Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46537
Книг: 115490
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Блоги» » стр. 6

    
размер шрифта:AAA

В первый же день я стерла себе ноги до крови, а Майка покусали муравьи. Еще он простудился и два дня не мог разговаривать, а потом утопил свои кроссовки в озере. Я сожгла котелок, в котором пыталась приготовить ужин, и потерялась в лесу, из-за чего мы отстали от графика на полдня.
Если бы не Майк, я бы возненавидела природу до конца своих дней. Даже покусанный муравьями и в чужих кроссовках он не терял присутствия духа и чувства юмора. Только благодаря ему я не сбежала с середины пути. Он помог мне продержаться и поверить в себя.
Рядом с ним я становилась другим человеком.
В дверь осторожно постучали.
- Входи! - крикнула я, моментально возвращаясь к грустной школьной действительности.
Но это была не Аня. В кабинет заглянула Мила и заговорщически прошептала:
- Дарья Дмитриевна, можно?
- Сейчас Аня должна подойти... - начала я.
Мила мотнула головой.
- Я видела, как она уходила домой.
Я подавила растущее раздражение.
- Тогда заходи.
Мила вошла и закрыла за собой дверь.
- Что ты хотела?
- Я насчет блога Алины...
Она резко распахнула дверь и выглянула в коридор.
- Никого, - пробормотала она, снова закрывая дверь. - За мной весь день кто-то следит.
- Рита то же самое сказала про тебя, - заметила я кисло. - Что ты весь день следишь за Тимофеем.
Мила кивнула без тени смущения и уселась напротив меня.
- Ты правда за ним следила? - удивилась я и впервые задумалась о том, что ревнивые подозрения Риты могли иметь под собой основание. Если Мила на самом деле влюблена в Тима, это многое бы объяснило.
Мила распласталась по парте:
- Я вчера в столовке подслушала, как Тим уговаривал Риту завести блог. На blogsalive.net.
- И что?
- А то, что история повторяется! У него новая жертва. Эта жертва - Рита! С Алиной все начиналось точно так же. Они предложили нам завести блоги, потом...
- Кому это «нам»? - перебила я.
Мила покраснела.
- Мне и Алинке. Но я не стала ничего там писать. Я как чувствовала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Алинка, дурочка, повелась на уговоры Тима и стала вести этот блог. И Ритка теперь за ней. Ее надо предупредить, пока Тим не заставил ее сделать что-нибудь ужасное.
Все наконец встало на свои места. Ревнивая женщина способна на многое. Даже на то, чтобы выставить своего любимого чудовищем.
- Мила, дорогая, я понимаю, что тобой движет, - сказала я. - Тимофей очень привлекательный молодой человек. Но он не единственный парень в мире. Даже в вашем классе есть много других достойных ребят. Если бы ты обратила на них внимание...
Лицо Милы пошло красными пятнами.
- Вы что, думаете, я в него влюбилась? - Она вскочила на ноги. - Да вы что такое говорите?
- Не надо нервничать, Мила, - сказала я успокаивающе. - Это вполне естественно.
-Да вы... вы... ничего не понимаете! - Мила схватила свой рюкзак.. - Я вам всю душу, а вы...
Она топнула ногой и выбежала из кабинета, а мне оставалось только ругать себя за неумение подбирать нужные слова.
Прождав полчаса, я решила поехать к Ане домой. Пусть не думает, что может так легко от меня отделаться. Я уточнила ее адрес и обнаружила, что недалеко от Ани, на Сосновой живет другой кандидат на серьезный разговор с классным руководителем - Тимофей Никольский. После того, что я услышала сегодня, к Тимофею у меня были особенные счеты.
Он жил в большой элитной высотке. В подъезде бабушка-консьержка подвергла меня строгому допросу, куда да зачем. Уяснив наконец, что иду я в шестьдесят восьмую, где живет «парнишка, такой, с волосами», бабушка лукаво усмехнулась и позволила мне пройти.
