Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47538
Книг: 118500
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Трепет»

    
размер шрифта:AAA

Анна Левкина
Невеста Змея. Трепет
Книга 1

Вселился в змея Сатана
И женщине внушал упрямо,
Что равной Богу стать должна
Подруга кроткого Адама.
Александр Межиров

Пролог

Ужаленный змеей веревки боится
(Армянская поговорка)
Мы все рождаемся лишенными страха. Но нет на свете людей, которые ничего не боятся. Страх у всех разный. И боремся мы с ним каждый по-своему: кто-то сражается на передовой, кто-то бежит прочь со всех ног, иные ищут помощи в молитвах, а силы в друзьях и близких.
Я всегда считала страх всего лишь защитной реакцией, заставляющей нас избегать опасностей. Знала — он существует только в голове и в отличие от тревоги, всегда конкретен. А столкнувшись с ним лицом к лицу, поняла, что страх — это нечто большее. В нем есть и безысходность, и осознание собственной беспомощности и слабости, и пугающая внезапность, и даже отсутствие информации. А главное, он всегда с тобой, когда тебе есть что терять. Мой страх имел надо мной чудовищную власть, и я не знала, что с этим делать.
Древнегреческий философ Аристотель как-то сказал: «Страх заставляет людей размышлять». С этим трудно поспорить. Для меня страх стал той движущей силой, что помогала мне долгое время избегать опасностей и жить почти так же, как все. Но то был не тот страх, с которым я столкнулась теперь. То было лишь робкое опасение, приглушаемое неверием в то, что мне пророчили. Настоящий страх я испытала только теперь, поняв, что, хотя всю мою сознательную жизнь мы бежали, меняя один населенный пункт на другой, одну страну на другую, нам так и не удалось спрятаться. И теперь я, Эвелин Динкс стояла перед самым трудным выбором в своей жизни: снова бежать или попытаться дать отпор.

