Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44782
Книг: 111470
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Скептик»

    
размер шрифта:AAA

СК

Сергей Александрович Варлашин

Иллюстратор Сергей Александрович Варлашин

© Сергей Александрович Варлашин, 2018
© Сергей Александрович Варлашин, иллюстрации, 2018

ISBN 978-5-4490-7109-5
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1 Захват

За окном стоял июль, в самом его разгаре. Днём в тени плюс тридцать. Ночью свежее, плюс двадцать. Я проснулся оттого, что не было слышно работы центрального кондиционера. Свет отключиться не должен, под моим домом проходит главная городская электролиния, питающая детские больницы и клиники. Значит, отключился сам кондиционер. Комната мгновенно наполнилась теплом, от проникающего солнечного света, через почти, прозрачную тюль.
Я лежал весь сырой. Запястью передалась короткая, тройная вибрация, от часов на руке. Вызывают из Службы Контроля. Нужно срочно идти в холодный душ. Трёх минут вполне достаточно, чтобы придти в себя и освежиться. Три минуты на сборы. Две чтобы выйти из дома. Пять, чтобы доехать до штаба. Ровно через тринадцать минут, я прикладываю руку с часами, к опознавательному сканеру на входе. Киваю читающему газету охраннику, он кивает в ответ.
– Здравствуй Вадим, – встречаю я нашего главу отдела, за телефонной трубкой и смотрящего, на выведенную на стену карту.
– Привет Гор. – Вадим очень серьёзен, но лицо его всегда остаётся добродушным. – Никто из наших сотрудников не отвечают. Придётся нам с тобой, съездить лично.
Мы садимся в его Dodge и мчимся на край города. Я смотрю на панель. Восемь вечера, а жара перешла отметку выше тридцати градусов. Сегодня воскресенье. Город почти пуст. У меня сегодня был выходной. Два часа назад, после двух суток без сна и беспрерывной работы, я вернулся домой. Только лёг и сразу отключился. Через полтора часа, меня уже вызвали и вот я здесь. Мы едем по трассе на север, со скоростью сто сорок километров в час. Вадим торопится, но лицо его по-прежнему добродушное и спокойное. Больше всего доверяю ему, за его сильный характер и способность контролировать себя в любой ситуации.
– Поступили данные о объекте. – начинает быстро говорить он. – Наблюдалась вялая активность, две недели. Сегодня в соседних домах сначала пропали собаки, потом их дети, а потом и сами соседи. Я отправил всех, кто был. Прошло полтора часа. Никто не выходит на связь. Сигналы их часов идут из дома, за которым осуществлялась слежка.
– Полиция задействована?
– Сначала прибыла пара патрульных машин. Подключились наши и хотели отозвать. Последнее, что я слышал, как они не досчитались четырёх сотрудников полиции и то, что они заходят.
Мы въехали в типичный частный сектор. Я никогда раньше не был здесь, но он особо ни чем не отличался от других окраин. На подъезде я заметил, стоящие перед домом две патрульные полицейские легковушки. Четыре чёрных джипа, перегородившие с двух сторон подъезд, были от нашей организации. Все машины были пусты.
Мы встали у дома соседей. В паре домов, напротив, из окон глазели соседи, но никто не вышел. Тем лучше для них. Открыв двери багажника, Вадим достал по паре разгрузочных жилетов и шлемов. Облачившись в жилет, я вооружился РМБ-93, а Вадим АЕК-973. Наизготовку, мы стали приближаться к дому.
Заброшенный и старый, двухэтажный деревянный дом, был идеальным место для игр среди окрестных детей. Наверно они вошли в первый контакт, задолго до того, как дом взяли под наблюдение. Как всегда нехватка ресурсов, людей и времени, довела ситуацию до полного логического завершения.
Ржавые ворота открыты, но перемотаны красными и жёлтыми лентами. «Не входить – опасно для жизни». Деревянный забор почти рассыпался. В окне второго этажа, слегка дёрнулась штора. Или там есть кто-то живой или что-то думает, что оно живое. Может оно думает, что так нас приманивает. Парадная дверь закрыта. По внешнему приступку с навесом, мы пошли против часовой стрелки. Сбоку, свежевыломанное и открытое нараспашку, узкое окно, приглашало нас своей зияющей чернотой.
