Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45672
Книг: 113470
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Блоги» » стр. 9

    
размер шрифта:AAA

- Я не занимаюсь никакой личной жизнью!
Я чувствовала, что вот-вот разревусь. Один невинный поход в кафе обернулся гигантской сплетней, которая грозила меня задушить.
- Ну-ну, не надо так волноваться, - успокаивающе сказала директриса. - Как раз я отношусь к таким вещам с пониманием.
- К каким вещам? - оскорбилась я.
Директриса встала из-за стола, подошла ко мне и положила руку мне на плечо.
- Вы очень молоды, Дашенька, и многого не понимаете. Но я не собираюсь читать вам нотации, нет-нет... - Она гаденько рассмеялась, показывая неровные передние зубы. - Я верю, что у вас все получится, если вы постараетесь. Просто не забывайте о том, что вы работаете в лучшем образовательном учреждении в городе. Я ожидаю от вас высоких показателей по ЕГЭ...
Я пробормотала, что помню, но директриса не слушала. Десять минут она продолжала расписывать достоинства своей школы, нанизывая одну гладкую отточенную формулировку за другой и наслаждаясь звуками собственного голоса. Мне хотелось напомнить ей, что скоро звонок, но она вдруг сама замолчала на полуслове.
- К чему я все это говорю, Дарья Дмитриевна. Вчера стало известно, что ежегодный конкурс школ будет проводиться не во второй четверти, как обычно, а в этой. Мы выигрывали этот конкурс три года подряд, и я не вижу оснований, чтобы нарушать традицию. Вы можете представить себе объем работы, который ложится на наши плечи в связи с конкурсом. Мы все трудимся, не покладая рук...
Я надеялась, что общими словами все и ограничится, но директриса взяла со своего стола ту папку, пролистала ее и деловито перечислила:
- На вас украшение актового зала для церемонии открытия и номера для финального концерта. Саша подберет вам фотографии прошлых лет, посмотрите, как было украшено. Не оригинальничайте особо, но и не повторяйтесь.
- А как же ЕГЭ? - проблеяла я со слабой надеждой, что подготовка к экзаменам избавит нас с ребятами от конкурса.
- Причем тут ЕГЭ? - искренне удивилась директриса. - Учеба учебой, а конкурс - совсем другое дело.
- Но ведь на все нужно время...
- Время - это уже ваша задача как педагога и руководителя. У вас в классе столько талантов. В прошлом году Шумихин произвел фурор на концерте. Мальчик прирожденный артист. Обязательно привлеките его.
Я кивнула. Наивно было думать, что Инна Федоровна откажется от «фурора»...
-И не забывайте про отчет. Расслабляться некогда, Дашенька.
Я вышла из кабинета в состоянии полного ступора. Меня ни за что отругали, прочитали лекцию и вдобавок нагрузили работой по самые уши.
В такие моменты особенно нужен друг. Но Александра, разложив на столе громадный ватман, выводила на нем карандашом красивые буквы и меня игнорировала. Что сказать ей, чтобы она поверила, что мы ходили в кафе чисто по-дружески? Я была готова сделать все, что угодно. Даже сыграть в сваху и просветить Игоря насчет чувств Александры к нему.
И тут меня осенило.
- Сашка, заканчивай дуться! - сказала я решительно. - Мне твой Игорь не нужен. У меня есть другой.
Рука Александры с карандашом замерла в воздухе.
- Помнишь того полицейского, который приходил к нам насчет Алины?
- Помню, - кивнула она. - Симпатичный...
- Если хочешь, можем устроить свидание на четверых. Ты, я, Игорь и... - Я снова забыла, как его зовут. - Кирюхин.
Если Александра и заметила, что я назвала «своего парня» по фамилии, она этого ничем не показала.
- Серьезно? - просияла она.
- Я сама приглашу Игоря, - пообещала я. - Будет прикольно.
- Дашка! - взвизгнула Александра и кинулась мне на шею. - Ты прелесть!
От ее хватки у меня потемнело в глазах, острый карандаш больно впился мне в спину, но именно этих слов мне не хватало, чтобы почувствовать себя лучше.
