Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44355
Книг: 110360
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Высокий, загадочный и безжалостный»

    
размер шрифта:AAA

Р. Л. Метьюсон
Высокий, загадочный и безжалостный
(Страж — 3)

Пролог

Небольшая деревушка в Шотландии, к северу от английской границы
1058 год

— Давай, парень. Прыгай и забери, если он тебе нужен!
— Отдай! — рявкнул Каин, которому чертовски надоело, что все смеются над ним из-за роста. Ему было почти шестнадцать зим, и его осмеивал мальчик на две зимы моложе, к тому же, на глазах у всех мужчин деревни.
— Забери, сопляк, — подначивал мальчик, протягивая руку и толкая его. Каин попятился и споткнулся о свои босые ноги, приземлившись в грязь рядом с четырьмя из своих двоюродных братьев.
— Вставай! — зашипел Джейкоб, протянул руку и схватил Каина за шкирку, заставляя подняться на ноги. — Я тебе шею сверну, если позволишь им ударить себя снова, — пообещал двоюродный брат, и толкнул обратно к громиле.
Каин сердито глянул через плечо на своего двоюродного брата, тщетно вытирая, теперь уже испачканные тунику и шотландку. Он понимал, двоюродный брат думал, что помогает, но, к сожалению, это не так. После стычки с этим придурком, Каину придётся убежать и прятаться несколько дней в своей пещере. По крайней мере, до тех пор, пока его брат не забудет, что задолжал ему трепку или его тетка снова не спустит на него собак.
Он заставил себя подойти к крупному мальчику, который возвышался над ним и выставил кулаки, приготовившись покончить с этим. Здоровяк и его друзья рассмеялись, толкнув Каина, но на этот раз он смог удержаться на ногах. Единственное что могло спасти его от побоев двоюродного брата — попытаться драться самому. Джейкоб поколотит его, но, по крайней мере, после этого он сможет ходить.
Когда Каин вновь встал перед парнем, который возвышался над ним и безрассудно оскорблял, то проигнорировал поддразнивания и насмешки от остальных детей и даже взрослых. Он знал, что был мелким, слишком мелким для своего возраста, из-за чего являлся предметом пересудов в деревне. Его ежедневно унижали, и все лишь усугубилось, когда его десятилетний двоюродный брат Лахлан месяц назад вытянулся, и теперь был выше него.
Никто не знал, что с Каином не так. Он родился маленьким и, медленно рос. Где-то лет пять назад, он перестал расти. Не важно, что он ел или какие мерзкие отвары запихивала ему в рот тетка, его тело не росло. Это было не просто досадно, но и невыносимо.
В своем возрасте он должен был уже вкалывать в полях и получать как взрослый мужчина или учиться торговле. Но никто его не нанимал. Куда бы он ни обращался, найти работу не мог. Единственная причина, по которой его не выгнали из дома — отсутствие аппетита. За последние полтора года он совсем ничего не ел.
Он должен был умереть, насколько ему было известно. Пока его кузены дрались за остатки еды, он сидел отстранено, скучающе наблюдая, как они дрались за последнюю крошку. Хоть Каин и ощущал голод, но не по еде, которую воображал. Постоянный голод был небольшим раздражителем, и об этом он, как правило, не думал. Несколько попыток поесть вызывали боль в желудке, и он избавлялся от тех крох, которые сумел проглотить.
После этого он решил больше не притрагиваться к еде, тем более он бы забирал то, что было нужнее его кузенам. Если бы кто-либо заметил, что он ничего не ест, то сказали бы что-нибудь, но очевидно им было все равно. Он не мог их винить за это. Он слишком хорошо помнил, какого ходить голодным.
Даже при том, что тетка делала все возможное, чтобы добыть еду, ее было недостаточно. Так как он маленького роста, Каин получал свою еду последним, да его все равно бы кормили последним, так как он — приемыш. Отец не хотел иметь с ним ничего общего, да и тетка тоже, но она никогда не отказалась бы от дополнительных рабочих рук, единственное для чего он пригоден.
— О, смотри, шкет, — сказал крупный паренек, махнув рукой в сторону шлюх, которые жили в лачугах вниз по реке и приходили в деревню только за едой и заработать пару монет раздвинув ноги, — даже они над тобой смеются.
Каин почувствовал, как у него загорелись щеки. Он рискнул посмотреть в сторону женщин и обнаружил, что те и на самом деле смеялись над ним. Не удивительно и не ново, потому что все над ним смеялись.
— О, давай, сопляк. Покажи им свой маленький писюн, — издевался ублюдок, толкнув Каина. Когда Каин отдернул шотландку, то сделал то, о чем потом пожалеет, когда кузен до него доберется.
Он сбежал.
Каин пробежал мимо смеющихся над ним мужчин и женщин, мимо свиней и кур, которые бродили по улицам, затем до леса, через ручей и направился к своей пещере, где планировал остаться, пока не решит, что делать дальше. Он проигнорировал требования двоюродного брата вернуться, и продолжал бежать, ныряя под ветвями и через колючие кусты, зная, что никто более крупный не сможет через них пролезть. Он помчался вверх по склону горы, и, убедившись, что никто не смотрит, скользнул за большой валун, затем сполз вниз по тропе, ведущей через туннель к его пещере. В которую пробивалось очень мало света, что было хорошо, на самом деле он и не нужен. Каин, опираясь маленькой ладошкой о гладкую каменную стену, стал пробираться в свой настоящий дом. Место, где не придется беспокоиться, что будут указывать на него и смеяться над ним, где не должен, наконец, переживать, что тетя, уставшая от самого его вида, выбрасывает его. Это — его дом, и здесь он чувствовал себя человеком.
Каин громко зевнул, пробираясь через одну черную, как смоль пещеру, сменяющуюся другой. Он не мог вспомнить, когда прежде, настолько быстро уставал. Последние несколько дней он засыпал в самых странных местах. Дважды он проснулся в поле тетки от её ударов и пинков. Каин действительно не знал, почему так уставал в последнее время, но на этот раз он не собирался бороться с усталостью. Сон даст ему время, чтобы разобраться, что делать с дальнейшей жизнью.
Но для мужчины, который выглядит как подросток, особо делать нечего, кроме как прятаться, подобно уродцу, коим он и являлся. Вопрос, когда добрые горожане, в очередной раз схватят его и потребуют проверки ни демон ли он или колдун, лишь во времени. Скоро им наскучит бросаться протухшей едой в него или плевать. И когда тётка, опять, выгонит Каина из дома, вероятно, его просто убьют и забудут об этом.
Может оно и к лучшему, думал Каин, зевая, когда наткнулся в темноте на подстилку из листьев и соломы, и лёг. Было бы лучше заснуть и не проснуться, размышлял Каин, засыпая.