Вадим первый залез внутрь, оглушительно похрустывая, битым стеклом на полу. Яркие лучи подствольных фонарей, разрезали темноту. Окно вело в коридор, по обе стороны, были комнаты. Мы прошли до лестницы на второй этаж, но не спешили подниматься. Из последней комнаты, через приоткрытую дверь, был заметен тёмный предмет. Лучом фонаря я высветил его. Это была полицейская фуражка.
Открывая все двери по пути, мы двинулись к последней комнате. Пусто, лишь фуражка в пролёте на полу и огромная дыра в потолке, от сырости. С потолка капля за каплей, капала жидкая субстанция, очень похожая, на разбавленную водой, кровь. Жестами, Вадим велел следовать за ним. Скрипя старыми ступенями, мы медленно поднимались на второй этаж. На втором лестничном пролёте, нам перекрыл дорогу, труп полицейского.
По человеку сразу видно мёртв он или нет. Ранений ещё не видно, а уже можно сказать наверняка. Жмурики всегда в неестественных позах. Это их и выдаёт. Даже если труп посадить ровно, или положить в правильную, для живого позу, то всё равно, от него будет сквозить угловатостью, излишней холодностью и ещё, чем-нибудь противоестественным. Правда, если бы я предложил такой ответ на экзаменационный вопрос, по признакам смерти, то точно бы провалился.
Мы приблизились, обступая его. Полицейский раскинул руки в стороны. На шее были видны следы удушения, а приоткрытые глаза залились кровью. Пистолет в кобуре. Запаха разложения ещё нет. Лежит здесь, не более трёх-четырёх часов. Переглянувшись, мы пошли выше. На коридорной площадке, обнаружились ещё три тела. Все три тела хитро сплетены и образуют, подобие статуи. Вокруг витают мухи. Три ПМа валяются на полу и ни одной гильзы рядом не видно.
У всех явные следы удушения на шеях, и вылезшие из орбит красные глаза. Что самое примечательное, руки и ноги вывернуты во всевозможных, неестественных углах. То, что сделало это, обладает чудовищной силой и скоростью. Ни один из них, не успел сделать и выстрела. Мы обходим нерукотворную скульптуру. Я замечаю, в сжатой в кулак руке, прямой клок, грязных, русых волос, длинной в метр. Показываю молча на него рукой Вадиму. Вадим морщится и кажется, беззвучно ругается.
Мы подходим к главному залу. Вадим встаёт напротив, направляя автомат на дверь. Я встаю с сбоку. Одной рукой, я слегка толкаю её внутрь. Дверь открыта наполовину. Активности нет и Вадим, кивает мне. Стволом дробовика, я открываю её до конца.
Лицом, Вадим сразу становиться спокойным. Именно в таком спокойном состоянии, он способен вершить любую мясорубку. От вида которой, вывернет даже опытного патологоанатома. Я осторожно заглядываю внутрь, вместе с направлением дробовика. Дюжина тел. Все сотрудники нашей Службы Контроля. Все развешаны по стенам и потолку. В причудливых формах, привязанные и удерживаемые, длинным клочьями грязных, русых волос. У всех, такие же следы удушения на шеях. Глаза кровоточат. Личного оружия при них нет.
Из левой части здания, на нашем этаже доносятся редкие глухие удары. Мы медленно следуем на звук. В открытую дверь, мы наблюдаем висящее вниз ногами тело, нашего бывшего сотрудника. Кажется, это Дмитрий. Лицо его обезображено, я узнал его по короткой чёрной причёске и старому ожогу на шее. За ногу его держит, свисающая с потолка, тугая прядь грязных, русых волос. Тело покачивается на ней и иногда задевает головой стол. Под ним свалена груда оружия, наших бывших сотрудников.
– Дразнит нас и приманивает. – шепчет мне в гарнитуру Вадим. – Идём наверх.
Отыскав раздвижную лестницу, в другом конце коридора, мы по одному поднимаемся наверх. В круглое оконце, нас застают, прощальные лучи солнца и тут же скрываются, за густыми кронами деревьев. Не лучшее мы выбрали время, но тянуть уже нельзя. За дверью ведущий на чердак, стоит неприятный шелестящий звук. Дверь закрыта. Жестами Вадим показывает мне, на замок двери. На счёт три, я должен выстрелить в замок, а затем открыть ему дверь.
