Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38850
Книг: 98332
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Сломленный»

    
размер шрифта:AAA

Ивлин Гласс
«Сломленный»

Глава 1

— Эй, Уэйд! Ты где? — крикнул Боксер.
Джим Уэйд повернулся лицом к нему, но продолжал идти к своему мотоциклу.
— Я думал, что ты останешься на шоу. — Боксер упорно, с тупой ухмылкой, массировал собственную грудь.
Джим через силу ему улыбнулся.
— Нет, чувак, мне нужно поспать. Я не спал с тех пор, как доставил товар. — Ему нужно было разобраться с одним из своих деловых партнеров, который думал о том, что Уэйд мог обойти их в своих сделках. Это была двенадцати часовая поездка туда и обратно, и это был достаточно хороший повод, чтобы уйти.
Он не хотел упоминать сегодняшнюю встречу — это разворошит старое дерьмо.
Но Боксер протестовал.
— Давай, Уэйд. Я уверен, что одна или несколько прекрасных дам будут счастливы уложить тебя!
Джим покачал головой и схватил, брошенную на сиденье мотоцикла, кожаную куртку, с серебристым изображением орла с гигантскими когтями, вцепившимися в американский флаг, который он разрывал пополам. Это был патч мотоклуба «Стальные Когти» и Джим с гордостью его носил. Он был нашит двенадцать лет назад и братья-байкеры были его единственной семьей, которую сейчас имел Уэйд, и единственными людьми, которым мужчина доверял.
Он завел мотоцикл и сказал Боксеру:
— Увидимся утром, братан. Нам нужно составить опись, чтобы убедиться в том, что на прошлой неделе ничего не пропало.
Разочаровавшийся Боксер подошел к нему и ударил по спине, пока Джим газовал.
— Конечно, я буду здесь всю ночь. Возможно, утром понадобиться вылить на меня ведро холодной воды, потому что там есть бутылка «Патрон» (прим. пер.: текила) с моим именем на ней и я планирую на*уяриться в хлам.
Джим дал ему пять и уехал, ночь была особенно темной и облака закрывали Луну. «Как и должно быть», — подумал он, учитывая годовщину, которую байкер отмечал сегодня вечером. Он проклинал ветер, когда в его сознании возник образ Трины.
Его старушка была хорошей женщиной, но слабой. Она утверждала, что у нее не было проблем с его образом жизни, но когда дело дошло до этого, у нее не хватило духу по-прежнему оставаться его старухой и Трина начала ненавидеть мотоклуб.
Джим снова выругался, на этот раз ругая себя за то, что был так слеп к ее способу решения проблем. Он был так втянут в дело, что не понял того, что она зависела от обезболивающих, пока не стало слишком поздно. Год назад Уэйд пришел домой с вечеринки в клубе и нашел на полу бездыханную Трину. Рядом с ней был пустой бутылек «Викодина» (прим. пер.: сильнодействующее обезболивающее и супрессивное средство от кашля, содержащее гидрокодон и парацетамол. Гидрокодон — опиоид, является наркотическим анальгетиком) и пустая бутылка «Столичной» водки.
Передозировка Трины разбила его и Джим, не задумываясь, бросился в клубный бизнес. С тех пор он пытался собрать вместе кусочки своей жизни, но не мог составить полную картину без своей старухи. Вероятно, Уэйд получил по заслугам — карма была настоящей сукой. Он заставлял страдать других людей и не было лучшего способа заставить страдать Джима, чем забрать единственное, любимое существо в его жизни.
Мотоцикл задергался под ним, дорога была скользкой, и он крепче сжал руль, пытаясь сохранить нам ним контроль. Но было слишком поздно, и когда его байк занесло с дороги, все, о чем успел подумать Джим, было: «Это то, что вы называете иронией судьбы, вы, паршивые говнюки».