Глава 1. Чешуйчатый отряд

Не так страшен тигр на равнине, как змея среди высоких трав.
(Жюль Верн. «Дети капитана Гранта»)
Я шла по лесу, слабо представляя, как в нем оказалась…
Последнее воспоминание, что удалось добыть из глубин памяти — я пью газировку, стоя возле лотка с бижутерией — одного из многих, что заполнили собой главную площадку города. Я не большая поклонница шопинга, если только речь не идет об украшениях. Они моя слабость, потому я и оказалась на «Ярмарке самоцветов», устраиваемой раз в месяц. Выбор там был просто ошеломительный. Авторские брошки с камнями, серебряные подвески и ожерелья со вставками из натуральных полудрагоценных и поделочных камней, бусы из янтаря и жемчуга, сувениры из самоцветов — просто глаза разбегались от такого разнообразия. Хотелось всего и побольше.
День выдался жаркий, поэтому, немного послонявшись среди рядов, я захотела пить. Пришлось сбегать в магазин за бутылкой воды. Утолив жажду, вернулась к палатке, где видела несколько оригинальных вещиц, чтобы ещё раз на них взглянуть. Наклонилась над лотком и тут же почувствовала легкий укол в спину. Далее полный провал. Я будто уснула, провалилась в длинный сон без сновидений.
Очнувшись, я обнаружила себя лежащей в тени раскидистого дуба рядом с большой, выжженной солнцем поляной. Ветра почти не было. Недвижимые деревья лишь изредка поскрипывая старыми стволами, ещё больше нагнетали страх. Осмотрев себя на предмет повреждений, отметила, что одежда на мне та же, что и утром: короткие светло голубые бриджи, удлинённый белый топ с кожаным ремешком на бедрах и мягкие белые кроссовки. А вот заколка в волосах почему-то отсутствовала как, впрочем, и моя сумка.
В первую минуту, пришла мысль, что это просто сон. Дурной, непонятный, но всё-таки сон. Как иначе объяснить мое пребывание в лесу, куда я никогда в жизни не ходила. Я вообще старалась держаться от любых нетронутых уголков природы как можно дальше, ведь на то имелись весьма веские причины. Так что, это могло быть только сновидение. Я даже ущипнула себя за руку, чтобы это проверить, вот только боль от щипка оказалась реальной, и я перепугалась ещё больше. Вокруг в самом деле был самый настоящий девственный лес без какого-либо намека на цивилизацию рядом. Со всех сторон только деревья, кусты, поросли различных выцветших под палящим солнцем трав с сухими соцветиями и неумолкающий щебет вперемешку с жужжанием.
Пытаясь успокоить бешено стучащее сердце, стала осматриваться, ища того, кто меня сюда принес. В голову лезли мысли о похищении, выкупе, продаже в рабство или на органы. Но глубоко внутри я понимала, что все это не может быть правдой — мои руки не были связаны и охраны рядом тоже не имелось. Все что меня окружало — это лес и… — я вздрогнула и на секунду даже перестала дышать, увидев свой самый сильный кошмар наяву — ЗМЕИ. Страшные, жуткие, с крупными немигающими глазами и длинными скользкими телами. Самые отвратительные существа этой планеты.
Когда я увидела первую мерзкую голову, то просто открыла рот. Когда увидела вторую — дрожь охватила все мое тело. Но, когда я обнаружила, что нахожусь в плотном кольце из этих тварей, а их шипящие головы внимательно смотрят в мою сторону с разных краев поляны, захотелось закричать и начать биться в истерике.
Никогда не любила змей. Да что там — я их просто ненавидела и панически боялась, не видя никакой разницы между простым ужом и ядовитой гадиной. Заметив нечто безногое, жгутообразное и шипящее, всегда начинала паниковать. От страха принимались трястись колени, по телу пробегала дрожь, а ладони покрывались капельками пота, хотя саму пробирал холод. В этот раз было точно так же. У змей же ко мне сложилось какое-то иное отношение. К моей персоне разную ползучую гадость словно притягивало. Я натыкалась на них повсеместно: в доме, на улице, в центре огромного города — в общем всюду. Трудно представить себе место, где я бы их не обнаружила. Существуй такое в действительности, я бы поселилась там на веки вечные. Увы, мои собственные выводы были иными — куда бы я не отправилась, куда бы ни поехала — они все равно меня отыщут и так или иначе — мы встретимся.
