Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44756
Книг: 111430
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мечты должны сбываться»

    
размер шрифта:AAA

А. Кация
Мечты должны сбываться

Пролог

И сколько б тело не старело,
а сердце верит в чудеса.
Почти Тютчев.
Насель нёсся по узкой винтовой лестнице, перескакивая через ступени. Ларри бежал следом, стараясь не отставать. Звук погони был уже совсем близко. Охранники весьма некстати сработали оперативно, и времени на раздумья не было. Все известные пути отхода были заблокированы, поэтому пришлось ломиться в первую попавшуюся дверь, которая и вывела на эту, уже казалось, бесконечную лестницу. Она слабо освещалась багряным пламенем факелов, и в каждом крутом изгибе, в каждой отбрасываемой тени беглецам чудились новые стражи со вскинутыми острыми клинками рапир. Они всё бежали и бежали, будто спускались с самого неба, хотя здание было всего лишь двухэтажным. Ларри показалось это очень странным, но думать было некогда − сзади уже слышались топот ног и громкие голоса.
— Быстрее! Быстрее, — кричали преследователи.
— Это они тебе, — бросил через плечо Насель.
Ларри был не в лучшей форме. Ноги ему отдавили еще в первые минуты бала, опустошить вечно полный поднос с шампанским он посчитал своим долгом и теперь едва ли мог перемещаться ровно. От падения его удерживала лишь крепкая рука друга, тянущая вперёд. Внезапно тени заплясали на стенах в причудливом танце, пламя факелов беспокойно задребезжало, а в лицо дунул лёгкий ночной бриз. Мысленному взору открылась картина бескрайнего ночного простора с гуляющим по нему ветром свободы. Ларри облегчённо вздохнул. Казалось, они спасены. Вот уже последняя ступень, Насель дёргает ручку деревянной двери. Заперто. Сзади слышится лязг металла. Остро заточенные клинки достаются из ножен. Пути назад нет, вперед тоже. По спине Ларри стекает предательская капля холодного пота.
— Сгруппируйся, — говорит Насель.
— Чего? — переспросил Ларри. Но прежде, чем он успел что-нибудь сообразить, друг схватил его за шиворот и, поставив перед собой как щит, налетел на дверь. Та податливо прогнулась под ними и сотней маленьких щепок вылетела наружу. Ноги Ларри подкосились, и он сразу же повалился на землю. Удача, похоже, отвернулась от него в этот день, и впервые во всегда падкую на приключения буйную голову пришла мысль: «Жаль, что я не остался дома». Картинка перед глазами расплывалась, он с трудом мог отличить свою ногу от ноги друга.
— Беги, Насель. Спасайся без меня, — простонал он.
— Хорошо.
Из лишенного двери проема выскочили трое преследующих их охранников. Каждый был вооружен саблей и мушкетом. На их блестящих поверхностях смешались кроваво-красные блики от пламени и зеленоватый свет, нависающего диска спутника на небе.
— Это шутка! Не смей бросать меня, дубина!
Глаз Населя предательски дернулся, и его обладатель злобно прорычал что-то неразборчивое. Но его совести всё же хватило на то, чтобы не бросить товарища в беде. Резким отработанным движением он схватил стонущего друга за ворот и понёсся через поле к спасительным воротам, ведущим на широкие улицы. Не тратя драгоценного времени на то, чтобы открыть тяжёлую калитку руками, Насель вновь поставил перед собой Ларри. Тот попытался сопротивляться, но, увы, силы были не равны. Железная решетка со стуком разошлась в стороны, и два друга выпали на широкую улицу.
Это был довольно мерзкий городишко. Дорога ярко освещалась, тёмных переулков было катастрофически мало, и все они, как один, вели в глухой тупик. Нет, этот город явно не был приспособлен для побегов. Насель твердо решил, что здесь он задерживаться не собирается.