Глава 2

— Эй, Сьюзан, поступил звонок!
Сьюзан МакГрегор посмотрела на пациента, которого регистрировала, молодую девушку, которая днем сломала руку на футбольном поле. Она привезла пациентку раньше и они подружились, когда она накладывала гипс. Теперь же это был ее напарник, Эрик Мендоза, который спешил к дверям, выходящим к скорой помощи возле больницы. Сьюзан быстро попрощалась с девушкой и последовала за Эриком.
— Мы только что вернулись. Где Розен и Бэйли? — сегодня вечером на этот вызов должна была выехать другая бригада.
Эрик сел за руль, когда она защелкнула ремень безопасности.
— Они слишком далеко, а мы ближе. Это звонок от какого-то парня, который ехал домой и видел, как на пятой магистрали об уличный фонарь разбился мотоцикл, рядом с заповедником.
Сьюзан усмехнулась.
— Сейчас самое время. Думаю, что это один из тех парней, которые думают, что они крутые, а, в конечном итоге, отдают концы. Пить за рулем послужит хорошим уроком. Или верхом, как там у них называется.
Эрик многозначительно взглянул на нее.
— Держи себя в руках, МакГрегор. Он все еще пациент и мы должны относиться к нему также, как и к остальным. Кроме того, ты не знаешь, выпил ли он.
— Это все, что они делают, — засмеялась она. — Они подавляют своим авторитетом, запугивают всех, чтобы делать то, что хотят, относятся к женщинам как к собственности и напиваются. Когда последний раз байкеры жертвовали деньги на благотворительность? Бьюсь об заклад, что список их тяжких преступлений длиннее, чем моя рука. — Девушка с отвращением покачала головой, убирая с лица свои светлые, длинные волосы и связывая их сзади. — Как ты думаешь, насколько все плохо?
Ее напарник пожал плечами.
— Я ничего не слышал о лужах крови и частях тела на дороге. Думаю, мы скоро увидим. — Он свернул с извилистой дороги от Олимпии в сторону произошедшей аварии, и Сьюзан догадалась, что им оставалось минут пять. Она позвонила в службу спасения и убедилась, что диспетчер знал их местоположение и схватила аптечку, готовая выпрыгнуть их автомобиля, как только тот остановится.
Мендоза был прав. Байкер — мудак или нет, да и кто бы ни оказался счастливчиком, Сьюзан по-прежнему несла за него ответственность и за пять лет работы она еще никого не потеряла. И не собиралась делать этого сейчас.

* * *

Жгучая боль пронзила тело Джима. Он зажмурил глаза, чтобы держать их закрытыми от ярких огней, которые мелькали вокруг него, но свет проникал сквозь веки, отчего его голова пульсировала с каждым миганием от синего до красного. Когда Уэйд попытался отвернуться от них, то почувствовал, как что-то врезалось в его бок, и смутно вспомнил о том, где он находился.
Дорога по заповеднику… сколький участок… авария. Проклятье. Последний раз, когда он видел те огни близко, был год назад, когда Джим позвонил 911 и они приехали, чтобы попытаться оживить его старушку. Мужчина оценил ситуацию, когда вокруг него зазвучали голоса. Он должен был им сказать, где было больно, а где нет.
Джим несколько раз моргнул и прищурился, его зрение было слегка размытым, и огни ослепляли. Потом кто-то опустился рядом с ним на колени и закрыл собой несколько аварийных огней.
— Сэр, вы пришли в себя? Вы меня слышите, сэр? — голос был мужской, с легким латиноамериканским акцентом. — Вы можете сказать мне свое имя?
Хоть один вопрос был нормальным. Джим попытался кивнуть и поморщился от боли в голове.
— Джим Уэйд, — проворчал он.
— Мистер Уэйд, вы чувствуете свои ноги? — на этот раз женщина, хриплый и резкий тон. — Нам нужно оценить ваши травмы.
— Черт, да, я чувствую, и они болят, как су*и, — прервал он ее, не заботясь о том, насколько грубо это прозвучало. — Не думаю, что все плохо, просто синяки и царапины, но в моей голове стучит, как гнусный кобель в трех долларовой шлюхе. — Видимо, его зрение было не таким уж и плохим, потому что он увидел кислое выражение на лице женщины.
Опять же, он, должно быть, получил травму головы, потому что его следующей мыслью было: «Это выражение лица не портит ее красоты».
— Мистер Уэйд, не могли бы вы успокоиться? — женщина казалась нетерпеливой, и Джим понял, что он корчился от боли. Мужчина затих, позволив им проверить жизненно важные органы и осмотреть его тело на наличие повреждений. Байкер зашипел от боли, когда кто-то — он не видел, кто именно из них — надавил на его бедро и вызвал чувство жжения.
Потребовалось несколько минут, чтобы они наложили на его шею шейный ортез, перенесли на каталку и погрузили в скорую помощь. Джиму удалось осмотреться, и он увидел, как двое патрульных осматривали место происшествия. Мужчина внимательно слушал, когда латиноамериканец сказал им:
— Не похоже на то, что там был алкоголь, но анализ на токсины сделают в больнице. Я думаю, он просто попал на мокрый участок и потерял контроль.
«Ни хе*а», — подумал Джим, желая быть пьяным. Может, тогда его голова не пострадала бы так сильно. Байкер устроился поудобнее и ждал, а потом поднял бровь, когда сексуальная блондинка забралась в машину позади него, а парень сел за руль.
— Как тебя зовут? — спросил он, закрыв глаза от тошноты, которая внезапно накатила на него.
Девушка ответила не сразу, а он уставился на ее губы, которые были сжаты в тонкую линию. Джим подумал, что при нормальных обстоятельствах они были полными и красными и не мог не представить их вокруг своего члена. В конце концов, глядя на монитор, как будто она следила там за самой напряженной сценой любимого фильма, девушка коротко ответила:
— Сьюзан.
«Такой длинный разговор», — подумал он, отвернувшись от нее. Джим закрыл рот, думая о том, что кое-кто считал себя высшим классом. Он засмеялся про себя. Если бы она только знала.