Три пальца. Два пальца. Один. Выстрел. Моментально второй. Вместо замка и ручки одна дыра. Всем весом, я делаю удар ногой в дверь. Вадим забрасывает внутрь, сразу две светошумовые гранаты. Мгновение, на отвернуться и зажмуриться. Грохочут два взрыва. Мы с опущенными забралами на лицах, оказываем внутри. По всему чердаку, в ярком свете горящих гранат, беснуется полупокойница-полуполтергейст. Длинные, до самого пола грязные спутанные волосы, метаются в разные стороны. Она слепа и оглушена. Она не видит, кого атаковать и её волосы мечутся во всех направлениях, как кнуты.
Вадим ловит её на прицел и с одной остановкой, высаживает в неё весь магазин. Я успеваю сделать два точных попадания, из трёх выстрелов. Зажигательные патроны заставляют её вспыхнуть. Запах горящей плоти и волос, магния, фосфора и оксида циркония, заполняет весь чердак.. Она визжит, но не от боли. Она визжит, потому что знает, что проиграла этот бой. Растерзанное разрывными пулями тело, слабеет. Конечности уже почти не держат её, а волосы почти все обгорели.
Она пытается, пропасть из виду, но по следам чёрной крови, мы настигаем её за трубой. Три прямых попадания зажигательной картечью, делают из неё полыхающую куклу. Тело переваливается и падает в дыру на второй этаж.
– Они сказали мне, что здесь безобидный полтергейст завёлся, – говорю я дозаряжая дробовик.
– На первых парах, волосатницу с ним легко спутать, – отвечает мне Вадим и высаживает ей в горящую голову с десяток пуль, чтобы от неё совсем ничего не осталось. – Ведёт она себя точно также, пока кого-нибудь не поймает, не съест и не начнёт расти.
Я впервые, встретил волосатницу лично. Раньше я знал о ней, только из теории. Слишком редкое явление по нашим временам. Волосатницами не рождаются, ими становятся. Когда девушка совершает самоубийство, допустим, через повешение и выбирает для этого не благополучное место. Например, заброшенный дом. В неё, в момент предсмертной агонии, может вселиться какой-нибудь залётный полтергейст. Полтергейст, ждёт, когда девушка или женщина, частично умирает. Теряет, над мозгом контроль, но остаётся живой телом. Тогда, она и захватывает её тело себе.
– По уму, нужно было брать её живой, – я начинаю вспоминать методические указания. – Если есть возможность, то волосатницу следует брать живой. Для дальнейшего изучения. Потому что она, как явление, ещё плохо изученное наукой, представляет живой интерес, для всей нашей организации.
– Ты сам-то себя слышишь? – выводит меня из теории Вадим. – Очень многие твари, бояться света и шума. То, что она одна из них, нам очень повезло. – Вадим резко затихает, не окончив поучительную реплику, так как в углу, мы слышим тихий хрип.
– Сюда. Я здесь.
Наши фонари высвечивают Виталия. Нашего ценного и лучшего сотрудника, на которого, после Вадима, можно было ровняться всем. Всё время, он работал в параллельных группах и мы почти не пересекались. Ноги и руки у него сломаны, но его она не успела придушить. Наверно оставила на десерт.
– Идти он не сможет. Ты его понесёшь. Виталий, что у вас здесь произошло? – сухо говорит Вадим и с улицы, сквозь дырявую крышу, мы слышим пару подъехавших, легковых машин. – Иса, Нужна группа зачистки, объект «дом с привидениями». Пусть поторапливаются. Кажется, подъехала полиция. Да, не важно. Дали вы им отбой или нет. Я слышу, что подъехали машины. Приём.
– Вадим приняла. Вызываю.
– Нас сюда заманили, – тихо говорит Виталий. – Был звонок. Мы его не смогли отследить. – я его уже не слушал, вколол морфина, бережно поднял его массивное тело и перекинул через плечо.
Мы спустились. Из-за угла, мы заметили, что у ворот стоит пара фургонов. Один бардовый, другой белый. Не похоже на полицию. Виталий, даёт мне указание скрыться в заброшенном саду, за домом, а сам прячется в кустах, сбоку. Тяжело дыша, я бегу с раненым в сад и сажусь под самой пушистой яблоней. Меня закрывают кусты малины и молодые вишни.