Лифт, к сожалению, не работал, и я пошла по лестнице. Десятый этаж - не так уж и много, спасибо, что не двадцатый, но уже на седьмом я поняла, что задыхаюсь. Навстречу, прыгая через ступеньку, пробежала невысокая девушка или парень: сложно было разобрать, кто скрывается в широких спортивных штанах и худи с капюшоном на голове. Он (или она) легко обогнул меня и помчался дальше, а я позавидовала немного и поползла вперед.
Тимофей открыл дверь до того, как я позвонила. На нем были джинсы и белая рубашка, накинутая на голое тело. Он не был таким накаченным, как Денис, но у него природные данные и без тренировок были хороши. Плоский живот, широкая грудная клетка, крепкие плечи - свободная рубашка ничего этого не скрывала.
Тимофей оперся о косяк и сказал бархатно:
- Я все думал, когда вы меня посетите...
Он распахнул дверь пошире, а я замялась на пороге. В голове некстати всплыли мамины предостережения из далекого детства вроде «смотри, Дашенька, не ходи в квартиры к незнакомым мальчикам». Тимофей терпеливо ждал, не сводя с меня глаз.
Я решительно шагнула в квартиру. Пусть пробует свои чары на одноклассницах. На меня эти игры глазами не действуют. Да и после маминых предостережений прошло немало лет.
Тимофей отступил, чтобы дать мне пройти, но отступил буквально на полшага и при этом не отпустил дверь. Мне пришлось поднырнуть под его руку и пройти так близко от него, что, кажется, я могла услышать биение его сердца.
Я собралась сделать ему замечание - учитель я, в конце концов, или нет - да так и застыла с открытым ртом. Таких квартир я еще не видела. Передо мной была огромная комната. Точнее, зал, потому что назвать комнатой это помещение язык не поворачивался. Громадные окна и потолки были не просто высокие, а в два этажа. Это создавало впечатление прямо-таки бескрайнего пространства. Хотелось раскинуть руки и взлететь или хотя бы запеть в полный голос.
Когда я немного пришла в себя, то разглядела детали: встроенную кухню слева под окнами, без плиты, но зато со стильным черным столом-стойкой; в глубине лестницу со стеклянными перилами, ведущую на второй этаж. В центре зала черные с золотистыми крапинками диваны образовали круг, в середине которого стоял стол с прозрачной столешницей. У дальней стены виднелся черный рояль. Черного цвета в интерьере было много, а также красного и золотого - красиво, даже изысканно, но, на мой взгляд, мрачновато. Что находилось на втором этаже, я не могла разглядеть со своего места.
- Там спальня, - сказал Тимофей, перехватив мой взгляд. - Хотите, покажу?
Я вздрогнула. За те несколько минут, что я обалдело рассматривала его квартиру, я успела забыть о его присутствии.
- Обойдусь, - сказала я. - Как-нибудь в другой раз.
Я скинула кроссовки и прошла в комнату. Ноги утопали в мягком ковре. Тимофей неслышной тенью следовал за мной.
- Что вам предложить? Чай? Кофе? Может быть, вино?
- Кофе подойдет. Капучино с миндалем, если можно.
Но можно было даже не пытаться уязвить его. Тимофей молча склонил голову и пошел к кухне, где центральное место занимала кофеварка. Он открыл ящик под ней, вытащил небольшой мешочек и повернулся ко мне.
- Сантос или пибери? Лично я предпочитаю кенийский, а вам что ближе?
Ближе всего мне был растворимый кофе из ближайшего супермаркета, но признаться в этом я не могла.
- На твой вкус, - сказала я небрежно.
Тимофей закинул зерна в кофемолку, и под ее уютное гудение я не удержалась. Прошлась по квартире.