Сзади послышались звуки выстрелов. Патроны наверняка были холостые, но все же полной уверенности не было, а проверять, почему-то, не хотелось. Яркий свет, казалось, заполонил весь город, и не нашлось бы в нем и клочочка тени, где можно было бы укрыться от преследования. Дыхание сбилось, усталость брала верх над чувством самосохранения, в голове мелькнула мысль остановиться и сдаться в руки правосудию. Но тут впереди темными грозными великанами стали густые деревья городского сквера. Никогда еще Насель так не радовался живой природе. Сейчас зеленые раскидистые ели и узкие витиеватые земляные дорожки казались ему самым прекрасным, что когда-либо создавал человек на этой земле. Он резко завернул туда, увлекая товарища за собой. Поворот, еще один, обогнуть сосну, за бук, проползти под кустом калины и дальше по-пластунски передвигаться между разложенных камней.
Друзья бесшумно крались по влажной траве. До ушей доносились возгласы, крики и чётко отдаваемые приказы стражников. Насель змеёй соскользнул в высохшее русло реки, Ларри не отставал ни на шаг. Прислонившись к поросшей мхом подпорке маленького мостика, друзья затаили дыхание. Стражники были где-то рядом. Сердце бешено стучало, и каждый его удар отдавался пульсацией в висках. Послышался шорох травы и стук тяжелых армейских сапог по мощеной кладке дороги. Стражи вышли на мост, Ларри крепко зажмурился.
— Где они? — спросил чей-то грубый голос.
«Не заглядывай под мост. Не заглядывай под мост», — как мантру повторял про себя Ларри.
— Может, они под мостом?
«Ну, конечно», — с досадой подумал Насель.
— И кто будет туда спускаться?
Ответа не последовало.
— Что ж им дома-то не сидится? — воскликнул кто-то. В его голосе слышалось столько же досады, сколько и в мыслях Населя. — Давай уже плюнем на них и пойдем спать?
— Плюнешь на них, и капитан плюнет на тебя, а это, уж поверь мне, тебе совсем не понравится.
— Ничего страшного, умоюсь. Пошли спать.
— Нет. Мы должны выполнить свою работу! Если не мы защитим город, то кто?
— Ох уж эта принципиальная молодежь. И куда катится этот мир! — досадливо проворчал явно бывалый вояка.
«И не говори», — подумал Ларри.
— Малыш, не желаешь пропустить стаканчик-другой бренди?
«Хочу!»
— Бренди… — задумался «малыш», который, как подозревал Насель, был на несколько голов выше его и шире в плечах раза в два, — …звучит, конечно, заманчиво.
— Вот и отлично, ты проставляешься.
Стражник замялся. Ларри слышал, как неуверенно тот переступает с ноги на ногу. В молодом бойце сейчас шла страшная борьба между юношеским максимализмом и служебным опытом. «Ну же, человек, неужели ты совсем потерян для общества?!», — вскричал Ларри про себя. Оказалось, что нет, «малыш» не безнадежен.
— Ладно, — наконец-то ответил он.
До слуха беглецов донеслись звуки дружеских хлопков по плечу, а затем музыка неспешно удаляющихся ног в тяжелой армейской обуви.
Голоса стихли вдали, и воздух заполонили прекрасные звуки летней ночи: лёгкий ветер играл кронами деревьев, где-то внизу, у самых ног, стрекотал сверчок. Спутник наполнял всё своим изумрудным светом. Насель шумно выдохнул, и устало осел на землю. Определённо, из этого города надо было выбираться как можно скорее. Но не сейчас, пока можно было и отдохнуть.
Вдруг он резко вскинул голову и стал озираться по сторонам:
— А где Аникей?

Глава 1, в которой мы подбрасываем монетку

Итак, мы тронулись в путь. Без сомнений, это был именно тот день, в которые надо начинать все путешествия: веселый, беззаботный, а главное летний. Мы вышли рано утром, на рассвете, когда знойное солнце еще не так сильно опаляет землю. Под ногами была пыльная проселочная дорога, вокруг — густой лес, внизу — в ущелье — шелестел серебряный горный ручей, а у самого горизонта высились горы, подернутые сизой пеленой тумана.