– Десять неизвестных, – слышу я Вадима. – Все с АКами. Одеты, во что попало. Ломают главную дверь. Есть мысли, что это за клоуны?
– Ну не знаю, тебе там виднее. Отсюда не понятно, что там за незаконное, вооружённое бандформирование, по заброшкам шарит.
– Это сектанты, – говорит пуская слюни Виталий. – Они нам и раньше звонили, все предупреждали, о конце света и царствии тьмы на земле.
– Ты это слышал? – говорю я Вадиму.
– Гор, ты ему чего вколол?
– Как обычно. Универсальный, супер обезболиватель, проверенный веками и доработанный нашими химиками, чтобы не вызывал привыкания.
– Это называется морфин два ноль. Ты столько лет у нас на службе Гор, а выражаешься, как студент двоечник.
– Так точно, М два ноль, – поддакиваю я, не в силах убрать улыбку с лица.
– Ясно всё с тобой. Сиди ровно. Иду к тебе. У них тут здесь сейчас, цирк с медведями начнётся. С минуты на минуту подъедет группа зачистки.
– Может сразу вертолёт?
– Отставить вертолёт.
К нам приблизился Вадим. Я шикнул ему из зарослей, чтобы он смог быстрее найти нас. Мы двинулись углубляться и когда упёрлись в забор, стали обходить участок по его краю, против часовой. Пушистые участки зелени выбирать не приходилось, темнело быстро. Наша тёмная одежда, в густых сумерках ничем не выделялась. Сквозь окна, по всему дому, шарили лучи света.
В стороне от ворот, мы нашли самую развалившуюся, секцию забора. До джипа Вадима, был участок в десять метров длиной, неприкрытый, никакой растительностью. В зажёгшихся фонарях, было заметно каждое движение. Группа зачистки всё не появлялась.
– Будь здесь. Когда я подъеду к тебе, закинешь Виталия на задние сиденья и запрыгнешь сам. – я кивнул.
Вадим сменил магазин с разрывными, на цельнооболоченные пули. Пристроился за стволом старой берёзы и прицелился. У фургонов дежурила парочка автоматчиков. Ещё два водителя, были за рулём. Первой очередью, Вадим срезал сразу двух охранников. Ещё двумя водителей. Остаток магазина, он прицельно разрядил по передним колёсам фургонов. Открыв дверь своего джипа, он бросил автомат, сел, завёлся и подъехал ко мне. Пока я подтаскивал на руках, блаженно задремавшего Виталия, он открыл мне заднюю дверь.
Из окон второго этажа началась стрельба. Зелёная изгородь и забор частично закрывали видимость. Потому большая часть выстрелов, приходилась мимо. Наугад. Но удача была не так добра к нам сегодня. Одна пуля, пройдя сквозь заднее боковое стекло и сиденье водителя, ужалила Вадима в правый бок. Машина вильнула, но Вадим удержал руль и мы никуда не врезались.
– Коли стимулятор, – сказал Вадим, сохраняя ледяное спокойствие.
Я закатал ему рукав рубашки, вколол стимулятор. Весь бок, вместе с жилетом, густо пропитался кровью.
– Вадим, запрыгивай назад, а я сяду за руль, – конструктивно предложил я.
– Нет. Ты нам будешь нужен, чтобы мобильно отстреливаться из салона, если за нами устроят погоню.
Я не стал спорить. Спорить с боссом, начальником и старшим тебя по званию, глупо и не разумно. Тем более, когда он старше тебя на двадцать один год и вообще последние десять лет, был тебе, как второй отец. Ничего, что колёса мы им пробили. Ключи отыскать у трупов полицейских и наших покойных сотрудников, потеря времени. Ничего, чтобы мы уже так далеко умчались, что я и сам бы не нашёл обратную дорогу. Всё равно, решения здесь, принимаю не я. Даже хоть, трижды более живой и здоровый, чем они оба вместе взятые. Вместо этого, я просто согласился.
– Да Вадим.
– Телефон свой дай, у него вытащи, заодно часы сними.
– Держи, – я передал ему, два наших новеньких, служебных смартфона и пару часов.
– Нас кто-то слил. – он тут же присоединил к ним, свой телефон и часы и всё вместе, выбросил в окно.
