Библиотека java книг - на главную
Авторов: 39422
Книг: 99751
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Летаргия»

    
размер шрифта:AAA

Мария Асимова
Сердце камня. Летаргия
Книга первая

Глава 1

— Рай! — В меня ударилось что-то мягкое и пушистое.
Я недовольно приоткрыла один глаз, для того что бы увидеть маму, возвышающуюся на до мной в домашнем халате. Одна её рука подпирала бок, вторая, вооружившись расчёской, тщетно стараясь придать непослушным, светлым, волосам приличный вид.
— Вставай уже, сонное царство. Отправка через час.
— Как через час! — Тут же я подскочила с кровати. Сон как рукой сняло! — Я же просила разбудить меня пораньше!
— Тебе бы и полчаса на сборы хватит. Для кого в лесу то прихорашиваться?
— Как это для кого? — возмутилась я. — Там же помимо нашей ещё две группы будет!
Покачав головой, мама вышла из комнаты, я же пулей рванула к шкафу с одеждой. Выбрала удобные брюки цвета хаки и просторную синею рубашку, подумала и захватила с собой ветровку, не смотря на начало лета, вечера пока холодные.
— А где папа? — спросила я за завтраком.
— На работе уже. Он сегодня рано уехал. Ни свет, ни заря позвонил начальник. Как всегда что то срочное! Как будто больше вызвать не кого! — Возмущалась мама, накрывая на стол.
Быстренько позавтракав, я обняла маму и, схватив рюкзак, подготовленный ещё вчера, побежала к университету. Вслед мне донеслось:
— Я сегодня на дежурстве, так что до утра не жди!
Дорога была близкая. Минут пятнадцать ходьбы и я у университета. День выдался солнечный и тёплый, но не жаркий. Больше похожий на весенний, но никак не на летний. Спешить не куда не хотелось, да и мышцы изрядно ныли после вчерашнего выступления по танцам. Времени в запасе у меня было предостаточно, и я медленно, в своё удовольствие, брела по тротуару. В такие погожие деньки дорога всегда занимала значительно больше времени. Когда я пришла к университету, там уже ждали автобусы и большая часть студентов. Увидев меня, преподаватель уткнулся носом в список.
— Так, Новикова пришла, — проговорил руководитель экспедиции, ища мою фамилию на листке. Найдя, он сделал пометку, я же обвела взглядом лица присутствующих, ища среди них моих одногруппников.
— Привет всем! Никаких происшествий на этот раз нет?
Все засмеялись. Дело в том, что данная экспедиция срывалась уже два раза. Первый из-за неисправности машины, второй из-за предупреждения об урагане, который, к слову сказать, так и не состоялся.
— К счастью нет. — Ответил мне Сергей, невысокий и худощавый брюнет.
— Подожди ещё. — Резонно заметила Катя, заплетая длинные, чёрные, как смола, волосы в косу.
С ней мы сдружились с самого первого дня учёбы, жила она, на соседней улице, и мы частенько ходили, друг к другу в гости. Впрочем, с остальными сокурсниками отношения то же были не плохие: группа у нас была небольшая, но дружная.
— Что стоим юные геологи? Заходим в транспорт. Риты со Светой не будет, они заболели. — Профессор обвёл нас добродушным взглядом. — Ух вы, чёртова дюжина, — усмехнулся в усы Павел Олегович и указав нам на открытую дверь пошёл в здание, вероятно, сообщить о выбывших студентах.
Дорога была не особо дальняя — два, максимум три часа и мы на месте. Автобусы, а их было два, уже выехали из города, Катя без умолку рассказывала о своём новом приметете воздыхания, уверяя меня, что теперь всё серьёзно и это точно любовь с первого взгляда, та самая, которая до гроба. Ага, как же. Уже десятая, а может двадцатая — давно сбилась со счёту. Я, разуметься, с серьёзным видом кивала, но думала совершенно о другом. Мимо нас, мелькали деревья, из приоткрытого окна дул сухой, горячий ветер, не принося совершенно никакого облегчения. Страшно подумать, какая жара настанет к обеду.
— Ты меня слушаешь?! — гневно спросила подруга, заметив отсутствие внимания к её монологу.
— Да, конечно! Ты про Максима из параллельно группы рассказывала.