Ларри шел впереди. Его светлая во всех отношениях голова, словно Полярная звезда, указывала нам путь. Он шагал, засунув руки в карманы, и на его лице, как всегда, играла ехидная улыбка. Он почти не озирался по сторонам, а смотрел только вперед, на дорогу. За его внешней беспечностью скрывался напряженный процесс продумывания маршрута. Он возложил на себя роль нашего лидера и пообещал, во что бы то ни стало, довести нас к цели. Вне всякого сомнения, с таким проводником нам никогда не заблудиться.
Насель, оторванный от всех благ цивилизации и брошенный самостоятельно выживать в «дикой и враждебной обстановке живой природы», как сам он выражался, стал еще более нервным и дёрганым, чем обычно. Он искренне не понимал, почему мы должны прятаться по лесам, а не идти по широким дорогам города. «Мне всё это не нравится, — заявил Насель с самого начала. — И скоро вы поймёте почему». И он с кислой миной шел по утоптанной земле, нервно вскидывая голову от каждого шороха.
Я же, вырвавшийся из грязных и коварных лап города и вернувшийся в родное лоно природы, чувствовал себя превосходно. Я всегда мечтал отправиться выживать в диком лесу, спать на деревьях, питаться охотой, пить из холодных ручьев. Мои ноги весело поднимали пыль дороги, а душа наслаждалась каждой секундой путешествия.
— Друзья мои! — воскликнул я. — Разве не прекрасен этот день, эта дорога, это небо у нас над головами. Сколь мила и приветлива наша родная мать-природа. Как рада она возвращению чада в свои нежные, теплые длани. Я уже ощущаю ее ласковую, трепетную заботу на себе, и всё мое тело наливается неповторимой лёгкостью. Мне кажется, что ещё чуть-чуть, и я улечу далеко за облака, к горам, вместе с птицами. Я полечу искать далёкие и неизведанные цивилизации, открою миру новые города, затерянные где-то в поднебесье. И вновь стану полностью свободным, не скованным тугими цепями социальных устоев. Неужели, друзья мои, вы не чувствуете того же?
— Нет, — пробурчал Насель. — И всему виной твой мешок. Почему бы тебе не понести его самому? Глядишь, и не улетишь никуда.
Я страдальчески закатил глаза:

— Мой милый друг, я же тебе много раз объяснял, что такие нагрузки не предназначены для моего позвоночника…
— …у тебя может развиться грыжа, паралич, эпилепсия, лунатизм, разжижение мозга и всё это одновременно, — устало проговорил Насель, явно перевирая мои слова, — просто скажи мне, что ты туда положил? Твой мешок весит, по меньшей мере, тонну.
— Там исключительно самое необходимое. Всё из того, что я взял с собой, обязательно понадобится в пути.
— Молись, чтобы так и было, — пробурчал Насель себе под нос.
— Стоять, — вдруг резко скомандовал Ларри.
Перед нами, откуда ни возьмись, возник перекрёсток. Ларри привычным ему повелительным тоном обратился к Населю:
— Карту.
Тот кивнул, сунул свою ладонь мне в лицо и строго потребовал:
— Карту.
— Какую карту? — искренне удивился я.
Воцарилась неловкая тишина.
Ларри угрожающе медленно обернулся к нам. Он навис всем телом над Населем, не обращая внимания на то, что был ниже. Его голос понизился до злобного шипения.
— Я поручил тебе собрать карты в дорогу.
— Вполне вероятно. Но я был очень занят… другими важными делами, поэтому перепоручил всё Аникею.
Ларри повернулся ко мне и упёр руки в бока.
— Жду объяснений.