Достойным ее украшением был черный рояль и коллекция гитар на стене. Я насчитала восемь, прежде чем заметила, что с правой стороны у лестницы отгорожено небольшое пространство. Я его не заметила сразу, а теперь не могла понять, что там находится. Но когда подошла ближе, то разглядела за полупрозрачным стеклом пульт, микрофоны - настоящую студию звукозаписи.
- Кто-то в твоей семье занимается музыкой? - спросила я.
- Я.
Тимофей открыл крышку рояля и небрежно пробежал пальцами по клавишам. Я совсем этому не удивилась.
- На гитаре тоже ты играешь?
- Да, - улыбнулся он. - Могу сыграть для вас.
В последний раз на гитаре для меня играл Майк. Я просто не могла представить себе гитару в других руках.
- Как-нибудь попозже, - сказала я. - Как я погляжу, родители тебе ни в чем не отказывают.
Улыбка Тимофея стала еще шире.
- Они от меня откупаются. Очень удобно, если средства позволяют.
- Их нет сейчас дома? - уточнила я на всякий случай.
- Их никогда не бывает дома, - хмыкнул Тимофей. - Отец все время занят, потому что активно зарабатывает деньги, а мать - потому что активно их тратит.
- Ты не ладишь с родителями?
- Почему? У нас прекрасные отношения, - рассмеялся он. - Чем реже мы видимся, тем лучше отношения.
- Я бы хотела с ними встретиться. Когда они будут дома?
- Они мне не докладывают. Но если у вас есть какие-то вопросы, вы можете обсудить их со мной.
По-хорошему, вопросов к родителям Тимофея у меня не было. Мне просто хотелось посмотреть на них и составить собственное впечатление. Их отстутствие в жизни сына заметно бросалось в глаза, и мне не нравилось впечатление, которое производила квартира Тимофея - как будто он живет один...
Я села на диван. Тимофей поставил на столик поднос с двумя белоснежными чашками, в которых дымился кофе. Я наклонилась, чтобы взять одну, и вскрикнула от испуга. Под стеклянной столешницей копошились крупные жуки.
- Не бойтесь. Они ненастоящие, - сказал Тимофей с усмешкой, а я уже сама видела, что жуки всего лишь инсталляция, хоть и очень натуральная.
- Я сам придумал концепт, - пояснил Тимофей. - Ребятам нравится.
- Не сомневаюсь, - сказала я, взяла кофе и отодвинулась подальше от стола с насекомыми.
Зато кофе вознаградил меня за все. Лучшего кофе я в жизни не пила. Тимофей внимательно наблюдал за моей реакцией и, должно быть, увидел все, что хотел.
- Тоже люблю кофе, - сказал он. - Кофе и женщин.
Я поперхнулась и закашлялась. Тимофей аккуратно поставил свою чашку обратно на поднос и подсел ко мне.
- Постучать по спинке?
Я ощутила тепло его ноги, легкий, едва уловимый древесный аромат его туалетной воды и отодвинулась.
- Не надо. И кстати о женщинах. Мы должны поговорить о Рите.
Он захлопал ресницами - неправдоподобно длинными и черными ресницами.
- Зачем?
- Сегодня она чуть не избила Милу Терешину, потому что подумала, что ты ей нравишься.
Тимофей пожал плечами.
- Мила? Никогда бы не подумал.
- Скажи это Рите, - буркнула я сердито.
- Скажу. Если не забуду. - Он усмехнулся и сел поудобнее, при этом как бы нечаянно вновь подвинулся ко мне.
- Рита очень серьезно к тебе относится.
- Какая мне разница? - улыбнулся он. - Не она первая, не она последняя. Я надеюсь.
- Тимофей! - Я брякнула чашку на поднос, разлив остатки кофе. - Я разговариваю с тобой как с взрослым человеком. Твоя личная жизнь меня не касается. Но я не хочу, чтобы Рита терроризировала весь класс, ревнуя тебя ко всем подряд! Поговори с ней.