Катя нахмурилась и отвернувшись от меня пробурчала:
— Рассказывала… полчаса назад.
— Извини, задумалась. Теперь внимательно слушаю. — Всем своим видом демонстрируя повышенное внимание и интерес, сказала я.
Но подруга повторять не стала, и полностью игнорируя меня, стала искать утешения с телефоном. Вздохнув, я снова повернулась к окну, прекрасно зная, что пройдёт немного времени, и она будет вести себя, как ни в чём не бывало. Машина свернула. За окном всё так же мелькали деревья, но дорога стала ухабистой, и теперь мы ехали значительно медленней. Автобус в очередной раз «подпрыгнул» и раздался хлопок.
— Чёртовы дороги! — остановив машину, выругался водитель. Нервно вышел из автобуса и вынес вердикт: — Эх! Колесо лопнуло. Ребята, вы погуляли бы пока.
Второй автобус так же остановился, и теперь вся наша немалочисленная компания толпилась на улице.
— Мальчики направо девочки налево, — сказал преподаватель и поспешил направо.
Я же решив прогуляться, побрела по дороге. Катя всё ещё на меня дулась, почти все одногруппницы ушли «налево», а ребят с других групп я знала плохо, поэтому гулять мне пришлось в одиночестве.
Немного отойдя, я увидела просёлочную дорогу, над которой аркой смыкались высокие деревья. Наверно мы потом сюда и поедем. Обернувшись, удостоверилась, что пока никто уезжать не собирается и свернула на неё, скрываясь от зноя в тени деревьев. Взгляд невольно наткнулся на ярко пятно в гуще деревьев и приглядевшись я поняла, что это целая поляна ярко‒красных цветов. Дороги, как таковой, туда не было, и я аккуратно ступая пробиралась через заросли. Каково же было моё удивление, когда я увидела, что это были маки, тысячи маков. Как назло, телефон остался в рюкзаке, который в свою очередь, был в автобусе. Очередной порыв ветра оказался холодным и принёс запах дождя. Взглянув на небо, я не увидела не одной тучки.
Развернувшись, поспешила обратно. Надо же показать подружкам эту поляну. Воздух снова запах озоном, совсем как перед грозой. Неужели всё же будет дождь? С этими мыслями я дошла до деревьев, вот только выйти с поляны у меня не получалось. Нет, она не стала больше. И я не заблудилась. Просто не могла заблудись в трёх соснах! Я вновь пошла вперёд, как и в прошлый раз дошла до края поля и каким-то не мыслимым образом оказалась в центе. Осмотревшись, попробовала идти в другую сторону, бежать — эффект тот же. Паника всё больше разрасталась во мне.
— Эй! Идите сюда! — Крикнула, что была сил. Но мне ответило эхо. Словно я в трубу кричу. Так, нужно успокоиться. Я закрыла глаза. К горлу подступил комок, появилась ощущение словно падения, совсем как во сне. Кожи коснулся холодный ветер и мне стало лучше. Вдох. Выдох. Веки казались неподъёмными, но я всё же раскрыла глаза. И… лучше бы я их не открывала! Теперь передо мной была не цветочная поляна, залитая ярким солнцем, а лес с деревьями исполинами, тонущими во мраке ночи. Не луны, не звёзд видно не было, тучи заволокли всё небо. И тут меня осенило — это всё сон! Сейчас мы все едем на практику, а я просто задремала, и мне сниться кошмар. Точно. Скоро я проснусь, и всё будет в порядке. И раз это сон, почему бы не прогуляться здесь? Практически на ощупь я пошла вперёд.
Глаза постепенно стали привыкать к темноте и я двигалась уже более уверенно, впрочем, коряги и ямы всё равно не замечала. Шума, наверное, от меня… Позади хрустнула сухая ветка, я тут же развернулась и вглядываясь в темноту попятилась назад. Зря. Спустя несколько шагов мне встретилось очередное препятствие, которое я, разумеется, не заметила, и не удержав равновесие упала на холодную, влажную траву. Мысли о том, что это сон, как то улетучились и в этот момент мои нервы дали сбой и вскочив, я с визгом, помчалась куда глаза глядят. Глядят то они глядят, видели бы ещё. Впрочем, забег закончился довольно быстро, и лес, на последок, ударив меня колючей «лапой» какого то дерева выпустил в поле, на траве было множество каких то мелких жучков, которые светились бледно зелёным светом.