Глава 3

Раздраженная, больше на себя, чем на все остальное, Сьюзан резко двигалась и все ее умение обращаться с больными было совершенно коту под хвост. Из всех придурков байкеров, о которых она позаботилась сегодня вечером, это должен был быть именно этот. Она нахмурилась, вспомнив его резкие высказывания, когда годом ранее его жену отвозили в отделение скорой помощи. Вероятно, мужчина не помнил Сьюзан той ночью, в конце концов, он был ослеплен яростью.
Девушка не помнила ясно много деталей, той ночью у нее было много вызовов, так много ночей в году, что она не могла их все отслеживать. То, что Сьюзан точно помнила, было болью в его глазах и насколько мужчина был великолепен, даже со всеми теми сильными эмоциями. О, и троих огромных мужчин в одних и тех же клубных куртках, сдерживающих его, когда он пытался попасть в запретное отделение.
По крайней мере, у мужчины была страсть и поддержка. Возможно, Сьюзан не относилась к нему с уважением, но ей пришлось признать, что их чувство лояльности выходило далеко за пределы всего, что она когда-либо испытывала. Девушка взглянула в переднюю часть машины и ее кровь закипела от негодования. Кого-нибудь заботило то, что она работала по ночам, чтобы пойти в медицинский колледж? Она не планировала убирать беспорядки на шоссе или постоянно выправлять вывихнутые лодыжки детей. Сьюзан хотела стать хирургом.
Но поскольку она была маленькой — невысокой и худой — и блондинкой, и потому что у нее были сиськи, никто не воспринимал Сьюзан всерьез. Мендоза был самым близким союзником в этом деле. Возможно, что у Джима Уэйда не было никакой моральной основы, чтобы стоять на ногах, но он был окружен поддержкой, даже, если его приятели обычно были пьяными и под кайфом.
Глубоко вздохнув, но, все же отказываясь смотреть прямо на него из-за страха потерять свое хладнокровие от физического влечения к мужчине, она спросила:
— Мистер Уэйд, вы использовали этим вечером какие-нибудь вещества, влияющие на сознание?
Она услышала смешок, грубый, глубокий звук, который резонировал в его груди.
— Так это твоя проблема, да? Ты предполагаешь, что я какой-то козел или, может быть, пьяница? Все в порядке, милая, я привык к тому, что меня неправильно понимают. Проклятье, если кто-то считает, что парень на мотоцикле может быть стойким и честным. Люди уверены в этом, и даже не думают, черт возьми, что у нас тоже есть чувства.
Помимо своей воли, Сьюзан с удивлением уставилась на него. По какому нерву она ударила, что заставила его так завестись? Должно быть, он сильно ударился головой. Она прищурила глаза, когда мужчина скосил глаза в ее сторону, скрестила руки на груди и спросила:
— Если вы трезвый, то как, во имя Бога, вы оказались на обочине дороги с верхним своем кожи, содранным с большей части вашего правого бедра?
Он снова отвернулся, его выражение лица было угрюмее, чем когда-либо.
— Может быть, это был наезд и побег. Какой-то член сбил меня с дороги и исчез, прежде чем кто-то смог вызвать легавых. — Сьюзан бы не купилась на это, даже, если бы его голос не сочился сарказмом. Она наблюдала за ним, желая узнать, была ли в нем какая-либо честность.
— Какое тебе до этого дело? — наконец, вздохнул он.
Сьюзан закрыла глаза и сосчитала до десяти, чтобы не потерять терпение.
— Я действительно не знаю, имеет ли это для меня значение. Вините в этом мою любознательность и болезненное любопытство, если вам от этого станет легче.
Голубые глаза Уэйда блестели в ярком свете, и Сьюзан удерживала его взгляд. Если бы он не был в этом дурацком воротнике, то мог бы полностью повернуться к ней. Она не могла понять, что означал этот блеск из его неудобного положения.
— Я не уверен на этот счет, — задумчиво сказал байкер, — но знаю, от чего легко может излиться моя сперма. — Он подмигнул, и Сьюзан сжала челюсть, отвернувшись к монитору. Какой придурок!

