Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44756
Книг: 111430
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Крот 3. Сага о криминале»

    
размер шрифта:AAA

Виктор Мережко
Крот 3. Сага о криминале

Кулаки в сердце

Дух сидел на Тверской на открытой пивной площадке, с удовольствием потягивал пиво, жмурился на проходящих соблазнительных девушек. Настроение у него было просто превосходное.
Неожиданно взгляд его остановился на длинноволосом молодом человеке, выбирающемся из «Жигулей». Это был Грэг – Дух его сразу узнал.
Как ненормальный он сорвался с места, зацепил недопитое пиво, опрокинул его и понесся к Грэгу.
Тот был не один. Рядом стоял Кулиев.
– Грэг! Кулек!
Парни настороженно смотрели на бегущего. Узнали.
– А-а, привет… – Обменялись рукопожатием. – Чего?
– Да просто так. Увидел, обрадовался.
– Молодец, – кивнул Грэг. – Прости. Нам некогда.
– А я с вами, – не отставал Дух. – Есть разговор. Серьезный.
– Слышал, – вмешался в разговор Кулек, – некогда. В следующий раз.
Дух схватил его за локоть:
– Помнишь треп? Клевый треп. Классный! Про кукушонка!
– Про какого кукушонка? – не понял Кулек.
– Про кукушонка! Который стоит лимон гринов! Помнишь?
Кулиев настороженно перевел взгляд на Грэга.
– Помню, – с оттяжкой ответил Грэг. – А ты откуда знаешь?
Дух с удовольствием засмеялся:
– Тайна, покрытая мраком! Кое-кто проболтался!
– Кто?
– Тайна, покрытая кайфом!
– Чего тут базарим? – вмешался Кулиев и взял Духа под руку. – Побазарим в салоне… – Бросил злой взгляд на Грэга и повел Духа к машине.
Влезли в салон. Духа посадили рядом с Кулиевым, Грэг разместился сзади.
– А я как увидел тебя, чуть с катух не екнулся! – радовался Дух, оборачиваясь назад к Грэгу. – И не гадал, и не думал… И вы чего, вдвоем? Корешите?
– Чего хочет твой друг? – спросил Кулек Грэга.
– Чего ты хочешь? – толкнул тот в плечо Духа.
– Того же, чего хочешь и ты! Бабулек! И побольше! Ты ведь умыкнул кого-то? Киднепинг?! Правильно я рассуждаю?
Кулиев бросил взгляд на Грэга.
– Твой друг правильно рассуждает. Он, как я понимаю, желает сотрудничества?
– На равных! Я ведь просек ситуацию, никому не брякнул! Ни одной живой душе!
– Неужели не брякнул? – не поверил Грэг.
– Клянусь! А какой смысл? Все равно знал, что вас встречу.
– Мне нравится твой друг, – снова вмешался в разговор Кулиев и незаметно подмигнул подельнику: – Есть смысл нормально сесть за стол и обсудить все детали.
Свернули с основной трассы на неширокую асфальтированную дорогу, потом через километр Кулек резко взял в сторонку, в заросшую высокой густой травой просеку.
Дух забеспокоился:
– А куда это мы? Грэг, куда? Парни!
В этот момент Грэг набросил ему на шею тонкий жгут и стал душить.
Дух сопротивлялся, старался освободиться, царапал руками, хрипел.
– Слабак херов! – подключился Кулиев. – Баба! – Перехватил жгут у Грэга и стягивал его до тех пор, пока – после конвульсий – Дух не затих.
Кулек вытер взмокший лоб, неожиданно с силой ударил ладонью в лицо Грэга.
– Трепло! Из-за тебя, сука, под вышку загремим! Теперь нам в город путь заказан.
Он вышел из машины, зашел с другой стороны, выволок бездыханное тело Духа на землю. Махнул Грэгу:
– Эй, хер! Помоги! Надо эту собаку зарыть поглубже.
Они взяли тяжелое тело за руки-ноги и потащили в густую лесную чащу.