Не ярко, но этого мне вполне хватило, что бы ни спотыкаться каждый шаг. Впереди что-то мелькнуло, я остановилась приглядываясь. Тень тоже замерла, глядя на меня двумя светящимися глазами.
Наверное, собака — подумала я и стала потихоньку двигаться в бок. Пёс двинулся за мной, пришлось снова остановится. Смысл убегать от собаки в чистом поле? Вот если бы забраться куда… Я посмотрела вокруг — где то на горизонте светились жёлтые точки, чем то напоминающие свет в окнах домов. И вправду, на город похоже. Люди! Обрадовалась я, но добежать до них вперёд животного у меня точно не получится. Недалеко виднелось пару деревьев, но боюсь и до них я добежать не успею. Да и зверь вроде бы поужинать мной не намерен. Может, если я не буду обращать на него внимания, он пройдёт мимо? И уже наметив план действия, я обернулась к собаке и обомлела.
Передо мной белым пятном стоял самый настоящий волк. Только этот был, какой то излишне крупный, мне, где то по грудь, в зоопарках они гораздо мельче. Он спокойно осматривал меня, как бы оценивая.
— Хороший пёсик…то есть волк ‒ говорила я медленно пятясь спиной к одному из деревьев, я не вкусная, — пытаясь отсрочить момент встречи нарочно растягивала слова. — Зверь сел и повернул голову, украшенную чёрной полоской набок словно понимал всё что я говорю и стал внимательно меня слушать. — Я… я фастфудами питаюсь, курю, алкоголем злоупотребляю, и болею ужасной болезнью от которой нет лек-ккар-кхе-кхе на последнем слове я надрывно закашляла, надо же чем то аргументировать раньше сказанное. Волк зевнул, встал и пошёл в сторону леса, затем остановился, тряхнул головой, посмотрел на меня и протяжно завыл, после чего скрылся в лесу.
Не долго думая, а точнее не думая совсем я побежала к огням города.
Леса, как такового уже видно не было, но то и дело встречались не большие скопления деревьев, которые я спешно обходила, огни стали больше и ярче, но сколько мне ещё до них идти было непонятно. И тут со стороны леска, только что пройденного мной, послышался топот, оборачиваться я ни стала, снова сорвавшись на бег, но звук быстро приближался. Особой смелости, да и других выдающихся способностей, я за собой, честно говоря, не замечала. И сейчас прекрасно понимала, что убежать шанса у меня нет, город всё ещё был слишком далеко, пара облюбованных мне деревьев, остались позади, а преследователи всё ближе, развернувшись, я была готова к чему угодно, кроме этого…. У меня был шок, тот самый при котором тело отказывается повиноваться, и ты не в состоянии не убежать, не вымолвить хотя бы слово, остаётся только смотреть в глаза приближающийся смерти, а смерть эта была…кентавром, самым настоящим гигантским человеко‒конём, который во весь опор мчался на меня, заметив то, что я остановилась, он сбавил темп. Закрыв глаза, я начала молиться. Мысленно, тело до сих пор сковывал страх. В ночной тишине слышалась только дробь копыт, которая вскоре затихла.
— И чего мы стоим, давай, открываем глазки и идём ножками в академию, — послышался человеческий, на удивление приятный и бархатистый голос, — везти тебя я не собираюсь. Сообщать об этом администрации то же. Кто же не сбегал в Ночь Разобщения, — усмехнувшись, закончил он.
Медленно открыв глаза, я увидела торс. Подняв голову, встретилась с парой фосфолюцирующих глаз. Существо подмигнуло мне и подойдя ближе вкрадчиво прошептало.
— Скажу откровенно, всё это пустая трата времени. Я сам практически каждый год во время обучения сбегал, но никаких других миров так и не увидел, и тем более по ним не скакал. — К концу фразы кентавр говорил уже нормальным голосом. — Давай в академию топай, — он сделал ещё шаг ко мне, расстояние между нами сократилось ещё больше, настолько, что я почувствовала жар, исходящий от него и в этот момент силы вернулись ко мне. Я тут же отпрыгнула, и закричала что было сил. Кентавр, не ожидав такого, встал на дыбы и захрапел, так как это делают лошади.