* * *


— Не удостаивай меня чести, поднять твое величество. — Услышал Каин голос Яна — ближайшего соседа тетки и настоящего владельца пещеры — когда холодное прикосновение острия меча, наконец, дошло до сознания.
Он попытался заговорить, но единственное, что вышло — хриплый шепот. Каин пытался пошевелить руками и ногами, но они были слишком тяжелыми, и он заставил себя распахнуть глаза, чтобы немедленно их закрыть, когда яркий свет от нескольких факелов почти его ослепил.
— Я не собираюсь повторяться, что ты делаешь на моей собственности? — потребовал Ян, сильнее вжав в, чересчур чувствительную, кожу острие меча, заставляя Каина замычать.
— Ч-ч… — он прочистил горло, чтобы обрести голос, — что ты делаешь, Ян? — спросил Каин в изумлении. И когда звук голоса, достиг его сознания, Каин почти подскочил, но к счастью он ещё был слишком слаб для этого.
— Откуда ты знаешь мое имя? — потребовал строго Ян, затем неожиданно схватил Каина за волосы и дернул, заставляя сесть. Каин едва был в состоянии сидеть самостоятельно. Он приоткрыл глаза и прищурился на Яна и двух его сыновей, которые тоже впились в него яростными взглядами, держа мечи наготове.
— Па, почему на нём плед Каина? — потребовал Сеймус, тыкая в Каина мечом.
Каин всегда знал, что не нравился Яну и его семье, но прежде они никогда не были так с ним жестоки. Обычно, они натравливали собак или немного его пинали, когда ловили на своей собственности. Но никогда не угрожали оружием.
— Отпустите меня, я больше не приду, — попросил Каин, поражаясь собственному голосу. Это был не тот голос, который он так ненавидел, из-за которого его дразнили другие парни. Тембр стал гораздо ниже, практически как у взрослого мужчины. На самом деле, даже гораздо грубее, чем у Джейкоба, и Каину внезапно захотелось найти кузена и насмехаться над ним. Неужели это происходит. Он растёт, и как раз вовремя.
И раз Каин закончил расти, то покинет деревню, всё равно его так и будут дразнить уродцем, ставшим мужчиной, но так даже лучше. Ему всегда хотелось путешествовать, но его внешность не позволяла. Хотелось бы надеяться, что он вырос таким же большим и высоким, как дядя, а когда опустил взгляд на свои босые ноги, сильно удивился.
Почему всё в голубых тонах? Он улыбался, как дурачок, увидев размер своих рук и ног. Похоже, его желание исполнилось, Каин готов был поклясться, что стал больше дяди.
Каин попытался пошевелить руками, и удивился, что пришлось приложить немало усилий.
— Опусти руки! — крикнул Ян, и Каин автоматически подчинился, и в этот момент он кое-что понял. Мало того, что он, вероятно, крупнее их, они вели себя так, будто его не знали. Мог ли он сильно измениться во время сна? Он не думал, что это возможно, но если это не сон, значит именно всё так и происходит.
Пожалуйста, пусть это будет не сон.
— Я спрошу снова! Где мальчик? — потребовал Ян, от чего Каина передёрнуло, и сотни других звуков вдруг обрушились на него. Он слышал каждый вдох мужчин, шелест их одежд, звуки, тлеющей вокруг факела, ткани, мягкое шуршание ветра сквозь деревья за пределами пещеры, и насекомых ползающих в листве. Это было подавляющим, и как раз, когда он подумал, что больше не выдержит, его нос внезапно атаковали запахи.
— Я думаю, что его нет в живых. С момента исчезновения — месяц назад — никто не видел и ничего не слышал от парня, так скажи нам, что ты сделал с телом? — потребовал Брендон, младший сын Яна.
Каин едва слышал их, он изо всех сил боролся с ароматами, которые атаковали его. Он чувствовал запахи грязи, тел, перегара, и под всеми этими отвратительными запахами он учуял что-то вкусное, то, что заставило желудок заурчать, а тело задрожать от желания. Каин посмотрел на мужчин, и синяя пелена перед глазами сменилась красной.
Мужчины ахнули, и отступили на шаг.
— Чудовище… — прошептал Ян, и занёс меч, чтобы ударить Каина, но так и не успел. В слабой попытке достичь вкусного запаха, Каин молниеносно прыгнул на мужчину, неуклюже разбросав двух его сыновей. Он уже едва слышал звуки, убегающих и орущих в ужасе, парней, потому что сосредоточился на грязной шее Яна.
Каин знал, что так поступать плохо и не правильно, но не мог ничего с собой поделать. Прежде, чем понял, что делает, он укусил Яна за шею, и застонал, когда ароматная, горячая жидкость полилась в рот. Помоги Господи, но Каин никогда не пробовал ничего вкуснее в своей жизни.