Глава 4

На прыщавом лице доктора-стажера появилась улыбка, адресованная Джиму, которого усадили в пункте неотложной помощи в одном их тех смехотворно неловких халатов, из которого высовывалась задница. Вокруг него суетилась миниатюрная медсестра, отключала капельницу с обезболивающим, пока он, без особого интереса, слушал прогноз врача.
— Кажется, ничего не сломано, все порезы и раны поверхностные. Вам не понадобятся швы. Однако присутствуют признаки довольно серьезного сотрясения головного мозга, вероятно, от удара. Вы не должны спать как минимум пару часов, чтобы убедиться, что у вас не развиваются худшие симптомы, такие как головокружение или неспособность ходить.
Малыш говорил так, как будто читал прямо из гребаного учебника и, учитывая его возраст, Джим не сомневался в том, что это было именно так. Сколько он мог знать о медицине? Носки Джима были старше этого ребенка.
— Отлично, это здорово. Теперь я могу выбраться отсюда? — он уже опускал ноги с кровати и тянулся за сумкой со своей одеждой.
— Как только вы подпишите свои бумаги для выписки и получите рецепты на лекарства от боли и тошноты, то сможете уйти. У вас есть кто-нибудь, кто заберет вас?
Улыбаясь и указывая на дверь комнаты, Джим ткнул пальцем в сторону Боксера и Вилли, которые, по-видимому, только что приехали на внедорожнике.
— Я в порядке, спасибо. — Он посмотрел на джинсы в своих руках и зарычал. — О, Христос. — Вся правая штанина была разорвана в клочья и запачкана в крови. Даже, если бы штаны были целыми и невредимыми, он не смог бы натянуть их из-за бинтов. — Эй, Боксер, у тебя в машине есть лишние штаны?
Боксер, который был, по крайней мере, на четыре дюйма выше и на шесть дюймов шире, чем Джим, засмеялся.
— Думаешь, я одолжу тебе свое дерьмо, когда ты прервал мою вечеринку? — Джим искоса взглянул на него и тот поднял руки в притворной капитуляции. — Эй, Вилли, там, сзади сумка с трениками. Можешь принести их сюда? Я не могу позволить, чтобы этот парень шел по коридору рядом со мной с голой задницей.
Джим покачал головой, но не смог сдержать улыбку. К тому времени, когда Вилли вернулся со спортивными штанами в руках, Джим подписал бумаги и схватил рецепты, засунув их в тяжелые кожаные сапоги, которые не собирался здесь надевать. Он натянул треники, бросил сапоги и испорченную одежду в сумку, которую ему дали сотрудники больницы.
Мужчина поморщился, наступив на травмированную ногу. Утром он будет злой.
— Давайте свалим отсюда! — сказал он парням и те кивнули.
Но прежде чем кто-то из них двинулся, в дверь постучали и симпатичная невысокая блондинка — дьяволица из машины скорой помощи просунула голову через занавеску. Джим не ожидал увидеть ее снова и теперь, когда смог рассмотреть девушку, его член дернулся. Она хорошо выглядела, а все ее изгибы готовы были вырваться из униформы. Джим дерзко ей улыбнулся.
— Скучала по мне?
Она выглядела раздраженной.
— Я просто подумала, что зайду и удостоверюсь в том, что тебя подлатали и ты уже уехал.
— Я готов ехать, — ответил он тем же кратким, резким тоном, который использовал ранее.
Закатив глаза, она сказала ему:
— Хорошо. Береги себя. — Девушка на пятках развернулась и вышла из комнаты, задрав нос, как будто была слишком хороша для большего и была вынуждена проведать его под дулом пистолета. Но Джим знал лучше. Она была одной из тех людей, которые не могли вынести мысли о том, что что-то пошло не так в их дежурство, даже, если она презирала его каждой костью своего тела.
— Мы очухались? — спросил Боксер, выжидательно выгнув бровь. — Потому что, если нет, я погоняюсь по коридору за этой маленькой мегерой и загоню в лисью нору, если придется.
Что-то в его словах разозлило Джима.
— Возьми грузовик, — зарычал он. — Встретимся на парковке. — Боксер и Вилли знали, что с Джимом лучше не связываться, когда он использовал этот тон, поэтому не теряли время, стоя рядом. Это просто прекрасно подходило Джиму, и он захромал дальше по коридору, в противоположном направлении, в сторону белокурого хвостика, качающегося над идеальной кругленькой задницей.