Наверное, стоило бы давно привыкнуть — все же не первый раз имею с ними дело, но я не привыкала и не собиралась в дальнейшем. Это противоестественно, а значит неправильно, и потому, мириться с этим не стоит. Я и не буду.
Сегодняшние змеи словно изучали меня, окружив в плотное кольцо из себе подобных. Я не хотела верить в происходящее, ведь оно было не реально. Такое количество змей и в одном месте. Их странное расположение…
Страх стал усиливаться. Тело сковал ледяной приступ паники. Руки и ноги больше не подчинялись мозгу, безвольно повиснув вдоль тела. Усилилось потоотделение, а сердце стало отбивать бешенный ритм, колотя по грудной клетке как сумасшедшее. Живот скрутило. Все, что происходило теперь во мне, готовило тело к бегству или борьбе. Я знала это из анатомии — предмет, который в школе я просто обожала. Сейчас у меня усилился приток крови к мускулатуре, отсюда учащенное сердцебиение; работа желудка заторможена, как временно «не нужного органа», вот и причина спазма в животе; а приток адреналина всего лишь подпитка крови дополнительным количеством сахара, служащего энергетическим материалом для мышц. Усиленная работа надпочечников повышала свертываемость крови и предохраняла от кровопотери в случае ранения.
Что ж, мой организм подготовил меня к бегству быстрее, чем к нему оказался готов мой мозг. Впрочем, надежды на него как раз сейчас было мало. Страх — это первый признак того, что тело лишилось помощи рассудка и действует на уровне инстинктов. И все же я попыталась побороть в себе это чувство. Никогда не отличалась спонтанностью в принятии решений: и сейчас мне тоже нужно подумать, все оценить и взвесить.
Дрожа словно осиновый лист, я подтянула ноги к лицу и обхватила колени руками.
С таким количеством гадов я столкнулась впервые. На этой лужайке их присутствовало, наверное, с десяток. И, хотя они пока не делали ничего такого, из чего можно было сделать вывод, что на мое хрупкое тело сейчас нападут, я все равно их жутко боялась. Да и кто бы реагировал иначе, если из травы, то тут, то там высовываются мерзкие змеиные головы, как бы намекающие, что ты вполне можешь стать их обедом.
Откуда здесь столько змей? Почему они взяли меня в кольцо? Почему так смотрят?
Змеи вели себя странно. Даже более чем. Словно были совсем ручными.
Дрессированные змеи — это звучало как бред. Но, сейчас не время заниматься поисками причины. Во что бы то ни стало, следовало вырваться из этого капкана и вернуться назад в город до темноты. Только я даже не знала где нахожусь и сколько до него идти.
Я заставила себя собраться. Попыталась не смотреть на змей, но давалось мне это с большим трудом. Глаза сами искали этих мерзких созданий, а опасение, что кто-то из них уже подобрался ближе, а я этого даже не заметила, мешало здраво мыслить.
Я стала считать про себя. Как-то слышала, что счет позволяет побороть беспокойство и начать мыслить более трезво. Вскоре, дрожь в самом деле начала отступать, освобождая место робости и желанию что-нибудь сделать. Я ещё раз внимательно осмотрела все вокруг. Двигаясь как можно медленнее, чтобы не провоцировать гадов, осторожно встала. Ни один из аспидов не отреагировал, продолжая с прежних мест сверлить меня своими жутковатым глазищами.
Как им вообще удается так долго держать голову поднятой над землей?
