Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42412
Книг: 106650
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Конан и раб змеиной королевы»

    
размер шрифта:AAA

Брайан Толуэлл

Конан и раб змеиной королевы

Конан

Брайан Толуэлл

РАБ ЗМЕИНОЙ КОРОЛЕВЫ

МОИМ РОДИТЕЛЯМ

Самое ужасное поражение
обычно случается в самое
последнее мгновение перед
самым впечатляющим
триумфом.

Из афоризмов
Скучающего Мага

ПРОЛОГ

Кошмар ударил исподтишка, подло и безжалостно, и не могло быть иначе.

…В небольшой палате, где медитировал Тезиас, царило безмолвие межзвездных пространств. Стержень, этот диковинный и неповторимый исполинский насос, сотворенный невесть кем в невесть какие времена и возрожденный к жизни могучей магией Великой Души, щедро качал из бездонных кладовых Вселенной мириады частиц космической энергии. И вся эта всесокрушающая волшебная сила терпеливо и покорно изливалась в эфирное тело Великой Души, становясь отныне его, Тезиаса, волшебной силой. Магическая аура тщедушного карлика, всегда напоминающая клокочущий вулкан, теперь все более превращалась в плотный сгусток кипящей магмы, готовой, если потребуется, сокрушить любую преграду на своем пути. На мертвенно-бледном лице бывшего бога Хайбории непроизвольно блуждала победная улыбка. Тезиас давно не чувствовал себя таким могущественным. Лишь огромным усилием воли ему удавалось сдерживать естественное нетерпение и продолжать Насыщение. В предвкушении Триумфа непросто заставить себя ждать.
Коварный небожитель Митра, которого хайборийцы, невежественные и жалкие, почитают Богом Света и Солнечной Справедливости, поспешил торжествовать победу над Великой Душой. Да, предательский солнечный луч Митры пришел на помощь Конану в тот самый момент, когда заветная Книга Судеб была уже в руках у Тезиаса. Одной секунды не хватило карлику, чтобы перенести сокровище в свой Зачарованный Город, где ни Митре, ни Сету, ни прочим богам его было бы не достать. Единственный источник, способный вернуть жизнь превращенным в стальных истуканов Синим Монахам, снова был утрачен. Тезиас проиграл битву за Книгу Судеб, но не войну за власть над этим ничтожным миром. Каждое поражение приближает его к окончательной победе – эту истину Тезиас усвоил давно. Горевал он недолго; новая идея, гениальная и дерзновенная, овладела его сознанием. Вернее, идея была не нова, ибо в основе ее лежала всегдашняя Мечта карлика – мечта создать новую расу людей. Людей, Несущих Знание.
Инкубами назовет он этих людей, ибо новая раса будет отличаться от ничтожных человечков, населяющих Землю ныне, наличием искусственной души. Как и подобает новому могущественному богу, он создаст расу людей, стоящих на порядок выше на Лестнице Жизни, нежели те, кого успели создать старые боги, – их силы уже на исходе. У прежних богов на это ушли тысячелетия – новому богу потребуются считанные дни. А чтобы сотворить первенца расы Инкубов – единственное мгновение. Разве не замечательно, что этим первенцем станет Джейк Митчелл, незадачливый наемник из Будущего; единственное его достоинство – тело богатыря, как две капли воды схожее с телом заклятого врага Великой Души, киммерийца Конана. Не беда, что Джейк оказался тупым, бездарным и трусливым негодяем; теперь это уже неважно. Человеческие недостатки двойника канут в Лету вместе с его человеческой душой. Пересадив Джейку искусственную душу, Тезиас получит преданного раба, ибо у Инкуба по определению не может быть иной цели, кроме как служить Хозяину. Конечно, Инкубы не станут великими волшебниками, учеными и воинами, подобно Синим Монахам, не обретут бессмертие и неуязвимость от человеческого оружия. Инкубы смертны, как и все прочие люди. Искусственная душа не в силах намного продлить жизнь несовершенному человеческому организму. Душа не может заменить разум. Но – и это самое главное! – отныне разум человеческий, пусть скудный, пусть несовершенный, однако кое на что пригодный, будет поставлен на службу Великой Душе. Всецело и навсегда!
Несомненно, у новой расы великое будущее. Избавленные от страстей и болезней, руководимые божественным гением Хозяина, Инкубы вскоре расплодятся по всей планете. Всегда выживает сильнейший, следовательно, участь отсталых рас незавидна. Им суждено исчезнуть с лица Земли. Нет, ни Великая Душа, ни его создания не станут никого убивать. Пусть гуманизм, милосердие и добросердечие неизменно торжествуют во всех деяниях нового бога. Великая Душа – подлинно благой бог: не смерть приносит он, а лучшую жизнь. Процедура Превращения легка и безболезненна, и принцип его прост, как все гениальное: засыпаешь одним человеком, а просыпаешься другим. В буквальном смысле слова.
Конечно, чтобы осчастливить лучшей жизнью все человечество, мгновения недостаточно. Каждая разумная особь, как бы ни была она ничтожна, увы, требует индивидуального подхода. Для каждого предстоит сотворить его собственную искусственную душу. И превращать представителей отсталых рас в Инкубов придется поодиночке. Вот такое муторное, нудное и неблагодарное это дело. Пожалуй, процедура сия рискует затянуться на долгие и долгие годы, века, а может, и тысячелетия. Слишком много человеков расплодилось на Земле, С другой стороны, это хорошо, ведь дети, рожденные родителями с искусственной душой, также становятся Инкубами. Автоматически. Во всяком случае, в теории. Чтобы поскорее проверить свою теорию на практике, Великая Душа превратит в Инкуба не только Джейка Митчелла, но и его подружку Аманду Линн. Интересно будет поглядеть, что получится в результате спаривания Адама и Евы новой расы!… Хвала Великому Космическому Знанию, процедура превращения людей в Инкубов обещает быть однообразной, и, возможно, удастся как-то поставить этот процесс на поток. Если получится оживить верных монахов, часть работы возьмут на себя они. Если же все придется делать самому, тоже не беда – в конце концов, в распоряжении Великой Души целая Вечность! Вечности хватит, чтобы сотворить не одну расу мыслящих существ. К тому же плодовитость Инкубов ожидается на много порядков выше, нежели плодовитость обычных человеков. Соитие для людей с искусственной душой станет чисто механическим актом, исполняемым не ради удовольствия и даже не в силу природного инстинкта, а из чувства долга перед Вселенной. А потом, возможно, Людей, Несущих Знание, удастся выводить в «пробирках». Инкубаторы для Инкубов – это же так естественно…
Светлые мысли о прекрасном будущем новой расы, точно добрые феи вокруг сказочного кострища, роились в голове Тезиаса. Все получится, абсолютно все. Не может не получиться. Неистощимая сила Вселенной на его стороне. Звездная магия много могущественнее земной. Пусть каждый, кто хоть сколько-нибудь сомневается в этом, просто взглянет на небо чистой безлунной ночью. Пусть поглядит на звезды. Пусть заглянет в бездонную кладовую спящих миров, пусть ощутит, как велика и несокрушима их совокупная мощь. Что значит Земля, маленькая и отсталая планстка, затерянная на задворках Вселенной, против этой бесчисленной армады миров! Правда, есть еще и Солнце, покорное воле Митры, и есть Тьма межзвездных сфер, отделяющих Землю от остального Космоса. Тьмой этой заправляет Владыка Ночи змееголовый Сет. Солнце близко, а Звезды ой как далеко!… Ну и пусть! Для человека, Постигшего Знание и сделавшего себя Великой Душой, не существует барьеров пространств и времен. Нечеловеческий разум и всемогущая звездная магия всегда помогали Тезиасу брать верх над коварной Судьбой. Так было, есть и будет всегда. Не может быть иначе. Взгляните на звездное небо черной ночью, и вы поймете это сами.