Следующая неделя пролетела как в горячечном бреду. Очень скоро я обнаружила, что мои задания по подготовке к конкурсу не ограничиваются концертом и украшением актового зала. На меня свалилась масса другой работы. Я обзванивала поставщиков воды, вешала новые шторы в кабинете химии, договаривалась с родителями о добровольных дежурствах на время конкурса.
У других учителей работы было не меньше. Директриса не могла допустить, чтобы мы всего лишь давали уроки. Днем и ночью она фонтанировала новыми идеями, чтобы «школа как следует блеснула на конкурсе». Можно было только надеяться, что оценочная комиссия не ослепнет от этого блеска.
Одним конкурсом мои заботы не ограничивались. Я до сих пор не поговорила ни с Игорем, ни с Кирюхиным насчет свидания на четверых, и поэтому мне приходилось скрываться от Александры, которой не терпелось на это самое свидание пойти. Пообещать устроить свидание было просто, выполнить обещание оказалось гораздо сложнее. Я не знала, как начать разговор, и откладывала его до бесконечности.
Радовал меня только мой 11 «А». Они сами украшали и готовили концерт и лишь изредка советовались со мной, а заодно помогали мне во всем. Особенно старался Денис. Я не знаю, как это получалось, но он оказывался рядом со мной каждый раз, когда мне требовалась помощь. Даже Рита притихла, и Аня Финникова, хоть и бросала порой на меня свирепые взгляды, вела себя прилично и за рамки не выходила. Мила все еще на меня дулась, но у меня не было времени переживать из-за этого.
Наконец директриса одобрила наш проект украшения зала и распорядилась, чтобы мы приступили к работе. Для начала следовало прибраться в актовом зале, где осталась куча хлама после первого сентября. Мысль о том, что придется пахать после восьмого урока, ребят не вдохновила.
- Я не могу, у меня танцы, - сказала Настя Абрамова.
- У меня дополнительные по физике, - подхватил Витя Панкратенко.
- Кому надо уйти, уходите, - сказала я. - Остальных я прошу сходить домой, если нужно, и вернуться в школу. Иначе мне придется работать в одиночку.
При этом я невольно взглянула на Дениса, и у меня потеплело на сердце. Выражение его лица ясно говорило о том, что в одиночку мне точно не придется работать.
В пятнадцать минут четвертого я подошла к охраннику за ключами от актового зала.
- Их уже взяли ваши, - сказал он равнодушно, дожевывая бутерброд с колбасой.
Я помчалась к залу, гадая, сколько у меня будет помощников и кто именно пришел. Их было пятнадцать человек - гораздо больше, чем я ожидала. Даже Панкратенко, которому так нужно было на физику, разгуливал по сцене.
Остальные неорганизованно разбрелись по залу. Катя и Костя Марцевы нашли в углу плакаты, оставшиеся после выпускного, и рассматривали их. Антон и Лера топтались за занавесом - из-под него виднелись их ноги. Мила увлеченно читала учебник. Тимофей с гитарой сел на край сцены и что-то наигрывал. Настя Негель, Лиза Нуриева и Маша Коваль заняли места в первом ряду и с обожанием смотрели на него. Риты с ними не было. Она не пришла, что было странно. Я бы никогда не подумала, что она способна оставить Тимофея без надзора. Но если в ее жизни появились дела поважнее его, это хороший знак.
Тимофей вдруг запел:
- Love me tender, love me sweet...
Голос у него был чудесный. Казалось, спеть эту песню лучше, чем Элвис, невозможно, но Тимофею удалось невозможное. От его голоса подгибались колени, таяло сердце, кружилась голова... и только его ехидная довольная улыбочка привела меня в чувство.
- Пойдет для концерта, Дарья Дмитриевна? - спросил он, не сводя с меня пылающих черных глаз.
- Наверное, - пробормотала я.
Если в оценочной комиссии будут одни женщины, то мы без труда займем первое место.
Витя Панкратенко ходил на руках по сцене - то есть пытался ходить, потому что падал через каждый шаг. Денис, видимо, не выдержал этого, прыгнул на сцену и тоже прошелся на руках. Его футболка сползла до подборода, и тут уж на него уставились все, кто находился в зале, даже верные поклонницы Тимофея.