- Вы преувеличиваете мое влияние, Дарья Дмитриевна. Хотя мне приятно, что вы настолько высокого обо мне мнения.
Он закинул ногу на ногу, а руки разложил по спинке дивана так, что при желании мог легко дотронуться до моего плеча. Все это ужасно раздражало. И его манеры рокового соблазнителя, и бархатные интонации в голосе, а, главное, раздражало то, что хоть и против моей воли, но все это по-своему действовало. Тимофей был неотразим, от кончиков длинных ловких пальцев до черных ресниц, он полностью сознавал свою неотразимость и умело пользовался ею. На секунду мне стало страшно. Он переспорит меня в любом разговоре, переглядит, переубедит, очарует и околдует, если я только дам ему крохотный шанс. Его ничто не сдерживает, в то время как я в плену множества ограничений.
Тимофей склонился к столику и что-то нажал под ним. Светильник на потолке погас, и лишь золотистые споты на стенах и кухонных шкафчиках рассеивали полумрак. Хриплый голос Джо Кокера негромко зазвучал в невидимых динамиках. Тимофей придвинулся ко мне еще ближе.
Я вскочила с дивана.
- Никольский! Немедленно включи свет!
К моему стыду, я чуть было не сорвалась на истерический крик. Тимофей медленно щелкнул кнопкой. Свет зажегся, музыка выключилась.
- Простите. Я думал, вам понравится.
- Я твой учитель. Будь любезен относиться ко мне с уважением.
- Я все время помню, что вы мой учитель, - вздохнул он. - И днем, и особенно ночью...
Я поняла, что мой визит был ошибкой от начала до конца. Тимофея нельзя было ни смутить, ни образумить.
- Одним словом, я прошу тебя отнестись к Рите с пониманием, - сухо сказала я. - Будь умнее. Когда один любит, а второй нет, это всегда тяжело.
Его глаза лукаво блеснули.
- Вы говорите так грустно. Неужели из личного опыта?
- Мой личный опыт, Никольский, тебя не касается, - прошипела я и быстро пошла к двери.
- Заходите еще, - крикнул он вслед, но я даже не обернулась.
Дверь, к счастью, была открыта. Я выскочила на лестничную клетку, задыхаясь от злости и презрения к самой себе. Ни на что я не гожусь. Даже поставить на место зарвавшегося мальчишку и то не сумела.
Перед тем, как идти к Ане, я немного посидела на скамейке в сквере, пытаясь прийти в себя и хотя бы примерно наметить разговор. Радовало одно. Как бы ни встретила меня Аня, она вряд ли станет угощать меня сногсшибательным кофе включать романтичную музыку в полумраке. И это уже хорошо.
Анина квартира находилась на первом этаже старой пятиэтажки. Когда я подходила к подъезду, то увидела в окне кухни Аню и женщину у плиты, скорее всего, ее маму. Это был приятный сюрприз. Я смогу не только выяснить отношения с Аней, но и побеседовать ее с мамой по поручению директрисы.
Я позвонила. Дверь мне открыла Аня. При виде меня ее бесстрастное личико исказилось.
- Добрый...
Бам. Дверь захлопнулась у меня перед носом.
- ... вечер, - закончила я машинально и снова позвонила.
Никто не открывал. Я целую минуту не отпускала кнопку звонка. Есть же уши у родителей Ани. Кто-то должен услышать и выйти ко мне.
Но второй раз дверь снова открыла Аня. Она не пустила меня внутрь, а выскочила на площадку.
- Что вам надо?
- Я хочу с тобой поговорить.
- Уходите! - выкрикнула она. - Вы тут не нужны! Вы все только портите!
- Аня, давай спокойно...
- Зачем вы к нам приехали?! - перебила она. - Уходите! Убирайтесь отсюда!
Она затопала ногами, затряслась в истерике. Спотыкаясь, я попятилась к лестнице.