— Ненормальная, — прорычал мой кошмар, когда все его ноги оказалась снова на земле.
— Присниться же такое… — Пятясь назад, прошептала я.
— Что значит присниться?! — Удивился кентавр. — А ну стоять!
Нет, то ему иди, то стоять, определился бы уже! Выбрала я свой вариант: развернувшись, побежать куда глаза глядят.
— Последний раз повторяю, возвращайся в академию, — донеслось мне вслед.
Разумеется, ни в какую академию возвращаться я не собиралась! Хотелось к своей группе, а ещё лучше домой. Когда же этот сон уже закончиться! Может когда он меня поймает? Нет. Однозначно не хочу, что бы это чудовище меня ловило. Пусть даже во сне. Огни так и маячили где то вдалеке. Сколько же мне ещё бежать! Путь пришлось немного изменить из за выступающий кромки леса и теперь я пробиралась через кустарники. Меня они замедляли не очень, а вот моего преследователя ощутимо, он брыкался, фырчал, пытался разрубить себе проход откуда-то взявшейся шашкой, но тщетно — огромный кентавр только больше запутался в ветках, а лозы, которых было в этих зарослях тьма, переплели ему ноги. Волосы ранее собранные в высокий хвост, беспорядочно трепал усилившийся ветер. От туда лучше всего было выбираться спокойно, шагом, не путая ноги. К моему сожалению «светлая» мысль пришла в наши головы одновременно, и когда я выбиралась из зарослей, кентавр уже разрубил ветки, откуда то взявшейся шашкой. Перемахнув заросли одним прыжком, преследователь медленной рысью приближался к своей цели. Мы оба понимали, что бежать мне некуда. С одной стороны от меня были редкие, молодые деревца, с остальных степь. Самодовольная ухмылка с его лица постепенно исчезала. С чего бы это?! Обернувшись, я увидела второго кентавра, она была девушкой. Ну отлично, скоро весь табун соберётся!
— Не вмешивайся, — устало сказал кентавр.
Заливисто рассмеявшись, кентавриха весело сказала:
— Сегодня не твой день, Гектор, — подскочив ко мне, от чего я отшатнулась, она похлопала себя по спине. Гектор же уже рыл копытом землю в прямом смысле этого слова. — Давай быстрее, или ты хочешь добирать домой с этим занудой? Уверяю тебя, компания не из самых приятных.
Подумав я решила, что уже ничего не теряю. Девушка, по крайней мере, выглядела дружелюбней. Она оказалась намного ниже собрата, и я была ей чуть ниже груди, той, что человеческая разумеется. Забиралась я на неё долго, и где то раза с пятого мои попытки, вопреки всему, увенчались успехом. Нет, всё бы нечего, но одежда, лоскутами свисающая с кентаврихи, сильно мешала, путая ноги.
— Дааа, — потрясённо протянул кентавр позади.
— Ну держись! — Подхихикивая, кентавриха пустилась вскачь, с каждой секундой только ускоряя свой бег. В этот момент я была крайне благодарна норовистой дедушкиной лошадке, на которой частенько каталась, когда приезжала на каникулы в деревню, и которая регулярно устраивала мне вот такие марафоны.
Деревья становились всё выше и чаще и вскоре мы забежали в лес. Это был наш шанс оторваться, затерявшись среди деревьев. Но преследователь приближался слишком быстро, а кентавриха уже тяжело дышала. Вскоре, она начала петлять, вероятно надеясь на то, что кентавр потеряет нас из виду и на одном из поворотов, то ли поскользнулось, то ли спотыкнулась о корни деревьев, это не так важно. Важно то, что мы полетели вниз. К счастью лететь пришлось недалеко, вскоре нас с распростёртыми объятиями встретила мелкая речка, в которой грязи было больше чем воды.
— Тише, — прошептала она и затаив дыхания мы лежали в грязи, слушая стук удаляющихся копыт. Через пару минут девушка начала заливаться смехом.
— Как мы его, а? Видела бы ты это лицо, когда тебе всё же удалось запрыгнуть на меня. А как мы в эту лужу свалились! Ой, не могу, — она снова залилась заразительным смехом. — Меня Эля зовут, — решила познакомиться она, попутно выбираясь на дорогу.
— Иса, — в свою очередь представилась я.
— Ты из первокурсников?