Что тут можно было сказать. В тот далекий момент сбора вещей передо мной стал неравноценный выбор: собирать карты или еду. Мое решение было очевидным. Знание своего местоположения не спасет от голодной смерти, а дорогу можно и у любого прохожего спросить. Эту мысль я поспешил озвучить. Ларри развел руками в стороны:
— Спрашивай.
Дорога была пуста. Кроме нас и пары белок на деревьях в округе не было ни одной живой души. Для полноты картины не хватало только перекати-поля и крика ястреба над головой. Действительно, этого я не учёл.
Бросив беспомощный взгляд на друга, я виновато улыбнулся. Брови Ларри взметнулись вверх, досадливо скривились губы, после чего товарищ от меня отвернулся. Из ноздрей с шумом вылетел воздух, и он прикрыл глаза ладонью.
— С кем я связался, — обратился командир к самому себе. — Ваше счастье, что в важных делах я полагаюсь только на самого себя.
Я обрадовался. Насель, согнувшийся под тяжестью брошенных на него мешков, протянул задумчивое «ммм».
— Мы должны идти на запад, — уверенно заявил Ларри, — осталось только узнать где он.
— Надо мох искать, — проговорил Насель.
— Думаешь, продержишься на нем, пока не придут спасатели?
— Нет. Он всегда растет на северной стороне. Можно использовать как компас.
Ларри на секунду замялся, словно пытался найти эту информацию в глубинах своей памяти.
— Естественно, я знал это, — спешно проговорил он и сменил тему.
Отправиться искать мох — значило сойти с тропинки и углубиться в лес. И Насель был категорически против, ведь там водятся клещи. Ларри презрительно фыркнул в ответ на этот протест, но было видно, что данная мысль его взволновала. Он сказал, что не может оставить друга одного, поэтому идти в лес пришлось мне. «Но я тоже буду один», — попытался возразить я, на что товарищи лишь пожали плечами.
— Ну, что? — нетерпеливо спросил Ларри, когда я, весь поцарапанный и грязный, вновь появился на дорожке.
— Нашел.
— Где север?
Я развел руками по сторонам:
— Везде.
— В смысле? На какой стороне дерева был мох?
— На всех.
Ларри со вздохом обратился к Населю:
— Пойдем проверять или будем считать, что мы на севере?
— Мы на севере, — не задумываясь, ответил Насель.
— Здорово! — обрадовался я. — И что это значит?
— Если продолжим двигаться в этом направлении, так и останемся на севере.
— То есть, нам нельзя идти по средней дороге?
— Точно, — вздохнул Ларри. Путешествие только началось, а он уже выглядел уставшим. — Кто помнит, с какой стороны от севера восток?
— Нам же на запад надо было, — нахмурился Насель.
— Думаешь, в сложившейся ситуации это принципиально?
Насель так не думал.
— Восток, — задумчиво продолжил Ларри. — Он был то ли справа, то ли слева…Эх, в конце-концов, не могу же я засорять свою память такой ерундой. Ты вот, помнишь? — воскликнул он, обращаясь к Населю.
— Всегда путал, — признался тот.
Друзья посмотрели на меня. А я всегда недолюбливал географию, и только теперь начал об этом сожалеть. В сложившийся ситуации логический выход мог быть только один.
— Будем бросать монетку.
Похлопав себя по карманам, я обнаружил, что они совершенно пусты и кроме фантиков от конфет там нет больше ничего полезного. На Населя надежды не было никакой. Деньги у него не водились, а даже если и появлялись, то надолго не задерживались. Вздохнув, Ларри нехотя достал из широкого кармана маленький кошелек и высыпал на свет все свои богатства достоинством в три медяка и божью коровку.
— Итак, выпадет орел — пойдем направо. Решка — налево. Зависнет в воздухе — прямо.