Так думал карлик Тезиас, Великая Душа, а тем временем незримая космическая энергия продолжала наполнять Силой его магическое существо. Именно сейчас Сила особенно потребуется ему – это он знал наверняка. Но вот сколько Силы нужно для Превращения в Инкубов двух людей, мужчины и женщины, он знать не мог, ибо ему предстоял первый опыт. Поэтому, подавляя нетерпение, Тезиас продолжал взывать к Силе Вселенной, чтобы, когда придет пора пустить ее в ход, Силы было достаточно. Чтобы уже первый опыт сотворения новой расы увенчался впечатляющим триумфом. Впрочем, Великая Душа в своем триумфе не сомневался: он отлично знал, на что способен.
Вселенная щедро одаривала желанной Силой своего приемного сына, а чудесный Стержень добросовестно транслировал ее хозяину Зачарованного Города. Незримые информационные потоки вихрились в небольшой палате – личном покое Тезиаса, что располагался в Стержне на высоте примерно двести метров над уровнем моря. Ласковое их дыхание согревало мертвое тело карлика. Много общего было между Великой Душой и его незримыми слугами. Тот и другие жили холодной жизнью. Знания были Силой, но чувства, страсти и эмоции Силой не были. Возможно, и чувства, и страсти, и эмоции тоже означали какую-то Силу, вот только через Бескрайний Космос она не передавалась. Неудивительно: если такая Сила и существует, она горяча, и ей не одолеть долгого путешествия сквозь ледяные просторы межзвездных сфер. Сила чувств и страстей остывает, не успев дойти до Земли, превращаясь в хладное ничто. Знания – другое дело. Они холодны изначально; стужа вселенских трасс только сохраняет их целостность и сохранность, и Сила, порожденная Знаниями, доходит до маленькой голубой планеты в своей первозданной мощи. Вот почему Великая Душа был тем, кем он был, и никем иным: он брал от Вселенной лишь то, что она могла ему дать. Именно Знания стали Силой самозваного бога, и он, впрочем, нисколько не сожалел об этом. Чистая магия звездных сфер была ему куда милее и роднее, чем грубая сила мускулистых богатырей или черное ведовство погрязших во зле чародеев…
…И в миг, когда он уже собирался заканчивать Насыщение, сквозь суету бесчисленных пучков энергии до сознания его донесся странный клич. Был клич этот слаб и невнятен. Однако Тезиаса насторожило само его появление. Он не был похож на голос Вселенной, и Великая Душа не призывал его. Словно бы тоненькая струйка в полноводном ручье, река зловонной черной крови в просторном океане чистой голубой воды – вот таков был этот клич. Тезиас не понимал, что происходит. Кто дозывается его? Мысль смертного не может проникнуть сквозь защитное поле Стержня. А сам Стержень сигнализирует хозяину Зачарованного Города совсем на иной ментальной волне. Определенно, пославший клич не пребывает в мире людей. Это не мог быть и Страж Земли – размашистый ментальный почерк хранителя земной жизни ни с чем не спутаешь. Тогда кто?
Тезиас попытался выделить слабый клич в потоке энергетических эманации. Да, вот он – жидкая, но настойчивая струйка, отчаянно пробивающаяся к его сознанию. Странно… Странно было, что Великая Душа воспринимал, но не понимал этот клич. Такое было впечатление, что клич этот проникает в него, но проходит мимо его сознания. Куда?… Внезапно Тезиас осознал, что странный клич обращен вовсе не к нему. Тот, кто послал клич, взывал не к Тезиасу. Тревога тотчас уступила место страху. Безотчетному, животному страху перед необъяснимым. Странный клич был адресован не ему, не Тезиасу, но воспринимался именно им, Тезиасом. Как такое получалось? Ведь больше в комнате никого не было, а если бы кто и был, Великая Душа сразу приметил бы его. Но даже если этот неизвестный настолько силен, что в состоянии скрыть свое незримое присутствие, тогда тем более именно он, неизвестный, и принимал бы клич, адресованный ему, он, а не Тезиас!
Карлик содрогнулся от нежданно возникшего в его сознании предвкушения какого-то грядущего кошмара, непостижимого и неотвратимого. Разум восставал против самой мысли о том, будто слабый ручеек неизвестного происхождения, непонятным образом забредший в сознание Великой Души, может принести могущественному богу хотя бы символический ущерб. Однако наитие – шестое чувство карлика свидетельствовало именно об этом.
Натура Тезиаса не могла покорно принять Неведомый приговор, каков бы он ни был. Яростным ментальным импульсом карлик попытался сокрушить жиденький ручеек ужаса. И ощутил, что вся его великая Сила, прежняя и вновь обретенная, проходит мимо этого ручейка. А сам клич вдруг превращается в могучий Зов, словно бы неведомое Нечто, потратив немного времени на прощупывание различных дорог к желанной цели, наконец выбрало наилучший путь и ринулось по нему со всей своей возможной мощью.
Но и теперь Великая Душа отчетливо понимал, что пронзающий все его естество Зов по-прежнему обращен не к нему, а к кому-то другому. Животный страх, прежде занявший место неясной тревоги, неумолимо уступал место новому чувству – чувству Кошмара, беспрецедентного в своей жуткости и бессмысленности. Тезиас продолжал отчаянно сражаться с этим предательским чувством, но все явственнее сознавал, что Кошмар развивается помимо его воли, по чужому сценарию, и он, Великая Душа, не в состоянии ничего в этом сценарии изменить… Как будто Пославший Зов разговаривает с кем-то другим, не с Тезиасом, а сам Тезиас – всего лишь бессильный свидетель странной беседы этих неизвестных сущностей. Но почему?! Почему, почему, почему? Какое он имеет отношение ко всему происходящему Кошмару?
Догадка явилась практически одновременно с недвусмысленным ответом на вопрос. Тезиас вдруг ощутил, что неведомый Зов находит отклик. Кто-то – или что-то? – отвечает на него. И отвечает изнутри естества Великой Души. ОНО находится внутри Тезиаса. Более того, Оно и Тезиас – одно и то же. Оно – это Тезиас, а Тезиас – это Оно. И в то же время отличные друг от друга. Как, сросшиеся близнецы, единые и различные одновременно. Так вот, Тезиас не понимал Зова, а Оно – понимало и отвечало ему. Сверх того: Оно подчинялось Зову и, будучи неразрывно с Тезиасом, принуждало подчиняться Зову и его, Тезиаса. Сверхсопротивление Тезиаса не значило ровным счетом ничего:
Зов и Оно жили словно в ином мире – в мире, властном повелевать миром Великой Души, точно ураган пылинкой.
Тезиас ощутил, что покидает свою комнату. Все та же неизвестная сила, итог совместного приложения Зова и Оно, поднимает и уносит его. Куда?!! – возопил изнасилованный разум карлика, но на этот вопрос, как и на все прочие, не было ответа. Хотя нет. Внезапно на память пришли строки таинственного послания, которое ему, Тезиасу, воскресшему из мертвых, вручил Брахо, магистр Синих Монахов. Послание будто бы написал… сам Тезиас, неизвестно как и неведомо когда побывавший в Прошлом и сотворивший братство Синих Монахов. Вот эти строки:
«…Боги этого мира жестоко отомстили тебе, дерзнувшему возвыситься над ними. Они ударили в самое уязвимое твое место – в твою сущность. Вложив меч возмездия в руки Конана, они попытались поразить твою душу и разум, вселив туда Нечто настолько ужасное, что даже Я – даже Тебе не могу открыть, что Это и что Оно тебе несет. Тебе придется жить с Ним… Я надеюсь лишь, что твой могучий разум окажется сильнее этого Нечто и Оно так и умрет внутри тебя, не увидев жизни…»
С той поры, как он получил сие послание, прошли недели. Он много раз перечитывал эти строки, но так и не смог постичь, что они означают, против какого ужасного Нечто предостерегал его затерявшийся во Времени доброжелатель и что Оно, это Нечто, сулит Великой Душе. Что ж, теперь многое становилось ясным. Неведомая демоническая сущность с некоторых пор спала в его, Тезиаса, естестве. Спала долго, ничем и никак не заявляя о себе. Вероятно, собственная сила этой неведомой сущности несопоставима с внутренней мощью Великой Души. «Я» Тезиаса попросту подавляло ее. Это сыграло с Тезиасом жестокую шутку: неизвестный демон безнаказанно прижился в естестве карлика, терпеливо дожидаясь своего часа. Судя по посланию, мог ведь так и не дождаться и демоническая сущность, с некоторых пор сосуществующая с могучим разумом Великой Души, вполне могла умереть, не увидев жизни». Если бы не Зов. Демоническая сущность была слишком слаба, чтобы восстать из естества Великой Души; Зов вызвал ее к жизни. Надежда автора послания, что «могучий разум окажется сильнее этого Нечто и Оно так и умрет внутри» Тезиаса, не оправдалась…
Больше Тезиас ничего не успел понять, ибо беспощадная сила, овладевшая им, затащила его к самой вершине двадцатипятимильного Стержня. Карлику показалось, что Стержень и весь Зачарованный Город, сознавая, какой Кошмар настиг Хозяина, сотрясаются в неудержимых рыданиях. Они ничем не могли помочь ему. Скорее наоборот. Все та же чудовищная сила точно отрывала от Стержня пласты Живой Энергии, из которой он состоял, и эти пласты, перерождаясь в облака, устремились к карлику. И Тезиас заметил, что даже его внешний облик начинает катастрофически изменяться: облака Живой Энергии, срастаясь с человеческой плотью карлика, формировали некое совершенно не похожее на человека существо – вероятно, то самое, чья демоническая сущность откликнулась на Зов.
Титаническим усилием воли Тезиас заставил себя взглянуть в лицо правде. Разумеется, он по-прежнему не знал, чем, когда и как закончится Кошмар. В одном лишь он был уверен: Кошмар когда-нибудь закончится. А это означало, что Великая Душа проиграл только первый раунд схватки с неведомым врагом. Проиграл вчистую – но только первый раунд. Он не сомневался, что будут и другие. Он их пока не проиграл. Следовательно, пока это еще в его силах, нужно хоть как-то позаботиться о козырях к будущим схваткам. Приняв такое решение, Великая Душа начал действовать. И тут же осознал, что его исключительное божественное могущество более не подчиняется ему. Вернее, подчиняется – но не ему. Вероятно, тому, кто послал Зов. Контроль над Силой Великой Души постепенно перетекает в руки этого Неизвестного. Однако кое-что оставалось. То были жалкие крохи былой мощи, и Тезиас уже знал, что спустя недолгие мгновения и они перетекут от него к Неизвестному. Но пока Великая Душа владел ими, он совершил то единственное, на что оказался способен. Жалкие ошметки Силы устремились вниз, к королевскому дворцу, где ожидали превращения в Инкубов коленопреклоненные Джейк Митчелл и Аманда Лини. Своим телепатическим зрением Тезиас с запоздалой радостью узрел, что последнее усилие его увенчалось успехом и гномы, никчемные создания, уже спешат по новой дороге, которую он им указал. Неизвестно, когда и что выйдет из этой прощальной затеи, – слишком длинна и непредсказуема будет логическая цепочка, еще неизвестно, отразится ли она как-то на его грядущей борьбе с Неизвестным, – но на иное у Тезиаса просто не было сил и времени. И все же радость осознания того, что последнее его творение отныне зажило своей собственной жизнью, наполнила измученную душу карлика, и он с чистой совестью отдался на милость неостановимой стихии…
Еще некоторое время у вершины исполинского Стержня змеились потоки Живой Энергии и постепенно оформлялись очертания какого-то невиданного – или раньше времени забытого? – создания. Угасающим оком Тезиас наблюдал, как слабый толчок, в отчаянии данный им, там, внизу, вызывает целую лавину стремительных и непредсказуемых событий – и она разрастается, ломая планы, жизни, судьбы… Еще он услышал далекие взрывы внизу и увидел, как его командный пункт – палата, в которой он медитировал совсем недавно, – прекращает свое существование под яростным ливнем ракет, гранат, лазерных лучей и прочего смертоубийственного арсенала, призванного из Будущего. А потом вдруг узрел вертолет, который пилотировала Аманда Линн, а также кое-что еще…
…Да, еще спустя некоторое время, показавшееся ему вечностью, защитное поле Зачарованного Города внезапно лопнуло, открылся портал, и бешеный вихрь, рванувшийся оттуда, легко подхватил создание, в которое превратился Тезиас, Великая Душа, и они вместе устремились в разверстую пасть портала.
Самое ужасное поражение обычно случается в самое последнее мгновение перед самым впечатляющим триумфом.