Глава 1

Манхэттен, Нью-Йорк
Наши дни

— Этот тупой ублюдок собрался нас всех убить, — пробормотала Келли, когда они присели в широком туннеле. Дэнни была согласна как никогда. Келли резко повернула голову вправо, где один мужчина стоял отдельно от других и выглядел скучающим.
— Конечно, за исключением его самого.
Дэнни посмотрела на единственного Стража в команде и не могла не заметить различия. Где некоторые мужчины, особенно лживый крысиный ублюдок, который ведет сильную группу, вероятно, навстречу смерти, переборщили с оружием и экипировкой, он выглядел просто.
Страж надел черную футболку, черные армейские штаны и ботинки и прикрепил единственный нож сбоку. Его короткие красновато-коричневые волосы топорщились в естественном беспорядке и выглядели так, что большинство мужчин заплатили бы большие деньги, чтобы такого достигнуть.
Черная спиралевидная татуировка, которая начиналась на кончиках пальцев правой руки и поднималась вверх через плечо и шею и заканчивалась вдоль линии подбородка, производила опасное впечатление. Это также делало его бледно-серые глаза более грозными.
Пока большинство мужчин пытались выглядеть брутально с колючими волосами и татуировками, у него единственного это получалось, отчего остальные мужчины казались детьми из загородного клуба, играющими в переодевание. Учитывая, что они были полностью людьми, работающими на Защитников, характеристика, скорее всего, была подходящая.
Большинство членов этой группы были детьми Защитников, которые либо считали себя по-настоящему крутыми, либо хотели что-то доказать.
Хотя она и родилась в семье Защитников, но оказалась здесь не потому что доказывала что-то себе или хотела привлечь внимание. Просто это в ее крови.
Возможно, она и не рождена Защитником, но рождена для этой работы. Это ее жизнь, и ей она нравилась.
Конечно, за исключением сегодняшней ночи.
Сегодня она и вправду хотела ощутить приступ головной боли, одного из многих за последнее время, и остаться дома. Без сомнений Дэнни могла бы помочь подготовить лазарет для жертв сегодняшней ночи. Острая боль пронзила ее глаза, заставляя руками обхватить голову.
— Ты в порядке? — прошептала Келли.
— Ага, просто побочный эффект от долгого выслушивания речей мудаков, — объясняла она, надеясь, что Келли отстанет.
К счастью, так и случилось.
— Я удивлена, он позволил тебе участвовать в этом, учитывая, ну, ты знаешь… — Келли замолчала.
Как и Дэнни.
Она действительно ожидала, что лживый ублюдок, также известный под именем Грег отомстит ей, запретив участвовать в этой миссии, но, конечно, это было бы глупо, поскольку они оба знали, Дэнни скорее спасет миссию если (когда) он провалится и получит все лавры.
Её действительно меньше всего беспокоило, кто получит уважение, хотя боялась, что Грег получит повышение и, в конечном итоге, станет ее босом.
Дэнни не смогла бы жить с этим. Если это когда-либо случится, а с его способностями к лести вероятность велика, она переведется в другую человеческую группу в ведении Совета Защитников.
— Давайте пройдемся по плану еще раз, чтобы убедиться, что все поняли миссию, — сказал Грег. Вся группа издала коллективный стон, эхом раздавшийся по туннелю и вызвавший острую боль, которая прострелила голову Дэнни.
Она потерла виски, задаваясь вопросом, не насмехается ли он. Они пробегались по плану дважды в убежище, один раз в фургоне по пути сюда и это станет третьим разом в туннеле. Дэнни посмотрела на часы и застонала.
Через час солнце сядет, и вампиры, в гнездо которых они собирались ворваться, смогут сбежать по старым подземным туннелям. Им не удастся схватить всех из этого гнезда снова. Однажды распавшееся гнездо уже никогда не сформировывается снова. Долбаные вампиры бросятся врассыпную, не доверяя никому некоторое время, потому что не будут уверены, кто навел Защитников на первое место.
Никоим адским образом Дэнни не собиралась сидеть здесь и слушать, как нервно бубнит Грег, вызывая ужасную головную боль и позволяя этому гнезду, полному насильников и убийц, остаться на свободе. Доказано, что гнездо виновно в этих преступлениях. Прежде чем любое убежище вампиров может быть атаковано или уничтожено, они должны быть обвинены в преступлении, которое необходимо доказать.
Последнее, что хотел сделать какой угодно Защитник, убить группу «упаковщиков» — вампиров, которые питаются пакетами с кровью. Они обычно были хорошими союзниками, потому что видят гнезда, такое как это, которые угрожают их мирному существованию.
— …если будем держаться южных туннелей, то, думаю, сможем…
Дэнни перестала слушать, когда закрыла глаза и глубоко задышала для успокоения. Ее головная боль стала почти неконтролируемой. Если они не начнут двигать своими задницами и желательно в скором времени, она станет совершенно бесполезной. Возможно, ей следовало…
— Что ты делаешь? — внезапно спросил Грег.
Она распахнула глаза, ожидая увидеть Грега, смотрящего на нее. Вместо этого нашла его, уставившегося на правую сторону туннеля. Дэнни проследила за его взглядом и не удивилась, обнаружив Каина, перекинувшего одну из связок с взрывчаткой через плечо, направляющегося к входу в туннель.
Вообще-то, по правде говоря, она немного удивилась присутствию здесь Стража, который выслушивал повторяющуюся ерунду от Грега, поскольку он не выносил Грега. И никогда не мог.
Это стало ясно для нее в детстве, когда Каин сам назначил себя ее покровителем.
Каждый раз, когда Грег подходил к ней слишком близко, Каин так смотрел на мальчика, что тому не оставалось ничего кроме как наделать в штаны или убежать.
Каин никогда не объяснял такой сильной неприязни к маленькому мальчику, а она никогда не спрашивала, поскольку была слишком счастлива, что взрослый проводил с ней время и по-настоящему заботился. Это счастье закончилось внезапно, когда ей стало семнадцать, и он стал вести себя, словно не знает Дэнни.
Знакомая боль вспыхнула в груди, напоминая о потерянной дружбе. Он был ее кумиром, покровителем и учителем. Потеря его дружбы стала одним из самых болезненных переживаний в жизни. Ее взгляд метнулся к Грегу.
Благодаря урокам жизни Каина, которые преподали, как сглупить настолько, чтобы позволить кому-то приблизиться к ней, она смогла справиться с унизительным разрывом отношений с Грегом три месяца назад.
Если бы она была полностью честна сама с собой, то, скорее всего, с успехом смогла бы продолжить отношения с этим лживым ублюдком, поскольку знала, это выводит Каина из себя, возможно, последнее ребячество, которое она забыла совершить много лет назад.
И опять же, если это и беспокоило Каина, он это никак не показывал. За все четыре месяца отношений между Дэнни и Грегом, Каин вел себя так, словно его это не заботило или не делал вид, что не замечал.
Что не удивительно, поскольку он не разговаривал с ней одиннадцать лет, с момента окончания их дружбы. Не то чтобы это имело для нее значение.
Она уже не тот семнадцатилетний подросток, которому разбил сердце единственный человек, которому никогда не сможет больше довериться.
— Мы здесь еще не закончили, — громко заявил Грег, заставляя Дэнни поморщиться, когда слова эхом раздались в ее голове.
Ее желудок скрутило от боли, и тошнота подкатила к горлу. Ей нужно уходить отсюда. Перебросив небольшой мешок через плечо, она встала на ноги и как можно небрежнее, направилась к отверстию в туннеле. К счастью, никто на нее не смотрел. Все были слишком заняты, наблюдая за перепалкой.
— Я закончил, — сказал Каин, посмотрев вниз на гораздо более мелкого мужчину.
Пока Дэнни продвигалась в сторону ответвления туннеля, то заметила, как Грег вздрогнул, но не отступил. Он никогда бы так не сделала перед толпой людей. Грег действительно думал, что тяжело и упорно трудился, чтобы заставить всех верить этому.
— Ты останешься здесь, пока я не скажу, что мы готовы, — отрезал Грег.
— Я не твоя сучка, парень, — сказал Каин сквозь стиснутые зубы. Он сделал угрожающий шаг к более мелкому мужчине. — Или нам нужно еще раз поговорить?
У нее разыгралось воображение, или оба мужчины мельком взглянули на неё? Неважно. У Дэнни не осталось на это времени. Она в тридцати секундах от того, чтобы потерять свой ужин.
Когда решила, что прошла достаточно далеко по длинному, темному туннелю, и никто не мог ее увидеть, она сорвалась на бег. Дэнни несколько раз споткнулась, но даже не замедлилась, стремясь вдохнуть свежий воздух. Она бежала до тех пор, пока не заметила одинокую фигуру, охраняющую лестницу. Не останавливаясь, она кивнула ему и быстро полезла наверх.
Как только выбралась, она быстро нырнула за ржавый мусорный бак у старого ресторана и очень вовремя. Прежде чем колени коснулись земли, ее вырвало. Закрыв глаза, она радовалась ледяным порывам холодного январского воздуха на лице и в легких. Он быстро подавил оставшуюся тошноту и подействовал, как бальзам, на ее раскалывающуюся голову.
Дэнни понадобилось мгновение, чтобы успокоить дыхание, понимая, что должна пойти к месту, где припаркованы их фургоны, лечь на спину и подождать возвращения домой, но не могла. Это ее работа, ее ответственность и ее жизнь. Она не пойдет на попятную.
Когда прошла последняя волна головокружения, Дэнни вернулась в туннели, решив быстро с этим покончить, чтобы вернуться в свою кровать и обезболивающему.