– Нас, слили! Да кому всё это нужно? Кто нам посмеет дорогу перейти?
– Это я и хочу узнать.
На очередном повороте, вслед нам увязались несколько машин. Метров четыреста позади нас, образовалась колонна из трёх машин. Судя по их скорости, они там оказались не случайно и пытались нас нагнать. Вадим свернул с жилого сектора и стал петлять, по лесным гравийным дорогам. Вдруг он остановился.
– Достань Виталия и тащи его в лес. Да аптечку за сиденьем не забудь. – я вытащил, обмякшее от наркоза тело и отнёс метров на пятнадцать, прислонив спиной к пушистой, вековой ели.
Я хотел помочь Вадиму идти. Когда увидел в свете фар, как от крови, пропитался не только бок, но и вся его штанина. Упираясь прикладом автомата в землю, он направился в сторону бесчувственного Виталия.
– Аптечку рядом с ним оставил. Что дальше Вадим?
– Гони отсюда, уведи их, как можно дальше. Потом приезжай за нами, на другой машине.
– Принял.
Я запрыгнул в машину, через свою открытую дверь, перебрался за водительское сиденье и рванул дальше. Вскоре показались знакомые огни фар. Я немного сбавил скорость, перед поворотом и убедившись, что они проехали мимо Вадима с Виталием, поехал дальше. На этот раз, меня преследовали, только четыре жёлтых глаза. Разделились, не иначе. Один где-то объезжает по кругу. Я вывел карту на экран. Просто лесной массив, без указания дорог. Это мне на руку. Вскоре, я выехал на параллельную трассу и поехал в обратном направлении.
Стараясь сначала выжать из джипа все соки, я прилично ушёл вперёд. Затем, когда потерял преследователей из виду, свернул в незнакомый жилой сектор. Спустя пятьсот метров, бросил джип, рядом с первой попавшейся автозаправкой, среди пяти других машин. Частный сектор и четыре свободных улицы, я сразу отмёл, как самый очевидный вариант, для того чтобы спрятаться.
Вот куда бы я точно не полез, так за этот серый, бетонный забор, с колючей проволокой. Служивший периметром, неизвестному промышленному объекту с охраной и собаками. Потому аккуратно, преодолел именно его. Забравшись на стоящие в ряд ржавые бочки, выбрал самую тёмную сторону, подальше от фонаря. Стараясь не шуметь, затаился с обратной его стороны.
У заправки остановились два чёрных, незнакомых внедорожника. Один поехал дальше, а из другого, высыпались четыре бойца с автоматами. Осмотрев пустые машины, а особенно джип Вадима, они по парам пошли по улицам. Чудесно. Спрыгнув с бочек, я пошёл вдоль забора, опасаясь каждую секунду, нападения собак. К счастью их либо не оказалось, либо они были заперты внутри помещений.
Преодолев очередной раз забор, я спустился по небольшому дереву с другой его стороны. Перебежав дорогу и двигаясь вдоль забора частного сектора, приблизился к автозаправке. Выбрав траекторию, чтобы водитель меня не заметил в зеркала заднего вида, я прокрался к машинам. От них, прополз под внедорожник и быстрым перекатом, встал в полный рост в метре от двери водителя. Стволом дробовика, я велел ему выходить. Дверь открылась.
– Мордой в землю, руки за спину, – я разорвал дистанцию до трёх метров. – Без резких движений и шума.
Убрав дробовик за спину, достал пистолет. Придавил спину водителя ногой. Упирая в спину ствол пистолета, свободной рукой стянул руки, одноразовыми наручниками. Затем стянул ноги. Прочность у обычного хомута невысокая, но у этих специальных, она запредельная, как на твёрдость, так и на разрыв. Я открыл багажник.
– Залезай.
– Ты не представляешь, кто мы такие и что с тобой будет, когда, – когда мой приклад дробовика, обрушился ему на голову, он затих.
Для верности, я вколол ему тот же морфин два ноль. Пусть спит сладко. Перед пытками. Я завёлся и поехал в обратном направлении. Память автоматически выделяла приметы, по которым я вернулся на съезд, в лесополосу, в которой оставил двоих раненых. Рядом на сиденье звонил телефон. Остановившись у приметной, поваленной берёзки, я вышел из машины, включил фонарь и по следам примятой травы, пошёл в лес. Ни Вадима, ни Виталия, ни следов вскрытой аптечки. Лишь немного крови на траве.
