Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45204
Книг: 112420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Гроза над Италией» » стр. 11

    
размер шрифта:AAA

— Иначе я бы не стал отвлекать вас, Катарина. Хотя может и стал бы, потому как познакомиться со столь необычной синьорой, которая из всех женщин близких к нам по времени бытия, ближе всего к Орлеанской Деве, Жанне д’Арк.
— Двусмысленный комплимент… от кардинала.
— Но не от Борджиа, — парирую я. — Как-никак именно один из нашего рода, бывший тогда Папой Каликстом III, восстановил её доброе имя. И уж точно при Борджиа на Святом Престоле не будут твориться подобные мерзости, как сжигание на кострах женщин, чья вина по сути лишь в том, что они оказываются более мужчинами, нежели те, кто их судит.
А вот эти слова Катарине явно понравились. Слегка улыбнулась, и лицо её в этот момент стало не просто красивым, а ещё и одухотворённым. Молодая по сути женщина по моим меркам, всего то тридцать лет. Печать же на её облике поставил не возраст, а жизнь. Не то что она её старит, просто делает более… отпугивающей для многих и многих. Страх! От неё он тоже исходит. Львицу Романии реально боялись из-за того, что она уже сделала и готова была повторить в любой момент. Я её прекрасно понимал, а она… чуяла это. Чутьё, оно есть у всех нам подобных. Словами объяснить это чрезвычайно сложно, да и хватит ли их, простых слов? А вот Бьянка пока лишь на пути к обретению чего-то подобного, её «аура хищника» только формируется. Тут ведь дело не столько и не только в количестве трупов на жизненном пути, но и в отношении к прокладываемой дороге, в готовности идти до конца и плевать на все преграды, переступая через препятствия живые, неживые и вообще любые.
— Чем будете удивлять, кардинал?
— Можно просто Чезаре. Если до вас, Катарина, дошла хоть часть слухов о моей персоне, но вы понимаете, какую долю сути Чезаре Борджиа составляет эта сутана.
Понимающая улыбка, взмах небольшим, но богато украшенным веером и ответные слова.
— Небольшую… Чезаре.
— Вот и хорошо, что мы оба не питаем особых иллюзий относительно реального мира. А удивление… Мне хотелось бы представить вам мою спутницу, Бьянку де Медельяччи, после чего попросить о небольшой услуге, которая, впрочем, вам несомненно доставит удовольствие.
— Вот даже как, — теперь изучающий взгляд был направлен на мою подругу, которая, к слову сказать, тут даже и не думала смущаться. Видимо, почуяла в Катарине схожую, но более развитую и сформировавшуюся личность. — Эти шрамы я сразу узнаю. И руки… они привычны к мечу или иному оружию. Значит и тут слухи не лгали. У вас необычная подруга, Чезаре.
Не «любовница», а именно «подруга». Слово было выделено соответствующей интонацией, тем самым доказывая проницательность Львицы Романии. Опознала истинные отношения между нами, причём с ходу, особенно себя не утруждая.
— Есть такое. Ну а просьба… Проведя несколько лет как один из солдат кондотты, успешно притворяясь мужчиной, моя подруга теперь испытывает некоторые сложности.
— Сочетать женскую суть и необходимость оставаться воином, — улыбнулась Катарина. — Вы действительно и удивили, и порадовали меня, Чезаре Борджиа. Не думала, что здесь и сейчас это будет возможным. Поверьте, я с удовольствием дам этой синьорите несколько полезных советов. Только…
— Они должны быть даны без присутствия рядом мужчины. Понимаю, а потому временно удаляюсь. Бьянка. Катарина…
Ну вот и заинтересовал, причём сразу обеих. Пусть побеседуют друг с другом, Бьянке подобное однозначно пойдёт на пользу. Что же касается Катарины Сфорца… тут сложно сказать. Она может быть весьма опасным врагом, но вместе с тем и союзником, если суметь её переманить. А это будет не самой простой задачей уже потому, что она сильно обязана своему дядюшке, Лодовико Моро. Не находится под влиянием, как её ничтожный сводный братец, лишь по недоразумению ещё носящий герцогскую корону, а именно обязана.
Когда её первого мужа, Джироламо Риарио, бунтовщики прикончили прямо у неё на глазах, она поклялась отомстить. И отомстила, уничтожив всех причастных к заговору, причём жестоко, показательно, наплевав на любые обвинения в «нехристианском поведении». А помощь ей оказал тот самый Лодовико Моро, фактический правитель Милана.
