника Аня любила, но не понимала: право слово, ну неужели человеку нечем было заняться, кроме как тратить деньги на спасение мифической живности, которая в заданном ареале в принципе никогда не водилась? Не то чтобы она вообще воспринимала благотворительность, но уж точно было бы лучше пожертвовать кровно заработанные юани какому-нибудь приюту или питомнику для кошечек-собачек: те хотя бы гарантированно существовали в мире. Львиную долю пожертвований разворовали бы и там, и там, но бобика уж точно прокормить было дешевле, чем пингвина, так что шансы на доброе дело возросли бы.
       - Ну ладно, за встречу, - на правах самого старшего и умного предложил Толя-два-нуля.
      Пива Аня особенно не любила и больше налегала на фисташки, но косяк Джеймса, раскуриваемый буквально в метре от нее, делал свое дело. Настроение стремительно улучшалось, мир расцветал неожиданными красками, организация трупа Артема на ближайшей березке переставала быть делом исключительной важности, да и сама идея заявиться на лазертаг во вполне себе реальный лес, умея стрелять только в виртуальной реальности, уже не казалась такой уж плохой. Аня здраво рассудила, что реальных вояк с опытом на таком мероприятии днем с огнем не сыщешь. Большинство приехавших были такие же любители виртуала, как и она, решившие, что и в реальной жизни могут то, что вытворяют в играх. Так что имелись вполне реальные шансы если и не уделать всех, то хотя бы не ударить в грязь лицом.
      Кончилось все тем, что Аня, подняв голову к небу, обнаружила над собой звезды. Для любого человека, окончившего хотя бы одиннадцать классов, было очевидно, что удивляться здесь нечему, но в городской черте из-за светового загрязнения луну-то еле видно было, куда уж там этим крохотным белым точкам. На востоке небо было желтовато-коричневое - там пылали вывески и светились окна - а на западе натурально темно-синее, как бархат. В здравом уме Аня, конечно, никогда бы этого не сделала - но она уже несколько часов дышала дымом, в котором чего только не было, а потому ощущала себя необыкновенно сильной, ловкой, храброй, умной, с рождения способной ориентироваться в ночном лесу и, к тому же, обладающей незаурядным талантом фотографа.
      Поскольку талант к фотографии Аня открыла в себе совершенно внезапно, никакого фотоаппарата - ни цифрового, ни тем более "винтажного" пленочного, так ценимого нынешними модниками от искусства - у нее с собой не было. Но очки дополненной реальность - в просторечии v-очки или просто "вишки" - отлично решали такие проблемы. Модель, которую предпочитала Аня, в своем сегменте считалась "навороченной" - шикарное разрешение, зум чуть ли не как у снайперской винтовки начала века, карты с навигатором, до десяти часов непрерывной видеосъемки, подсветка, возможность мгновенно загружать отснятое в профиль и информировать других обладателей "вишек" о своих планах в режиме реального времени, подгружать каталоги магазинов и прайсы кафе по пути - но купила она их не за этим. "Лазурит-4М" отличались тем, что почти полностью закрывали лицо владельца, ото лба и до самого кончика любопытного носа, которым Аня с детства умела находить неприятности. А они защищали ее если не от самих неприятностей, так хотя бы от камер с функцией распознавания лиц, которыми в прогрессивный двадцать первый век был украшен едва ли не каждый столб.
      Мысли в голове Ани ворочались рвано и как-то лениво. Она сделала штук тридцать фотографий костра, пьяных друзей, пьяных друзей в костре, палаточного лагеря, луны над темным лесом в разных ракурсах. А потом решила, что нужно отойти подальше, где меньше шума и света, и вообще сверху вид будет лучше и надо бы залезть на дерево. И даже это сделала: вообще ее увлечением был паркур, так что храбро прыгала и быстро подтягивалась Аня практически в любом состоянии. Увы, лес был средой для городского жителя явно враждебной, так что в какой-то момент ветка нехорошо затрещала, и Аня уловила этот намек в буквальном смысле на лету, едва успев повиснуть на той, что была ниже. Где и сообразила, что с покорением вершин пора заканчивать. К тому же, самое интересное увидеть она уже успела: метрах в тридцати от нее, помимо елок, в свете луны темнел остов какого-то строения. Карты в лесу грузились очень плохо, но не трудно было догадаться, что это и есть тот завод, на территории которого завтра планируется игра.