– Вадим! Виталий! Это гор, я приехал за вами! – не очень громко позвал я, но ночной лес молчал.
Вернулся в машину. Сделал звонок с телефона обезвреженного.
– Иса привет, это Гор. У меня ЧП. Запеленгуй моё место положения и отправляй сюда штурмовую и поисковую группу. Приём.
– Приняла. Ожидай.
Я выключил телефон и отсоединив зарядку, вернулся в машину. Выбравшись на трассу, я оставил машину у придорожного кафе, а сам перешёл дорогу и зашёл, в другое. Дробовик был при мне, я держал его в сумке, очень кстати оказавшейся на заднем сиденье. С местного телефона, я сделал ещё один звонок.
– Иса, в той точке, нужно организовать поиски Вадима и Виталия. У босса пулевое, возможно с осложнениями. Виталий не может ходить. Пеленгуй меня ещё раз и пришли в кафе напротив, за мной одну машину. Нужно будет забрать языка. Я на колёсах. Они уже в пути?
– Да, минут через десять проедут мимо тебя.
– Хорошо. Жду.
Я осторожно перешёл дорогу, обошёл кафе и затаился за мусорными контейнерами. Штурмовая группа подоспела раньше десяти минут и меня забрали. Изначально – всё пошло не так. Тем не менее, в машине я расслабился. Темнота и скорость, вызвали у меня воспоминания, о том, как десять лет назад, начиналась моя служба.

Глава 2 О себе

Беглым взглядом, моё личное дело, изучал мужчина тридцати пяти – сорока лет. Причёска, как у гражданского, с кудряшками, но вполне короткая. Глаза карие, добрые, но непомерно властные. Рост под метр девяносто. Фигура мощная. Тёмно-синяя двойка, серая рубашка. Он открыл рот и на лице его, заиграла улыбка. При виде её, я сразу понял, что попал. То ли куда надо, то ли просто «попал».
– Итак, Гор Миров, – он сверился с фото в деле и цепко посмотрел на меня.
– Так точно. Это я.
– Особые приметы: глаза голубые, волосы русые, девятнадцать лет от роду. Рост метр восемьдесят пять, вес восемьдесят. – он ещё раз бросил на меня, свой особый взгляд. – Ну, это я вижу. Учился в частной школе, пока не умерли родители в авиакатастрофе, в одиннадцать лет. По протекции друга родителей и доверенного преподавателя, доучился в частной школе до шестнадцати лет. Из родственников жива только младшая сестра, в возрасте семнадцати лет. Находится на принудительном лечении в психиатрической лечебнице. Лёгкая форма шизофрении, на фоне смерти родителей. Затем добровольно прошёл трёх летнюю подготовку, чтобы поступить в разведку. Но не сдал выпускных экзаменов. – он оторвался от чтения. – Ты вроде не глупый, по глазам вижу.
– Так точно, не глупый.
– Отставить военный устав. Тут тебе не армия.
– Так, – я осёкся. – Да, – и опять осёкся, его имени я не знал.
– Меня зовут Вадим, – легко прочитал он меня. – Так почему не приняли в разведку?
– Выгнали за драку с учащимися, после успешно сданного, трёхступенчатого, квалификационного экзамена.
– Причина конфликта? – сверлил он меня глазами.
– Трёхлетние издевательства в психологической форме, над смертью родителей и сошедшей с ума сестры.
– То есть, ты терпел три года, а потом решил устроить час расплаты, в последний день, перед тем, как вас должны были разлучить и направить, в разные страны на первые задания?
– Так, – жёсткая привычка давала о себе знать. – Да Вадим.
– Перелом ноги, сломанное лучевое запястье у одного. – продолжил он внимательно, знакомиться с делом. – Сломанная челюсть, сломанный нос у другого. Выбитые зубы, раздавленное ухо у третьего. Раздробленная кисть левой руки и сломанные рёбра у четвёртого. Выбитая коленная чашечка, перелом и вывих плечевого сустава у пятого. – он оторвался от текста. – Уважаю. Но неужели, нельзя было показать пятерым обидчикам, раньше свою силу? Боялся что выгонят?