Непреклонная личность, которую нельзя ни подкупить, ни запугать. Вообще нельзя, это уже пытались сделать. После того, как был убит её первый муж, она скрылась в ближайшей крепости с малым числом сторонников, сумевших выбраться из охваченного бунтом города. Разумеется, сразу же были посланы гонцы в Милан, с просьбами о помощи, но… Вскоре же под стены крепости припёрлись и осаждающие из числа тех самых бунтовщиков, которые потребовали от тогда ещё не Львицы Романии, а всего лишь графини Форли открыть крепостные ворота и сдаться со всеми своими сторонниками. Наглость? Да. Тупая? Вовсе нет, ибо у бунтовщиков имелся козырь, который, как они считали, ничем не бьётся — дети Катарины. Все дети. Подлый, гнусный, но почти не дающий сбоев расчёт, что материнский инстинкт возобладает над всем, в том числе и рассудком.
Уроды просчитались. А слова графини Форли, будущей Львицы Романии, навсегда вошли в историю как памятник гордости и непреклонности. «Ho con me lo stampo per farne degli altri!» — именно это осаждающие крепость запомнили на всю оставшуюся жизнь… которая оказалась весьма короткой. Катарина сообщила вышедшим за все возможные пределы уродам, что у неё осталась «формочка» для того, чтобы родить и других детей… которые помогут отомстить за тех, кого бунтовщики готовы убить.
Не потребовалось. Львица Романии справилась сама. Хорошо справилась, показательно, кровь тогда текла ручьями, сливающимися в реку.
Вот потому её и боялись до сих пор. Но и врагов хватало… Какой там «хватало», их было куда больше того количества, что могла себе позволить графиня Форли и Имолы — двух не самых мощных крепостей и не чрезмерно богатых графств. Более того, тучи сгущались над её головой в очередной раз. Хотя и сама она, скажем так, дала определённый повод, выйдя замуж за некоего Джакомо Фео, итальянца из малознатного и совсем не богатого рода. Даже венчаться ей пришлось тайно, скрывподготовку к обряду и его место-время даже от большинства своих сторонников. Чтобы не помешали, пусть и из лучших намерений.
Не помешали. Джакомо Фео стал её мужем, но этот брак заставил ещё сильнее активизироваться врагов Тигрицы из Форли. Я помнил, что в знакомой мне ветви истории нынешний супруг Катарины будет убит не то через год, не то через два. И снова Тигрица будет мстить, причём всё столь же успешно. Однако… история уже изменилась, так что определённо что-либо утверждать уже невозможно. Зато можно рассматривать разные варианты с учётом известных мне основных исторических тенденций и неизменности характеров основных действующих лиц. Именно неизменности, поскольку люди очень редко меняются в основе своей, ограничиваясь лишь сменой масок, которые есть всего лишь ложь на потребу порой окружающим, а иногда и самим себе.
Ну а что делать здесь и сейчас именно мне? Может попробовать прозондировать замыслы Альфонсо, принца Неаполя? Да и с герцогиней Милана Изабеллой стоит поговорить. Сама она не есть нечто особенное, но вот про общую обстановку в герцогстве сказать может. А про Лодовико Сфорца ещё и захочет, потому как сильно его не любит, скорее даже ненавидит.
Пока я думал, всё решилось само собой. Фернандо, один из каталонских наёмников «отца», входящий в число его личной охраны и частенько использовавшийся в качестве посыльного — слава богам, Родриго Борджиа наконец то перестал использовать для этой цели ватиканских холуев в рясах — почти бесшумно возник рядом и тихо произнёс:
— Ваш отец хочет видеть вас, синьор Чезаре. Позвольте, я сопровожу вас к нему.
— Позволяю.
И поневоле возникшая на лице улыбка. Если Александру VI что-то от меня нужно, да ещё в таком месте и в такое время, то это явно неспроста.
Чем хорош Ватикан, так это тем, что тут везде есть скрытые комнаты, ниши в стенах, причём довольно просторные, и всё в этом роде. Ну а обеспечить недопуск в комнату или закрытую занавесью нишу посторонних поможет выставленная охрана. Для тех, кто в Ватикане хозяева, само собой разумеется.