Самолет приземлился легко и даже изящно, трап подали быстро, из салона тонкой цепочкой вышли пассажиры, направились к автобусу. Оксана никак не выделялась среди прилетевших, незаметно юркнула в переднюю дверцу, и вскоре автобус тронулся.
Девушка достала мобильник, набрала номер:
– Привет, я прилетела. Думаю, через час. «Москвич»? Поняла. Тоже поняла. Бай…
При выходе с летного поля прилетевших встречала плотная толпа родственников, друзей, таксистов.
Оксана миновала этот цепкий заградительный кордон, вышла к газетному киоску, стала выбирать свежее чтиво.
Позади остановился мужчина в черной куртке.
– В город, девушка?
Она кивнула:
– Сколько?
– Недорого, и в самый центр.
– Поехали.
Они направились к выходу.
Сели в неприметную черную «Волгу». Оксана разместилась на заднем сиденье, и машина понеслась в сторону города.
Ехали молча. Когда до кольцевой дороги оставалось меньше километра, Оксана попросила:
– Тормозните здесь.
Водитель послушно остановился.
Девушка покинула «Волгу», и тут же, буквально через минуту, к ней подкатил «Москвич». Оксана открыла заднюю дверцу, села.
– Полет прошел нормально? – спросил водитель «Москвича», не поворачивая головы.
– Вполне.
– Шеф ждет.
– Спасибо.
Представитель отечественного автопрома ехал в сторону Москвы неторопливо и тряско, водитель больше не проронил ни слова. Оксана листала газеты, потом отложила их и стала смотреть на однообразные подмосковные пейзажи.

Цапфик уже занял место за столиком в том самом кафе – стекляшке на Малой Бронной – и при виде Кузьмичева издали помахал рукой.
– Во-первых, мне были обещаны документы по оборотам вашего товара, – с ходу произнес Сергей, усевшись напротив. – Я их не получил.
– Вот они. – Цапфик извлек из портфеля бумаги, протянул Сергею. – Во-первых, чтобы составить их должным образом и не вызвать подозрения, необходимо было время. А во-вторых, нам кое-что удалось узнать.
– Что именно?
– Информация невероятная.
– Можно без комментариев?
– Пожалуйста. Вам знакома фамилия Грязнов?
– При чем здесь он?
– Как ни странно, при многом. Человек по имени Грэг является сыном господина Грязнова.
Он неожиданности Кузьмичев даже ничего не смог произнести.
– Это что… серьезно?
– Вы полагаете, я могу в такой ситуации шутить? Сын Грязнова Грэг… он же Григорий… наркоша со стажем. Долбается лет с четырнадцати… Так вот как раз он со своими корешками и решился на такой подвиг.
– А второй?
– Второй – шестерка. Но, думаю, кроме Грэга и этого Жоры, там должен быть еще кто-то… более серьезный господин. Идеолог, так сказать. И просчитать его – задача не из простых.
– Их где-нибудь видели?
– В «Крыле» дня три назад. Потом исчезли, наверное, кто-то их спугнул.
– Их кто-нибудь ведет?
– Из моих людей – никто. Жду вашей команды. Думаю, выйти на мерзавцев дело двух-трех часов. – Цапфик внимательно заглянул в глаза Сергею. – Начинать действовать?
– Через час я вам позвоню, – ответил тот.