Совершенно случайно я выявила брешь в их окружении. Я даже не рассчитывала на такую удачу, когда переводила взгляд от одной змеи к другой и наткнулась на сильно выжженный участок с почти угольно черными остатками травы и листьев. Змеи почему-то держались от него в стороне. Если они боятся огня и это место сильно о нем напоминает, я почти везучая.
Может эта мысль и была глупой, но она вселяла в меня надежду. Я сделала несколько осторожных шагов в направлении центра поляны, опасливо посматривая на свою охрану. Все внутри меня клокотало, но я старалась даже не дышать.
Шипение усилилось, но с места никто из змей не сдвинулся, что было не просто странно, а даже ужасающе.
Я снова шагнула вперед.
Одна из гадин зашипела ещё громче, от чего звук стал похожим на фырканье. Ко мне она была ближе всего. Сразу захотелось бежать. И ещё начать кричать и звать на помощь. Но я заставила себя медленно отступить от нее в сторону, как раз туда, куда мне и требовалось. Несколько минут постояла неподвижно, давая змеям и что скрывать, себе самой тоже, возможность успокоиться.
Мысленно я собирала всю свою волю и храбрость в кулак, чтобы предпринять последний рывок. Повторно проверила пути отхода — змей на выжженном участке все ещё не было. Набрав в легкие побольше воздуха, я незамедлительно рванула наутек, подстегиваемая собственным страхом.
Первые несколько минут бежала не оглядываясь. Неслась не разбирая дороги, делая крупные скачки, чтобы мои ноги как можно меньше времени соприкасались с травой. Кто знает, сколько ещё таких же, притаилось в ней. Наступить на какого-нибудь змееныша желания не было. Ветви деревьев больно хлестали по лицу, сбиваемая головой паутина лезла в нос, мешая дыханию. Но я была в такой панике, что почти не обращала на это внимания. Я все бежала и бежала… До тех самых пор, пока дыхание не дало сбой. Мое горло пересохло, а сердце билось о грудную клетку, грозя вот-вот пробить в ней брешь и вырваться наружу.
Я вынуждена была остановиться и посмотреть назад. Там никого не было — или я просто никого не видела. Мои глаза заволокла странная туманная пелена, не дававшая сосредоточить взгляд на чем-либо. Все казалось каким-то расплывчатым, не настоящим.
Сделав несколько глубоких вдохов, заставила себя продолжить путь дальше, но уже не бегом, а торопливым шагом. Сердце неистово колотилось в груди, заглушая своими ударами все другие звуки леса.
Не знаю сколько времени прошло с момента моего побега от змей. Может час, а может всего несколько минут, показавшихся мне чуть ли не вечностью. Я порядком устала. Я была напугана и хотела домой. Но я все ещё шла по лесу, совершенно не представляя, как в нем оказалась и, чувствуя себя словно потерявшийся малыш, пугающийся всего, включая собственную тень. Я металась глазами по траве и кустам впереди себя, реагируя на каждое движение травы тем, что сразу кидалась в сторону и ускоряла шаг.
Степень моего страха зашкаливала. Еще никогда, ни разу в жизни, мне не было так плохо. Чувство беспомощности и безысходности угнетало, лишая сил и веры в удачный исход этого дня. И тут я снова наткнулась на змею, странным образом свисавшую с ветки. После недавнего пребывания в окружении из таки же тварей, это меня даже не удивило. Я ожидала повстречать еще. Боялась этого, но знала, что увижу и других — с моей-то везучестью.
Большая тупоносая голова зависла в воздухе всего в паре метров от меня, а покрытое узором тело свилось в причудливые узлы вокруг ветки.
— Господи, да откуда вас здесь столько? — невольно сорвалось с губ.
Испуг отступил на второй план, освободив место раздражению и злости. Хотелось схватить эту мерзость за голову и свернуть ей шею. Жаль, что я не обладала нужной для этого силой и ловкостью. Все что мне оставалось — попытаться пройти мимо, не пострадав от ее яда.