Когда я выбежала из подъезда, в ушах все еще звенели Анины крики. Не чуя под собой ног, я домчалась до соседнего подъезда и плюхнулась там на скамейку. Рита, Мила, Тимофей... Теперь Аня. Можно сколько угодно утешать себя тем, что я слишком молода, неопытна, что сегодня просто не мой день. Сейчас мне было ясно, что ни одна из этих причин не объясняет того, что произошло сегодня. Все дело в том, что я абсолютно не гожусь для своей работы. Я ничего не понимаю, не могу, не умею и никогда не научусь.
Слезы хлынули из глаз, слезы злости, отчаяния, разочарования, обиды. Слезы одиночества. Кому я могла рассказать о своих бедах? Никому.
- Даша, что случилось?
Передо мной на корточках сел мужчина. Я узнала его раньше, чем посмотрела на него сквозь слезы. Его голос околдовывал, успокаивал, говорил, что все хорошо. Все, что сдерживало меня до сих пор, рухнуло, и я заревела в полный голос. Он сел рядом, взял мои руки в свои и молча, сочувственно слушал, как я изливаю свои сегодняшние горести.
- Я ничего не умею... у меня не получается... я не выдержу целый год... только неделя прошла... меня никто не слушает...
Его руки были теплые и очень уютные, и больше всего мне сейчас хотелось уткнуться в его плечо - просто так, потому что горести лучше всего выплакивать на чьем-либо плече. Но кусочек моего сознания понимал, что это было бы неприлично. И я сидела ровно, говорила, говорила, говорила и смотрела в его голубые глаза. И уже не злилась из-за того, что они так похожи на глаза Майка, а, наоборот, радовалась этому.
Когда я наконец выдохлась и замолчала, заговорил Игорь. О том, как тяжело без опыта в любом деле, а особенно работая с детьми, что рано отчаиваться и что он в меня верит. А я верила ему и постепенно успокаивалась, и все казалось не таким уж мрачным и бесперспективным.
Потом Игорь проводил меня домой. Я отказывалась и говорила, что я в полном порядке и в этом нет никакой необходимости, но мне было приятно, что он настоял. Когда мы начали прощаться у моего подъезда, я вдруг вспомнила просьбу Александры. Сейчас она мне показалась еще более неуместной и неприятной, чем когда-либо. Но я дала слово, и раз уж он и правда хочет пойти с ней на свадьбу, пусть идет.
- Кстати, Игорь, - сказала я. - Я тоже иду в субботу на выставку. Могу зарегистрироваться как представитель от школы, а у вас будет свободный выходной.
- Отлично, - улыбнулся Игорь. - Я буду рад пойти на выставку вместе с вами.
- А как же... - начала я и замолчала под его внимательным взглядом. Похоже, она несколько преувеличила его желание пойти с ней на свадьбу.
- Вы не против пойти вместе? - уточнил Игорь. - Я пойму, если что.
- Что вы, - вздохнула я. - Я буду рада.
Как будто в данных обстоятельствах я могла сказать что-то другое.
Глава 7


Субботним утром мне пришлось просыпаться дважды, и оба раза я едва смогла оторвать голову от подушки. Сначала прозвонил будильник, который я наивно завела на половину восьмого. Я выключила его и тут же провалилась в сладкий благодатный сон. Блаженство, к сожалению, длилось недолго. Через пятнадцать минут позвонил папа и сообщил, что мама едет меня навестить, поезд прибывает в семь вечера и мне надо как следует подготовиться к встрече.
Мама славилась спонтанностью решений, так что я ничуть не удивилась, узнав, что эта мысль пришла ей в голову вчера вечером. Я расстроилась лишь из-за того, что папа не сообразил сразу предупредить меня. У меня была бы целая ночь на шоппинг и уборку. Продуктов в доме по-прежнему не было, не прибиралась я с тех пор, как въехала, да и водные подтеки на стенах после потопа не украшали квартиру. Я знала, что от маминого взгляда ничего не ускользнет, но что я могла изменить? Сегодня у меня выставка, и я ничего не успею сделать.