Николай до прихода Кузьмы занимался на тренажере и теперь с откровенно недовольным видом оставил пудовые гантели, успокоил дыхание, после чего остановился напротив наблюдающего за ним Кузьмичева и произнес:
– Хорошо. Скажите своим людям, чтобы начинали розыск похитителей.
– Но я попадаю в полную зависимость к ним, – возразил Кузьма.
– Предлагаете не заниматься ребенком Пантелеевой?
– Заниматься надо, но как не попасть в ловушку?
– Необходимо срочно заняться освобождением из следственного изолятора Сабура, – неожиданно сказал Николай.
– Шутите?
– Вполне серьезно.
– Можно подумать, других, более неотложных дел нет, – хмыкнул Сергей.
– Назови, – Николай остановился напротив него.
– Моя жена сидит в тюрьме – раз. Мой ребенок живет без отца и матери – два. Исчез в Сибирске финансовый директор холдинга – три. Похищен сын Пантелеевой – четыре. Текущие дела холдинга – пять. Недостаточно?
– Лично для вас – более чем. И я это прекрасно понимаю. Для дела же сейчас важнее решить проблему Сабура.
– Почему?
Николай подошел к окну, некоторое время смотрел на копошащуюся внизу улицу.
– Сабур – ключевая фигура в наркобизнесе. Это общеизвестно. С его изоляцией поставка наркотиков перестает быть централизованной. И, таким образом, контролируемой. За дело берутся непредсказуемые группировки. Так называемые отморозки. Их много, и держать их в поле зрения значительно сложнее, чем того же Сабура.
– Не я засадил его в тюрьму, – огрызнулся Кузьмичев.
– Не вы, – согласился Николай. – Но ради вашего спасения.
– Он под следствием по статье о наркотиках. А от такой статьи отвертеться крайне сложно.
Николай ухмыльнулся:
– Следствие имеет способность как начинаться, так и заканчиваться. Как вы убедились на собственном примере – самым неожиданным образом.
Кузьмичев пожал плечами:
– А не проще ли найти замену Сабуру?
– Вы ее уже нашли?
– Нашел. Некто Цапфик, правая рука Сабура. Он готов к сотрудничеству.
– Я в курсе ваших встреч, – кивнул Николай. – То есть вы предлагаете убрать Сабура, не выпуская его из тюрьмы?
– Схема приблизительно такая, – согласился Сергей.
Николай прошелся по комнате, зачем-то достал из холодильника ломтик лимона, откусил кусочек.
– Целесообразнее устранить его, выпустив на свободу. С одной стороны, меньший косяк упадет на вас. Потому что в тюрьме чаще всего убивают по заказу… С другой – спровоцировав его на любой агрессивный шаг, мы можем повернуть дело в своих интересах.
Сергей задумался:
– И под каким предлогом мы сможем его освободить?
Николай пожал плечами:
– Допустим, под предлогом резкого ухудшения здоровья. Человек он немолодой, и суд просто обязан проявить к нему участие.
– Смешно, – ухмыльнулся Кузьмичев. – Фигура одиозная, и вдруг по состоянию здоровья.
– Хорошо, скажу больше. В ближайший месяц тюрьму должно посетить первое лицо государства. В порядке, так сказать, милосердного акта. Под эту сурдинку мы в общей массе помилованных вытолкнем и нашего клиента. У нас это получится.
Сергей внимательно посмотрел на собеседника.
– В ближайшее время посетите Сабура и подготовьте его к неожиданному ухудшению здоровья… – сказал Николай. – А заодно сделайте на своем телевидении несколько передач, посвященных состоянию заключенных в тюрьмах.
Николай подошел к двери, давая тем самым понять, что аудиенция закончена. Кузьмичев неожиданно попросил:
– Я бы хотел встретиться со своей женой.
– Зачем?
– Она – близкий мне человек. Мать моего ребенка.
– Хорошо, – кивнул Николай, – мы подумаем над вашей просьбой.