Гадина зашипела в мою сторону, как будто что-то хотела сказать или же угрожала расправой. Ее тело было таким длинным и так крепко обжимало дерево, что я решила, что змея вряд ли сможет быстро распутать себя, а значит напасть молниеносно у нее не получится. Выходит — она просто пугает.
Осторожно, чтобы случайно не наткнуться на ее собратьев, обошла дерево стороной и продолжила путь в выбранном направлении, даже не ускорив шаг. Сейчас определенный ранее курс казался мне единственно верным, так как солнце всегда садилось за лесом, а потому, наш небольшой городок мог располагаться только в направлении противоположным ему. Бежать или идти быстро больше не осталось сил. Я выдохлась. И устала. И ещё безумно хотела пить. Казалось, горло превратилось в адскую пустыню, почва на которой трескалась и изнывала от жажды.
Я с трудом сглотнула. Мой взгляд проскользнул вперед, пытаясь выискать хоть какую-то тропинку или даже легкий намек на нее. Не могло быть, чтобы люди сюда не добирались. Эти леса изобиловали грибами и ягодами и пусть до осени было ещё далеко, прежние тропы не могли исчезнуть или зарасти травой. Несмотря на это, дорожек видно не было, что могло означать лишь, что я очень и очень далеко от дома и мне во что бы то ни стало нужно успеть покинуть лес до заката, делающего меня слишком легкой добычей для любых ночных тварей.
Приближение вечера не сулило ничего хорошего. Что если я не смогу выбраться из леса до темноты? Вдруг окончательно заблужусь? Думать о том, что меня снова могут окружить змеи, не хотелось. Увы, именно эта единственная мысль пульсировала в голове словно приклеенная. Грусть окатила новой волной, болезненно сжав сердце.
Сделав небольшую остановку, дабы привести дыхание в норму и дать ногам отдохнуть, я прислонилась спиной к молодому дубочку с корявым стволом. Лес жил своей жизнью, не обращая на меня никакого внимания. Над травой порхали бабочки и жучки, суетились у своего домика муравьи. Даже птицы, оживленно болтали между собой, снуя с ветки на ветку, с дерева на дерево. Не будь я сейчас так напряжена, мне бы, наверное, даже понравилось в лесу. Чистый воздух, девственная природа…
Я отступила от дерева и смахнув свалившуюся на меня с него гусеницу, продолжила путь дальше.
Мысленно я молила всех богов, каких смогла вспомнить о том, чтобы больше не встречать змей, но брюховолочущие словно на зло, то и дело появлялись на моем пути, выползая из-за ветвей или травы туда, куда я планировала ступить. Они были настырны. Подозрительно настырны в своем желании меня остановить. И только страх перед ними, ещё сильнее подгонял меня вперед.
Неожиданно лицо окатило прохладой, и я обрадовалась — река, служившая границей между городом и лесом, должна была быть где-то совсем недалеко.
Ускорила шаг. Впереди вновь что-то зашевелилось. Из-за невысокого кустика послышалось знакомое шипение. Интуитивно я метнулась в противоположную сторону и едва не свалилась вниз, с трудом удержав свое тело на самом краю высокого обрыва, который скрывался за плотной порослью бурьяна. Это был утес Янер, названный так по фамилии первого человека, сделавшего попытку его покорить. Попытка эта успехом не увенчалась, как и десятки предпринятых многими впоследствии, но название прижилось. Сразу внизу находилась самая глубокая часть реки. Даже на противоположный ее берег приходили купаться только самые отъявленные смельчаки. Им далеко не всем везло и многие здесь утонули.
Сейчас была самая макушка лета и воды поубавилось. Я плавала довольно неплохо и в общем-то могла надеяться на удачное стечение обстоятельств. Да, мне не слишком везло в течение всего дня, но должна же была удача улыбнуться хоть в чем-то. На то, чтобы обойти утес пешком уйдет день, а пробираться через этот кишащий змеями лес к мосту ночью я совершенно не хотела. Выходило, что вариантов у меня особенно и нет.