      С одной стороны, постройка середины прошлого столетия - вроде как такие чудеса эпохи Красной Империи создавались годах эдак в 1970х - несомненно, роскошно смотрелась бы в свете луны на фото. С другой же, только дурак, имея возможность, не облазил бы полигон игры с тем, чтобы завтра помочь команде занять лучшую позицию и вообще не выглядеть существом сугубо бесполезным.
      "Ночная разведка - наше все! Подготовка - мать победы!" Воодушевленная этой нехитрой мыслью, Аня направилась к руинам завода, стараясь не шуметь. Остатки здравого смысла подсказывали ей, что такая идея могла прийти в чью-то еще умную и накуренную голову.
      На фоне современных городских зданий остов завода, конечно, гигантом не выглядел, но - одиноко стоящим в лесу - сильное впечатление, надо признать, производил. Это был комплекс строений, отстоящих друг от друга метров на тридцать. Аня даже запечатлела поваленный забор с клочьями старинной колючей проволоки на фоне полной луны, и уже представила, какой фурор вызовет эта фотография - действительно удачная, заставляющая вспомнить винтажные шедевры в духе "Франкенштейна" - как вдруг услышала шум.
      Странным ей показалось то, что это были не шаги и не пьяные голоса. Судя по звукам, откуда-то из леса - не со стороны слета - приближался автомобиль.
      Аня была слишком взрослой девочкой, чтобы верить в сказки о Черных проводниках, Черных туристах и Черных хакерах, однако насторожилась. Просто автомобилю было нечего делать в таком месте в такой час. Сложно вообще было представить кого-то, кроме группки обкуренной молодежи, кому следовало бы здесь находиться в глухую полночь.
      Движимая нехорошим предчувствием, Аня нырнула в густую тень под крыльцом ближайшего строения - длинного и нескладного, похожего то ли на казарму, то ли на гигантскую летнюю кухню, какими их показывали в учебных роликах по истории. И замерла, прижавшись к стене. Под ногами хрустело крошево из битого стекла и остатки облицовочной плитки. Мимо нее - метрах в пяти - проехал джип на огромных колесах - его описание исчерпывалось бы определением "крутой" - а следом протащился небольшой грузовичок с кузовом, закрытым брезентом или какой-то подобной тканью.
      У Ани засосало под ложечкой. Пахло то ли бандитскими разборками, то ли какой-то непонятной военщиной, и уж скорее первым, чем вторым. Оба автомобиля, судя по шуму, свернули к центральному зданию - мощной бетонной конструкции на три этажа, с потолками под четыре метра. Уже успев худо-бедно облазить территорию, Аня убедилась, что на второй этаж можно было попасть разве что по намертво впаянным в наружные стены пожарным лестницам. Еще у здания был подвал. Насчитывал он один или несколько уровней, она в одиночку проверять не стала. Уж слишком неприятное ощущение возникало, когда взгляд натыкался на провалы в бетонном полу, словно оттуда вытекала чернота, густая, как на морских глубинах.
      Колеса прошуршали по покосившимся бетонным плитам того, что осталось от дороги, и стихли. Аня, забившись в тень, лихорадочно думала.
      С одной стороны, следовало немедленно дать деру, пока никто, например, не догадался посмотреть на округу через ПНВ. С другой стороны, озаботься ночные гости ПНВ, ее, наверное, уже бы заметили. Разыгравшееся воображение услужливо рисовало Ане шаги: то по дороге, то в темноте заброшенного здания, как раз у нее за спиной. Она подышала на заледеневшие пальцы - последний хмель выветрился из головы, и тут же сделалось понятно, что в лесу ночью холодно - и пришла к довольно неоднозначному выводу.
      В принципе, ренты, которую получал каждый гражданин Российской Федерации за сдачу Сибири и Дальнего Востока в аренду Поднебесной Империи (она же Срединное царство, она же Земля тысячи ремесел, и она же - малопонятная и скорее историческая аббревиатура КНР), на жизнь хватало. Ни один москвич с голоду пока не помер, что бы там ни утверждали сепаратисты. Но именно что "на жизнь хватало" - ни тебе тусовок, ни андроидов, ни заграничных поездок. Работы же на данный момент у Ани уже не было, а Клавочка - дура мстительная - и впрямь могла дать ей такие рекомендации, что по специальности место она бы искала до пенсии внуков. Ну а заработок на работе "по призванию", если это можно было назвать работой - в отличие от сотен школьников на спецресурсах, Аня как хакер себя не позиционировала - был нормальный, если соотносить со степенью риска, но, увы, нерегулярный. Объявления в духе "талантливый взломщик систем на мели ищет срочную халтуру" на работных сайтах, понятное дело, не публиковали. Так и перебивалась случайными приработками от случая к случаю. Обычно это было нечто в духе "сломай страничку этой сучки и выложи фото ее целлюлита в общий доступ", "пусть у нее на главной страничке висит, что она сделает минет за пятьдесят юаней!", "с кем переписывается моя жена в личке?" и тому подобная неинтересная и малооплачиваемая белиберда.