Глава 5

«Какого черта я думала?» — Сьюзан плакала, когда шла по коридору в сторону машинного гаража, где они припарковались после их последнего звонка. Какой-то пятилетка проглотил отбеливатель и находился наверху в критическом состоянии и его матери не разрешили приближаться к нему. Эрик все еще разговаривал с социальными службами, а она ушла и сделала невероятную ошибку, проведав Джима Уэйда.
Он уже сделал все возможное, чтобы оскорбить ее своими грубыми замечаниями в скорой. Фактически, парень доказал, что все, что Сьюзан ненавидела в байкерах, было действительным, за одним исключением — она заглянула в его карту и анализ Джима на токсины был чистым. «Аллилуйя», — горько подумала она, — «у парня было одно искупительное качество». Но от этого девушка не чувствовала себя лучше по отношению к нему.
— Сьюзан! — кто-то кричал ее имя. Когда она повернулась, то увидела, как этот ублюдок хромал по коридору так быстро, как ему позволяла его окровавленная нога и по ее позвоночнику пробежал холодок. Чего он хотел сейчас? Сколько еще непристойных замечаний мог сделать один человек за вечер? Она собралась развернуться и уйти.
Но что-то удерживало девушку на месте. «Возможно, то же самое болезненное любопытство», — подумала она с огорчением. Когда он подошел, она спросила:
— Чем я могу вам помочь сейчас, мистер Уэйд?
Он остановился, немного запыхавшись, и на этот раз его улыбка была не настолько дерзкой.
— Слушай, я хотел извиниться за то, что был немного грубым сегодня. Я не плохой парень. Просто… тяжелая ночь для меня.
Она кивнула на его ногу.
— Очевидно.
Мужчина покачал головой.
— Нет, дело не в этом. Это, — он показал на травму, — произошло потому, что у меня уже была тяжелая ночь. — Он отвернулся от не нее, не глядя особо не на что и Сьюзан нахмурилась, когда заметила, как дергалась еще щека. — Сегодня годовщина смерти моей жены и моя голова была где-то в другом месте, а не за рулем.
Из нее вышел весь воздух, как будто кто-то ударил Сьюзан в живот. Она знала, что это было давно, но никогда бы не догадалась, что передозировка женщины случилась год назад. Она почувствовала себя подлой за то, что так все ему усложняла. Даже если она больше ничего не знала о Джиме Уэйде, девушка знала, что та женщина значила для него все.
— Мне жаль, мистер Уэйд, — тихо сказала она.
— Черт возьми, перестань так меня называть. Джим. Меня зовут Джим. — Он расстроенно провел рукой по своим темно-каштановым волосам, стряхивая на пол землю и траву. — Я просто… я думал, что должен тебе объяснить.
Плечи Сьюзан поникли. Может быть, это была его внешность или у него была некая очаровательная привлекательность. Чтобы это ни было, она не могла ненавидеть байкера, несмотря на то, что он общался с отбросами общества. Джим достаточно подумал о ней, чтобы предложить то, что казалось искренним извинением и сказать ей правду. Мужчина не должен был этого делать, он ничего ей был не должен. Не то, чтобы она спасла ему жизнь или что-то еще. И все-таки…
— Спасибо, Джим, — сказала ему Сьюзан, желая улыбнуться, но не была уверена в том, что это было бы уместно. Ей часто было неловко с другими людьми, но она действительно не знала, как к нему обращаться. Девушка качалась с пяток на носок, чувствуя, что некоторые предпочитали восхищаться плохими мальчиками со школьной площадки, только Джим Уэйд стоял всего в нескольких дюймах от нее.