- Прекрасно, - громко сказала я. - Концерт у вас готов.
Рука Дениса подвернулась, и он грохнулся на спину.
- Во, я так тоже умею - захохотал Панкратенко.
Денис, красный как рак, спрыгнул со сцены.
- Давайте займемся делом, - сказала я, и Тимофей послушно отложил гитару, а Лера и Антон вышли из-за занавеса.
Работа закипела. Денис ловко карабкался по лестнице, снимая банты и сдувшиеся шары, которые подбирал Тимофей. Антон, Витя и Никита расставляли кресла, девчонки выносили мелочевку из-за кулис и раскладывали ее по разным кучам - реквизит театрального кружка, забытые вещи, мусор.
- Ой, смотрите, это фотка нашего класса, - ахнула вдруг Катя Марцева, вытаскивая в зал пожелтевший ватман.
Все тут же побросали свои дела и уселись вокруг ватмана, который Катя разложила на сцене.
- Это мы в девятом, - заорал Панкратенко. - Смотрите, у меня еще башка лысая. Я на спор побрился!
Какое счастье, что я этого не застала, отметила я про себя и тоже поднялась на сцену.
- Откуда эта фотка всплыла? - спросила Лиза - У меня такой нет.
- Ни у кого нет, - ответила всезнающая Мила. - Это нас журналисты из газеты фотографировали.
- Точно, - воскликнула Настя Негель. - Тим, помнишь, ты как раз пришел к нам в класс!
Я склонилась к ватману через голову Насти. Фотография в центре была крупная и четкая, хоть и слегка потускневшая от времени. Ребята столпились вокруг школьной парты. На переднем плане, конечно, красивый до неприличия Тимофей. За эти два года он практически не изменился, разве что волосы стали длиннее, и потому на фотографии смотрелся старше своих одноклассников.
Справа от него стояла блеклая светловолосая девчонка, очень худая. Голубая футболка придавала ей больной вид. Девчонку я не знала. Зато девочка слева от Тимофея была мне хорошо знакома, хотя я с ней ни разу не встречалась. Нежное личико с маленьким подбородком, пушистые русые волосы. Она единственная на фотографии смотрела не в объектив, а на Тимофея.
- Это Алина Бегунова, которую убили, - пробасил Панкратенко, как будто это нужно было кому-то объяснять.
Мила горестно вздохнула. Лиза украдкой вытерла щеку.
- Это Настя, я узнала, - сказала я, показывая на синеглазую Настю Негель, которая выглядывала из-за руки Тимофея.
Мила стояла первой в ряду, воинственно сверкая черными глазами. Катя и Костя Марцевы расположились за ее спиной. У Кости была смешная прическа, из-за которой я не сразу его узнала. Зато у Панкратенко, стоявшего рядом, волос совсем не было, как он и обещал. Лиза, Маша, Абрамова Настя, еще толще, чем сейчас. Миша Лопатин, Федя Цепин, Матвей Рогачев - кто-то ни капли не изменился с тех пор, а кто-то изменился настолько сильно, что я едва угадывала знакомые черты. К примеру, я едва узнала Антона Шумихина в долговязом парнишке, чье лицо было густо усыпано прыщами. Но главный сюрприз ждал меня впереди.
- Какие мы тут смешные, - вздохнула Лиза Нуриева и ткнула пальцем в белобрысую девчонку рядом с Тимофеем. - А это кто?
- Это Дымова, - хмыкнула Мила. - Не узнаешь?
- Правда? - ахнула Лиза. - Кир, это правда ты?
Кира, стоявшая за Тимофеем, небрежно пожала плечами.
- Мне отсюда не видно.
- Точно ты, - с уверенностью произнесла Мила. - Только получилась не очень.
«Не очень» было слабо сказано.Я всмотрелась в фотографию и вдруг поняла, что это действительно Кира. Ее глаза, лицо, фигура. И, тем не менее, между этой бледной несимпатичной девчонкой и зеленоглазой красавицей из моего класса не было ничего общего. Я не могла отвести взгляд от фотографии. Это было преображение почище Золушкиного. Золушке, в конце концов, всего лишь вымыли лицо и предложили нарядное платье. Здесь было нечто большее, чем чудо правильно наложенной косметики и красивой одежды.