Во дворе было уже темно. Грэг тихонько и с опаской поднялся с постели, посмотрел на крепко спящего под кайфом Жору, заглянул в соседнюю комнату, где на кроватях так же беспробудно спали Кулиев и Никитка, быстро спустился во двор, завел «Жигули».
«Крыло», как всегда, к полуночи было переполнено. Грэг некоторое время топтался в общей толчее, пока не увидел того, кого ждал – Кука. Довольно поспешно пробрался к нему, свойски обнял сзади за плечи:
– Салют.
– Хай, Грэг, – обрадовался тот. – Как дела, что нового? – Он был в отличном настроении.
– Тебя ищу. Хочу кое-чем поделиться.
– Не может быть! Неужели кукушонком?!
– Выйдем.
– Прямо сейчас?
– В твоих же интересах.
Кук обнял его, и они стали пробиваться к выходу.
На улице их ждал «жигуль».
– Поскачем на этой развалюхе? – удивился Кук. – Мое тебе презрение, парень! Пора обзавестись более серьезной игрушкой. Джипом, например.
– Посмотрим.
– А чего смотреть? С кукушонком решишь вопрос – и вперед! – Кук громко засмеялся и с силой ударил Грэга по спине. – Верно, парень? Бабок будет выше чердака!
Тот коротко оглянулся на него, окрысился:
– Сказал же, посмотрим.
– А куда мы сейчас? – спросил Кук.
– Как куда?! Делить бабки! Я ж обещал.
– Шутишь, Грэг? Я не верю.
– Приедем – поверишь.
Грэг открыл дверцу машины, Кук уселся на переднее сиденье, и они понеслись в ночь.
При выезде из переулка на широкую улицу чуть не столкнулись с машиной, за рулем которой сидел Герман.
Герман направлялся в «Крыло».
Они выскочили за город, затем свернули на узкий асфальт, с него на просеку. Машину ощутимо подбрасывало, лучи фар плясали по темным и мрачным деревьям. И когда проехали в густую чащу, Грэг повернулся к задремавшему приятелю, достал из-под сиденья жгут, ловко набросил его на шею спящему и стал душить.
За полночь Грэг вернулся в освещенный яркой луной двор дачи, поставил машину, осторожно поднялся наверх.
Было тихо и спокойно. Все спали, и никто не заметил отъезда Грэга.
Он добрел до своего дивана и рухнул на него.