Подумав о выставке, я, естественно, подумала об Игоре и, раз начав о нем думать, уже не могла остановиться. Мне было стыдно, что вчера я билась в истерике у него на глазах, и было очень неудобно перед Александрой, которая бомбардировала меня смсками весь вечер. Под конец я выдала ей полуправду о том, что Игорю обязательно надо быть на выставке, независимо от того, пойду я или нет. Александра явно заподозрила меня в двуличии, потому что ничего не ответила.
Чтобы успокоить совесть, я попробовала сама разозлиться на Александру. По ее милости мне придется тратить целый выходной на какую-то выставку, да еще в обществе информатика... Но разозлиться по-настоящему у меня не получилось. Я ни капельки не сердилась. Приятно будет ради разнообразия сходить куда-нибудь, кроме школы. На свидание с Игорем я бы, конечно, не пошла, а чисто по-дружески, на выставку, запросто.
Впрочем, несмотря на «запросто» и «по-дружески», я накрасилась более тщательно, чем обычно, распустила волосы, надела любимые узкие джинсы и серую тунику с низким вырезом. Отражение в зеркале меня порадовало. В таком виде было бы не стыдно пойти на настоящее свидание, а не только на выставку с коллегой.
Городской выставочный комплекс скромно прятался за торговым центром «Звездный» на центральной площади. Это было небольшое двухэтажное здание с большими окнами и ярко сверкающей надписью «Выставочный центр». Игорь ждал меня у входа. Народу там толпилось немало, но благодаря своему росту он сразу бросался в глаза. К моему удивлению, выглядел он сегодня вполне прилично: наконец сменил мешковатый костюм на черный кожаный пиджак и джинсы, от чего резко помолодел и перестал быть похожим на школьного учителя.
- Серое вам идет, - заметил он, и я почувствовала, что краснею. Безобидный поход на выставку начинался подозрительно похоже на свидание.
Но когда мы вошли в здание, все мысли о свидании вылетели у меня из головы. Изнутри выставочный центр был гораздо просторнее, чем казался снаружи. Два этажа были до последнего квадратного метра заполнены стендами и палатками. Чего там только не было: механические руки и разговаривающие роботы, кухонные комбайны с электронными мозгами и хитроумные станки, о назначении которых я догадывалась с трудом.
У одного стенда пекли булки по инновационному рецепту, позволяющему сократить время приготовления вдвое. У другого предлагали заглянуть в глубины космоса при помощи специального шлема. На третьем стенды рекламировали одежду, делающую тебя невидимым, а в углу демонстрировали телевидение будущего - громадный экран на потолке. Микроскопы, телескопы, пробирки и всюду компьютеры, компьютеры, компьютеры, от крошечных до гигантских, компьютеры в часах и холодильниках, в зубных щетках и столах. Все было настолько интересно, что к концу первого ряда я пожалела, что преподаю английский, а не информатику.
Также я обнаружила, что Игорь совсем не разделяет мой энтузиазм. Он вежливо останавливался со мной у каждого стенда, брал буклеты, но смотрел больше на меня, чем на экспонаты.
- Неужели вам совсем не интересно? - спросила я, когда он отказался примерить очки дополненной реальности.
Игорь улыбнулся и стал похож на озорного мальчишку.
- Если честно, не очень. Я пошел на эту выставку только ради...
Он посмотрел на меня так, что сердце мое заколотилось как бешеное. У него оказался не только завораживающий голос, но и взгляд. И то, что я читала в этом взгляде, совершенно не вписывалось в рамки дружеского похода на выставку.
- Ради этих буклетов, - невозмутимо закончил Игорь и махнул солидной пачкой выставочных брошюрок. - Наша дорогая Инна Федоровна выберет самые красочные и разложит в своем кабинете на видных местах, чтобы производить впечатление на родителей.