* * *


Каин провел пальцами по волосам, пока сопротивлялся желанию развернуться и вырвать глотку этому мудаку. Хоть он этого и не сделал, но руки чертовски чесались.
Этот маленький ублюдок прям упивался властью. Каин все еще не мог понять, каким местом думал Томас, ставя своего сына во главе команды сегодня вечером. Такая неприкрытая протекция только обернется против него и укусит за задницу, особенно когда его золотой мальчик облажается и отправит половину группы домой в мешках для трупов.
Он легко мог назвать пятерых человек из этой группы более квалифицированных для руководства этой группы, чем маленький оболтус. Каин не включил себя в это число, поскольку технически все еще был узником Совета Защитников. Им нравилось говорить, что он на «испытательном сроке», но это просто слащавое дерьмо, пока он заинтересован в этом.
Они не доверяли ему и по стоящей причине. Двадцати пяти лет хорошего поведения недостаточно, чтобы стереть пять веков разрушения, независимо от того, скольких он спас.
Каин не расстраивался из-за этого, поскольку не скрывал своего прошлого и не пытался оправдываться.
Он точно знал, кем являлся и что творил. Черт, на их месте он бы тоже не доверял себе.
Вероятно, Совет доверял бы ему больше, если бы смог его контролировать или имел бы какие-то рычаги воздействия, но они не могли и ничего не имели на него. Все знали, что только пуля в голову или сердце могла вывести его из строя на достаточное количество времени, чтобы засунуть его задницу обратно в клетку.
Затем у них появится небольшая проблема, как удержать его взаперти, пока они решают, что с ним делать. Учитывая, как легко он освободился двадцать пять лет назад, то не особо верил в их — сделай правильно полученную работу в этот раз.
Угрызений совести недостаточно, чтобы заставить его остаться здесь и рисковать своей задницей день за днем, и все это понимали. Каин мог легко сделать это один или заняться ерундой с самопожертвованием и самобичеванием в горах, живя за счет крови белок, чтобы замолить прошлые грехи.
По правде эта работа всего лишь остановка, чтобы придумать, как он хочет провести оставшуюся вечность. Есть множество вещей, которые Каин не делал или не видел за свои почти тысячу лет существования и теперь по-настоящему озадачен, какой следующий шаг предпринять.
Забавно, что за двадцать пять лет это не изменилось. Когда он сбежал из своей клетки, его единственными мыслями были уйти, чтобы прочистить голову.
Каин все еще слышал рев тревоги, разнесшейся эхом по всему огромному особняку, пока он шел к входной двери, поскольку отказался выбираться через окно как какой-то трус.
Каким-то образом он оказался в одном из крыльев дома. Женщины хватали своих детей и спасались бегством за закрытыми дверьми, когда Каин несся по коридору.
Он помнил, как проклинал себя за глупость, что дал себя поймать в первый раз, когда маленькая девочка, совсем малышка, с милыми фиолетовыми глазами и черными волосами вышла в коридор прямо перед ним, останавливая его побег.
Она смотрела на него мгновение, просто изучая. Каин ждал, что девочка с криками о помощи убежит вся в слезах от монстра, вышагивающего по залу. Когда он приготовился к этому, малышка, твердо кивнув, будто решила что-то важное для себя, схватила его за руку.
Он был настолько потрясен ее реакцией, что позволил ей тащить его по коридору без протестов. На протяжении веков взрослые мужчины ссали в штаны, когда видели его красные глаза и клыки, но этот маленький карапуз волок по коридору, словно свою любую игрушку.
Когда она привела ее в апартаменты семьи, Каин ждал, что пара Защитников серьезно разозлится и атакует его, но там никого не оказалось.
Единственным звуком в роскошных апартаментах был работающий телевизор в огромной гостиной, показывающий мультфильм. Она затащила его в маленькую кухню и выжидательно указала на шкаф.
Нехотя он открыл его, думая, что ее родители серьезно облажались, говоря «держись подальше от незнакомцев».
По сей день, Каин помнил сладкий звук ее голоса, когда малышка сказала: «Голотная».
Ненавидя себя за то, что не оставил ее в коридоре и позволил утянуть себя оттуда, когда у него появился шанс, он схватил цветастую упаковку и стал ухаживать за карапузом. Пять минут спустя, она счастливо ела из миски радужные зефирки, пока сидела у него на коленях перед телевизором.
Двадцать минут спустя в апартаменты ворвалось дюжина Защитников, и Каин охотно последовал за ними, радуясь, что уходит от поющих и танцующих собак по телевизору.
Малышка, вцепившись в его шею, когда они направили на него оружие, возможно, как-то поспособствовала его капитуляции.
Впервые за столетия он не желал видеть, как другому живому существу причиняют вред, это чертовски его смутило. В голове не осталось ни одной мысли, что дальше делать.
После этого Каин решил пошататься вокруг, чтобы выяснить некоторые вещи. Малышка быстро стала его тенью. Он не сказал ей ничего, чтобы заставить девочку убежать, в основном потому, что она не действовала ему на нервы в отличие от всех остальных. Вскоре он обнаружил, что пьет ненастоящий чай с плюшевыми медведями, целует ободранные колени и учит ее, как избивать хулиганов в школе.
Это были лучшие годы его жизни. Затем… затем она просто неожиданно повзрослела, и все изменилось. Только что она была сладкой девочкой, жалующейся на своего учителя математики, а в следующее мгновение стала желанной женщиной. Каин молча проклинал собственную глупость за мысли о ней, что делал не менее дюжины раз.
Не то чтобы он заботился о ней. Нет. Его никогда не позволял себе привязаться к кому-нибудь или чему-нибудь. Она была только давней ответственностью, и поэтому он все еще слонялся поблизости и приглядывал за ней, чтобы просто чем-то заняться, пока пытается разобраться в себе.
Это ничего не значило.
Как и тот небольшой «разговор» с этим мешком дерьма, состоявшийся месяц назад, или полдюжины других бесед, которые он провел с ним за последние четыре месяца. Каин ненавидел маленького засранца и с радостью находил новые причины, чтобы избить его.
Выбивание дерьма из Грега развлекало его почти также сильно, как хреновые истории маленького ублюдка, оправдывающие получение ран.
Грег не хотел, чтобы кто-нибудь знал, как «сучка» Совета побеждает его.
Он подошел к лестнице, ухмыльнувшись человеку, которого там поставили, чтобы охранять путь отхода. Каждый человек и Защитник боялись его и правильно делали.
Каин был чудовищем, разрушителем по натуре. Если представится малейший повод, он сделает это.