Собираясь с силами, я на секунду обернулась туда, где минуту назад видела змею и… вздрогнула, обнаружив ее совсем рядом с собой. Гадина свернулась в кольцо подобно пружине и, высоко подняв голову, в буквальном смысле слова буравила меня своим пронизывающим, неприятным взглядом.
Нет! Только не это!
Испуг и страх переплелись воедино, заставив ноги налиться свинцом и подтолкнув к горлу ком. Я знала, что именно из такого положения змее проще всего делать свой роковой бросок. Ползущие змеи были не так опасны и проворны, как те, что приняли стойку и втянули шею, чтобы при укусе выдвинуть ее вперед. Верный признак, что змея намерена атаковать. И если это произойдет — мне конец. Я свалюсь с утеса и утону, так как не смогу бороться одновременно с течением и с ядом в своей крови. Даже без ее яда, прыжок с такой высоты не сулит ничего хорошего. Есть риск сильно удариться о воду и от подобного удара может переломить пополам позвоночник или разорваться селезенка. Или же я могу испытать шок от резкого охлаждения и впасть в оцепенение. Даже просто утонуть, не сумев одолеть течение и выплыть из водоворота. Я знала это и все же… промедление сейчас равносильно смерти. Будь ситуация иной, ни за что бы не решилась спрыгнуть с такой высоты. Я никогда не была экстремалкой. Не любила и скоростные виды спорта, но сейчас выхода не было. Смерть от яда или от воды. Я предпочитала последнюю. И я примерно понимала, что должна делать.
Чтобы хоть на секунду отвлечь внимание змеи и выиграть время на прыжок, я очень медленно сняла с руки нитку жемчуга, которая выполняла роль браслета, и скомкала в ладони, готовая в любую минуту швырнуть ее в направлении гадины. Даже если я не попаду в цель, движущийся объект перед мордой змеи заставит ее среагировать — она должна будет увернуться или атаковать бусы. Змеи всегда хорошо видят предметы, которые движутся, тогда как неподвижные практически не различают. У меня будет всего несколько секунд чтобы прыгнуть.
Змея устрашающе высунула свой раздвоенный язык, который облизывал губы, словно бы предвкушая вкусный обед.
— Ну ладно, — подбодрила я саму себя.
Более медлить было нельзя и, набрав побольше воздуха в легкие, я швырнула бусы в гадину. Даже не дожидаясь, когда они до нее долетят, резко развернулась и оттолкнувшись от земли, решительно подалась вниз, стараясь удержать тело в вертикальном положении, чтобы войти в воду ногами, а не головой. Вода была мягкой и ласковой лишь при медленном в нее погружении, но в моем случае, ожидалось нечто противоположное.
Падение оказалось быстрым. Вот я повисла в воздухе, а уже секунду спустя летела вниз, ощущая нарастающую скорость. Дикий свист в ушах и невыносимая тяжесть в голове — вода приближалась.
Разрезав теплый воздух на части, я стремительно вошла в ледяную воду ногами, испытав невероятный всплеск адреналина. Мое и без того подуставшее за сегодняшний день сердце, казалось, даже не до конца осознавало, что произошло. Его ритм был все таким же быстрым, как и минуту назад, когда я стояла на скале. Совсем иначе отреагировало тело. Сначала, возникло ощущение, что я пробила собой асфальт. Силу, вызванную ростом скоростей я почувствовала каждой мышцей, каждой клеточкой тела и каждым суставом. Если бы они могли кричать, то взвыли бы от боли. Чем сильнее я погружалась, тем острее становилась эта боль. Вот мою голову поглотила несжимаемая жидкость. И мне показалось, что меня расплющило о поверхность. Я больше уже не могла дышать и все, что я чувствовала, это абсолютный страх — чистый и стопроцентный.