— Нет, я на втором учусь. — Ответила, глядя на светлеющую полоску неба.
— Идём, по дороге пообщаемся. Нам ещё до занятий хотя бы пару часов поспать не плохо. И на озеро отмыться зайти нужно, — кентавриха сморщив лицо, посмотрела на стекающую с себя грязь. Должно быть, у меня вид не лучше. — А то нас Кхар за болотников примет. — Хихикнув, она бодро зашагала вперёд, по земляной, наезженной дороге.
Необычайно яркое солнце уже поднималось над горизонтом. Я шла с кентавром в непонятном направление, по широкой лесной дороге, и не понимала что это: затянувшийся сон, либо я просто сошла с ума или…
— Можешь пояснить мне несколько моментов? Просто я никого кроме тебя здесь не знаю.
Эля со скепсисом на меня посмотрела.
— Ты же на втором курсе? Как можешь никого не знать?
— Я не местная.
— Да? Тогда откуда? — Удивление отразилось на её лице, а острые ушки, на манер лошадиных, повернулись в мою сторону. Вкупе с человеческим лицом выглядело это жутковато.
— С Земли, — нервно улыбнувшись, ответила я.
— Ну так понятно что не с неба. С каких именно ты земель?
— Нет, ты не поняла. Я про планету говорю. — Увидев непонимание на её лице пояснила: — Планета — это такое небесное… — начала было я, но меня перебили задумчивым:
— Я знаю, что такое планета… Так ты с другой планеты?!
— А я о чём! Ну вообще то мне кажется, что я во сне и всё это, — проводила взглядом животное, чем то напоминающие зайца, но с двумя парами рожек между ушами, — плод моего больного воображения.
— Нет, это не сон, это Тельгейза. — Задумчиво протянула она, а после как затараторила: — Это новость века. Действительно века! У нас инопланетяне уже лет сто не появлялись! А я то думала, что ты такая бледная и растерянная около Гектора стояла. А оно вот как… Ну ты и смельчак! Хорошо держишься, разговариваешь со мной, от брата моего смыться пыталась, я бы язык проглотила или прямо там от разрыва сердца копыта откинула. Пойдём скорей в академию!
— Зачем? — Опешив спросила я.
— Как это зачем? — удивилась Эля. — Решать, что с тобой делать. Я слышала, что инопланетян возможно отправить домой, но если захочешь, оставайся здесь! Отношение у нас к вам очень хорошее. — Расплывшись в улыбке, закончила кентаврида.
— Знаешь, меня больше первый вариант устраивает.
— Жаль. Тебе бы у нас понравилось.
— Почему? — Улыбнувшись, спросила я.
— Всем нравиться. — Пожав плечами, ответила она. — Садись, так быстрее будет, ты наверно голодная, да и спать хочешь, — протянула Эля зевнув, обнажая не большие, но заметные клыки, — вот я хочу очень, и даже не знаю чего больше.
— Ты первая кентавриха, на которой я ездила, — примеряясь как лучше запрыгнуть, сказала я.
— Не кентавриха, а кентаврида. Разница такая же, как между бабой и леди, это так, к сведению. И возить на себе в моей среде не принято, считается оскорбительным, особенно для кентаврид. Так что не говори об этом некому. Мне то всё равно, но вот отец недоволен будет. — Тяжело вздохнув, кентаврида с грустью посмотрела в даль. Прищурилась и вдруг как подпрыгнет на месте, как будто её оса в одно место ужалила. — Вот же ишак горбатый! Иса быстрей на меня у нас хвост.
— Какой? — Обернулась, посмотрев в туже сторону в которую смотрела кентавриха. Доли секунды хватило мне на то что бы понять, что наш хвост — кентавр, который, как нам казалась, уже отстал от нас.
На этот раз я вскочила на Элю с первой попытки. Мы свернули вглубь леса на первой же развилке, но что то подсказывало — толку от этого будет мало.
— Прижмись ко мне! — сказала кентаврида.
Я тут же последовала её приказу, в следующее мгновение мы уже перепрыгивали овраг. Резкий поворот. Птицы, притаившиеся в одном из ближайших кустов вспорхнули вверх, оповещая всю округу о нашем местонахождении громкими криками.
— Пригнись! — Снова последовал приказ.
— Что? — не расслышав переспросила я.