Проходя через контрольно-пропускной пункт Бутырки, Кузьмичев выложил в специальный лоток часы, мобильный телефон, набор ключей, другие острые и металлические предметы.
Охрана во главе со Старковым осталась в основном «предбаннике», набитом пришедшим на свидание народом, напряженно и цепко наблюдая за происходящим.
Выполнив всю необходимую процедуру, Сергей прошел через специальный турникет – ворота, где его еще раз «просветили» с головы до ног, – и двинулся следом за конвоиром.
Прошли по длинному, выкрашенному в грязно-зеленый цвет коридору, поднялись по ступенькам на второй этаж, и снова слева и справа замаячили одинаковые двери с надписями различных ведомств тюрьмы.
Конвоир молчал, лишь изредка косился на посетителя.
Перед одной из дверей, на которой висела табличка «Следователи», он остановился и жестом пригласил Сергея войти.
В комнате находились невысокий лысоватый следователь Максимчук и Сабур, несколько сдавший с того времени, как Кузьмичев его видел в последний раз.
Сабур от неожиданности улыбнулся:
– Боже, какие люди… – И через паузу добавил: – Но не в Голливуде, а в тюряге.
Следователь сообщил:
– У вас десять минут. Предупреждаю, комната оборудована видеоаппаратурой, и любые противозаконные действия могут быть направлены как против заключенного, так и против посетителя…
И бесшумно вышел. Сабур неожиданно обнял Сергея, приложился щекой к плечу.
– Пришел, брат. Да? – Заглянул в глаза. – А я уж грешным делом подумал было, что забыл меня. Слово ведь давал в прошлый раз. Помнишь? Про дружбу!
– Помню, Сабур, – Кузьмичев похлопал его по спине, усадил на стул, сам сел на место следователя. – Как ты здесь?
Тот оскалился:
– Как в Крыму – все в дыму и ни хера не видно. Никакого просвета. – Наклонился вперед, перешел на шепот: – Не дай бог, Кузьма, оказаться в этом «санатории». Вырваться отсюда все одно что проглотить ежа и не подавиться…
– Потерпи. Через месячишко выдерну.
– Один месячишко, кстати, уже просвистел!
– Думаешь, все так просто?
– Если б я думал, то сидел бы не здесь, а на толчке… – Сабур явно нервничал. – У меня дела на воле. Бизнес завис! А ты, Кузьма, тоже должен быть заинтересован в нем!
– А кто рулит бизнесом, пока ты отдыхаешь?
– Есть один… Цапфик! Выйду из этого санатория, яйца ему оторву. Завалил все линии, беспредельщиков пустил.
– Давай пока что я порулю… – то ли в шутку, то ли всерьез предложил Кузьмичев.
Глаза Сабура выкатились, налились кровью, он сложил фигу, сунул посетителю под самый нос:
– Ты за этим прикатил?
– Совсем нет.
– А по-моему, совсем да… Не суйся, брат, в мою печку – спалит до черных косточек. Обещаю! – Помолчал, успокаиваясь, посмотрел на гостя. – Как собираешься меня выдергивать?
– Тебе шьют что? Дурь! В особо крупных партиях. Правильно? А это вопрос серьезный.
– Был бы простой, к тебе не обращался бы… Тут ко мне каждый день разная шпана заглядывает – поможем, поможем. Хрен помогут! Давай, Кузьма, кумекай.
Сергей опасливо посмотрел на потолок, на стены. Сабур понял смысл его взгляда.
– Не бойся, очко здесь не работает. Все куплено.
– Есть одна тема, – сказал Сергей.
– Говори.
– Плохо выглядишь, браток. Крепко сдал.
– Есть такой момент, – согласился подследственный. – Знаешь, какие тут условия? Хоть у меня отдельная фазенда, а все равно не мед… Гуляш по коридору, отбивные по ребрам. До смертинки две пердинки.
– Вот на этом и будем работать.
– На чем? – не понял Сабур.
– Ты ж больной, Сабур. Совсем больной!
– Это временно, Кузьма! Выйду на волю, вообще не узнаешь! Глянешь – красавец! И мимо прокатишь!
– Так это на воле. А до воли нужно, брат, поболеть. Чтоб пожалели тебя, в госпиталь определили. А там, глядишь, и на больничный отпустят.
Сабур с надеждой и пониманием уставился на друга:
– Думаешь, попробовать?
– Пробовать? Зачем пробовать? Ты уже болеешь. А завтра так просто с постели не встанешь. Понял меня?
Тот поймал его руку под столом, стал суетливо и благодарно жать. Глаза его горели.
– Понял, Кузьма. Конечно понял. Чешем лохматого, а там видно будет. Бог не фраер, он все видит. Правильно я толкую?
Сергей снова показал глазами на потолок.
– Да нормально все! – отмахнулся Сабур. – Я им тут бабок немерено отвалил… Все до одного глухонемые… – Вдруг вспомнил о чем-то. – А как там с Пантелеихой? С ее ребятенком? Помогли мои пацаны?
– Спасибо, Сабур. Кое-что накопали.
– А чего ж молчишь? По делу хоть накопали?
– По делу.
– Вот видишь? Сабур обещания выполняет!