      Разумеется, ребятки вряд ли приехали сюда на машинах с номерами, но был шанс заснять если не их лица, то хотя бы, чем они занимаются. А потом, по ситуации, или продать видео газетам, или поискать других покупателей - обиженная за реквизицию родного компьютера, к полиции Аня испытывала вполне объяснимую неприязнь, и помогать ей не собиралась, во всяком случае, за так. Движимая этим нехитрым расчетом, она, почти припав к земле, стала обходить свое укрытие по периметру. Луна, как на зло, светила ярко, так что о том, чтобы перебегать в ее свете остатки бетонной дороги, нечего было и думать.
      Когда в поле зрения - и видеосъемки - Ани попали машины, ничего интересного еще не происходило. Четверо человек - один из них был заметнее других, в светлой спортивной куртке тогда, когда остальные в черных кожанках - как раз зашли в проем, раньше, наверное, бывший центральным входим, и вскоре скрылись из виду, скорее всего, в подвале. Было видно, как желтые пятна их фонарей сперва скользят по стенам и мелькают в проемах, а потом исчезают. Один мужчина остался у входа и закурил. Огонек сигареты призывно тлел в ночи.
      Аня сообразила, что тоже страсть как хочет покурить, но, конечно, в такой ситуации справиться с дурной привычкой было нетрудно. Убедившись, что оставшийся "на стреме" мужчина ну совсем не смотрит в ее сторону, а в джипе и кабине грузовика вроде как никого не видно, Аня решилась. Выбрав самое темное место - там, где плиты разошлись и проросла трава - она едва ли не ползком преодолела опасную полосу. Затаилась. Убедилась, что охранник с сигаретой на нее плевать хотел - или не заметил, как-никак между ними было метров пятьдесят - и стала по широкому кругу обходить центральное здание, вспоминая, где видела пожарную лестницу. В Красной Империи строили на совесть, поэтому шансы, что по ней можно будет беспрепятственно подняться на второй этаж и снять интересное кино с самого удобного ракурса, имелись вполне приличные.
      Завидев на фоне стены черную решетку, Аня бодро вцепилась замерзшими пальцами в металл, чувствуя, как на ладонях остается ржавчина. Тихонько подергала боковые прутья - меньше всего на свете она хотела поднять шум - и, убедившись, что вроде как держится крепко, поползла наверх. Все шло хорошо до той секунды, пока лестница, противно проскрежетав, не поехала куда-то в сторону. Душа Ани ушла в пятки, а вот пятки, напротив, устремились вверх с необыкновенной прытью. Не дожидаясь, пока древняя арматура похоронит ее под своими обломками, она оттолкнулась от ступеньки и прыгнула вбок и вверх настолько, насколько смогла. Пальцы зацепились за бетонный край пола второго яруса.
       - Игорь, что за черт?
       - Ты там что делаешь, придурок?
      Сердце Ани припустило удар прежде, чем она поняла, что "придурок" относилось не к ней. Может, она и не была самой симпатичной девушкой района - чего уж там, определенно не была - но волосы, заплетенные в косички и спускавшиеся существенно ниже талии, делали ее мало похожей на мальчишку. А вот потом стало совсем плохо: по земле побежали желтые пятна фонарей, два разных. Один, видимо, был у охранника, сторожившего центральный вход, а другой двигался откуда-то со стороны, куда едва не ушла Аня. Судя по громкому топоту, человек приближался быстро.
      Щелчок, который она услышала в следующую секунду, оставлял мало простора для фантазий: лязг затвора сложно было с чем-то перепутать. Шуточки кончились.
      Едва не скуля от страха - будь она трижды неладна идея продать непонятно кому непонятно чьи секреты - Аня сильно толкнула тело в сторону и, на обратном размахе, воспользовавшись остатками лестницы как опорой, все-таки смогла подпрыгнуть достаточно высоко, чтобы локти оказались на плите. Дальше подтянуться труда не составило. Она быстро откатилась в тень. Сердце колотилось так, что, наверное, и в лагере лазертагеров слышали.