Я тут же схватил с раскрытой ладони монетку и с криком: «Смотри, как могу» хлопнул себя по запястью. Монетка высоко подлетела в воздух, и, ярко сверкнув на солнце, по широкой дуге устремилась вниз, в ущелье, где скрылась в шумящем потоке. Я ощутил на себе колкие и укоризненные взоры своих друзей. Ларри впал в ступор от того, что на его глазах деньги канули в небытие.
— Ты… тупой валенок! — задохнулся он от возмущения.
— Молодец, карапуз. Другого от тебя и не ожидал, — вздохнул Насель.
Он взял со все еще раскрытой ладони Ларри другую монетку.
— А теперь смотрите, как это делают профессионалы.
Монетка легла на край большого пальца Населя. Тот закрыл глаза, погружаясь в высшую степень концентрации, и глубоко вздохнул. Его лоб пересекла глубокая морщинка, от усилия выступил пот. Я видел, как под закрытыми веками мечутся в разные стороны глазные яблоки, а губы безмолвно двигаются, проговаривая какие-то формулы и цифры. Насель был прирожденным математиком…. как ему казалось. Он распахнул глаза и одним четко выверенным движением откинул большой палец вверх. Воздух наполнился металлическим звоном, и монетка взмыла вверх. Она вертелась как юла, отбрасывая в разные стороны солнечных зайчиков. Но тут подул ветерок, и легкая медяшка дала ощутимый крен влево:
— Чертовы силы природы! — закричал Насель и сорвался с места, готовый в любой момент поймать кусочек металла.
Он упал, проехался на животе несколько метров с протянутыми вперед руками, не переставая следить за монеткой. Она уже почти достигла земли, когда на её пути встали ладони Населя. Монетка с озорным звоном ударилась о его большой палец и, на секунду вновь оказавшись в прыжке, резво полетела к своей родственнице в бушующий поток горной воды.
Ларри находился в полуобморочном состоянии. Никогда ещё при нем к деньгам не относились столь пренебрежительно.
— Хватит, — решительно заявил он.
В его руках лежала последняя монетка и наша последняя надежда. Он зажал ее между двумя пальцами и аккуратно подбросил вверх. Опять маленькое солнце загорелось на гладкой поверхности кованой меди. Ларри с Населем напряженно следили за траекторией полета. Я завороженно наблюдал за игрой света. Монетка последний раз ярко блеснула и скрылась в густой кроне деревьев. Больше её никто не видел.
— Значит, прямо? — поинтересовался я.
Ларри словно парализовало. Он смотрел вверх, будто надеясь, что монетка одумается и вернется к нему, но время шло, и ничего не происходило. Командиру надо было делать свой выбор.
— Это знак! — внезапно заявил Насель.
— Какой еще знак, — отмахнулся Ларри. — Не дури, надо идти по одной из боковых дорог. Так есть хоть какой-то шанс пойти в верном направлении.
Это звучало разумно и прагматично, и я поспешил вклиниться в разговор:
— Ларри, нельзя противиться знакам свыше!
Насель утвердительно кивнул и пожал мне руку. Мы пошли вперед.
— Вы что, сумасшедшие!? Вернитесь! — воскликнул ошарашенный Ларри.
— Большинством голосов было принято решение идти на север, — ответил я.
— Каким еще «большинством голосов». Я ваш командир.
— У нас демократия, — невозмутимо возразил Насель, не останавливаясь.
Ларри ещё постоял на перекрестке, надеясь что мы все же вернемся. Но мы упёрто шли вперёд. Насель всё подгонял меня и не давал обернуться. Ларри досадливо плюнул и тут же нагнал нас, занимая своё место во главе шествия. Всего за несколько минут его бросили и деньги, и спутники. Поэтому настроение у него было прескверное. Всю оставшуюся дорогу он что-то сердито бубнил себе под нос, но с нами говорить отказывался.
«Всю оставшуюся дорогу» я имел ввиду до того как кончилась дорога. Вот она оборвалась, вместе с ней и день, и мы оказались посреди леса в густых ночных сумерках. Ларри развел руками:
— Удивительно, неправда ли?