Грэг сидел под кайфом в своей комнате, лениво и самозабвенно перебирал гитарные струны, когда к нему в комнату вошел Кулек.
Грэг перестал играть, вопросительно посмотрел на него:
– Как пацан?
– Спит, – ответил Кулиев. – Получил свою дозу и отдыхает. – Он уселся напротив, пристально посмотрел на Грэга.
– Что такое? – поежился под его взглядом Грэг.
– Когда будешь звонить Пантелеихе?
– Завтра.
– Думаешь, успеет собрать бабки?
– Ее проблемы… Не соберет, будем дальше выкручивать руки.
– Пока нам самим не выкрутят… – Кулиев закурил, выпустил густое облако дыма. – Тут Жорик начинает выступать.
– Чего это вдруг? – удивился Грэг.
– Надоело, говорит… Очко, говорит, от страха играет.
Грэг хмыкнул:
– Когда очко успевает играть, если он из кайфа который день не выходит?
– Значит, успевает… Может, потому и в торчке все время. Как бы не заложил.
– А кому он может заложить?
– Да кому угодно! Соседям, например. Или по телефону кому-то брякнет.
Грэг отложил гитару, озабоченно качнул головой:
– Может, с ним побазарить? По-пацански?
– Попробуй.
Жора сидел в наушниках с закрытыми глазами, забросив ноги на стол.
Кулек содрал с него наушники, кивнул Грэгу:
– Базарь.
Тот сел напротив, поинтересовался:
– Ты чего это, Жорик, развыступался?
– Не понял.
– Кулек говорит, ты вроде того, в очко стал играть?
– Не понял, – повторил Жора.
– Что ты говорил мне утром? – разъяренно вступил в разговор Кулиев. – Или из мозгов уже выхлопнулось?
– Ну говорил… – вяло ответил Жора. – Что думал, то и говорил. А какие претензии?
– Претензия одна – тебе нельзя доверять! – сказал Грэг.
– Ну и не доверяйте. – Жора решительно поднялся. – Я сегодня здесь, а завтра вы меня только и видели…
– Сядь, сука! – сильно толкнул его Кулиев.
Тот рухнул в кресло, попробовал встать, но Кулек снова толкнул его:
– Сядь!
– Ты руки убери! – Жора сцепил кулаки. – Убери руки! Думаешь, боюсь вас? Вот это видал? – показал большой палец. – Факал я вас! Пацана на иглу посадили, падлы, и хотите, чтобы все в замазке были? Не получится! Сегодня же слиняю, а вы тут, суки, разбирайтесь! Потому что факал я вас вот таким органом! По самую глотку!
– Слыхал? – повернулся к Грэгу Кулиев. – Факал он нас… Говорил, что этой курве нельзя доверять? – И вдруг изо всей силы ударил Жору в лицо.
Тот откинулся назад, вскочил было, чтобы ответить, но Кулек снова свалил его в кресло.
Бил ногами в лицо, в живот, потом хватал за волосы и направлял его голову на свое колено, с хрустом разбивая нос, губы.
– Чего стоишь? – закричал он Грэгу. – Берем и тащим! Вниз! В подвал!
Они сволокли Жору по ступенькам в подвальное помещение, бросили в угол. Жора с трудом поднялся, лицо его было разбито, ноги подкашивались. Двинулся на парней, но Кулек повалил его на землю.
– Падла! Крыса! – Достал пистолет, направил на Жору.
Тот расширенными глазами уставился на оружие:
– За что? За что, Кулек?
– За крысятничество!
Кулиев нажал несколько раз на курок. Жора кинулся в сторону, но пули настигли его, и он затих в углу.
– Ночью зароем, – сказал Кулиев и подтолкнул Грэга к выходу. – Шагай! А то как бы и тебе не досталось.
Никитка услышал крики внизу, затем глухие выстрелы, испуганно сполз с кровати, подошел к двери. Открыл ее, стал спускаться вниз по лестнице.
Навстречу поднимались Кулиев и Грэг. На одежде Кулька были следы крови.
– Куда направился, сучонок? – остановил мальчика Кулиев. – Наверх, в комнату! – И сильно толкнул в лоб.
Мальчишка послушно стал подниматься наверх.
– И не высовывайся из своей конуры! – велел ему Кулек. – Иначе морду откушу!

Яму выкопали в дальнем углу участка.
Не включая освещения, вытащили труп из дома.
Грэг и Кулиев были пьяны. Они молча, сосредоточенно, с тупым безразличием сбросили Жору в яму и стали забрасывать землей.
За соседскими заборами – с одной стороны и с другой – бесились собаки, но парни не обращали на них внимания, продолжая закапывать убитого.
Наконец сровняли яму землей, засыпали сверху мусором и старыми листьями.
Отправились в дом.
Налили еще по стакану, выпили.
– Как пацан? – спросил Кулиев.
Грэг бессмысленно пожал плечами.
Кулиев зашел в комнату, где лежал Никитка, достал из кармана шприц, ампулу.
– Не надо, – пьяно попросил Грэг. – Не надо, Кулек.
– Закройся.
– Не надо, помрет ведь пацан.
– Ты же не подох? – оскалился тот. – Пошел!
– Не надо! – Грэг сильно ударил по руке Кулиева.
Шприц упал на пол. Кулиев злобно посмотрел на подельщика:
– Тварь! – И двинул в его лицо ногой.
Грэг рухнул на пол.
Кулиев достал новую ампулу, вогнал шприц в руку Никитке.
– Будет слаще спать. И никуда не убежит.
За окном светало.