Глава 2

— Где ты сейчас, Дэнни? — потребовал Грег.
Она прижала палец к маленькой кнопки на гарнитуре и ответила, всматриваясь в темный туннель, который открылся справа. 
— Я на участке Cи-23. — Куда ты меня и послал мудак, но она не сказала об этом вслух в основном потому, что не хотела, чтобы разговор продолжался.
Присев, она отрегулировала очки ночного видения. Убедившись, что в туннеле чисто, и никто не крадется позади нее, она прошла мимо входа и устремилась вперед. Ей оставалось около тысячи ярдов (~914 м.) до места, где как они считали, располагалось гнездо.
То щемящее чувство, которое она глупо игнорировала, когда неделю назад услышала об этой миссии, снова подкралось к ней. Что-то здесь не так. И даже дело не в том факте, что Грег был неожиданно назначен во главе операции. Само место было проблемой.
Почему бы вампирам жить в старой системе туннелей, которые были заброшены более века назад, а не в любом из тысячи зданий над ними? В последний раз она патрулировала на Манхеттене, который не страдал от нехватки пространства. Вампиры, запросто могли бы найти тысячи других тёмных мест, чтобы скрыться от солнца.
Конечно, существовали и бездомные вампиры, которые считали себя не лучше, животных, но они были в меньшинстве. На самом деле, чтобы целое гнездо вампиров отказалось от человеческой жизни, случалось редко. Опять же, они все были на хреновом радаре местных Защитников.
Её команды даже не было здесь, словно сюда никто и не спускался. Обычно Защитники зачищали гнёзда, прежде чем присоединялся человеческий отряд поддержки.
Со своей скоростью и силой Защитники были единственными, кто мог легко обработать гнездо такого размера.
Всё изменилось более восьми месяцев назад, когда нависла угроза, и все Защитники в мире боролись, чтобы помешать Мастерам, объединиться.
В результате чего, в настоящее время человеческие отряды, наподобие этого, разбирались с гнёздами такого типа.
За годы подготовки, Дэнни удалось поработать с различными подразделениями Защитников. У неё не заняло много времени, понять, что это её лига. Они двигались быстрее, били сильнее и убивали не колеблясь. Дэнни уже тогда решила, что если когда-нибудь ей посчастливится сражаться рядом с ними постоянно, ей придется мириться с другими людьми, работающими на Защитников.
Так что за последние одиннадцать лет, с тех пор, как прекратились их с Каином тренировки, она вкалывала в два раза сильнее и проводила больше часов на патрулировании, чем кто-либо из её подразделения, пока сражения не стали для неё естественной вещью.
Её трудолюбие не осталось незамеченным. Дэнни много раз предлагали должность помощника на миссиях подобной этой.
Особенно за последние два года, но скоро всё изменится.
— Я хочу, чтобы ты отправилась в секцию Джи-8, - резким тоном приказал Грег, вероятно думая, что она послушается.
Дэнни фыркнула. Да хрен тебе. Она не была одной из тех безмозглых дурочек, которые выполняли всё, что им говорят. Тем более она знала, что именно этот отрезок туннеля ведёт в тупик, и что более важно он расположен в противоположной стороне от гнезда.
— Там тупик, — ответила она, продвигаясь вперёд.
— Отбой. Переключись на канал 14Б. Остальные, продолжайте следовать инструкциям.
Дэнни закатила глаза. Во время этого тупого разговора она сидела на корточках, прислонившись к стене, и осматривала местность. Ей потребовалась всего секунда, чтобы переключиться на защищённый канал, который они использовали, чтобы прекратить пустую болтовню. Она приготовилась выслушивать очередную порцию бреда
Дэнни знала систему этих тоннелей вдоль и поперек. Она освоила этот навык, поскольку это позволяло сэкономить время, вместо того, чтобы искать безопасное место для сверки с картой, да и выручало её не единожды.
— На том участке нет ответвлений или выходов к люкам. Это тупик, кроме того, он на противоположной стороне от того места, где я должна находиться, — сказала она, не скрывая раздражения, поскольку у неё опять разболелась голова.
— Я только что достал план системы этих тоннелей за 1907 год. На нём обозначено, что Джи-8 заканчивается аварийным путём. Он разворачивается и соединяется с Си-24, - объяснил Грег.
Дэнни обуял страх, она прекрасно понимала, что это значит. Если тоннель всё ещё существует, и у гнезда будет путь к отступлению, тогда весь их план коту под хвост. Если вампирам удастся сбежать, то другого шанса поймать их уже не будет. И что ещё хуже, если они провалят миссию — вся ответственность падёт на них, а Дэнни не могла позволить, чтобы её отстранили.
Не сейчас.
— Я уже прошел четверть тоннеля. Дэнни, мне понадобиться твоя помощь, чтобы перекрыть выход из аварийного люка в Си-24, - запыхавшись, сказал Грег.
Мысль о том, чтобы спасать его, после того, как он облажался с планами, невероятно её раздражала, но не достаточно, чтобы рисковать заданием. Она всё поставила на эту миссию.
— Я уже в пути, — ответила Дэнни, бросив последний взгляд в направлении гнезда. — Конец связи.