Я рассмеялась, и обстановка сразу разрядилась. Весело болтая, мы обошли весь первый этаж и быстро пробежались по второму.
- Как насчет того, чтобы заглянуть в торговый центр? - вдруг спросил Игорь - Я жутко хочу есть, а там очень симпатичное кафе.
По-хорошему, нужно было отказаться, хотя бы из солидарности с Александрой. Но перекусить я бы тоже не отказалась, да и прогуляться по торговому центру было бы неплохо. И потом, разве коллеги не имеют права посидеть в кафе просто так, без задних мыслей?
Мы прошмыгнули сквозь двери, впускавшие все новых посетителей, и быстро пошли к торговому центру. Я чувствовала себя школьницей, удравшей с уроков. Замечательное почти забытое ощущение.
Кафе располагалось на последнем этаже торгового центра. Стены его были полностью зеркальны, и со столика, за который мы сели, открывался чудесный вид на площадь, церковь и фонтан. Меня немного потерзали угрызения совести, но кофе, который принес Игорь, был горячим и крепким, роллы с курицей хрустящими и ароматными, и все мои сомнения растаяли сами собой.
Игорь вел себя корректно. Мы ели, и он рассказывал. О городе, о церкви, о том, что при строительстве выставочного центра в фундамент рухнул метеорит и строительство заморозили на год. Все никак не могли решить, то ли продолжать стройку, то ли возвести метеориту памятник. Я поначалу боялась банальных вопросов на тему «почему вы, Даша, приехали в наши края», но вскоре успокоилась. Игорь ни о чем не спрашивал. О себе он тоже не говорил. Я брала с него пример и тоже не задавала лишних вопросов. В кафе мы просидели два часа. Я и не заметила, как пролетело время.
- Не хотите пройтись по магазинам? - спросил Игорь, словно читая мои мысли.
Я очень даже хотела. Мы спустились на этаж ниже и неспеша пошли мимо прозрачных стен маленьких магазинчиков. Одежда, обувь, белье - все как обычно. В витрине стоял манекен в таком откровенном купальнике, что Игорь чуть шею себе не свернул. А я едва удержалась, чтобы не пихнуть его локтем. Нашел на что смотреть.
На следующем этаже из гигантских игровых блоков был сложен паровоз, по которому с визгом лазали дети. Тут же стояли забавные скамейки в форме бананов и апельсинов, рядом продавали мороженое. Игорь оставил меня на апельсине с шоколадным рожком, а сам пошел в салон сотовой связи.
Я ела мороженое, прислушивалась к детским крикам и чувствовала себя вполне умиротворенно. Даже мысль о неприбранной перед маминым визитом квартире не портила мне настроение. Разве счастье в вымытых полах? Оно в душевной гармонии.
Трехлетний карапуз важно проковылял мимо и вдруг уронил машинку, которая откатилась прямо к моим ногам. Сидевшая рядом девушка успела раньше меня. Она наклонилась, взяла машинку, подала малышу.
- Держи.
Тонкое запястье из-под широкого рукава, короткие русые волосы, настороженный взгляд больших глаз - девушка показалась смутно знакомой. Ученица? Но я не успела приглядеться, она встала и полшла к ближайшему магазинчику, смешалась с толпой.
- Well, where is the souveniers shop you were talking about? - уловила я вопрос, заданный мужчиной на чистейшем британском английском. - Mom will never forgive me if I don't buy her something specifically Russian.
Будь неладна моя профессия. Ни за что на свете я бы не стала подслушивать чужие разговоры, если бы они велись на русском. Но английский язык - совсем другое дело. Я навострила уши. Точнее, они навострились сами собой.
- It's somewhere downstairs, on the ground floor. Don't worry, Rich, we'll find it, - ответил, смеясь, женский голос.