Джим нервно засмеялся, и это было очень мило, когда он снова провел рукой по волосам.
— Итак, ты уже уходишь? Я имею в виду, если ты занята, я могу просто… — Он махнул рукой в противоположном направлении, и Сьюзан предположила, что мужчина хотел оставить ее в покое.
— Нет, вообще-то мой напарник сейчас занят и нас не вызовут, пока он не закончит с другим делом. Вероятно, я буду здесь еще час или около того. — Мальчик сдружился с Эриком и рассказал ему много вещей, которых Сьюзан не слышала, но она была уверена в том, что полиция и социальные работники захотят об этом знать. Девушка видела такое и раньше, и эти опросы могли занять некоторое время.
— Ты куришь? — спросил он.
Она засмеялась.
— Хм, нет, не знаю, но предполагаю, что ты это делаешь.
— Да, и у меня не было сигареты несколько часов. Куда я могу пойти, чтобы моя система могла получить гребаный никотин, не вызвав на себя Божий гнев?
Утратив решимость держаться подальше от него, Сьюзан указала на дверь, за которую собиралась выйти.
— Я иду в гараж. — Его смущенный взгляд позабавил ее. — Именно здесь мы паркуем машины скорой помощи после того, как высаживаем пациентов, когда знаем, что у нас не будет времени вернуться назад в дежурную часть. В любом случае, как только ты окажешься на парковке, то сможешь накуриться столько, сколько захочешь. Просто следи за открытыми машинами. В них внутри есть баллоны с кислородом.
Он так облегченно вздохнул, что Сьюзан подумала, что мужчина рухнет. Она внимательно наблюдала за ним, когда он хромал рядом с ней, глядя на Джима, когда они направлялись к ряду машин скорой помощи. Они пересекли красную линию, и Сьюзан сделала ему большие пальцы. Сигарета и зажигалка уже были у него в руке и Джим не тратил время напрасно.
Он глубоко затянулся и с удовольствием вздохнул.
— Боже, это было долго.
Сьюзан не могла не хихикнуть.
— Как профессионал, я должна тебе сказать…
— Ни хрена не хочу слышать о том, как я трахаю свои легкие. Мы все когда-нибудь умрем, верно? — он еще раз затянулся. — Сегодня был не мой вечер и я собираюсь наслаждаться своими сигаретами, чтобы отпраздновать. — При любых других обстоятельствах его решимость была бы замечательной.
— Решай сам, но рак легких — очень болезненный путь. — Она взглянула на свои часы, обеспокоенная возвращением Эрика, чтобы тот вернулся и рассказал ей как все прошло. — Кстати, где твои друзья? Те, кто был с тобой в палате.
— Ждут меня, — буркнул Джим.
— Может, тогда тебе стоит пойти, — предложила она.
— Они подождут. — Мужчина бросил сигарету на землю и наступил на нее. — Твою мать, — выругался он, Сьюзан взглянула вниз и увидела его босые ноги. Она хотела засмеяться, но такой ожог на стопе должен был быть болезненным.
— Пойдем, я позабочусь об этом, тупица, — сказала она ему, идя к своей собственной машине и открывая задние двери.
Девушка жестом предложила ему забраться внутрь и он выругался, когда затаскивал внутрь свою ногу. Она включила свет и порылась в ожоговом комплекте, доставая необходимые медикаменты. Мужчина сидел тихо, но явно дышал, пока она не закончила свою работу, его нога лежала у нее на коленях. Когда девушка посмотрела на байкера, то ахнула.
Его глаза были другими, и от того, как он смотрел на нее, она неподвижно застыла, словно время остановилось.