Глава I

«Бог и раб»


Большая поляна правильной прямоугольной формы озарялась сполохами туманного красноватого пламени. По злобному пульсирующему небу метались рваные пунцовые тучи. Могучие безлистые деревья с желтой корой что-то шептали бурным потокам, несущим свои ярко-алые, цвета свежепролитой крови, воды мимо исполинского изваяния Великого Змея Сета. В центре поляны, в двадцати шагах от изваяния, лицом к своему темному богу на коленях стояла волшебница Тхутмертари, мятежная принцесса Стигии. Позади нее на невысоком троне, сложенном из обглоданных демонами и временем человеческих черепов, восседал дряхлый демон Люф, именуемый Мудрейшим. В руках Тхутмертари корчилась нерожденная дочь наследной принцессы Рамины, ныне покойной. Нерожденный ребенок наследницы стигийского престола был омыт свежей кровью из бурной реки; чары волшебницы поддерживали в нем подобие жизни.
– Пора, – проскрипел дряхлый демон- – Начинай!
Тхутмертари торжествующе осклабилась: от мига триумфа ее отделяли лишь несколько волшебных заклинаний. С уст девушки полились режущие слух слова нечеловеческой речи. Свистящие, шипящие, квакающие и ноющие звуки древнего змеиного языка, истинного языка детей Сета, составляли суть могучих призывающих заклинаний. Мудрый Люф довольно щурился: это ведь был миг и его триумфа. Сейчас, сейчас сбудется его Великое Пророчество…