Он показался мне знакомым, но я никак не могла вспомнить, где я его слышала. Девушка тоже говорила как англичанка, но моей единственной знакомой с Британских островов была Клэр из лингвистической школы, и ее грубоватый, с хрипотцой голос не походил на этот нежный и мелодичный.
Я не выдержала и села вполоборота, чтобы как бы невзначай кинуть взгляд на англичан. Они остановились через две скамейки от меня, у длинного ярко-желтого банана. Два белобрысых парня и девушка в темном сарафане. Несмотря на скромный наряд, она выглядела ослепительно, и оба парня не сводили с нее восхищенных глаз. Я тоже уставилась на нее, но совсем по другой причине.
Девушкой, великолепно говорящей по-английски, оказалась Кира Дымова.
Я сердито швырнула остатки мороженого в урну. На моем уроке Кира едва могла сказать «the rain in Spain», а сейчас ее не отличишь от иностранки. Язык невозможно выучить за пару дней, что бы там ни утверждали разработчики всяких нетрадиционных методик. Даже если вы гений. Даже если будете заниматься двадцать четыре часа в сутки. Оставалось только одно: признать, что Кира меня разыграла. Глупо и совершенно, на мой взгляд, бесмысленно. А я то, дурочка, хотела предложить ей позаниматься дополнительно.
- Let's go to your shop now. We don't have all day, - услышала я голос Киры.
Они прошли мимо меня так близко, что я едва успела наклониться и сделать вид, что завязываю шнурок. Я посмотрела им вслед. Кира шла в центре, держа обоих парней под руки, и продолжала весело щебетать по-английски. У ювелирного магазина они свернули. Я обернулась. Игоря не было видно. Я встала и быстро пошла за ними.
У ювелирного я осторожно выглянула из-за угла. Как раз вовремя. Я успела уловить белобрысую макушку одного из англичан. Он спускался по лестнице, ведущей на первый этаж. Я пошла следом, стараясь не спешить, но и не отставать.
Лестница вывела меня в самый центр первого этажа, на большую круглую площадку без потолка. То есть потолок там был, но он уходил в вышину, к последнему этажу, где на темном бархатном фоне мерцали огромные звезды. На площадке тоже располагались магазинчики, там и тут бродили люди. Киры и ее спутников нигде не было видно.
Я спустилась с лестницы и огляделась. Вокруг были магазины с одеждой и ни одного с сувенирами. Людей на площадке собралось немало, и в основном все толпились у магазинчика, над которым красовалась яркая растяжка «Презентация новой мужской коллекции».
Я подошла ближе. В витрине стояли манекены в красно-желто-лазурных платьях. Над растяжкой мигала надпись из цветных лампочек:
Лера Одинцова представляет
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Arlen о книге: Мила Дали - Моя фальшивая невеста
    Книгу дочитала! Черно полный бред

  • milashka1480 об авторе Анна Неделина
    Хочу оставить отзыв о книге Анны Неделиной "Украденная судьба". Что хочется отметить, так это то, что к финалу все вообще переворачивается с ног на голову! Многих событий вообще не ожидаешь! Из-за этого книга становится еще более интересной и загадочной. Читайте, не пожалеете!

  • зозозо о книге: Михаил Алексеевич Ланцов - Хмурый Император
    И это СОВСЕМ другой Николай. Очередной могучий прапорщик?

  • Hora=) о книге: Анна Леденцовская - Комендант некромантской общаги
    Первые несколько глав ещё соответствовали заявленному сюжету. Потом у бабули пропало всё, что делало из неё бабулю(возраст, поведение, передвижение, мышление и т.д). И это стало ещё одной стандартной книгой про мерисьюшную попаданку, которой все восхищаются.

  • Margo_M о книге: Ольга Ярошинская - Крылья колдуна
    Хорошая книга. Интересный сюжет. Все понравилось, но чуть-чуть не хватило любви что ли. На мой вкус, любовную линию бы немного по ярче прописать.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.