- Дурацая фотка, - сказала Кира высокомерно. - И освещение дурацкое. Давайте делом заниматься. Я не хочу торчать тут всю ночь.
Ребята стали постепенно расходиться по своим местам, и только я все никак не могла оторваться от фотографии. Что-то на ней было неправильно, но что, я никак не могла понять.
- Дарья Дмитриевна, а это куда? - звонко крикнул Денис, отдирая от стены гигантскую картонную единицу.
- Отложи в сторону, может, пригодится, - сказала я и вдруг поняла, что было не так.
- Здесь же не весь класс? - спросила я у Лизы, которая рядом со мной складывала мусор в черный пластиковый мешок - Где Денис, Никита, Аня? Леру я тоже не вижу.
Лиза глянула на фотографию и чуть нахмурилась, вспоминая.
- Так они еще у нас не учились. Анька в конце девятого из «Б» к нам перевелась. А Дэн, Ник и Лерка пришли в десятом. Дэн в первой четверти... - Лиза вздохнула и с нежностью посмотрела на Дениса, который развешивал пестрые банты на лестницемя. - Ник с Леркой позже, я точно не помню, когда.
Получалось, что почти вся семерка, за исключением Киры и Антона, были новичками в классе. Это как минимум объясняло их необыкновенную дружбу. Новеньким было проще завязать контакты, и ничего сверхъестественного в этом не было.
- Надо сохранить это на память, - сказала я и скатала ватман в тугой рулон. - На выпускном пригодится.
Я отнесла ватман к своей сумке. И вовремя. Мой телефон, на котором я забыла включить звук, надрывался от вибросигналов. Номер был незнакомый.
- Здрасьте, Даша, это Сергей, - бодро сказал смутно знакомый мужской голос и добавил. - Кирюхин, из полиции.
- Добрый день, - ответила я настороженно. Неужели опять в кино приглашать будет?
- Скажите, Даша, Величенко Маргарита ваша ученица?
У меня екнуло сердце.
- Моя...
- Ее сегодня задержали за хулиганство, - вздохнул он. - Вы не могли подойти в отделение? Это недалеко.
Глава 10


Первым делом я подозвала Тимофея, который притворялся, что складывает старые ленты в мусорный мешок, а на самом деле развлекал анекдотами Настю и Катю.
- Риту задержала полиция, - сказала я. - Я сейчас еду в отделение. Ты со мной?
- С вами, Дарья Дмитриевна, хоть к черту в пекло, - улыбнулся он. - Но в полицию не хочу.
- У Риты проблемы, - повторила я, не уверенная, что он меня правильно понял.
Улыбка Тимофея стала шире.
- Причем тут я?
- Ты не хочешь ей помочь?
- Как? У меня тут полно работы. - Он обернулся на Катю и Настю, которые тут же залились бессмысленным смехом.
Видела бы его сейчас Рита, подумала я с горечью. Всю бы любовь как рукой сняло.
- Как хочешь, - сказала я холодно. - Без тебя справлюсь. Хотя бы проследи, чтобы тут все было в порядке.
Я пошла к двери, не дождавшись его ответа. Но не успела я выйти в коридор, как меня догнал Денис.
- Дарья Дмитриевна, можно, мы с вами?
Я обернулась. За его спиной стояла Лера.
- Я на машине, - сказала она. - Так будет быстрее.
- Мы все слышали, - быстро добавил Денис.
Я была готова расцеловать его в обе щеки. И Леру тоже, конечно.
- Спасибо, ребята, - пробормотала я с чувством.
Мы доехали до отделения за пять минут. Кирюхин ждал нас перед входом. При виде Лериной машины он вытаращил глаза, а когда увидел в этой машине меня, то совсем растерялся.
- Классная тачка, - пробормотал он и с заметным уважением посмотрел на Леру, которая и не думала вылезать из-за руля.
- Что с Ритой? - спросила я, открывая дверцу.
Кирюхин протянул руку, чтобы помочь мне выйти, но Денис выпрыгнул из машины и опередил его.