– Не боялся. Обидчиков было гораздо больше. Хотел в разведку. Не хотел, чтобы выгнали на улицу.
– И всё же, на улицу выгнали.
– Да Вадим.
– Ну что же, парень ты умный. За себя постоять умеешь. Какие никакие навыки, тебе там, с горем напополам, за три года привить успели.
– Какие дальше планы? Может быть спецназ?
– Нет, Вадим. Хочу в спецслужбу иного толка.
– Надо полагать, во внутреннюю службу безопасности? Раз во внешнюю, не прошёл.
– Т. Да Вадим, – он по-доброму улыбнулся.
– Тогда у меня к тебе предложение. – он сложил и с хлопком опустил, моё картонно-бумажное дело на стол. – Служба у нас секретная. Но не внешняя, как у разведки, а внутренняя как безопасников. Только совсем другого толка.
– Как называется ваша организация?
– Служба Контроля, – от его слов я сник и приуныл, он это заметил. – Это официальное название. Полное я смогу тебе сказать, только если ты примешь положительное решение, на моё предложение. Дальше возврата не будет.
– Каков характер службы?
– Вот, о главном. Формально мы числимся как федеральная организация по управлению и надзору за другими организациями. По факту мы за ними не следим и конечно не управляем, но можем привлечь любую к содействию. Начиная внешней разведкой, кончая всеми внутренними силовыми структурами. В то время, как привлечь нас, не может никто. Кроме президента, разумеется. Как я уже говорил, организация наша тайная. В наши задачи, входит прямой и косвенный контроль паранормальных явлений, во всей красе. У нас свой штат и я, предлагаю тебе вступить, в одну из наших групп быстрого реагирования. Учитывая твоё прошло, для начала, конечно, ты пройдёшь двух годовое обучение, прежде, чем тебя допустят к полевой работе. Специфика работы, у нас, очень отличная, от той, к которой тебя готовили.
– Почему вас интересует моя кандидатура?
– Подготовка у тебя есть. Родителей у тебя нет. Родственников тоже. Сестре, если что-то разболтаешь, никто не поверит. Ты Гор нам подходишь. Ты мне, подходишь. Потому что, я сам займусь пробелами в твоём образовании и навыках.
– Я согласен, – легко ответил я, проникаясь к этому человеку, хоть и видел его впервые. – Что вам ещё от меня требуется?
– Для начала, называть меня будешь в единственном числе. Я не нечисть, чтобы на «вы» зваться. Запомни это хорошенько, – он встал из-за стола. – Пойдёшь со мной, сейчас.
Мы вышли из кабинета особой, призывной комиссии. В коридоре сидели разной степени, провинившиеся и просто выпускники из военных училищ. На выходе, из-за поворота, навстречу нам вышел, мужчина в сером, деловом костюме, с кожаным чемоданом в руке.
– Гор Миров, пройдёмте со мной в кабинет.
– Нет Гор, ты идёшь со мной. – Вадим посмотрел на мужчину в сером, с добродушным видом. – Он принят в Службу Контроля.
Мужчина в сером, поиграл желваками, а мы прошли на лестницу. Спускаясь, мы ещё слышали его голос.
– Антон Рябов.
– Здесь, – ответил ему голос призывника.
– За мной.
Выйдя из здания, мы сели в объёмный, чёрный внедорожник и поехали в неизвестном мне направлении. За рулём сидел широкоплечий, не более тридцати, жилистый шатен, в широких солнечных очках.
– Это Гор. Гор это Колен, – сказал Вадим и водитель кивнул.
– Рад знакомству, – бросил я, не понимая до конца, во что именно ввязался.
– Твой новый дом и семья, куда ты попал, носит более полное название. Служба контроля паранормальных явлений и сверхъестественных сил. СКПЯиСС – говорить неудобно и ни к чему. Потому принято короткое официальное название Служба Контроля. Сотрудником её, ты являешься, уже последние несколько минут. Сначала мы осуществляем наблюдение, затем, если явление несёт в себе угрозу, берём его под контроль. У нас не будни, у нас всегда военное положение. Какая там служба контроля и чего именно мы контролируем, раскрывать всем и каждому не обязательно. Никто чужой, нас напрямую, не спрашивает, чем мы занимаемся, потому что не положено, а сами мы не говорим.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.