Заклинания были произнесены. Обвив нерожденного ребенка своей левой, змеиной, рукой, Тхутмертари другой рукой сделала ритуальный надрез на груди жертвы. Пузырясь, из ритуальной раны зазмеилась кровь. Рот нерожденного младенца разверзся в беззвучном крике. Ясно-сапфировые глаза волшебницы глядели прямо сквозь маленькую головку жертвы. Рубиновые губы раскрылись, чтобы произнести последний аккорд могущественного призывающего заклинания змеиного народа.
– Во имя Сета Великого и Всемогущего, нашего Вечного Отца, явись ко мне, своей владычице, исчадье Мрака, демон Сур! Сур! Сур!! Сур!!!
И ничего не произошло.
Ничего!
Еще минуту Тхутмертари стояла недвижно, бессмысленным взором вглядываясь в бесконечность. Молчал и Люф. Когда волшебница наконец обернулась к нему, лик ее было не узнать. Чистая кожа цвета червонного золота в мгновение ока приобрела землистый оттенок, огромные сияющие глаза ввалились, неистовый блеск их стал болезненным. Прелестные губки дрожали, и Люф услышал тихий тоскливый стон:
– Мудрейший… Что я сделала не так?… Древний демон ничего не ответил ей – он думал. Принцесса с надеждой взирала на своего наставника.
– Что я сделала не так, Мудрейший?…
Прошло еще немного времени, прежде чем Люф вдруг ударил себя сморщенной обезьяньей лапкой по лбу и… рассмеялся неприятным каркающим смехом.
– Зажился в Мире Мудрейший Люф, вот что, моя маленькая Тху, – проскрежетал демон, отсмеявшись. – Воистину давно не чувствовал я себя таким олухом. Воистину давно… Да и ты не на высоте, моя маленькая Тху. Выброси это никчемное существо, оно тебе не потребуется. – Высохшая длань указала на корчащегося в руках волшебницы нерожденного ребенка.
Тхутмертари послушно исполнила указание наставника и вымученно улыбнулась.
– Я не понимаю тебя, Мудрейший. Почему ты повелел отказаться от жертвы? Ведь даже последнему шаману Куша известно: нерожденный ребенок – лучший дар Вечному Отцу!
– Пораскинь мозгами сама. – Люф сердито постукал костяшками пальцев по своему лысому черепу. – Ты кого призывала? Демона! Демоны суть подданные Сета, Князя Тьмы. Но все ли демоны? Ответь!
Тотчас вспыхнувшая догадка снова преобразила облик змеиной принцессы. Она была умна, и единственного намека хватило ей, чтобы понять все.
– Воистину! Воистину так, о Мудрейший! Как же я сразу не догадалась. – Демон Сур не есть создание Отца Сета. Сур – творение смертного мага Парацельса. Понятно, почему он не откликается на Призыв именем Сета! Да простит меня Вечный Отец, но я скажу: как видно, для сотворенного человеческой магией демона священное имя Сета ничего не значит!
– Вот именно, – благосклонно ответил Люф. – Попытайся призвать Сура иначе.
Волшебница нетерпеливо кивнула, показывая, что последние слова наставник мог и не говорить. Ритуал возобновился с самого начала. Вновь зазвучали могучие призывающие заклинания, однако имя Великого Змея в них более не упоминалось. Тхутмертари не опасалась, что игнорирование священного имени Сета явно отразится на результате опыта: сами эти заклинания родились задолго до того, как змееголовый бог завладел Престолом Тьмы. Упоминание Сета было лишь знаком поклонения божеству, простой формальностью – важной, но не обязательной. Особенно теперь, когда на карту поставлено все.
Уста волшебницы старательно выводили звуки нечеловеческой речи. Воистину только ей, истинной мастерице черной магии, под силу сотворить такое! Заклинания были верные, надежные, как и вес носящее на себе печать невыразимой древности. Они могли поставить на колени какого угодно демона, и червь сомнения не точил сердце Тхутмертари. Волшебница никогда ничего не боялась раньше времени. И вот наконец:
– Я, Тхутмертари, дочь человека и змеи, своим именем заклинаю тебя, исчадье Мрака, демон Сур: явись ко мне, своей владычице! Сур! Сур!! Сур!!! Призываю тебя!
Люф, внимательно следивший за ритуалом, недовольно нахмурился: он не ожидал, что Тхутмертари призовет демона своим именем.
Впрочем, спустя несколько мгновений ему было не до тонкостей чернокнижного этикета, ибо тот, кого призывала волшебница, явился на ее Зов. Древние заклинания сработали. Внезапно возникший и тут же исчезнувший колдовской вихрь доставил на поляну перед Тхутмертари некоего чудовищного зверя.
Более всего зверь этот походил на льва, но львы, превосходящие размером лошадь, в Хайбории не водились. А монстр был именно таков. Опираясь на четыре мощные лапы, зверь спиной доставал волшебнице до плеч. Из пасти его торчали заостренные клыки, каждый величиной с человеческую руку. Скаля клыки-кинжалы, адское чудовище обратило горящий лютой ненавистью взор красных буркал к Тхутмертари и медленно двинулось ей навстречу.
Однако принцесса ничуть не испугалась. Напротив.
– Есть! Свершилось! – торжествуя, воскликнула она, и мощь этого вопля поразила даже мудрого Люфа: столько было в нем неколебимой воли и сознания необратимости завоеванного триумфа.
Люф хотел предупредить ее: ликовать рано, ибо завершена лишь первая часть ритуала, но не успел опять. Зверь прыгнул прямо на девушку. В какое-то мгновение Люфу почудилось, будто монстр уже терзает плоть Тхутмертари. Но нет! Вспыхнул яркий факел – это волшебница воспользовалась Магией Огня, которой щедро наградил ее Великий Змей. Адский зверь взвыл чудовищным ревом, пронзительным и горестным, – в реве этом слышались невыразимая тоска и обида – и, точно пылающий смерч метнулся, отлетел от Огненной Девы; шерсть его дымилась. А Тхутмертари, объятая магическим пламенем, – прекрасная и ужасная, как истинная фурия Преисподней! – простерла к демоническому зверю точеные руки и сильным звучным голосом возгласила:
– Внимай мне, исчадье Мрака, демон Сур! Внимай своей новой владычице!
Я, Тхутмертари, дочь человека и змеи, волшебница Вечной Тьмы и принцесса Стигии, поклоняющаяся Сету, Князю Тьмы, своим именем заклинаю тебя, исчадье Мрака, демон Сур: отныне и вовеки, пока стоит Мир, ты – мой раб!!!
Я, Тхутмертари, повелеваю тебе. Сур, раб мой, исполнять любые мои приказы, используя при этом всю магическую силу, доступную твоей второй сущности!
Я, Тхутмертари, повелеваю тебе. Сур, раб мой, хранить и защищать меня, твою владычицу, от любых опасностей, которые будут угрожать мне!
Я, Тхутмертари, воспрещаю тебе. Сур, раб мой, совершать что бы то ни было не по моему приказу!
Я, Тхутмертари, воспрещаю тебе. Сур, раб мой, предпринимать какие бы то ни было попытки освободиться от моего заклятия!
Я, Тхутмертари, воспрещаю тебе. Сур, раб мой, также общаться с другими существами независимо от их пола и облика, как с живыми, так и с мертвыми, в том числе с людьми, в том числе посредством магии или с помощью иных доступных твоей второй сущности способов!
Наконец, Сур, раб мой, я, Тхутмертари, твоя владычица, воспрещаю тебе показывать облик обеих твоих сущностей иначе, как по моему прямому приказу!
Сур, я, Тхутмертари, повелеваю тебе стать незримым и общаться со мной исключительно посредством передачи мыслей на расстоянии! Да будет так, по слову моему! Отныне и вовеки, пока стоит Мир, ты мой раб, исчадье Мрака, демон Сур"!
Заклятие свершилось. На глазах у Люфа и Тхутмертари, сопровождаемый торжествующим хохотом девушки, чарующим и зловещим, чудовищный зверь растаял в воздухе.
…Древний Люф со всевозрастающим изумлением слушал заклятие волшебницы. Разумеется, заклятие было согласовано с ним. Но согласованное заклятие имело мало общего с прозвучавшим в действительности. Тхутмертари пошла гораздо дальше, нежели планировал Люф. По существу, его «маленькая Тху» обманула своего многомудрого наставника. Только что великим древним заклятием она всецело подчинила могущественного демона себе. Себе – и никому больше. Заклятие свято. Отныне Сур станет исполнять лишь ее, Тхутмертари, приказы. Ни Люф, ни даже сам Великий Сет не имеют власти над демоном… И тут старому Люфу стало не по себе. Конечно, он был готов к тому, что Тхутмертари возымеет громадную, невиданную власть, такую, какая никогда и не снилась ни одному из смертных. Он сам говорил ей об этом, более того, понуждал бороться за власть, ибо, только обладая властью над Миром, она могла исполнить свою Миссию и привести Силы Тьмы к решающей победе в вечном противоборстве с Силами Света. Дочь короля Ментуфера и безымянной женщины-змеи полностью оправдала самые смелые ожидания Люфа. Она настойчиво пробивалась к поставленной цели, невзирая ни на какие преграды. Она ничего не страшилась и ни перед чем не останавливалась. И вот за несколько дней она добилась того, чего ее предшественники не смогли добиться за долгие тысячелетия. Она выудила у недоумка Конана Тайну, разузнала секреты Сура и добилась власти над самым могущественным демоном, которого когда-либо знал мир. Люф был готов к этому и рад этому. К другому он оказался не готов: он не ожидал, что Тхутмертари замкнет всю эту безраздельную власть на себе…
А сама Тхутмертари, словно бы подслушав мысли наставника, поспешила обратиться к нему. Низко поклонившись Люфу, она молвила:
– Благодарю тебя, о Мудрейший. Ты, и только ты привел меня к триумфу. Твоя поддержка укрепляла мой дух, а твои советы – мой разум. Моя победа – это твоя победа. Знай же, о Мудрейший, я пройду вторую половину пути и исполню твое пророчество до конца. И Сет восторжествует!!! – истово выкрикнула она и упала на колени перед грандиозным изваянием Великого Змея.
Люф был обезоружен. Ему нечего было возразить своей «маленькой Тху». Он не умел читать мысли и не знал, искренни ли ее слова. Возможно, она вовсе не пыталась перехитрить наставника. Может быть, она просто поступила так, как должна была поступить. У нее есть на это право. Она победила – и все лавры ей. Еще хорошо, что она готова делиться этими лаврами с ним, своим наставником. Вот только плохо, невольно вздохнул Люф, что лавры будет делить не он, а она. Ну что ж, значит, так тому и быть…