- Это Ритин одноклассник, - поспешно объяснила я, заметив недовольный взгляд Кирюхина. - И друг.
- Друг так друг, - хмыкнул он. - Ну и ученики у вас, Дарья... Дмитриевна. Вашу Риту наши ребята сегодня сняли с одиннадцатого этажа бизнес-центра, - сказал он.
- На котором висит цветок? - уточнил Денис.
Я вспомнила темно-серую многоэтажку, самое высокое здание на главной площади города. Все ее двадцать этажей были заняты офисами разных компаний. На фасаде красовался уродливый цветок, выложенный из разноцветных лампочек - то ли логотип одной из компаний, то ли плод извращенных представлений владельца здания об эстетике.
Кирюхин кивнул.
- Он самый. Этот цветок Рита и пыталась отодрать.
- Как? - Я вытаращила глаза. - Он же снаружи.
Кирюхин невесело рассмеялся.
- Вылезла в окно в коридоре на одиннадцатом этаже и стала кусачками резать провод. Метра два успела вытащить, прежде чем ее оттуда сняли.
- Зачем?
- Спросите у нее сами, - буркнул Кирюхин. - Нам она ничего не хочет говорить.
Я сомневалась, что она что-то скажет мне, но вслух ничего не сказала.
- У меня кореш тут работает, - продолжал Кирюхин, сворачивая в длинный узкий коридор. - Он знает, что я сейчас занимаюсь делом Алины Бегуновой, сразу мне позвонил. Мы тут перетерли между собой. Понятное дело, стресс у девчонки, возраст непростой. Вот и бесится. Решили, прочистим ей мозги, родителям позвоним и отпустим. Нам тоже лишние проблемы не нужны. А ваша Рита еще та головная боль. Инспекторшу детской комнаты конкретно успела достать.
- Так вы связались с ее родителями? - спросила я.
Кирюхи на секунду замялся.
- Она не говорит, где они работают. Я и подумал, позвоню в школу, вы ее и заберете. Вас то я знаю, Дарья Дмитриевна.
Он игриво пихнул меня локтем.
- В школе есть информация о родителях Риты, - сказал Денис с неприязнью. - Вы могли бы спросить в канцелярии.
- Ты будешь меня учить, как работать? - моментально разозлился Кирюхин.
- Громов, - прошипела я. - Веди себя прилично!
Денис буркнул что-то себе под нос, судя по тону, что-то очень невежливое, но Кирюхин, к счастью, ничего не услышал. Я погрозила Денису пальцем и оставила его ждать в коридоре.
Комната, в которую меня привел Кирюхин, была небольшой, с диваном, двумя канцелярскими столами и внушительными решетками на окнах. За одним столом что-то сосредоточенно писала немолодая женщина в форме. Ее губы были сжаты в прямую линию, и сразу было видно, что настроение у нее так себе. Рита развалилась на диване с ноутбуком. При виде меня она села прямо и стала с надеждой всматриваться в полуоткрытую дверь за моей спиной.
Ждет Тимофея, догадалась я.
- Наталья Викторовна, простите, что отрываю, - осторожно сказал Кирюхин. - Из школы приехали за девочкой.
Наталья Викторовна кинула на меня сердитый взгляд, и мне захотелось выпрямить спину и расправить плечи. Было заметно, что мой внешний вид не произвел на нее впечатления.
- Оставьте нас, Сережа, - скомандовала она. - Мне надо кое-что объяснить... девушкам.
Рита отчетливо хихикнула, и только для того, чтобы не уронить свое достоинство в глазах ученицы, я без приглашения присела на стул и сказала:
- Меня зовут Дарья Дмитриевна. Я классный руководитель Риты.
Наталья Викторовна вздохнула и сухим невыразительным голосом принялась читать лекцию об ответственности школы в воспитании молодого поколения и наказании, которое неизменно следует за любым проступком.
- Если бы не некоторые из наших коллег, вашей ученице не удалось бы так легко отделаться, - закончила она. - Я вам гарантирую, если она попробует выкинуть что-нибудь в этом духе еще раз, ей это с рук не сойдет.
- Понятно, - кивнула я смиренно. - Спасибо вам большое.