Первым от бесконечного звона в ушах проснулся Кулиев. Спьяну не сразу сообразил, что это, потом до него все-таки дошло – звонили в ворота. Растолкал тяжело спящего Грэга, объяснил:
– Звонят…
– Кто? – не понял тот.
– В ворота звонят! Выйди глянь.
Грэг поднялся, его сильно занесло, но на ногах он все-таки устоял. Посмотрел в окно, во дворе никого не увидел. Звонок продолжал трещать.
– Кто это может быть?
– Выйди и узнаешь.
– А если?..
– Что?
– Вдруг батько?
Кулиев дотянулся до лежащего рядом пистолета, махнул приятелю:
– Получит в лобешник… Вали.
Грэг стал спускаться по лестнице на первый этаж. Кулиев пристроился у окна, снял оружие с предохранителя, стал ждать.
Грэг подошел к воротам, крикнул:
– Кто там?
– Сосед! – раздался мужской голос. – Что там у вас?
– Что? – Парень откинул запор, увидел перед собой крупного мужика лет пятидесяти, повторил вопрос: – А что у нас?
– Собаки выли всю ночь! Ничего не случилось?
Грэг оглянулся. Пожал плечами:
– Вроде ничего…
– Полчаса жму на звонок, – объяснил сосед. – Испугался, нет ли беды. То собаки воют, то никто не открывает.
– Все нормально, – отмахнулся Грэг и натянуто улыбнулся. – Спасибо за заботу. – Закрыл ворота, зашагал к дому.
По пути потоптался по тому месту, где был зарыт Жора, нагреб ногами еще побольше листьев.
Кулиев по-прежнему стоял у окна.
– Кто?
– Сосед. Говорит, собаки выли ночью.
– Правда, что ли, выли?
– Мертвечину чуют. – Грэг тяжело рухнул на смятую постель.
– Черт… надо быстрее с пацаном решать. А то как бы не оказались в мышеловке. – Кулиев дотянулся до пачки с чаем, опорожнил ее почти до половины в железную чашку, налил воды, поставил на газовую плиту и стал готовить чифир.

Костя и Антон Крюков возвращались с рыбалки, неся в руках плетенки с хорошим уловом. Шагали неторопливо, расслабленно, предвкушая хороший ужин.
Обиталище Антона было совершенно необычным. Невозможно было догадаться, что здесь живут люди – полянка, а на полянке зеленый холмик, в котором прорезан небольшой и незаметный вход, правда, за ним скрывалась мощная бронированная дверь.
Внутри жилище было отделано так, что ему могли позавидовать классные столичные квартиры: отличная мебель, стены в строганом дереве, мягкие паласы на полу, на стенах – коллекция дорогого оружия.
– Каждый раз прихожу сюда, и каждый раз дух захватывает, – сказал Костя. – На хрен жить в городе, если тут все – и воздух, и жратва дармовая, и хоромы царские. Для себя строил?
– Нет, для тебя, – хмыкнул Антон.
– Я серьезно. Женат?
– Бог миловал.
– А кто, кроме тебя, здесь бывает? Друзья, подруги? Родственники?
– Тебе сразу все выложить или по порядку?
– Но ты же для чего-то его строил?!
Антон расхохотался:
– Костя, ты меня достал! Строил для того, чтобы никакую шваль не видеть, и, если крепко жизнь прижмет, сховаться и не высовываться.
– И никто не знает о такой землянке?
– Ты! Но если когда-нибудь кому-нибудь трепанешь, то и ты забудешь. – Крюков оглянулся, жестко поглядел на Костю. – Помни это, ладно?