Игнорируя пульсирующую боль в голове, она повернулась и ринулась к туннелю с новым аварийным выходом. Дэнни вытащила пистолет и держала его наготове. На этом участке было больше не безопасно, и ей нужно беспокоиться о приспешниках, слугах вампиров, чьей единственной целью в жизни было угождать и заботиться об их Мастере, патрулирующих туннели в поисках нарушителей.
Если она или кто-либо из товарищей наткнутся на одного, то нужно стрелять на поражение. Не то чтобы Дэнни поступила бы иначе. Нет. Поскольку приспешники по своей воле отказались от человеческих чувств и убивали ради Мастера без лишних вопросов, им нельзя доверять.
Около трехсот лет назад Совет Защитников изменил правила: не захватывать, не допрашивать и не лечить приспешников, а убивать на месте.
Правило изменили после того, как большой группе приспешников удалось загнать в ловушку двадцать Защитников в катакомбах Парижа и сжечь их заживо. Неудивительно, что с тех пор Защитники и человеческие члены команд не испытывали симпатии к слугам вампиров.
Если бы она хоть немного и сочувствовала приспешникам, то перестала бы после того, как восемь лет назад двое слуг убили ее родителей средь бела дня. Выслеживание и уничтожение их убийц стало первой и единственной несанкционированной миссией по уничтожению приспешников, какую она когда-либо совершала. В то время ее не заботило, что с ней сделает Совет.
Они могли запереть ее на всю оставшуюся жизнь на одном из множества частных островов, которые используются в качестве меры наказания и исправления для Защитников, или убить ее за все, что она тогда совершила. Дэнни слишком сильно ненавидела приспешников, которые отобрали ее единственную семью, чтобы следовать правилам.
В течение нескольких месяцев после убийства, она только тренировала и патрулировала, когда ждала вызова за совершенные убийства. Но прошло шесть месяцев и ничего не последовало, и Дэнни подумала, что Совет решил закрыть на это глаза.
— Где ты? — вдруг потребовал Грег с нотками тревоги в голосе. Она даже не могла винить его в этом. Он облажался по полной программе.
Дэнни сбавила темп, чтобы проверить темный туннель справа, прежде чем идти дальше.
— Я в двадцати ярдах от входа в туннель Джи-8.
— Хорошо. Встречу тебя там, — сказал он с облегчением.
Дэнни нахмурилась. Какого черта он делал у входа? Предполагалось, что он изучал люк в Си-24. Возможно, туннель действительно заблокирован. В этом случае он должен был бы сообщить ей об этом раньше, чем она займет свою исходную позицию.
За двадцать футов до входа, она стала идти медленнее, когда заметила расхаживающего взад-вперед Грега. Увидев ее, он жестом подозвал ее к себе. Подавив раздражение, Дэнни подошла и остановилась в пяти футах от него.
— В чем дело, Грег? Я думала, что ты проверяешь люк, — сказала она, убирая своё оружие.
Он наблюдал за ее действиями со странной улыбкой на губах.
— Там нет люка, — заявил Грег, небрежно пожав плечами.
Отлично. Он в очередной раз облажался.
— Я пойду, проверю. Возможно, ты пропустил его, — бросила Дэнни, обходя его. Чем скорее они найдут и обезопасят любые пути к отступлению, тем лучше. Она хотела вернуться к своей первоначальной позиции, понимая, что нужна там. Прямо сейчас позиции ее и Грега не защищены. Если они не пошевелят своими задницами, их товарищи по команде останутся в меньшинстве, и поскольку они были лишь людьми, воюющими с вампирами, это много значило.
Единственная мысль утешала ее, что Каин защищает их отряд. Он не сможет прикрыть спину всем, но определенно уравняет шансы. Если конечно не станет бесполезен с пулей в сердце или голове. Тогда им всем крышка.
Дерьмо.
Даже мысль о том, что ее команда останется беззащитной против огромного гнезда вампиров, заставляла ее нервничать. Она ускорилась, желая побыстрее покончить с этим, но внезапно резко остановилась, когда достигла стены, покрытой кафелем, в конце туннеля.
— Я думала, ты сказал, что это заканчивается, — сказала она, обернувшись к мужчине, что заставило ее вновь остолбенеть. — Что за черт… — пробормотала Дэнни, когда туннель позади Грега наполнился светом.
— Я солгал, — сказал Грег.
Медленно она стянула прибор ночного виденья, позволяя ему упасть у её ног. Дэнни прищурилась от яркого света и быстро насчитала двадцать человек, стоящих за Грегом, эффективно преграждая ей единственный выход.
— Что происходит? — потребовала она, уже зная, что попала в ловушку. Дэнни потянулась к оружию.
— На твоем месте я не стал бы этого делать, — самодовольно бросил Грег. Звуки взводимых курков заставили ее замереть.
Она обвела глазами небольшую группу и не удивилась, поняв, что новые друзья Грега — вампиры. Хотя ей хотелось бы сказать, будто она это предвидела, но это не так. Грег жестокий ублюдок и первостатейный мудак, но Дэнни верила, что он верен Защитникам и их идеалам.
— Почему? — спросила она, в надежде выиграть немного времени.
Грег помахал двум вампирам. Они быстро разоружили ее и забрали рацию, прежде чем она успела возразить. Не то чтобы Дэнни поступила бы так в данный момент. Она не идиотка. Ей нужно выиграть время, оценить ситуацию и попытаться найти выход из этой ситуации. Также нужно добраться до своей команды, прежде чем они окажутся в подобной ситуации.