Наталья Викторовна повернулась к Рите, которая с отсутствующим видом стояла рядом со мной.
- Учти, Величенко, я буду за тобой присматривать.
Рита закатила глаза и непременно ляпнула бы что-нибудь, если бы я вовремя не сжала ее руку.
- Я уверена, этого больше не повторится, - сказала я вместо Риты.
- А я не уверена, - отрезала Наталья Викторовна. - Успехов вам.
После этого сомнительного пожелания нас с Ритой выставили в коридор. Кирюхина нигде не было видно, зато Денис подпирал стенку.
- Где Тим? - сразу спросила Рита. - Он приехал?
- Тимофей с ребятами украшает актовый зал. Я не могла его отпустить. Он за все отвечает, - соврала я, презирая себя за ложь.
Рита насупилась и быстро зашагала по коридору. Я почуствовала, что настало время для решительного разговора.
- Денис, иди вперед, - попросила я. - Мне надо сказать Рите пару слов.
Он молча кивнул и, обогнав Риту, скрылся в коридоре.
- Рита! - Я догнала ее и взяла под руку. - Ты не хочешь рассказать, зачем ты это сделала?
- Не хочу, - буркнула она.
- У нас с Денисом были дела поважнее, чем тебя вытаскивать. Но мы, между прочим, приехали за тобой.
- Кто вас звал? - вскинулась Рита. - За мной мама могла приехать. У нее сегодня выходной.
- Почему тогда ты не сказала капитану Кирюхину, как с ней связаться?
Рита остановилась и вопросительно уставилась на меня.
- Я не сказала? Я ему все ее телефоны дала.
- Он мне сказал, ты отказалась говорить про родителей, - удивилась я.
Рита начала смеяться.
- Это он к вам клеится, Дарья Дмитриевна. Он все время про вас спрашивал.
Кровь бросилась мне в лицо. Я то представляла себе этот разговор совсем по-другому. Я думала, я буду говорить о высоком, а она внимательно слушать и соглашаться. Пора мне было выучить, что с этими ребятами никогда не бывает так, как я планирую. И особенно с Ритой.
Она внимательно смотрела на меня, ожидая мою реакцию. Я подавила естественное раздражение. Хочешь вывести меня из себя? Не выйдет.
- Но он тупой, - продолжала Рита невозмутимо. - Вам нужен кто-нибудь другой.
- Тебе тоже, - сказала я. - Пока ты здесь портишь общественное имущество, Тим других девчонок обрабатывает.
Рита так побледнела, что я испугалась.
- Кого? - прохрипела она. - Кто сейчас с ним?
Я вспомнила, как она набросилась на бедную Милу, и пожалела о своих неосторожных словах.
- Неважно, - сдержанно сказала я. - Не одна, так другая. Разве ты не видишь, какой он?
Мне на секунду показалось, что Рита вот-вот кинется на меня с кулаками.
- Ты классная девчонка, - продолжала я храбро. - Я не понимаю, зачем ты тратишь на него время.
Рита сунула руки в карманы. Выражение ее лица внезапно изменилось, и вместо агрессивного нахального подростка я увидела маленькую потерянную девочку.
- Я его люблю, - тихо сказала она. - Я не могу без него. Вы понимаете?
Мое сердце сжалось от боли. Да, я понимаю, Рита. Но также понимаю то, что ты можешь прожить без него. Пусть это будет тяжело. Почти невыносимо. Но все-таки ты можешь...
- Поехали домой, - сказала я наконец. - Тебе нужно отдохнуть.
Рита неохотно кивнула.
Денис и Лера ждали нас у машины. Она держала в руках телефон и что-то быстро набирала.
- Вам надо вернуться в школу, - отрывисто сказала Лера, как только мы подошли ближе. - Антон прислал смс. Инна заглядывала в зал, спрашивала, где вы ходите и почему они одни.
- Мы сами отвезем Риту домой и вернемся, - сказал Денис.
Рита закинула свой рюкзак на заднее сиденье и полезла в машину, не сказав мне ни слова.
Денис отозвал меня в сторону.
- Я знаю, почему она это сделала, - проговорил он вполголоса. - Тим как-то сказал, что этот цветок из лампочек оскорбляет его чувство прекрасного и что он был бы счастлив, если бы его кто-нибудь снял...