Насель, казалось, ничем не был смущен и в сложившейся ситуации видел вину только командира. Но тот лишь пожал плечами. Карты забыл я, искать мох предложил Насель, нашу единственную надежду в виде жребия-монеток мы оба упустили в воду, о «знаке свыше» и говорить не приходится. Что бы Насель не думал, а виноваты были мы, поэтому Ларри был весьма удивлен, что до сих пор остался жив с такими попутчиками. Он трижды плюнул через левое плечо и сказал, что лучше устроить привал. Насель, который утверждал, что знает всё о выживании в лесу, сказал, что нужна палатка. Я открыл свой мешок и стал извлекать всё содержимое: двухдневный запас провизии, спички, ножи, иголки, метательные дротики, маракасы, бумага, карандаши, тюбики с красками, оловянные и серебряные столовые приборы, маскарадный костюм, свисток для птиц, булава и, наконец, чайный сервиз на 6 персон.
— Всё только самое необходимое, — хмуро прокомментировал Насель, разглядывая маракас.
В мешке Ларри оказалась только выпивка, а третий товарищ свои запасы показывать отказался. Каждый из нас был осведомлен о живой природе в меру своей испорченности цивилизованным миром, поэтому ни у кого не оказалось ни палатки, ни спального мешка, ни хотя бы одеяла, в которое можно было бы закутаться. Но у меня были спички.
И вот человек, который никогда не выходил за пределы города, стал разводить костёр. Насель уверенно заявил, что всё, до чего не сможет дойти практическим путем, вычислит интегрально, да и что тут может быть сложного. Подобрав с земли две палки, он поставил их буквой «Л», притрусил сухой листвой и, назвав свою конструкцию «шалашиком», поджёг. Сухая листва ярко полыхнула, а искры моментально перекинулись на желтые еловые иголки у нас под ногами. Огонь разгорался все больше и скоро бы превратился в неукротимый лесной пожар. Чувствуя, что дело плохо, друзья ринулись его тушить. Ларри рьяно затаптывал ногами горящую хвою, а я отскочил в сторону, пока пламя не добралось до меня. Насель бросился на огонь.
— Я прикрою, — закричал он. — Бегите!
Друг повалился сверху на разожженный им костер. Ярко-красные искры тут же переметнулись на него, прожигая маленькие дырки в одежде. Он попытался стряхнуть их с себя, но, начинающие ярко мерцать в ночной темноте искры, разгорались все сильнее. Лесной пожар был предотвращен, но теперь надо было тушить Населя, что оказалось намного тяжелее. Лес стоит на месте тысячи лет, а Насель стоять не будет. Ларри искренне хотел ему помочь, чего наш друг не смог понять. Он ярким пятном носился по поляне, убегая от товарища, пытающегося загасить на нем языки пламени. В попытке хоть как-то остановить друга Ларри схватил с земли обугленную дубинку и понесся следом. Погоня сопровождалась ругательствами, угрозами и просто нечленораздельными возгласами. Как человек, наблюдавший за всем происходящим со стороны, могу сказать, что выглядело это весьма забавно. Насель бегал быстро, но это его не спасло. Он зацепился за сук и рухнул на землю. Ларри споткнулся о Населя и упал на него сверху. Дубина всё же достигла своей цели и угодила Населю прямо в лоб, где сразу же начала набухать шишка. Злой товарищ выхватил из рук Ларри орудие и со всего маху ударил друга в челюсть. Ларри повалился ничком на землю, но в долгу оставаться не пожелал и попытался лягнуть Населя ногами. Тот, кряхтя, как раз собирался встать с земли в момент, когда ступня Ларри подбила его под колено. Он лицом вниз упал в обугленную землю. Весь измазанный в саже Насель перевел взгляд на Ларри, по которому тот понял — это была последняя ошибка в его жизни. Насель поднялся с земли, Ларри поспешил сделать то же самое. Насель угрожающе надвигался, Ларри отступал куда-то в чащу. Вдруг он посмотрел другу за спину и воскликнул:
— Смотри!