Сопроводив меня к одной из таких ниш, выйдя из которой, можно было наблюдать за большей частью гостей, но вместе с тем не находиться к ним слишком уж близко, Фернандо остановился и вымолвил:
— Отец ждёт вас.
Уж понимаю, что именно он, а не некто затаившийся. Доверенная охрана на то и доверенная, чтобы почти полностью исключить вероятность предательства. Отодвинув ткань, я сделал шаг и увидел Родриго Борджиа, восседающего на небольшом диванчике. Вид у него был несколько утомлённый, но в то же время довольный и… воодушевлённый. Причина? Не знаю, но узнать хочется и сильно.
— Отдыхаешь от многолюдства, отец? — для затравки разговора поинтересовался я, присаживаясь в свободное кресло. — О, вода… холодная. Как раз для моего нынешнего состояния, а то после многочисленных разговоров в горе пересохло, а слуги разносят в основном вино. Ловить же кого-то и приказать принести то, что хочу лично я… Можно, но долго и утомляет.
— Не выглядишь ты утомлённым, Чезаре.
— Это хорошо. Потому как один разговор с Тигрицей из Форли дорого стоит, если это не простая болтовня о погоде и нарядах.
— О Сфорца позже, — небрежно отмахнулся понтифик. — Сегодня удачный момент для того, чтобы объявить собравшимся здесь о том, что Борджиа на Святом Престоле могут не только даровать короны союзникам и находить избавления от оспы, этого бича народов, но и поднимать меч против врагов всего христианского мира.
— Рановато…
— В самый раз, — не согласился со мной Родриго Борджиа. — Собрались все государи Италии, их наследники либо иные близкие родственники. Присутствуют представители либо даже правители республик. И посланники стран, которые важны. Все впечатлены коронацией, которая показывает не столько силу Медичи, сколько могущество Борджиа. Многие ждут результатов консистории, на которой будут назначены новые кардиналы. Самое время, лучшего нам не найти!
А ведь так оно и есть. Я со своей осторожностью и излишней подозрительностью не обратил внимание на столь удачно сложившийся расклад. Другого такого и не дождаться в ближайшее время. Потом ещё неотвратимо надвигающаяся война…
— Действительно, ты прав. Пусть прозвучавшее известие заставит шевелиться всех: союзников, врагов, да и нейтралов заодно. Безучастным остаться не получится. Однако… Орден Христа, что с ним? Если объявлять о подготовке Крестового похода, то самое время послать доверенных людей в Португалию.
— Люди уже посланы, — ла-асково так вымолвил Александр VI, аж зажмурившись от удовольствия. — И Ависский дом, восседающий на троне королевства, благосклонно относится к тому, чтобы Орден Христа, сохранив свои возможности, не препятствовал возрождению Ордена тамплиеров и не претендовал на то имущество, которым тот обладал вне Португалии и Кастилии с Арагоном. Несколько услуг со стороны Святого Престола этому особенно поспособствуют.
— Каких именно услуг?
— Нам ничего не стоящих. А одна из них тебе очень понравится. Возрождённые тамплиеры не будут первым Орденом, который будет избавлен от обетов безбрачия и бедности взамен на обеты супружеской верности и отчисление немалой части доходов в казну ордена.
Есть! Как раз то, что доктор прописал. И действительно, пусть Орден Христа, эти посттамплиеры первыми проложат дорогу от чисто религиозной структуры к чему-то совершенно иному, на порядок более жизнеспособному и эффективному. Ведь слишком многих отталкивали именно обеты безбрачия и бедности, которые нормальному, здоровому разумом человеку нафиг не упёрлись. Теперь их не будет. Прелестно, просто замечательно, с какой стороны ни взглянешь.
— Обрадовал, отец, действительно обрадовал. Оказывая услугу им, на деле мы избавляем от части проблем себя. Ну а остальное — это, как я полагаю, кардинальская шапка.
— Две, — вздохнул понтифик. — В обмен же дипломатическая, а может даже и финансовая поддержка королевством Святого Престола… в нашем лице.
— Имена кардиналов уже известны?
— Пока нет. В Лиссабоне думают, но это продлится недолго. Уже до конца года будет созвана новая консистория.