- Дэн, ты едешь или нет? - недовольно крикнула Лера.
Денис сел в машину, и она сорвалась с места под звонкий голос Рианны.
Только подходя к школе, я вспомнила, что не разыскала и не поблагодарила Кирюхина. Возвращаться в отделение было поздно и неразумно и поэтому, как бы мне ни хотелось побежать скорее в зал и устроить скандал Тимофею, я остановилась на ступеньках и отыскала в принятых звонках телефон Кирюхина. Он ответил после первого звонка и сразу принялся извиняться:
- Даш, шеф срочно вызвал, не смог вас проводить. Все ок? Наталья вас не сильно напрягла?
- Все отлично, спасибо. Я отправила Риту домой.
- Супер. Я знал, что родителей необязательно искать, раз есть вы.
Лицемер, подумала я. Но он действительно оказал Рите услугу, и я должна была сказать «спасибо». Как и ожидалось, в ответ на мое «спасибо», Кирюхин предложил куда-нибудь сходить.
- Я не против, - сказала я. - Но при одном условии. Если с нами пойдет моя подруга.
Кирюхин замолчал - должно быть, переваривал мое неожиданное заявление.
- Это обязательно? - уныло спросил он.
Мне очень хотелось помучить его подольше, но это было нечестно по отношению к Александре. Я вкратце объяснила насчет нее и Игоря. Кирюхин заметно повеселел.
- Свидание на четверых? Классная идея. Тогда до встречи, Дашуль.
Он отключился, прежде чем я успела что-то ответить. Мне пришлось отплевываться и возмущаться в молчащую трубку. Дашуль! Убить его за такое мало.
Одним словом, когда я подходила к актовому залу, настроение мое было далеко от безоблачного. У двери стояли двое. Сладкая парочка - высокий белокурый парень и девчонка. Тимофей и Настя Негель. Настя стояла, прижавшись к стене, Тимофей склонился над ней и что-то ей нашептывал. Настя довольно хохотала.
Я рассвирепела. Одна дурочка творит из-за него неизвестно что, а он уже второй мозги пудрит.
- Настя, иди в зал! - рявкнула я, подходя ближе.
Настя испуганно вздрогнула и юркнула в приоткрытую дверь.
- Ты задержись, пожалуйста, - скомандовала я Тимофею. - Есть разговор.
Он небрежно привалился к стене.
- Для вас все, что угодно, Дарья... Дмитриевна. Мы с Настей обсуждали новый номер для концерта. У нее есть пара неплохих идей.
Его взгляд был наглый, раздевающий. Тимофей всегда казался мне старше своих одноклассников, и сейчас с трудом верилось, что передо мной школьник.
- Ваши идеи мы обсудим позже, - сказала я сурово. - Меня больше интересуют твои отношения с Ритой.
Он вздернул одну бровь.
- Вы же говорили, что вас не интересует моя личная жизнь. Как быстро вы меняете свою точку зрения. Не очень хороший пример для нас.
Я скрипнула зубами и продолжала:
- Риту арестовали, когда полезла на здание бизнес-центра, чтобы снять цветок из лампочек. Цветок, который тебе так не нравился.
- Она это сделала? - Тимофей удивленно распахнул глаза и расхохотался. - Идиотка.
- Не смей так о ней говорить!
- Хорошо, - вздохнул он. - Чего вы от меня хотите?
- Я хочу, чтобы ты перестал разыгрывать из себя героя-любовника! - выпалила я. - Я хочу, чтобы ты отнесся к Рите по-человечески!
Тимофей вдруг выпрямился, надвинулся на меня и, прежде чем я успела сообразить, что происходит, я уже прижималась спиной к стене, а Тимофей грозно нависал надо мной, упираясь в стену рукой у моей головы.
- Вы считаете меня героем-любовником? - вкрадчиво спросил он.
- Хватит! - прошипела я. - На меня твои штучки не действуют. Пойдем в зал, там полно работы.
Я вынырнула из-под его руки и застыла на месте. В коридоре, в нескольких шагах от нас, стояли Лера и Денис. Его лицо потемнело от злости. Он сжал руки в кулаки и подался вперед, словно готовился наброситься на кого-то в любой момент. Лера вцепилась в его плечо.