Древний демон постарался придать своей обезьяньей физиономии приличествующий моменту вид.
– Прими мои поздравления, моя маленькая Тху, – подчеркнуто официально произнес Люф, но затем вдруг вернулся к «отеческому» тону: – Восхитить такую древнюю тварь, как я, очень, очень нелегко! Ты сумела сделать это. Воистину ты Великая Королева! Однако Миссия твоя не завершена, и существо, которое ты только что закляла, не сделает за тебя всю работу. Не думай, что ты уже победила в Последней Схватке… Скажи, каковы твои дальнейшие планы?
Красавица стигийка поднялась с земли, погасила магический огонь, ласкавший ее роскошное тело, и с достоинством поклонилась Люфу. На неотразимых рубиновых губах снова играла торжествующая усмешка.
– Я хотела бы преподнести Миру кое-какие интересные сюрпризы. Позволь мне сохранить их в тайне, Мудрейший, – сказала она, и эти слова также не понравились Люфу.
– Ты не хочешь посоветоваться со мной?! – заскрежетал демон.
Принцесса, смиренно поклонившись наставнику, снова повторила:
– Позволь твоей верной слуге сохранить свои планы в тайне. Уверяю тебя, ты не будешь разочарован!
Женщина, только что покорившая могущественного демона, была сама покорность. И Люф снова вынужден был отступить.
– Поступай как знаешь. Твоя воля… А теперь я хочу пообщаться с твоим новым рабом. Было бы занятно посмотреть, как он теперь выглядит. – Мудрейший зашелся мстительным и торжествующим смехом.
Тхутмертари поняла его. На лице принцессы также появилось выражение злобного торжества. Они оба ждали этого часа. Ждали терпеливо и долго и наконец дождались!
– Конечно, Мудрейший, конечно. Нам ничто не мешает немного побеседовать с этой тварью. У нас найдется, что ему сказать. – Ясно-сапфировые глаза буквально полыхали огнем нечеловеческой мести. – Интересно также послушать, что скажет нам он. Разумеется, если мы соизволим ему это позволить!
От души расхохотавшись, волшебница приказала:
– Обратись в свою вторую сущность, Сур. Я желаю видеть тебя.
Едва отзвучали эти слова, перед Люфом и Тхутмертари предстал карлик Тезиас, Великая Душа.
– Рад видеть тебя в добром здравии, карлик, – давясь скрежещущим смехом, глумливо проговорил Люф. – А ты, я полагаю, не рад возможности снова лицезреть нас с моей маленькой Тху? Я полагаю, твоя божественная мудрость, оплодотворенная Всеми Знаниями Вселенной, не чаяла новой встречи со старым больным демоном и с этой прелестной юницей, которая за одну короткую человеческую жизнь успела замучить столько своих сородичей, что ими можно было бы населить несколько больших городов. Ты, я полагаю, занимался очень важными делами и успел позабыть о нас. А вот мы о тебе не забыли. Мы так жаждали тебя видеть! И именно таким, каков ты есть сейчас!
– Я думаю, он нам не верит, – осклабилась Тхутмертари.
– Похоже на то, – согласился Люф. – Может быть, спросим его самого?
– Я позволяю тебе говорить, Сур, раб мой, – молвила волшебница.
– Как вам удалось заполучить меня?!
Голос Тезиаса прозвучал в мозгу Тхутмертари и Люфа. Тоска и страдание, переполнявшие этот голос, заставили волшебницу и ее наставника, не сговариваясь, снова разразиться мстительным издевательским смехом. Унижение Великой Души было для них притягательнее свежепролитой крови.
– Погляди, Мудрейший, какая любознательная тварь, – заметила Тхутмертари. – Никогда таких не встречала, клянусь чешуей Сета! Ну как, расскажем?
– Не вижу причин скрывать что-либо от этого демона. Ведь именно любопытство его и погубило. Пусть узнает нашу силу. Я начну, а ты продолжишь, моя маленькая Тху…
И Люф, устроившись поудобнее на троне из человеческих черепов и вперив в коленопреклоненного карлика маленькие водянистые зенки, начал свой рассказ:
– Ты, жалкий человечишка, возомнил себя равным бессмертным Богам. Ты возжелал встать выше их. Не скрою, твои настойчивость и хитрость на первых порах изрядно огорошили нас, детей Мрака. Воистину ты многого добился. Я до сих пор не могу постичь, как удалось тебе проникнуть в тайны великой Книги Судеб. Но ты сделал это, и путь к сокровищнице Абсолютной Власти открылся тебе. Твоя обнаженная душа посетила Пирамиду Мира, и сам Страж Земли беседовал с тобой. Ты польстился на его безграничное могущество. Получив от него Знания, ты поспешил обратить их во власть. Ты стал Великой Душой и возомнил себя властелином мира. Но, провозгласив себя новым богом, ты так и остался глупцом! Ибо только самый последний глупец не понимает того, что знает даже самый ничтожный дикарь: Древние Боги никогда и никому не уступают своей власти. Ты был последним глупцом, карлик! Ты посчитал, что, если вновь обретенная сила твоя превосходит мощь Древних Богов, ты стал выше их. Ты просчитался! И вот Боги отомстили тебе…
Дряхлый демон заерзал на троне: столь длинная эмоциональная речь утомила его. Тхутмертари с едва заметным беспокойством посмотрела на наставника. Однако тот вовсе не собирался заканчивать.