Нина Пантелеева встретила Кузьмичева в дверях своего кабинета, проводила его в уютную комнатку отдыха. Строго одетая, бледная, сосредоточенная, она изящно сидела на кушетке, вопросительно и выжидательно смотрела на гостя.
– Есть новости? – поинтересовалась она.
– Есть. В ближайшие день-два будут результаты…
– Деньги я практически собрала.
– Два миллиона?
– Пока один. Завтра привезут второй.
– Думаю, деньги не понадобятся… – Сергей подсел к Нине поближе. – Кто должен привезти тебе недостающий миллион? Если не секрет, конечно.
– Секрет, – усмехнулась она. – Хотя это теперь уже не имеет значения.
– Ты продала акции? – Кузьмичев неотрывно смотрел ей в глаза.
– Пока еще не продала. Но продаю…
– За миллион?
– За миллион.
– Кому?
– Мне бы не хотелось называть конкретное имя.
– Почему?
– С одной стороны – это коммерческая тайна. С другой – ты будешь огорчен.
– Естественно. Потому что этот господин становится моим партнером. Часть акций у него, часть – у меня. Кто?
– Маргеладзе.
– Ты с ума сошла.
– Наверно. Но у меня не было другого выхода.
– Как минимум – ты могла посоветоваться со мной. В конце концов, предложить мне акции. Я бы их купил… Зачем ты это сделала, Нина?
Глаза Пантелеевой наполнились слезами.
– А как бы ты поступил на моем месте? Мне звонят, называют сумасшедшую сумму. Что, опять клянчить у тебя?
– Ты их у меня клянчила? По-моему, я их сам тебе дал без всяких условий.
– Знаю. Спасибо… Но на вторую подачку я не хотела рассчитывать.
Сергей взял ее руку, поцеловал.
– Ты должна поверить… Обязана сейчас мне поверить… Есть очень серьезная информация о похитителях. Не сегодня завтра их задержат и освободят твоего сына. Я не блефую, поверь.
– Я устала ждать.
– Сегодня, в крайнем случае завтра все закончится. Обещаю… – Он прижал ее ладонь к своему лицу. – И пожалуйста, приостанови затею с акциями.
– Часть бумаг я уже подписала.
– Больше не подписывай. По крайней мере до завтра. Заболей, исчезни, не отвечай на звонки. Маргеладзе не тот человек, которому можно верить.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elent о книге: Дарья Андреевна Кузнецова - Ищейка [СИ]
    Отличная история. Увлекательный сюжет, неординарные герои. И то, что далеко не все тайны в конце раскрыты.... Так и в жизни так часто бывает.
    Отличный язык, очень приятно читать.

  • Zvolya о книге: Даниэль Зеа Рэй - Данфейт [СИ]
    Книга понравилась, несмотря на замудреную систему переселения душ и перегруз с терминами.
    Я вообще наблюдала за развитием взаимоотношений героев в связке "Зрячие-Матриати", которые вышли за рамки привычной в этом обществе схемы хозяин-раб или принуждение-подчинние, а очень не скоро переросли в доверие, заботу, симпатию, любовь. И это касается всех героев, не только главных.
    И мне тоже подумалось, что подробные постельные сцены можно было бы сократить, история от этого бы не пострадала, но автору виднее.
    Отдельно спасибо за очень неплохой перевод.

  • Gaidelia о книге: Маргарита Ардо - Вокруг пальца
    мне понравилось! Легко, увлекательно, простенько. Самое то для отдыха, чтобы разгрузить мозг.

  • babyla1960 о книге: Дарья Андреевна Кузнецова - Чистый лист
    Очень понравилась книга. Спасибо автору

  • babyla1960 о книге: Галина Дмитриевна Гончарова - Ой-ой-ой, домовой!
    Прочитала с удовольствием. Спасибо автору.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.