Тормозной путь был невероятно длинным. Мне казалось, что прошла целая вечность, но я все ещё продолжала прокладывать себе дорогу под водой в направлении дна. Кислород заканчивался. Его недостаток уже отзывался в висках пульсирующей болью и спазмами в груди. Вот в голове что-то щелкнуло, и я словно вышла из оцепенения, начав шевелить руками и ногами. Тело потянулось к поверхности. До нее было так невыносимо далеко, а я уже почти теряла сознание. Неизвестность пугала.
Момент, когда весь кислород кончился, я ощутила особенно остро. Я открыла рот, понимая, что надежды больше нет. Мое тело все ещё пыталось сопротивляться реке, но я уже сдалась. Пустив все на самотек, я приготовилась пойти ко дну, нетерпеливо ожидая, когда сознание отключится и все это перестанет иметь для меня хоть какое-то значение.
Река подхватила меня и подтолкнув вверх, сама высвободила на поверхность. Я шумно выдохнула, и попавшая в легкие вода фонтаном выплеснулась наружу. Я глотала воздух. Вбирала его в себя, не в силах насытиться. По горлу словно бы провели наждачкой. Оно горело и саднило, все ещё высвобождая попавшую внутрь влагу.
Меня болтало по реке, которую и очень широкой то назвать было нельзя, словно мяч. Течение оказалось сильнее, чем виделось со стороны берега. Только восстановив дыхание, я смогла наконец начать бороться с ним. Из последних сил, что ещё оставались, я поплыла к берегу. Я старалась делать все, как учил отец — плыла медленно, как можно резче отталкивалась от толщи воды. Главная задача: выдержать направление и не дать потоку унести себя в сторону — туда, где обычно и тонули люди. Для этого нужно плыть не спеша, чтобы не выдохнуться раньше времени и хватило сил на весь заплыв. И пока, мне это удавалось.
Вскоре меня стало сносить к месту, где река делала резкий поворот, из-за чего повсюду возникали водовороты. Следовало держаться от них в стороне, чтобы случайно не попасть в самый неуправляемый поток и не пойти ко дну. Плыть тут и без того довольно сложно, а я очень устала, да и тело все ещё жутко болело от удара о воду. Казалось, по всей коже уже начали проступать синяки.
До берега оставалось не так уж и далеко, но я потратила минут двадцать, преодолевая это расстояние. Меня все сильнее тянуло вниз и ноги уже почти опустились с поверхности в самую толщу воды, не в силах более ей сопротивляться. Голова то и дело погружалась в воду по самые уши и я, каждый раз, лишь усилием воли заставляла себя всплывать.
Наконец, одна моя нога коснулась чего-то вязкого. Я сделала едва ощутимый рывок вперед и позволила ногам опуститься вниз. Подо мной была земля — илистая, противная на ощупь, но все же земля. К глазам подступили слезы — я готова была сорваться. Но вот резкий толчок и вода снова потащила меня за собой. Я расслабилась слишком рано, и река воспользовалась этим, потянув прочь от берега. Ноги мгновенно лишились почвы под собой.
Я начала барахтаться, как беспомощный птенец, попавший в воду. Силы были на исходе, если вообще во мне остались ещё хоть какие-то силы. Вода снова попадала в рот и нос, я начала захлебываться, понимая, что тону. Не было сил даже закричать. Смысла в этом тоже не было — в этом месте за рекой не имелось домов, только густые заросли камыша, рогоза и кустарников.
Превозмогая боль, я снова поплыла к берегу. Ничего не выходило — меня сносило назад в сторону темных вод с бесчисленными водоворотами. Я махнула рукой и ухватилась за какую-то ветку, не видимую на поверхности. Спешно уцепилась в нее обеими руками. Потянула на себя. Ветка поддалась, вылезая из ила почти полностью, грозя вот-вот присоединиться ко мне.
Удерживаясь за нее, из последних сил толкнула свое тело к берегу и ощутила под ногами землю. Теперь уже не останавливаясь, я понеслась прочь из воды. Один крупный шаг, ещё один…
Усталая, я рухнула на песок.
Это была победа. Лес остался за рекой. Живущие в нем гады — тоже. А в полуметрах от меня, начиналась узкая, утопающая в высоких камышах тропинка, ведущая в старый центр.