– …Судьбе было угодно, чтобы именно я, зовущийся Люфом, вынужден был открыть тебе тайну Пирамиды Мира. Ты вырвал эту тайну у Владык Ада под страшной угрозой. Мои предостережения не вразумили тебя. Уже тогда, когда ты под пыткой вытягивал из меня секреты Того-Кто-Живет-в-Пирамиде, я не сомневался, что наступит день и час, когда ты не раз проклянешь себя за свое любопытство! Я прямо говорил это тебе. В безумной гордыне своей ты не внял моим предупреждениям. Ты решил идти до конца. «В той Пирамиде – моя Судьба, и ничто и никто не заставит меня отказаться от моей затеи», – заявил мне ты. Вскоре другие заботы овладели тобой, и ты выкинул из головы ту нашу встречу. Ты, но не я! Я поклялся, что отыщу способ расквитаться с тобой за свое унижение. Ибо за три миллиона лет моей жизни никто и никогда не унижал Люфа так, как ты!
Пока ты завоевывал страны и покорял народы, я неустанно трудился над планом мщения. И вот план был готов. С ним явился я в Обитель Богов. Тех самых, которых ты, безумец, дерзнул низвергнуть с их земных пьедесталов. К тому времени ты уже вознесся на вершину могущества; половина Хайбории признала власть самозваного бога-фантома. А Древние Боги были в гневе и жаждали погубить святотатца. И Боги Тьмы, и Боги Света готовы были объединиться, чтобы остановить тебя. Мой план был принят всеми, никто из Богов не выказал ни малейшей жалости к тебе, ничтожный человечишка!
Меч возмездия мы вложили в руки тупоумного варвара Конана, который закономерно стал твоим врагом. Как и ты, он всегда мнит себя свободным от воли небожителей. Вот и теперь он думал, что действует по собственному разумению. Как бы не так! На самом деле Конан исполнял нашу волю, волю истинно божественного провидения.
В подземелье Бельверуса, где ты возвращал к жизни свое человеческое тело, Конан преследовал тебя. Мы устроили так, чтобы дорогу Конану заступил чудовищный зверь, которого немедийцы называли сурийским тигром. Король Тараск купил его у мага из Нумалии Лапинуса, с тем чтобы держать в страхе своих подданных. Но не простым зверем был тигр сей! Маг Парацельс, отец Лапинуса, создал его путем волшебного опыта. Истинное имя демона – Сур. Парацельс не успел заклясть демона, ибо тот расправился с создателем, едва появившись на свет. Сур отличался жестоким и необузданным нравом. Поэтому сын Парацельса Лапинус не стал связываться с демоном, усыпил его и отвез в Бельверус. Тараск содержал зверя в подземелье, в том самом подземелье, через которое пролегал путь Конана к твоему логову, карлик. И Конан вынужден был сразиться с этой тварью, чтобы пройти дальше. Вот тогда и случилось самое интересное! Ни меч, ни кинжал варвара не остановили демона. Другого оружия у Конана не было. Жизнь его висела на волоске. Еще миг, и Сур растерзал бы его. Но Длань Богов простерлась в этот миг над ничтожным киммерийцем, ибо он был орудием их воли. Сами Боги направили руку Конана, когда она вонзила в голову демона РОМБ ЯХКУНГА!…
Пронзительный ментальный вопль несчастного карлика прервал излияния Люфа. Догадался наконец.
– О, я вижу, тебе знакомо это имя! – ехидно протянул дряхлый Люф. – Да, карлик, да, Конан убил монстра именно Ромбом Яхкунга! Этот чудесный кристалл вручило варвару существо Хъяхъя, обитающее в пещере, скрытой водами Стикса. Ромб Яхкунга – это вечная темница для души, особая темница, сотворенная в дальних мирах, где правят звезды, – Люф неопределенно указал лапой куда-то вверх. – И вот Ромб поглотил душу демона Сура. Вернее, не душу – настоящей души у этой твари не было, – но его жизненную силу, его Я. Что было затем, тебе известно. Конан победил тебя, и Ромб Яхкунга также поглотил и твою душу, Великая Душа – ха!
– Однако, – откашлявшись, продолжал Мудрейший, – Боги и я знали, что ты восстанешь из могилы. Тебе, восставшему, и предназначалась наша ловушка. Я вижу, ты уже понял, что произошло. Пока ты лежал мертвым в своем хрустальном гробу, твоя душа и «Я» демона, оба заключенные в Ромбе Яхкунга, слились в единое целое. Никто не может знать, как и почему это произошло; подобная магия недоступна нашему пониманию. Но важно не это. Богам дано зреть Грядущее – конечно, даже они не могут читать его точно раскрытую книгу, но отдельные страницы доступны их взору. И на одной из таких страниц Боги узрели результат моего плана. Положительный результат!
Итак, когда твой магистр Брахо вернул тебя к жизни, установив неразрывную связь между Ромбом Яхкунга и твоим человеческим телом, «Я» демона Сура уже обитало в тебе. Ты был Великой Душой, но – одновременно! – ты был также демоном Суром, жестокой и безмозглой тварью. Я знал это. Оставалось только произнести последнее заклинание и пробудить в тебе демона…
Последние слова Люф просипел едва слышно, но, конечно, карлик не мог не слышать его. Дряхлый демон зашелся каркающим кашлем, и Тхутмертари поспешила взять инициативу в свои руки.
– Позволь, Мудрейший, я продолжу, – молвила она. – Итак, план Мудрейшего удался. Ты, ничтожный карлик, по-прежнему почитал себя богом, но в душе твоей уже жил мой будущий раб! Никто, кроме Истинных Богов и моего наставника, не знал об этом. И Конана. Он единственный владел Тайной, ибо Боги свершили свою месть его руками. Но тупоумный варвар не придал никакого значения тому факту, что магический кристалл поглотил не одну, а две живые сущности! За все время, прошедшее после твоего воскрешения, Конан даже ни разу не вспомнил об этом! Он владел Тайной, дающей власть над Великой Душой, владел и не догадывался об этом. Скудоумию его я не устаю поражаться. – Волшебница мстительно ухмыльнулась. – Ведь если бы он, а не я, вызвал к жизни Сура, перед ним, а не передо мной тебе пришлось бы преклонить колени! И не Сет, а иные Боги торжествовали бы победу. Однако Конан не волшебник, более того, он презирает магию, и это презрение к тайным наукам сыграло с ним жестокую шутку. Воистину жестокую, – ибо твою силу, карлик, которую я подчинила своей воле, рано или поздно я направлю именно против него, Конана?…
Итак, Мудрейший указал мне путь; все остальное я сделала сама. Я вытащила Конана из Страны Небесного Народа, где его едва не развоплотили скричи, проклятые порождения мерзкого солнечного божка Митры. – Тхутмертари с отвращением сплюнула и сотворила в воздухе знак змеи. – Затем я затащила варвара в озеро Тахо-а-Такан, где совратила этого дуралея. Он мне выложил все, что сам знал о тебе, карлик. Так я овладела твоей Тайной. Выдав ее мне, Конан попросту заснул! Я могла убить его уже тогда, но, поразмыслив, решила, что он не заслуживает столь легкой смерти. Нет, клянусь щупальцами Сета, киммериец будет умирать мучительно и долго. Я сама придумаю ему подходящую казнь, – злобно прошипела Тхутмертари. Ее прелестный лик исказила гримаса лютой ненависти, и он сделался поистине чудовищной маской Ужаса. Овладев собой, волшебница продолжала:
– В Кеми я рассталась с Конаном, бросив его а руки верховного жреца Тот-Амона. Конечно, этот слизняк, порочащий священное имя Сета, не сумел удержать Конана даже в своей собственной цитадели, как не сумел удержать меня! Конан бежал, но мне он более не был интересен. Я отправилась в Бельверус, к королю Тараску, и расспросила его о сурийском тигре. Тараск навел меня на Лапинуса, который к тому моменту уже гнил в Нумалии в фамильном склепе своей семьи. Это не остановило меня. Используя свои познания в некромантии, я оживила Лапинуса. Он и рассказал недостающее. – При воспоминании о способе, которым она выудила у мертвеца искомые сведения, волшебница довольно усмехнулась.