Двумя «красными шапками» больше… не велика разница, особенно учитывая планы по сокращению числа их нынешних носителей. Как ни крути, но Колонна, Орсини и особенно делла Ровере — последних стало совсем уж много — явно лишние. Главное тут не впасть в соблазн излишне простых и быстрых решений, устраняя врагов поодиночке и через приемлемые промежутки времени. Вот был кардинал Карафа и помер во время конклава. Через девять месяцев не стало Джованни делла Ровере, римского префекта — человека, который для всего клана делла Ровере был очень важен, потому как держал под наблюдением весь Вечный Город и немалую часть финансов и военной силы последнего. Пусть это и называлось стражей, но по факту… А теперь этого ключевого поста у делла Ровере нет и не предвидится. Думаю, они сами это отлично осознают.
Так что никакой спешки, только разумные паузы между «совершенно естественными смертями». Касаемо же объявления о подготовке очередного, хм, Крестового похода… Пусть будет сегодня, тем более зная красноречие «отца», впечатлит он всех присутствующих. Вот кто окажет хотя бы небольшую помощь в его далеко идущих планах? Мда, тут совсем другой и куда более сложный вопрос. Но посмотрим, благо ждать всего ничего осталось. Почему? А вон тот свиток, лежащий на столе, который явно не просто так.
— Набросок речи? — спросил я, пальцем указывая на замеченное творение.
— Он самый, я постарался учесть всё.
Кто бы сомневался, но уж точно не я. Прошедший долгое обучение интригам при Святом Престоле, умеющий вывернуть наизнанку любое событие и преподать в абсолютно ином, порой до неузнаваемости искажённом виде, Родриго Борджиа способен был на многое. В том числе и на подготовку нового Крестового похода, способного ударить… по самым разным врагам рода Борджиа. И сделать это так, что обвинить в нарушении изначального посыла будет очень и очень сложно. К тому же, как ни крути, а Османскую империю по любому требуется сначала ослаблять, а потом и рвать в клочья. Ну или сначала не её, а другие мусульманские государства. Не суть. Хм, даже интересно, что он скажет. Или почитать речь заранее?
— Лучше не надо, — поняв мои намерения, отозвался понтифик. — Я хочу, чтобы ты оценил слова не тут, а видя, как другие откликаются на неё. Не римская чернь, а те, кто правит Италией.
— Которой пока нет… Пока.
— Ты правильно подобрал слово, сын мой. Италии пока нет, но ведь мы с тобой хотим, чтобы она появилась. Не просто, а под властью Борджиа.
Приятно разговаривать с человеком, который тебя понимает, а вдобавок не враг. Так что настаивать на предварительном знакомстве с текстом речи я не стал. Хотел было обсудить ещё пару вопросов, но не срослось. Родриго Борджиа желал как можно скорее ошарашить всех присутствующих своими словами. Понимаю, где то даже разделяю, но… Два события за один день — это жёстко.
Несмотря на это, где то через полчаса состоялся очередной, второй за сегодня торжественный выход Папы Римского Александра VI. Такой, что всем присутствующим стало ясно — он не имеет ничего общего с уже свершившейся коронацией, а посвящён, скажем так, иному событию. Да и сопровождение понтифика, состоящее помимо стоящей на некотором расстоянии охраны всего из двух человек как бы намекало.
Два человека, всего два. Один в облачении кардинала, другой — при оружии и в доспехе, разве что со шлемом, оставляющим открытым лицо. Первым был я. Вторым оказался Мигель Корелья. Ещё одно зримое свидетельство того, на кого нынешний викарий Христа делает основную ставку.
Знак, и я подаю Александру VI свиток. Тот самый, мною так и не прочитанный. Ну что ж, посмотрим, чем удивит собравшихся старый, опытный пройдоха. Точнее сказать, как именно он это сделает. А вокруг тишина… полнейщая. Кажется, что ещё немного и я смогу услышать дыхание собравшихся в зале. Ну же… Всё, началось.
— Сыны и дочери италийских земель, держащие на своих плечах ношу правления землями, благословленными святостью Рима нынешнего и величием Рима прошлого, изначального. Посланники христианских государей всех земель европейских, светом истинной веры озарённых. К вам обращена речь моя и увещевания мои, несущего бремя викария Христа. Сегодня все вы собрались здесь по событию значимому и в то же время радостному, узреть глазами своими и признать истинность образования на земле италийской нового герцогства, герцогства Флорентийского, под властью принявшего из рук моих корону Пьеро I из славного рода Медичи. И тем сильнее болит сердце моё, когда я обращаю свою взор в сторону земель южных и земель восточных. Тех земель, что отделены от нас морем Средиземным. И ещё печальнее становится от того, что ранее эти земли были под мудрым и благим правлением владык христианских, светским и духовным. Сильно болит и сердце моё, и дух мой.