Глава 6

От этого нежного прикосновения Джим покачнулся и понял, как много времени прошло с тех пор, когда женщина прикасалась к нему с такой нежностью. Сначала он затаил дыхание, эмоции, взволновавшие его, грозили выплеснуться наружу, но мужчина мог удерживать их. Вместо этого он погрузился в них, его глаза остановились на груди Сьюзан и член стал твердым и пульсирующим внутри этих ужасных треников.
Он мог бы сохранить контроль — в конце концов, проклятые штаны были настолько велики, что его жесткий член трудно было заметить — если бы она не смотрела на него такими золотисто-карими глазами, такими огромными и сверкающими от удивления, и похожими на кленовый сироп. За этот год он не соблюдал целибат, но все это проходило для него как бы для галочки. Теперь же что-то разорвало грудь Джима, что-то, чего мужчина не чувствовал уже давно, и он не мог просто сидеть и, не двигаясь, смотреть на нее.
Быстро, как молния, Джим бросился вперед, упал на колени и взял в свои руки лицо Сьюзан, прижав к ней губы со всей силой сдерживаемых гнева, боли и одиночества. Он хотел ее и не переставал думать об отказе, пока она не оттолкнула его с большей силой, чем мужчина ожидал от такой маленькой штучки.
Он приземлился обратно на задницу, и замер, готовый к ее тираде, но через мгновение девушка набросилась на него, ударив Джима по спине, оседлала и наклонилась, чтобы продолжить поцелуй. Джим схватил ее за бедра, крепче прижимая к своему паху, и застонал от ощущения женского тела, трущегося об его член. Сьюзан вытянула ногу, и байкер увлеченно наблюдал за тем, как она носком кроссовок притянула задние двери машины и закрыла их, а затем потянулась, чтобы стянуть через голову его толстовку.
Как только его руки оказались свободными, Джим спустил свои штаны и потянулся к ее форме, но Сьюзан ударила мужчину по рукам и сняла одежду сама. Боже, ее груди были идеальными, налитыми, с возбужденными сосками, и линия по центру плоского живота девушки умоляла Джима лизать ее. Когда девушка смотрела на эрекцию мужчины из-под опущенных век и слегка раскрытыми губами, его пах заболел.
Она коснулась его члена, проведя по нему рукой, вокруг головки и вниз по всему валу и он толкнул свои бедра вперед от ошеломляющего ощущения. Она наклонилась вперед, все еще возбуждая его, и ее соски терлись о его грудь, пока язык девушки двигался у него во рту.
Он не мог больше это терпеть и с рычанием схватил девушку за талию, вцепившись пальцами в женскую плоть, и перевернул ее. Она вскрикнула, когда врезалась спиной в кислородный баллон, и Джим быстро передвинул девушку так, чтобы Сьюзан оказалась под ним, и опустил голову, чтобы взять в рот один из ее тугих сосков, и ласкать его. Джим раздвинул руками колени Сьюзан и устроился между ними.
Когда он искал ее центр, Сьюзан двинула бедрами и прижалась к Джиму так, чтобы он беспрепятственно проник внутрь. Девушка снова вскрикнула, и он закрыл своей рукой ее рот, чтобы приглушить звук, когда входил в нее, чувствуя, как в конвульсиях от оргазма сжимались внутренние мышцы Сьюзан. От этого мужчина почти кончил и изо всех сил старался сдерживаться.
Своими руками Сьюзан схватила Джима за волосы и притянула его лицо обратно к своему, поворачивая так, чтобы она смогла проникнуть в рот мужчины. Он упивался ею, все быстрее и быстрее толкаясь в нее и выходя обратно; напряжение нарастало, когда девушка снова и снова кончала и стонала в его рот, пока, наконец, он не вонзился в Сьюзан и не излился в нее.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.