- Команда спасателей вернулась, - ехидно проговорил Тимофей. - Чип и Дейл спешат на помощь.
- Заткнись, Никольский, - бросила Лера с неприязнью.
- Я тебя предупреждал? - выпалил Денис. - Ты помнишь?
- Я тебя не слушал, - по-кошачьи усмехнулся Тимофей и облокотился на стену.
- Ребята, идите в зал, - вмешалась я.
- Вот-вот, шагайте отсюда, - подхватил Тимофей. - Мы сами разберемся с Дашенькой...
Он не успел договорить. Денис, изменившись в лице, в два прыжка покрыл расстояние до Тимофея и, размахнувшись, ударил его по лицу. Тимофей свалился, но тут же поднялся, утирая кровь с разбитой губы.
- Прекратите! - заорала я, но меня даже не услышали. - Немедленно!
Тимофей согнулся и бросился на Дениса, целя головой ему в живот. Денис увернулся, но недостаточно быстро. Тимофей сшиб его с ног, и они покатились по полу, молотя руками и ногами.
- Денис! - закричала я. - Тим!
Краем глаза я увидела, как из зала выбегают ребята. Мелькнуло мертвенно-бледное лицо Кати, перепуганные глаза Милы, дрожащие губы Насти...
К Тимофею и Денису кинулся Витя.
- Ребят, вы чего?
Он схватил Тимофея за плечо, но получил такой удар по щеке, что отлетел в сторону, к моим ногам. Я склонилась над ним.
- Витя, ты в порядке? Остановите их кто-нибудь!
Краем глаза я увидела, что кто-то из девчонок побежал по коридору. Тимофей и Денис снова были на ногах. Денис взмахнул рукой и с тошнотворным чавканьем влепил кулак в скулу Тимофея. Это была не драка, а самое настоящее избиение. Тимофей был выше, но Денис намного сильнее и спортивнее. Тимофей почти не сопротивлялся. Все его силы уходили на то, чтобы удержаться на ногах. Он только улыбался разбитыми губами, а Денис колотил его с таким остервенением, что я по-настоящему испугалась.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Светлана272 о книге: Кайли Скотт - Лик [любительский перевод]
    Все 4 книги отличные

  • leepick о книге: Марина Суржевская - Тот, кто приходит со снегом
    Коротко и ясно

  • Geara о книге: Алекс Найт - Истинная для Грифона
    Честно говоря, я и согласна и нет с прошлым комментом. Вопрос: зачем писать подобное к тэгу: насилие и жестокость? В таком романе что, должна быть ваниль?
    Я бы хотела отметить другое, автор не знает что такое насилие и жестокость, так и хотелось весь роман посоветовать ей пару книг Ульяны Соболевой, ну чтобы сравнить. Герой ничего толком и не сделал. Эро тоже практически нет, сцены описаны в двух словах и максимум трех предложениях.
    гг - маниакален, но и героиня редкостной тупости. Для примера, представим, вы попали в другой мир, вас чуть не разложили в лесу и привезли в бордель. И что? Истерики, планы побега, вплоть до убийства всех вокруг, ломка сознания, открытие дара, да все что угодно, но в этом романе героиня не делает и не чувствует ничего.
    Вас напоили и вы сами не поняли как оказались в постели непонятно кого. И что? И опять таки ничего...
    Весь роман складывалось ощущение, что гг немного отсталая, потому что автор не стала тратить знаки на ее эмоции. Сделали подстилкой - ну и ладно; ранили - ну бывает
    и мое самое любимое в СИ... хлоп - и гг его любит, вот просто ни с чего)))
    Ну и конечно же ХЭ
    Любители жестокости проходите мимо тут ее нет, как и толком эмоций.

  • Twins6 о книге: Анна Платунова - Твое имя
    Книга понравилась, история о том, что иногда с хорошими людьми и не людьми случаются очень плохие вещи.

  • Djud-LaRein о книге: Alex - Завлекла , влюбила, украл [СИ]
    Мамочки мои... это даже для черновика полный отстой

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.