Тело кентавриды, то, что человеческое, резко опустилось вниз, хотя до этого было лишь чуть-чуть наклонено вперёд, а на уровне моих глаз появилась толстенная ветка. В следующую секунду я уже лежала на земле, а перед глазами плясали искры, которые постепенно угасали вместе с красками этого мира. Я что, умираю?
— Иса! — Послышался встревоженный вопль, но я была уже где то очень далеко отсюда. Если точнее на узкой, каменной улочке.
И я куда то очень спешила. Прошла один маленький домик, затем другой, резко свернула на следующую улицу. Вдруг до меня доноситься шум и треск, который раздаётся совсем близко. Но где? Сорвавший на бег миную площадь, над которой виден огромный, бирюзовый месяц, постепенно исчезающий в надвигающимся на него облаке дыма. От этого на улице стало ещё темнее. Уже ощутимо пахнет гарью, но я всё равно двигаюсь вперёд. Решив сократить путь, сворачиваю в ещё более тесный проход, стены становятся всё ближе и ближе, теперь мне приходиться идти боком, кажется ещё несколько метров, и они меня просто раздавят! Но выход оказался ближе, чем я могла думать. Теперь, петляя между магазинчиков с покачивающимися вывесками на цепях, я всё быстрее и быстрее бегу на звук. Поворот. Ещё один. Треск огня уже где то совсем близко. Город, как не удивительно, мне хорошо знаком но темнота и паника сыграли злую шутку. После очередного поворота я уткнулась в тупик: высокую, каменную стену. Здесь было значительно светлее ‒ зарево отбрасывало свои отсветы. За стеной что-то рухнуло, и вверх поднялся сноп искр, несколько из них долетели до ближайшего дома по эту сторону от стены и их с лихвой хватило соломенной крыше. Медленно, но верно она начала чернеть, появился дым. Подул ветер, приятно обдав лицо холодом, но крыша от этого «засветилась» красным, а спустя мгновение появились языки пламени. И снова я сорвалась на бег. Когда то могучих ворот уже не было, у стены тлели последние угольки от них да лежал почерневший, металлический каркас. С этой стороны города пылал уже не один, и даже не десяток домов, а намного, намного больше. Я будто в аду оказалась… Забежав во внутренний город начала искать взглядом так знакомое мне строение. Дом к моему приходу почти сгорел. Почернел и садик, росший с южной стороны строения. На не гнущихся ногах я подошла ко входу, и зашла внутрь. Огромное бревно рухнуло в шаге от меня. Внутреннего убранства уже не было, только картина на стене отчего-то ещё была цела, стекло защищавшее ткань изрядно подкоптилась, но какие-то неведомые силы всё ещё сдерживали пламя на пяточке вокруг гобелена. Протянув руку, я коснулась стекла. Холодное. В ту же секунду дом стремительно начал расти, и вскоре картина оказалась намного выше меня. Почувствовав спиной, чей то взгляд я стремительно обернулась. Огромный человек уверенно шёл к своей цели, пламя будто лоснилось к краям его плаща, не принося вещи никакого вреда. Разглядеть человека никак не получалось, всё было мутным и размазанным, дым застилал глаза. Меня он, впрочем, тоже не увидел. Пройдя мимо, человек подошёл к картине. Стекло осыпалось с неё под его взглядом тысячами осколков. Взяв ткань, он аккуратно, не спеша свернул её трубочкой, после повернул голову и наши взгляды встретились.
— Как же я про тебя забуду, дорога Авелиса?! — ответил он видимо самому себе слащавым голосом.
— Сколько можно копаться! — послышался раздражённый женский голос. Тебе было приказано забрать карту и убрать ребёнка, а так же перенести всех нас отсюда! Не забыл?
— Да помню я всё, не мешай. — Зло ответил мужчина. — Или ты уже закончила?
— Закончила. Все уже закончили. Только тебе ждём, — бросила женщина, выходя на улицу.
Тяжело вздохнув, мужчина посмотрел на меня.
— Скажи спасибо, что даю тебе хотя бы этот призрачный шанс на жизнь.