Были ранее и Первый крестовый поход, затем Второй, и Третий, и иные… Но с каждым разом всё менее успешными становились они, всё меньше земель оставались свободными от власти магометан. И не в последнюю очередь из-за междоусобиц Орденов и светских властителей. После же Девятого крестового похода раздоры между государями стали слишком велики, гнев и зависть друг к другу помутила их разум, а владения, ранее отвоёванные у магометан, одно за другим вновь возвращались под их нечестивую власть. Мы потеряли все прежние завоевания, помимо Крита, Кипра, Родоса и нескольких иных островов.
Тут Александр VI остановился, смахнув с глаз невидимую слезу и продолжил с тем же надрывом, столь хорошо действующим на слушателей.
— Раздоры среди христианских государей, забывших про общего своего врага, привели не только с потере земель на Святой Земле и побережье Африки, но и к тому, что усилившиеся и познавшие вкус побед магометане, жаждущие омыть свои кривые клинки в свежей христианской крови, хлынули на наши земли. Османская империя — эта страна хорошо известна всем нам. Давний враг, опасный враг, наносивший горькие, тяжелые поражения при Никополе, Варне и в иных местах. И это лишь за последний век, лишь из самых памятных и кровавых для нас проигранных битвах.
До каких пор, спрашиваю я вас? До каких пор будут продолжаться эти тяжёлые времена торжества нечестивцев, разрушающих наши святыни. Порабощающих сынов и дочерей Господа нашего? Вопрошаю я и слышу порой ответ. До тех пор, пока мы сами не будем готовы взять в руки клинки и не вернём то, что по праву принадлежит нам. И тому есть зримое свидетельство. Взгляните в сторону Кастилии и Арагона, как следует взгляните. Они нашли в себе мужество отбросить в сторону распри и споры, сумели объединить усилия и вместе опрокинуть врага в море. Того самого врага, против которого воевали отцы их, деды и боле далёкие предки не один век. Не остановились они, прельщённые обещаниями богатств и мнимой покорности со стороны мавританских эмиров. Не захотели оставить на своих землях тех, кто предал бы при первом случае, ударив в спину отравленным кинжалом. Они — верные воины Христа, то доказавшие…
Но разве вы, гордые наследники Рима или же потомки Карла Великого, Ричарда Львиное Сердце и иных великих правителей и полководцев, хуже, слабее, нерешительнее?
Задел за живое, точно задел! Особенно последними словами, обращёнными не абы к кому, а к тем, что являлся — или на крайний случай думал что является элитой всех италийских земель. Любой из собравшихся тут хотел быть, пусть и в глубине души, фигурами масштаба Ричарда Львиное Сердце, Раймонда Тулузского и им подобных. Да и лавры совсем уж близких и ныне здравствующих Изабеллы и Фердинанда, завершивших Реконкисту, они тоже недвусмысленно намекали. Зажечь собравшихся интересом и даже частично энтузиазмом Родриго Борджиа однозначно сумел. Уже хорошо. А дальше… Посмотрим, речь далека от завершения, я за время знакомства успел хорошо изучить нынешнего хозяина Святого Престола.
— Нет, ибо я вижу разгорающееся пламя в ваших сердцах, стремление свершить возмездие за утраченные святыни, за положивших жизни свои предков. Пусть благородный гнев будет вам путеводной звездой, ибо гнев гневу рознь и не всегда он есть грех. Гнев небес тому примером — гнев не быстрый, но который откладывает наказание и дает время для покаяния. Они, в безумном исступлении казнящие через лютые муки братьев наших во Христе, не покаялись, потому поставили себя вне закона божьего и человечьего. Сам Господь превознесёт вас перед иными силой тела, величием духа, умением обращаться с оружием, что станет продолжением рук тех, кто решится на повторение великих деяний предков.
Мы не повелеваем и не увещеваем, чтобы отправлялись вы в Крестовый поход незамедлительно. Лишь о подготовке его говорю я вам, но не о точном времени и не о том месте, куда нанесёт свой первый удар воинство Господа нашего. Воинство то — острое копьё, а наконечником его станет папская армия, которая уже начинает готовиться, собирая под своими знамёнами людей, вооружая их и обучая. До всех до вас доходили слухи о том, а некоторые и сами видели часть сего воинства.