– Теперь я знала все. Мне повезло вдвойне: Сур не был заклят прежде, и поэтому я смогла заклясть тебя своим именем. Понимаешь ли ты, тварь, что сие означает?! – И принцесса снова разразилась торжествующим неудержимым смехом.
– Теперь ты тоже знаешь все, – саркастически подытожила она. – Ты знаешь, почему и как всемогущий бог в мгновение ока превратился в моего раба. Теперь ты мой навеки!
– Тхутмертари пожирала нескладную фигурку карлика хищным взглядом победительницы.
– Что ты задумала?
– Ну неужели непонятно? – ухмыльнулась она. – Твоя сила Великой Души будет поставлена на службу Вечной Тьме. С твоей помощью я захвачу власть в Стигии, а затем и во всем мире. Ведь ты, карлик, так страстно мечтал о власти над миром! – ехидно заметила Тхутмертари. – Знай же; твои грезы сбудутся! Ты обязательно добудешь власть над миром. Но не для себя – для меня! И Владыка Сет наконец восторжествует над проклятым Митрой!!
Не выдержав распиравшего ее торжества, нагая волшебница бросилась наземь у подножия изваяния Великого Змея и зашлась в экстазе какого-то омерзительного танца. Она корчилась и извивалась не как человек, но как настоящая змея. Даже Люф восхитился поразительной гибкостью ее точеного тела. Пышные золотые волосы метались, точно щупальца адского чудовища. Это было небывало жуткое, прекрасное и тошнотворное зрелище! Не желая прерывать экстаз Тхутмертари, Люф обратился к карлику:
– Вот так мы и отомстили тебе, раб, за унижения, которым ты подверг нас по своей глупости. Боги – за свои, я – за свои, а Тхутмертари – за свои. Ты проиграл. Мы в любой момент можем умертвить тебя самой злой смертью, какую только сумеем измыслить. Мы можем просто приказать тебе умереть, и ты не посмеешь ослушаться нас. Но смерть – не самая страшная кара. Ты станешь нашим орудием. Твоя Сила станет нашей Силой. Благодаря тебе каждый из нас получит желаемое. Владыка Сет покинет пределы Преисподней, и в мире воцарится Вечная Ночь. Сет будет править миром, Тхутмертари станет его наместницей. А я – я умру с чувством исполненного долга, ведь именно благодаря мне свершится все это! Старый Люф умрет в Мире, где, как и на Заре Жизни, будет всецело владычествовать Зло!
Еще раз окинув прищуренным взором гигантское изваяние Великого Змея Сета, рдяное пульсирующее небо, лишенное солнечного светила, безлистые стволы могучих желтых деревьев, бурлящую кровавую реку, питающую их, поляну, на которой валялся никчемный трупик нерожденной дочери стигийской принцессы Рамины, скрюченную фигурку порабощенного карлика и извивающуюся в змеином экстазе прекрасную волшебницу. Люф добавил:
– Погляди на этот Мир, демон Сур. Наверное, ты полагаешь, что мы находимся в Преисподней? Ты прав – мы в Преисподней, во владениях Владыки Сета. Вглядись повнимательнее в этот Мир. Скоро, очень скоро точно так будет выглядеть и Мир Людей…
– Нет!!! Это невозможно!! Этого никогда не будет!!!
– Будет, будет, – ощерился Мудрейший. – Пришло время свершения самого невозможного. И ты лучшее тому подтверждение. Вчера ты был богом, сегодня стал рабом. Ты бог – и ты раб! Что же может быть невозможнее?!