Закрыл глаза он и медленно провёл рукой. Где то за моей спиной раздался звон, словно кто-то уронил стеклянный стакан на каменный пол, но он вопреки всему остался цел. А потом я будто поплыла по воздуху. Ощущение, должна признать не передаваемое. Глаза стали слипаться сами собой, ужасно захотелось спать, и я практически заснула, если бы не одно НО. Меня начало затягивать в воронку, всё больше раскручивая по кругу. С трудом раскрыв глаза увидела, что передо мной больше не было обгорелого потолка и стен, вокруг вихрем кружил воздух, но обычно воздух бесцветен, а этот был серебристо‒матовый. Тело меня слушалось с трудом, и единственное что я смогла сделать — поднять руку и… она была не моя. Ладошка была полной, с хорошо прочерчены складками и короткими пальцами. Вверху раздался хруст, и нечто чёрное с красными вкраплениями медленно, но неотвратимо стало приближаться ко мне. Я бы и дальше всё это рассматривала: и руку, и непонятное, ставшее уже чёрным пятно — почему то всё это показалась мне забавным и интересным, а то, что я смогла пошевелить рукой снова, вызвало восторг. Меня прервала острая боль, возникшая в голове и постепенно охватывающая всё тело. В глазах потемнело, дышать становилось всё тяжелее, а вскоре воздух и вовсе закончился. Словно рыба, выброшенная на берег, я хватала ртом воздух и уже не надеялась остаться в живых, как всё это резко прекратилось. Надо мной светло яркое солнце, которое выглядывало из за зелёных, шелестящих на ветру листьев деревьев и наконец то смогла вздохнуть полной грудью.

Глава 2

Приоткрыв непомерно тяжёлые веки, я непонимающе оглядела окружающую меня обстановку. Бледно голубые стены, жёлтые, деревянные полы и белоснежный потолок. Интересно, где я? Последнее, что я помнила — это как мы едем на практику, потом вроде колесо лопнуло, а после ночь почему то настала. Голова тут же отозвалась болью, и я поспешила отвлечься от раздумий.
Осторожно встала и слегка пошатываясь, подошла к единственному, но большому окну, осмотреть окрестности: деревья, цветы, снова деревья и какая-то тропка, уводящая прочь. Да, не густо. Развернувшись, я направилась к двустворчатым дверям, на манер тех, что бывают в больничных палатах, только эта были деревянной, кипенно‒белой.
Приоткрыв их, я выглянула наружу. Длинный, пустой коридор, с множеством дверей, встретил могильно тишиной. Обхватив себя руками, я потихоньку пошла вперёд. В конце коридора стоял небольшой, белый стол около которого мельтешили две фигуры в белом. Неужели я действительно в больнице? Каким образом меня угораздило сюда попасть? Абсолютно ничего не помню!
Я уже почти дошла до стола как резко остановилась, увидев лицо одной из медицинских сестёр, заметившей моё присутствие. Один единственный глаз, расположенный сразу над носом, недовольно на меня взирал, спустя секунду к сверлению глазом присоединилось рассерженно постукивание ногой по полу.
— Почему по холодному полу без тапочек ходите?
— Мама. — Прошептала я, пятясь назад.
— Глаф, девушка из десятой очнулась.
— Из десятой?! — Из-под стола показалась вполне нормальная женщина лет тридцати пяти с кипой бумаг. Водрузив их на стол, она приветливо сказала:
— Добрый день. Рада, что вы очнулись, но вернитесь в палату, пожалуйста. После вашего состояния не рекомендуется лишний раз вставать. Архимага оповестят о вашем пробуждении. Вы голодны? Или может вас что то беспокоит, всё же пробыть без сознания месяц — не простуду подхватить.
— Теперь понятно откуда галлюцинации. — Вынесла я вердикт.
— Что? — спросила одноглазая женщина.
— Вы не поверите. — Заявила я ей. — Но мне кажется, что у вас один глаз.
— Девушка, вы что? У меня уже сорок лет как один глаз. Я же циклоп! — Засмеявшись, ответила она.
— Глашь, иди оповести архимага пожалуйста. — Вмешалась вторая женщина, обеспокоенно поглядывая в мою сторону.
— Матильда! — Позвала циклопиха.
— Нет. — Осадила её женщина. — Иди ты. Если то, что сказала кентаврида — правда, то ты воспринимаешься девушкой как монстр. Давай скорей отсюда.
— Пойдёмте в палату. — Подойдя ко мне, сказала медицинская сестра с нормальным обликом.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.