Только так может поступить сейчас Святой Престол, дабы избежать глумливого шёпота за спиной. Не оказаться несправедливо обвинённым в том, что лишь деньги на собственные цели ему нужны и чужие армии хочет использовать понтифик для решение собственных проблем. Потому мы не повелеваем, мы не увещеваем… Лишь сообщаем о своих намерениях, чтобы не стали они неожиданностью для вас. И конечно же охотно дадим возможность желающим принять в том посильное участие. Золото — опасный металл, но необходимый. На него можно купить оружие и припасы, нанять учителей и наставников, построить и оснастить боевые корабли. И привлечь тех христиан, кои готовы продать услуги рук, умеющих обращаться с оружием, доказавших то во многих схватках. Вы можете в том помочь, но лишь если сами того захотите. Помочь создать наконечник копья из лучшей толедской стали, закалить его, заточить до бритвенной остроты.
И тот, кто возымеет в душе намерение внести посильный вклад в благое дело готовящегося Крестового похода, не будет забыт и в этом мире, и на небесах. Так говорю вам я, викарий Христа, Папа Александр VI. И клянусь именем Господа нашего, всем дорогим для меня лично, что поход сей состоится, вложены в него будут возможные силы и произойдёт это не когда-нибудь, а при жизни моей. Да пребудет с нами бог и великая сила его.
Твою же мать! И это выражение отнюдь не в плохом для Родриго Борджиа аспекте. Он сумел и с пафосом не перебрать — для этого времени, конечно — и показать серьёзность намерений, и верно донести до собравшихся мысли. Какие? Что Крестовый поход будет, но не прямо сейчас. Что первый удар непременно нанесут его личные войска. Что от помощи он и на первом этапе не откажется — более того, примет с большой благодарностью — но помощи деньгами и отдельными отрядами наёмников и может даже добровольцев. Зато крупные отряды, приближающиеся по численности пусть к небольшому, но войску, да ещё под командованием видных персон вне Папской области… этого пока не требуется. Ах да, весомая оплеуха знати Папской области была отвешена пусть и не явно, но от того не менее болезненно. Всем стало ясно, что нынешний Гонфалоньер Церкви, Никколо Орсини ди Питильяно, не получит эту армию под своё командование. Ни при каком условии, даже номинально. И вообще, его дни на этом посту подходят к концу. С учётом же того, что и пост римского префекта, кхм, освободился, лорды Романии и иных земель, подвластных в теории Александру VI, должны были неслабо так задёргаться.
Игра на обострение началась и это есть хорошо. Нужно лишь правильно разыграть имеющиеся на руках карты, не забывая и про те, которые до поры припрятаны в рукавах.
— Посмотри и послушай. И ты, и Мигель. Обрати внимание на Альфонсо, сына короля Ферранте. Он уже говорил со своей дочерью, герцогиней Миланской, — обронил напоследок Родриго Борджиа, покидая зал под предлогом «необходимости пообщаться с Господом», а на деле просто отдохнуть… и наверняка в компании кувшина вина и Джулии Фарнезе. — Свою подружку… не отвлекай. Пусть блистает платьем и драгоценностями, ей надо к этому привыкать.
Надо, кто же спорит! Сегодняшний приём лишь первый из множества значимых, на которых ей придётся присутствовать. Махать клинком — штука полезная и забывать об этих умениях не следует. Только не ими едиными. Ещё есть разум, который следует использовать не только в тиши рабочего кабинета и в тесном кругу доверенных лиц, но и вот в таком многолюдстве. Где высокая политика с интригами, там и необходимость «вращаться в обществе». Это я понял давно, в далёком будущем, которое наверняка уже не наступит… в этой ветке мироздания.
Мда. Вот не получится не отвлекать Бьянку, хоть ты тресни! Дело в том, что она что-то выпытывала у Катарины Сфорца, а та, хоть и не высказывала ни малейшего неудовольствия, но уже оказалась рядом с четой Джан Галеаццо и Изабеллы, номинальных властителей Милана. Это было любопытно, поэтому я и решил добавить в эту группу и присутствие себя любимого. Как ни крути, а права хозяина приёма — одного из, но это уже вторично — многое дают понимающему человеку. Например, можно спокойно подойти к любой группе гостей и, официально не вмешиваясь в разговор, поинтересоваться их настроением, пожеланиями. Самое оно во многих ситуациях.