Глава II

«Штурм Тарантии»


– Поджарь мою задницу, кэп, если ты привел нас не в сказку! – разнесся в кабине капитанского вертолета восхищенный голос Кевина Эйнсли.
Девяносто девять черных механических птиц, похожих на свирепых коршунов, барражировали над Тарантией. Столица Аквилонии была видна как на ладони. Яркие солнечные лучи плясали по золоченым куполам митрианских храмов и изящным посеребренным башенкам дворцов аквилонской знати. Меж аккуратных домов бежали чистые мощеные улочки и мостовые. Множество разноцветных флагов с геральдическими гербами развевалось на шпилях. В самом центре города, вытянувшийся, точно серп молодой луны, щерился зубцами древних сторожевых башен королевский дворец.
Джейк Митчелл со все возрастающим беспокойством оглядывал свою столицу. Суток не прошло, как он покинул ее. Великая Душа прав; то было позорное, постыдное бегство; хорошо, что никто из парней ничего не знает о нем. Тогда Джейк-узурпатор бежал, а варвар Конан, злосчастный двойник, прежний король Аквилонии, смеялся ему вослед. Тогда Конан победил. Но вот минули недолгие часы, а как много изменилось за это время! Карлик Тезиас, едва не превративший Джейка и Аманду в Инкубов, людей с искусственной душой, мертв. Аманда Линн, победительница карлика, сама познала ужас поражения, ибо в миг триумфа ее командир, друг и любовник Джейк отнял у нее победу. Он не жалел об этом. Во-первых, Эми прежде сама предала его, переспав с презренным варваром, и, во-вторых, лавры Большой Победы всегда должны доставаться командиру. Оставив Аманду и старого кретина дока вечными пленниками Зачарованного Города, Джейк собрал свой отряд, и «Черные коршуны», ведомые бесстрашным капитаном, устремились на покорение самой богатой и могущественной державы хайборийского Запада.
Итак, он вернулся. Сознание собственного всемогущества распирало Джейка, пока его вертолетная армада неслась к Тарантии. Чудовищная воля гениального карлика более не довлела над ним. Великой Души больше нет – после всего, что сделал и что замышлял сделать с американцем гнусный карлик. В это даже трудно поверить! И все же Тезиас мертв, а это значит, что самым сильным человеком на планете отныне является Джейк Митчелл, американец, вожак Наемников из Будущего. Вернее, не Наемников, а Хозяев из Будущего. Ибо наемниками эти парни были там, в своем времени, в двадцатом столетии от Рождества Христова, но здесь, в Хайбории, они Хозяева. А разве нет? Что значат жалкие мечи, рапиры и арбалеты туземцев против автоматических винтовок, пулеметов и лазерных бластеров Пришельцев из Будущего? С каким жутким демоном Преисподней сравнится «Черный коршун» – могучая машина смерти, чудо-вертолет, созданный сумасшедшим гением старика Фонтанелли? Профессор сотворил один-единственный вертолет; машина эта волею случая проследовала за своими хозяевами в Прошлое. Но здесь Великая Душа сумел стократно воспроизвести творение дока, и ныне каждый из парней Джейка обладал своим собственным «Черным коршуном». Более того, могущественный карлик каким-то непостижимым образом подключил вертолеты к энергетическому полю Стержня. Теперь винты вращала энергия исполинской колонны, возвышающейся посреди Зачарованного Города, и была поистине неисчерпаемой эта неведомая сила! Бесконечно долго мог летать «Черный коршун», и не требовалось ему никакого топлива. И все это могущество оказалось нынче в руках Джейка Митчелла и его неустрашимых парней.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elag64 о книге: Ана Велий - Дар колдовства [СИ]
    Нда.. Поле прочтения аннотации книжку даже начинать читать не буду. Русский язык аффторша в школе явно не учила, поэтому решила, что чем больше запятых наставит, тем вероятность, что они будут там, где должны, больше.. Как же достали эти безграмотные горе-графоманки((

  • RinaV о книге: Ашира Хаан - Любовница своего бывшего мужа
    половину книги хотелось плакать...бедные бабы....автору спасибо!

  • gbyrb о книге: Регина Юрьевна Мартюшова - Каникулы вампира, демона и темного эльфа
    Впечатление неоднозначное. Скомкано, некоторые ситуации просто не раскрыты (как Лира узнала, что она богиня) и многое другое. НО!!! Самое главное - это ВОПИЮЩАЯ безграмотность!Читать невозможно, падежные окончания, е/и ,ее/ею/юю - да чтобы указать на ВСЕ ошибки, нужно практически все произведение сюда переписать!
    Это ужас какой-то! Как можно, имея неплохую фантазию, чтобы придумать занимательный сюжет, при этом быть настолько безграмотным? В школу-то, вроде, все ходили? Или это было так, мимоходом? Запятые - это вообще отдельный вопрос. И как вишенка: "Вампиры, здесь тихие". Ну с какого перепугу тут нужна запятая?
    Задумка и неплохая, вроде бы, но то, что спотыкаешься на каждом втором слове из-за грубейших ошибок (а это так режет глаз!) убивает все хорошее впечатление.
    Авторы-ы-ы-ы! Ну, найдите себе уже хоть какого-то корректора для вычитки или бросайте писать, пока не научитесь грамотности.
    Читать продолжение точно не буду, хоть и хотелось бы, потому что от этой безграмотности уже глаз дергается.

  • Nanni о книге: Елена Помазуева - Обратная сторона заклинания
    Так себе... на троечку.

  • iwanow321 о книге: Алика Мур - Девственница для альфы
    афторша 1984 г.р., на сегодня ей 35.
    в 35 лет не знать такой простой вещи, что если в элитном клубе регулярно утраиваются драки и махаловки,изнасилование клиентов/клиенток, это - не элитный клуб, тупизм пишущий.
    даже не в элитном клубе, ресторане и пр. никто и никогда не станет насиловать. во-первых, там есть охрана, во-вторых, сдадут сразу, изнасилование не скроешь, по одному дуры-дефки в клубы не ходят. в третьих, просто ни одной забегаловке, элитная они или нет, скандалы с изнасилованиями абсолютно не нужны.

    знаете почему, пишущие о бохатых, нищебродные тупизмы, ни разу в жизни ничем не поинтересовавшиеся?
    потому что, если в твоем клубе кого-то изнасиловали, то даже если не пожаловались, то известно это станет уже назавтра, после того как клуб закроется.
    клиенток не будет. не будет денег.
    не будет клиенток - не будет клиентов. и ещё больше не будет денег!

    владельцы клубов, пишущие тупизмы, открывают эти клубы не для благотворительных знакомств или встреч, а чтоб БАБЛО ЗАРАБАТЫВАТЬ!

    охрана, уборщицы, официанты, официантки, администраторы, бармены! ВСЕ бдят!работу ведь потерять могут запросто, когда клуб закроют. изнасилование - уголовное преступление, клуб могут закрыть на время, а вышибут тебя, дурака-обслугу за недосмотр навсегда. и наберут всех и новых.

    в 35 лет если ума нет надо хотя бы хоть каким-то жизненным опытом обзавестись. не умеешь пользоваться поисковиком интернета? в БИБЛИОТЕКУ ЗАПИШИСЬ!!, мля.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.