— Думаешь, я на это поведусь? — возмутился Насель.
— Да нет же. Смотри, он жрёт наши припасы.
Насель озадаченно повернулся туда, куда указывал Ларри, и увидел меня. Я сидел на пенечке, хрустя огурцом, и с интересом наблюдал за ходом событий. Это был последний огурец из всей имеющейся у нас когда-то еды. Похоже, я так увлекся, что и не заметил, как съел абсолютно все припасы. Друзья смотрели на меня осуждающе. Из-за выросшей шишки, взгляд Населя становился ещё более печальным. Но что я мог сделать? Я был голоден, замерз и ужасно устал, передо мной была еда и великолепное зрелище. Мне кажется, любой на моем месте поступил бы так же.
— Нет, — сказал Ларри, — никто бы так не поступил. Ты не подумал о том, что мы тоже голодны?
— Разве вы не взяли себе еды? — удивился я.
— Это была твоя задача! — закричал на меня Ларри.
— Вы только и можете, что перекидывать на меня поручения. То карты, то еда!
— Никакой от тебя пользы, — заключил Насель.
— Неправда! — возмутился я, начиная быстро рыться в мешках.
В руку попалось что-то гладкое. Это оказалось банка тушенки. Насель вмиг оживился, его ноздри раздулись, и он потянулся к консерве. Я поспешил протянуть банку товарищу, но Ларри был быстрее. Он выхватил тушенку у меня из рук и брезгливо осмотрел ее.
— Просрочено, — сказал он и бросил банку через спину.
— Что ты делаешь!? — завопил я, бросаясь за ней.
Консерва со стуком ударилась о землю, и я, ползая на карачках, пытался нащупать ее в траве.
— Брось! — раздраженно говорил Ларри. — Все равно никто есть это не будет.
— Ну, нет. Так бездарно переводить еду! Это просто кощунство, — бормотал я елозя руками в грязи.
Я то и дело натыкался на камни, в темноте путая их с тушенкой. И откуда их столько в лесу!? Очередной камень показался мне прохладнее, чем все остальные. Подняв нечто круглое к самим глазам, я радостно пискнул. Нашел!
— Держи, — снова протянул я банку Населю.
Он тут же потянул к ней руки, но вдруг резко отдернул и почесал затылок.
— Она просрочена, — помялся он. — Там уже столько всяких бактерий.
— Не смей, — приказал Ларри.
В животе у Населя заурчало.
— Это же консерва, что с ней может случиться? — настаивал я. — Давай, живем один раз.
— Я это есть не буду. И тебе не советую.
Насель метался. Голос Ларри озвучивал его мысли, но желудок, каждый раз при виде тушенки, издавал громкое урчание.
— Слушай, тебе все равно будет плохо — съешь ты эту тушенку, или нет, — сказал я.
И этот довод полностью удовлетвори Населя.
Вот только вскрыть консерву было не так просто, как казалось на первый взгляд. Три моих ножа мгновенно покинули наш мир навек, четыре были при смерти, оставался последний.
— Не клеится что-то дело, — заметил Ларри.
Насель в сотый раз прицелился уцелевшим ножом, не решаясь сделать очередной провальный удар.
— Подожди, — сказал я, внезапно решив забрать у друга орудие.
И рванулся к нему с протянутыми руками. Насель уперся ладонью мне в лоб, отодвигая в сторону. Я навалился всем своим весом, но сдвинуться с места не получалось.
— Ну, уж нет. Оружие я тебе не доверю! — воскликнул он.
— Но у меня есть идея!
— Идея?
Я кивнул. Недоверие со стороны друга слегка угнетало, но пока я решил промолчать. Мы в дороге только первый день, не стоит их сразу злить.