Глава 2. Смерть в капюшоне

И змея помнит, кто ей на хвост наступил.
(Лезгинская пословица)

От радости, что осталась жива и все мерзкие твари находятся далеко позади, хотелось плакать. Я с трудом сдерживала подступающий к горлу ком, а вместе с ним и слезы. Наверное, это последствия сильного стресса, который только что пережила. Организм требовал разрядки. Я устало всхлипнула, ощущая бесконечную опустошенность и какую-то горечь. Мысли путались и набегали одна на другую. По телу прокатилась дрожь, заставившая каждую клеточку тела содрогнуться от боли, а мышцы заныли, обещая много неприятных ощущений в ближайшие дни.
Сев на песок, начала часто-часто дышать. Попыталась ни о чем не думать, глядя на бурлящую рядом воду. Звуки потока успокаивали и понемногу, желание поддаться слабости и зареветь, оставило меня. Я ещё раз посмотрела на утес. Довольно высокий и крутой двухкилометровый обрыв состоял из глинистого сланца с обнаженными кое где коренными породами. Растущие на нем деревья пробились через почву наружу, свесив над водой свои кривые, спутавшиеся корни. Даже отсюда с земли, он выглядел устрашающе огромным и неприступным, а ведь я с него спрыгнула. До сих пор не верилось, что все происходило со мной.
Где-то рядом прочирикала птичка. Далеко за поворотом послышался визг детей — наверняка, неподалеку есть пляж. На реке всегда много мест, где купаются и это не обязательно хорошо обустроенный песчаный берег. Те, кто живут у воды, предпочитают находить для себя места более уединенные, где можно собраться с друзьями и отдохнуть не хуже, чем на общественном лежбище загорелых тел.
Я тряхнула головой, понимая, что пора уходить. Но в том виде, в каком я пребывала сейчас, отправляться в город никак нельзя. Мокрая одежда облепила тело, а ее, в свою очередь, покрывал песок и зеленые кляксы полуразложившихся водорослей. Ноги, что не скрывали бриджи, исцарапаны до крови травой и ветвями, через которые пробиралась. Макияж, наверняка весь потек, волосы спутались. Пугало, не меньше.
С трудом заставив себя встать, принялась приводить все в порядок: энергично отжала одежду, зная, что та просохнет в течение десяти минут; стряхнула с кожи песок. Как могла расправила все на себе и расчесала волосы руками. Затем умылась. Легкий ветерок обдувал тело и не смотря на жуткую жару и мокрые вещи, сейчас я чувствовала себя прекрасно, потому что была жива и осознание этого почти пьянило.
Одежда просохла довольно быстро и я поспешила по протоптанной купальщиками тропинке вверх. Хотелось, поскорее оказаться там, где много людей — только так я могла почувствовать себя в полной безопасности и наконец, попытаться понять, что же сегодня произошло.
Подъем был очень крутым и потому приходилось все время смотреть под ноги, а не перед собой. Узкая тропинка плотно поросла травой и кустарниками, упрямо пытающимися занять свободное пока пространство земли. Листья царапали кожу и неприятно били по лицу. Раздражала своей липкостью натянутая поперек тропы паутина. Но после нескольких часов бегства по лесу — все это были сущие цветочки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • 45wq@mail.ru о книге: Тереза Тур - Память пепла
    Сложилось впечатление что другой автор написал.Читать не смогла,сплошные непонятки и написано короткими предложениями какими то рубленными фразами

  • Leita о книге: Рейчел Бердж - Корявое дерево
    Прочитав описание книги, не совсем понятно о чем же она. Наверное, поэтому в жанрах указано "триллер, детектив, ужасы". На самом деле это скорее фэнтези с намеком на ужасы. Никакого триллера и детектива тут конечно нет. После прочтения осталось ощущение, что прочитал повесть (не помню какого объема произведение, но ощущение именно такое) для подростков. Да, мы видим оригинальный сюжет, но он какой-то малозначительный, нераскрученный и ограниченный территориально. Для меня это было зря потраченное время, к сожалению. Но, думаю, что кому-то может очень даже прийти по вкусу.

  • Мики о книге: Маргарита Сергеевна Дорогожицкая - Грибная красавица
    Ого, офигенная книга..Автору респект, что написала такую интереснейшую книгу. Ни грамма розовых соплей, ни грамма лишней воды, ни грамма скучных описаний. Сценка в подвале вообще соперничает с кадрами из хоррор фильмов. Буду читать дальше. Молодец автор!!!

  • Leita о книге: Камилла Стен - Мертвый город
    Сюжет довольно таки оригинальный, было интересно увидеть что-то новое. Автору удалось передать атмосферу пустого города с его загадочностью и тайнами, но, на мой взгляд, немного банальности не удалось избежать (в том числе в отношении того, куда пропали все жители).

    спойлер

    К прочтению советую, но лично мне чего-то не хватило в данном произведении.

  • Leita о книге: Саймон Бекетт - Химия смерти
    Не могла оторваться, пока не прочитала всю серию. Автор очень интересно пишет, текст не сухой, читать одно удовольствие. Сюжеты оригинальные, закрученные, порой до последнего момента не догадываешься, кто же злодей. На протяжении всей книги сопереживаешь герою. К прочтению советую однозначно. Жаль, что у автора так мало произведений.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.