— Ничего личного, Дэнни. Я получил определенные требования, и ты, — сказал он, лениво взмахнув рукой в ее сторону, и вздохнул, — лишь средство для достижения цели.
— О чем ты говоришь? — потребовала она, делая медленный глубокий вдох, когда черные пятна заплясали перед глазами. Острая боль прострелила ее голову и шею, от которой у нее едва не подкосились колени. Она боролась с темнотой, которая грозилась навалиться на нее и избавить от боли, потому что понимала, если сейчас свалится в обморок, то потом может не проснуться.
Ей нужно держаться и найти выход из этой ситуации или хотя бы предупредить товарищей по команде.
— Ты будешь помогать нам, — пояснил Грэг.
Дэнни горько рассмеялась.
— Ты сошел с ума. Никоим чертовым образом я не стану тебе помогать.
Грег улыбнулся, той самоуверенной улыбкой, которую она ненавидела.
— О, но ты уже это сделала. Благодаря тебе, Мастер наконец-то получит, то, что по праву его.
— Мастер, — пробормотала Дэнни. Она пристально смотрела на мужчину, на которого глупо потратила несколько месяцев. — Ты долбаный приспешник, — произнесла она с неприкрытым отвращением.
— О-о, я гораздо больше, — задумчиво ответил он, — Ладно, скоро стану.
Было не сложно понять, о чём говорит Грег.
— Ты обратишься в одного из них. — Дэнни покачала головой с отвращением.
Он пожал плечами, делая шаг к ней.
— Почему бы и нет? Мы оба знаем, что нас надули. Никто из нас не должен быть человеком. Ради Бога, наши родители Защитники! — закричал Грег, впервые теряя спокойствие с тех пор, как он начал эту игру. — Мы должны были получить их статус. По крайней мере, длинную жизнь. Но Бог решил вместо этого поиметь нас. Дерьмо собачье!
— Это работает иначе, и ты это знаешь, — сказала она и поморщилась, казалось, ее голова пульсирует в том же ритме что и бьется сердце.
— Мы рождены быть Его долбаными охранниками, а он сделал нас слабыми! Неважно, что мы делаем, или как усердно стараемся, его это не волнует! Но скоро я это исправлю, сегодня вечером, если получится.
— Что бы Мастер тебе не пообещал, это бред. Ты знаешь, что большинство из них не выполняет своих обещаний, данных приспешникам, — проскрежетала она сквозь зубы. Ей нужно его образумить, хотя это не лучшая идея на данный момент. Если он сейчас встанет на ее сторону, вампиры просто выпьют его досуха, выкинут его тело, а ее положение останется таким же.
Грег упрямо покачал головой и шагнул к ней, пока не оказался меньше чем в футе от неё.
— Он придёт за тобой, и тогда Мастер вознаградит меня.
— О ком, чёрт возьми, ты говоришь?
— Каин, — выплюнул он.
Дени удивлённо приподняла брови. Да он шутит. Но через мгновение поняла, что Грег вполне серьёзен.
Все хуже, чем она думала, не только потому, что понимала о неизбежности своей смерти, но этот урод делал что-то настолько глупое, что по всем правилам ей нужно отвесить ему пощечину.
Один из страхов Совета, и главная причина, почему Совет позволил Каину помогать, хотя ясно, что они ему не доверяли, была в том, что Каин попадет в руки Мастера. Как Страж, он мог проредить их количество, но не этим они озабочены.
Он мог создать огромную армию более сильных вампиров. Поэтому Совет поставил условие о его освобождении. Если Каин сотворит хотя бы одного вампира, неважно, что он может обратить кого-то одного в Стража, они запрут его в ящике, зальют цементом и бросят в океан, где она останется навечно.
Впервые за многие годы она ощутила облегчение, что Каин вырезал ее из своей жизни и перестал заботиться. Возможно, это спасло тысячи жизней.
— Он не придет, — сказала Дэнни спокойно. — Что бы ты ни запланировал, ничего не выйдет Грег. Ты знаешь, что он не разговаривает со мной с тех пор, как я была ребенком. Твой план провалится, и когда Мастер узнает об этом, то сильно разозлится.
Грег драматично покачал головой.
— О, он придёт, Дэнни. Я позабочусь об этом.
Она тяжело вздохнула.
— Понятно. Тогда мне, вероятно, следует, пойти вперед и отойти в сторону.
— Какого… — начал, было, он, но Дэнни его ударила. Грег отлетел на несколько метров, и, спотыкаясь о свои ноги, шлёпнулся на задницу.
— Как же хорошо, — бросила она с улыбкой, нисколько не беспокоясь о том, что они с ней сделают. Пока они не получили в руки Каина, она может принять свою участь.
Он уставился на неё.
— Ах ты, сука! — взревел Грег, вскочил на ноги и набросился на неё.
Дэнни ждала до последней секунды, чтобы сделать шаг в сторону, отвести ногу и ударить кулаком прямо ему по горлу. Он, задыхаясь, врезался в стену позади нее.
Наклонившись, Дэнни пообещала ему.
— Если Мастер настолько глуп, что решит тебя обратить, я с удовольствием воткну кол тебе в задницу.
Она получила сильный удар в живот, когда чьи-то мощные руки схватили ее и дернули назад. Затем завели ее запястья за спину, и одели наручники. Вампиры схватили ее и повалили на землю. От ужасной агонии она выгнулась, но их было слишком много, и ее зрение затуманилось, когда в голове взорвалась боль. В то время как перед ней сверкнул нож, Дэнни с радостью отключилась.