И вот спустя пару минут, на ноже красовалась новая надпись «консервный» и я торжественно вручил его Населю. Тот как-то недоверчиво посмотрел на меня.
— Замечательно, — вставил Ларри. — Думаешь поможет?
— Мало ли. А вдруг, — пробормотал Насель.
Он снова прицелился и со всей силы ударил по нему камнем. Лезвие согнулось и прошлось Населю по пальцу.
— Я так и знал! Я знал, что ты хочешь от меня избавиться! — закричал он на меня.
— При чём здесь я?
— Это твои нож и банка!
Насель говорил, что он тяжело ранен и истекает кровью не только физически, но и морально. Такого предательства от друга он не ожидал. Тут пригодились моя пачка бумаги и карандаши. В том, что я взял их с собой Насель тоже узрел злостный умысел.
— Ты знал, что я буду ранен, и мне придётся писать завещание, — сделал вывод Насель. — Ладно от Ларри, но от тебя, карапуз, я такого не ожидал.
Слабеющей рукой он вывел строки завещания, в котором лишал меня наследства, и расписался кровью.
Банка все же была открыта, и умирающему другу стало гораздо лучше. Когда последний кусок был бесстыдно единолично проглочен, Насель вновь был бодр и весел.
— Знаете, друзья. Вы, собственно, ничего не потеряли: тушенка просто отвратительная. Ларри, ты был прав, она просрочена. Я ел безо всякого удовольствия, — говори он, смачно причмокивая и облизываясь.
Становилось холодно, но разводить огонь каждый из нас опасался. Поэтому Ларри откупорил одну из своих бутылок, и мы, прислонившись к ели, стали потягивать ром. После очередного глотка моя голова стала ужасно тяжёлой, и я уронил её кому-то на плечо. Голоса начали доноситься откуда-то издалека, я заснул.
— И все же я хочу есть, — вдруг сказал Ларри после третьей бутылки. Я резко проснулся.
Насель, пошатываясь, поднялся с земли и гордо заявил:
— Значит, мы идем на охоту!
— Я никуда не пойду, — тут же отозвался я.
— Почему?
— Я пацифист. Не приемлю насилия, особенно над животными.
— Значит ты сторожишь вещи, — решил Ларри, хлопая меня по плечу и увлекая за собой Населя.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ЮКАТА о книге: Елена Кароль - Практическая демонология
    Мне в принципе понравилось, но ощущение, что конец какой-то скомканный, были же предпосылки к развитию сюжета, но... Автор решила закончить на этом. Не хватило динамики и поворотных моментов. Все как-то ровно...

  • elent о книге: Дарья Андреевна Кузнецова - Ищейка [СИ]
    Отличная история. Увлекательный сюжет, неординарные герои. И то, что далеко не все тайны в конце раскрыты.... Так и в жизни так часто бывает.
    Отличный язык, очень приятно читать.

  • Zvolya о книге: Даниэль Зеа Рэй - Данфейт [СИ]
    Книга понравилась, несмотря на замудреную систему переселения душ и перегруз с терминами.
    Я вообще наблюдала за развитием взаимоотношений героев в связке "Зрячие-Матриати", которые вышли за рамки привычной в этом обществе схемы хозяин-раб или принуждение-подчинние, а очень не скоро переросли в доверие, заботу, симпатию, любовь. И это касается всех героев, не только главных.
    И мне тоже подумалось, что подробные постельные сцены можно было бы сократить, история от этого бы не пострадала, но автору виднее.
    Отдельно спасибо за очень неплохой перевод.

  • Gaidelia о книге: Маргарита Ардо - Вокруг пальца
    мне понравилось! Легко, увлекательно, простенько. Самое то для отдыха, чтобы разгрузить мозг.

  • babyla1960 о книге: Дарья Андреевна Кузнецова - Чистый лист
    Очень понравилась книга. Спасибо автору

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.