      Идея вызвать помощь мелькнула в голове и тут же была отброшена, как идиотская: ночные гости могли фиксировать сигналы. Аня, едва живая от страха, отключилась от сети. Настройки на экране очков стали серыми и безжизненными. А снизу, напротив, топтали, шуршали, переругивались.
       - Да никого здесь нет!
       - А чего лестница скрипела?
       - У нее, *ля, и спроси, если ты такой умный! Сказано было на стреме стоять.
       - Вот я и стою!
       - Вот и стой. И хлебальник закрой.
      Огоньки фонарей еще пометались по ветвям деревьев, но охотников лезть на крышу вслед за Аней не нашлось. Та, забившись за какой-то бетонный блок - передвигаться приходилось очень осторожно, не столько из-за людей внизу, сколько из-за отверстий в полу, большая часть которого как раз отсутствовала - ждала. Погасли фонари, а еще минут через двадцать - очень-очень долгих минут - снизу снова раздались шаги. И какой-то шум, словно мешки таскали. Аня, наведя на очках нужное увеличение, с опаской заглянула вниз. Она ошиблась: это не мешки волокли, это люди несли ящики, тяжелые даже на вид, и иногда опускали их на бетонные плиты, отдыхая. Добычу грузили в грузовик. Подробностей - маркировок или надписей - Аня не видела, так как подсветку тоже отключила. Все продолжалось, наверное, с четверть часа. Загрузив трофеи в грузовичок, ребята покурили пару минут, а потом заурчали моторы и процессия отъехала. Аня долго смотрела им вслед.
      Номеров у машин, конечно, не было. А парень в светлой спортивной куртке из здания, похоже, не вышел. При одной мысли об этом ей хотелось оказаться как можно дальше отсюда.
      Выждав для верности еще минут двадцать, Аня сбросила вниз камушек. Фонарей не загорелось, никакого движения не послышалось. Следовательно, завод можно было считать условно пустым. Она понятия не имела, какую контрабанду можно было прятать в этих стенах, но уж точно не наркотики - для них была бы слишком крупная партия. Но, конечно, и не трофейные кабеля эпохи Красной Империи отсюда ночью вывозили. Те вряд ли сейчас были кому-то нужны: китайцы достаточно насытили рынок цветных металлов, ударными темпами разрабатывая недра Сибири.
      Крадучись, Аня обошла этаж, нашла еще одну лестницу - вроде как более прочную - и благополучно спустилась. Сфотографировала вход, потом следы протектора там, где машины съехали с бетонных плит на землю.
      Подумала, что много с этого не выручишь - не ясно, кто это был, зачем приходил и что увез.
      Выкурив подряд две сигареты, чтобы успокоить нервы, и спрятав окурки в карман (явно не следовало оставлять здесь свою ДНК), Аня пошла к центральному входу.
      Найти следы на присыпанном пылью и кирпичной крошкой полу было нетрудно: ночные гости и не пытались их скрыть. Аня шла очень медленно - включать на очках подсветку ей все еще было боязно - и освещала себе путь неярким огоньком зажигалки. Ступеньки, ведущие вниз, были старые и стертые множеством ног почти до гладкости морской гальки, а стены хранили следы облупившейся краски сине-зеленого цвета. На полу валялся бытовой мусор, куски гнилого картона, а сверху все это покрывал толстый слой пыли. Пройдя по пустым залам с какими-то ржавыми станками, сборочными линиями и торчащей отовсюду сгнившей проводкой, Аня добралась до спуска в подвал. Подвал лежал очень глубоко. С каждым шагом Аня все меньше и меньше верила, что этот завод и вправду производил консервы, как болтали "знающие люди". В Красной Империи, конечно, всякие странности случались, но уж стоящий в глухом лесу консервный заводик с подвалом, чем-то напоминающий бункер из старинных фильмов - это был уже явный перебор.
      Лестница закончилась коридором, который под прямым углом пересекал еще один. Аня едва не присвистнула от удивления. Она впервые в жизни видела натуральную гермодверь, правда, наполовину открытую. Толщина перегородки внушала: сантиметров тридцать, не меньше. Пыли в подвале было значительно меньше, чем наверху, но гости нанесли грязи на ботинках, поэтому вопросов, куда они пошли, не возникало. Оставаться один на один с затхлой темнотой, разряженной только тусклым огоньком зажигалки, было слишком страшно, поэтому Аня все-таки включила подсветку. Мир тут же принял очертания если не менее мрачные, то хотя бы менее таинственные.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.