Глава 3

— Что за хрень здесь происходит? — потребовал Каин, один из тех мужчин, который никогда ни чем не интересовался.
— В любом случае они должны были предупредить, — ответила женщина, которая всегда подскакивала, если он только проходил в десяти футах от нее.
Каин медленно передвигался по периметру большой комнаты. Пол был покрыт толстым слоем нетронутой пыли и сломанной плиткой. Он пристально осмотрел всю комнату, ища выходы, которые должны быть там, но не было. Комната оказалась тупиком, и кто-то поимел их. И он догадывался, кто это мог быть.
— Возвращаемся на исходные позиции, — вздохнув, сказал Каин. У него действительно не было времени для этого дерьма, хотя он мог изменить свое решение, но это не означало, что он должен потратить впустую свою ночь, исправляя ошибки совершенные маленьким придурком. У него было несколько пакетов второй положительной крови, которые ждали его в комнате и несколько книг, которые он не горел желание перечитывать снова. Не самые интересные планы, но они его, и будь он проклят, если мелкий засранец разрушит их.
— Нам нужно подождать Грега, — сказал другой мужчина.
— Он, вероятно, опять все испортил, и Дэнни пришлось подчищать за ним. Она найдет его и даст знать, что мы должны сделать, — сказала другая женщина. — Она должна быть главной в этой миссии, а не Грег «ебаный» Митчелл
Каин не мог не согласиться, но теперь не было времени обсуждать то, что нужно было сделать по-другому. Чудо-мальчик снова облажался, и на этот раз он втянул в это Дэнни.
Ему стоило бросить ее здесь, чтобы самой справиться с теми проблема, которые создал маленький ублюдок. Это послужит ей хорошим уроком не связываться с ним снова. Если бы она прислушивалась к нему все эти годы, то сейчас бы не влипла в этот хаос. Но нет, она позволяет этому гаденышу использовать ее, время от времени выручая его задницу. Как по нему, пусть говнюк облажается по полной, но не Дэнни. Чертова миссия очень много значит для нее.
Как только маленький засранец начал выносить всем мозги, Каин переключил канал и прислушался, оценивая ситуацию. Он не горел желанием становиться, на чью либо сторону, полагая, что Дэнни сама справится с этим дерьмом и решит проблему. Очевидно, он ошибся.
— Что же нам теперь делать? — с дрожью в голосе, спросила женщина. Взывая к небесам, Каин молил о терпении, запасы которого быстро таяли. И почему он согласился нянчиться с людьми?
Да потому, что как только услышал о назначении Грега, он знал — что-то пойдет не по плану. Даже будучи ребенком, Грегу удавалось создавать проблемы и портить жизнь окружающим его людям. Все знали, что он был полным лузером, однако это не мешало его родителям продвигать его, дергая за нужные ниточки.
Желание оказаться дома, и расслабиться с пакетом крови было сильным, но Каин должен выяснить, что, черт возьми, пошло не так в этот раз. Но сначала, нужно найти Дэнни и убедиться, что засранец не «перевел все стрелки» за свое фиаско на нее. После, он намеревался напомнить Грегу их небольшой " разговор».
— Возвращайтесь все, к чертовой матери, на исходные позиции, — приказал он, размышляя как бы поскорее разобраться с придурком. Когда никто не шелохнулся, заорал:
— Быстро!
Слава Богу, они не стали мешкать. Он не сомневался, что по возвращению домой, многие побегут жаловаться своим предкам. Ему все равно. На самом деле, это только сыграет ему на руку. Может, в следующий раз место их няни займет какой-нибудь другой тупой идиот. Он мог только надеяться на это.
Достав нож, на случай если впереди его ожидает засада, Каин пробежал остаток пути меньше чем за минуту. Он остановился в десяти ярдах от входа в отсек, глубоко вдохнул и тут же выругался.
Твою мать.
Они бежали в гнездо. Он чувствовал запах Дэнни и Грега, но самое важное, запах их крови среди тяжелого, приторного, землистого запаха вампиров. Со своего места он мог видеть, что, там где Грег пообещал выход, был тупик. Конечно, ни один человек не увидел бы его, даже с прибором ночного видения, пока не оказался относительно близко.
Он снова принюхался. 
— Просто класс, — пробормотал Каин, направляясь в ту сторону, где их запах был отчетливее. На мгновение его посетила мысль вызвать подкрепление, но потом он вспомнил, что отряд в основном состоит из экипированных человеческих «детишек». Последнее, что его заботило это трата своего внимания на них.
Люди были бесполезны в схватке с вампирами, хотя имелись и исключения. Но, как и все родители, пары Защитников чрезмерно потакали своим отпрыскам. Учитывая, что человеческой опергруппе было запрещено вступать в схватки с демонами и оборотнями, многие надеялись, что Защитники поймут, что их дети не в состоянии противостоять и вампирам. Но, они предположили, что изнурительные тренировки, и, конечно же, опытная «нянька» всегда смогут гарантировать безопасность миссии.
Но это было не так.
Этот маленький засранец должен был доказать это. Защитники учили не искать проблем, подобно этой, на свои задницы, также постоянно использовать свое чутье. Они бы учуяли засаду заранее. Защитник уловил бы слабый землистый запах вампиров, и сделал бы все, чтобы не быть захваченным врасплох. Никакое количество тренировок не выработает у людей подобных навыков.
Через полмили запах резко изменил направление. Каину не нужно было много времени, чтобы сообразить, что они проскользнули через небольшой люк. Он закрыл глаза и сосредоточился. Каин смог уловить звуки сердцебиения двоих людей. У первого человека пульс зашкаливал и источал пьянящий запах адреналина, от чего его клыки сразу напомнили о себе, вытянувшись. Он проигнорировал их и сосредоточился на сердцебиении второго человека. Оно было сильным и устойчивым.
Он вздохнул с облегчение, когда понял, что второе сердцебиение принадлежит Дэнни. Конечно, Каин понимал, что рано или поздно она может умереть, но, честно, был не готов к этому. Это связано с тем, что она единственный человек, которого он знал, и о ком заботился в детстве. В общем, Каин не был готов расстаться с ней.
К счастью, этот день еще не настал, а когда это случиться, Каин сможет забыть ее, как забывал всех остальных. До этого, он будет поблизости к этой командирши, которая в детстве требовала дополнительные поцелуйчики своим разбитым коленкам, чтобы они скорее зажили.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.