Бьянка, увидев приближающегося меня, довольно улыбнулась. Дескать, всё хорошо, разговор с Катариной Сфорца понравился и вообще всё хорошо и прекрасно. Почти, потому как было видно, что «шкурка» из шёлка, кружев и прочих драгоценностей, в которой девушка сейчас находилась, её давит. Но меньше, чем это было в начале дня, заметно меньше. Явно помогла не столь уж и долгая беседа с Львицей Романии.
Сама же графиня Форли тоже заметила мою отнюдь не скромную персону, пусть и чуть позже Бьянки. И точно так же, как и моя подруга-помощница, понимала, что если я тут, то мне что то нужно. А вот что именно… это она скоро узнает. Сомневаться в уме этой неординарной женщины мне и в голову не приходило. Зато другие, пренебрежительно относившиеся к ней из-за гендерной принадлежности, теряли многое, частенько и саму жизнь.
— Прекрасная и воинственная графиня, — улыбнулся я, вновь приветствуя самую яркую из всех Сфорца. — Джан Галеаццо, Изабелла, — не поклон а просто «наклонение головы», потому как положение кардинала автоматически ставит минимум на одну доску, а уж статус сына понтифика и тем более. — Я думаю, что и вы хотите спросить кое о чём, и мне найдётся что сказать. По самым разным темам, не только по поводу объявленного моим отцом.
Полное понимание в глазах Сфорца, а вот Изабелла ограничивается парой нейтральных слов… И взгляд в сторону мужа. Любви там явно и в помине не водилось, а вот беспокойство присутствует. Чёткое такое, даже не скрываемое. Поэтомупереключаю всё внимание на Тигрицу из Форли.
— Что случилось.
— Мой брат… болен. Боли в животе, тошнота, — деловито изложила симптомы Катарина. — Он хочет покинуть этот несомненно значимый для все приём.
— Нужен врач, понимаю. Свой или?..
— С ним собственный врач из Милана. Доверенный, — слегка покривилась Катарина, из чего я понял, что лично у неё эта доверенность вызывает определённые сомнения.
— Не смею задерживать больного человека. Крепкого здоровья вам, герцог. Герцогиня…
А вот Изабелла как то не спешила вслед за мужем, который удалился, причём опираясь на одного из не то слуг, не то телохранителей. Вид же у Джан Галеаццо и впрямь был нездоровым. Причины? Да бес его разберёт, особенно учитывая тот образ жизни, который тот вёл. Пьянство, обжорство, постоянные походы по девочкам и мальчикам — паразиту даже особой разницы не было, как мне доносили — и многодневные загулы на пользу мало кому шли. Скорее всего, ему надо просто как следует проспаться. Именно это я и озвучил, пусть и в несколько более деликатной форме, хотя мысли проскальзывали и иного рода. Ведь Джан Галеаццо скоро должен был стать лишним, совсем лишним в любых раскладах. А такие субъекты долго не живут, история многократно доказывала.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • opilkin о книге: Теил Вида - Закон войны
    хорошая серия!!!!

  • Anna86 о книге: Виктория Свободина - Dragons corporation
    Мне книга понравилась. Ошибок не заметила (может уже исправили?).
    Вот чем мне нравится этот автор, у нее все книги на разные тематики-от демонов и драконов до простых интересных современных романов. И на любой вкус- хотите серьезное глубокое произведение (Совместимость, Тайны мглы), хотите более легкое чтиво -читайте это и другие произведения.
    Но что их все объединяет- повествование растягивается на года. И я это люблю. Вот нравится мне и все тут. И это произведение не исключение.

  • Стрелка о книге: Александра Лисина - Призрак на задании
    Согласна с elent, вторая книга разочаровала, не дочитала.

  • Anna86 о книге: Эрика Леонард Джеймс - Мистер
    Начала читать из уважения к автору. Все-таки 50 оттенков не пришли мимо. Но каково же было мое разочарование.
    На протяжении всей истории создавалось впечатление, что передо мной такая беженка, бедная, несчастная, которую заметил и пригрел богатый лорд. И как она его все время называла Мистер, вот ну совсем не зашла мне эта книга. Хочется сразу же ее забыть, как только прочитала и больше не вспоминать.

  • Стрелка о книге: Александра Лисина - Вакансия для призрака
    Книга понравилась, жду продолжения.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.