Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38850
Книг: 98332
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Вторая эра машин. Работа, прогресс и процветание в эпоху новейших технологий»

    
размер шрифта:AAA

Эрик Бриньолфсон, Эндрю Макафи
Вторая эра машин. Работа, прогресс и процветание в эпоху новейших технологий

Посвящается Марте Павлакис, любви всей моей жизни
Моим родителям, Дэвиду Макафи и Нэнси Холлер, которые подготовили меня ко второй эре машин, наделив меня всеми преимуществами, которые только могут быть у человека

КТО ЭТО НАПИСАЛ?
ЭРИК БРИНЬОЛФСОН – ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ЦИФРОВОГО БИЗНЕСА
МАССАЧУСЕТСКОГО ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА, ОДИН ИЗ САМЫХ
ЦИТИРУЕМЫХ УЧЕНЫХ В ОБЛАСТИ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ
И НОВЕЙШИХ ТЕХНОЛОГИЙ. ЭНДРЮ МАКАФИ – СОЦИОЛОГ И ЭКОНОМИСТ
ИЗ MIT, ИССЛЕДУЕТ «НОВУЮ ЭКОНОМИКУ», КОТОРУЮ ЭТИ ТЕХНОЛОГИИ
СОЗДАЮТ ПРЯМО НА НАШИХ ГЛАЗАХ.

О ЧЕМ РЕЧЬ?
ПЕРВАЯ ЭРА МАШИН (ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVIII ВЕКА) СОЗДАЛА СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО. ЦИФРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ТОЖЕ ПРИВЕДЕТ К РОЖДЕНИЮ НОВОГО МИРА, СОВСЕМ НЕ ПОХОЖЕГО НА МИР СЕГОДНЯШНИЙ.

ПОЧЕМУЭТО СТОИТ ПРОЧИТАТЬ?
ЦИФРОВОЕ БУДУЩЕЕ, В КОТОРОМ НАМ ПРЕДСТОИТ ЖИТЬ, НЕ БУДЕТ БЕЗОБЛАЧНЫМ: КАК И ПРИ ЛЮБОЙ РЕВОЛЮЦИИ, КТО-ТО ОКАЖЕТСЯ В ВЫИГРЫШЕ, А КТО-ТО СЕРЬЕЗНО ПРОИГРАЕТ – ВЕДЬ РАСЦВЕТ ТЕХНОЛОГИЙ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОЗНАЧАЕТ БЛАГОСОСТОЯНИЕ ДЛЯ ВСЕХ…
ЧТО ОБ ЭТОМ ГОВОРЯТ?
«ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ И ИНТРИГУЮЩАЯ КНИГА».
THE WASHINGTON POST

* * *

Политехнический музей – национальный музей науки и техники, один из старейших научно-технических музеев мира.
Миссия музея – просвещение и популяризация научных и технических знаний:
 Мы верим, что миром движут любопытство и созидание.
 Мы открываем людям прошлое, настоящее и будущее науки.
 Мы создаем территорию просвещения, свободной мысли и смелого эксперимента.
Среди просветительских проектов музея – многочисленные выставки, знаменитый Лекторий, Научные лаборатории для детей, Фестиваль актуального научного кино, а также Издательская программа, цель которой – поддержка самых качественных научно-популярных книг, отобранных экспертами музея и выпущенных в сотрудничестве с лучшими издательствами страны. Вы держите в руках одну из этих книг.

Подробнее о музее и его проектах – на сайте polymus.ru

Глава 1. Большие истории

Технологии – это поистине божественный Дар. Возможно, после самой жизни это самый важный подарок человечеству, источник цивилизации, искусства и науки.
Фримен Дайсон
Что можно считать самыми важными вехами в истории человечества?
Любой человек, который пытается ответить на этот вопрос, довольно быстро понимает, что простого ответа здесь нет. Во-первых, когда вообще началась «история человечества»? Современный Homo sapiens, с его нынешней анатомией и типом поведения, владеющий языком, покинул свою родину в Африке примерно 60 000 лет назад[1].[2] К 25000 году до н. э.[3] он уже истребил неандертальцев и других гоминидов, соответственно, у него уже не было противников среди других прямоходящих видов животных с большим мозгом.
Возможно, 25000 год до н. э. может считаться вполне разумной отправной точкой для начала истории человечества, если бы не тормозивший общее развитие ледниковый период, который в то время переживала наша планета.[4]
В своей книге Why the West Rules – for Now[5] антрополог Иэн Моррис отсчитывает общественный прогресс человечества с 14000 года до н. э., когда мир определенно начал становиться более теплым.
Еще одна причина, мешающая нам ответить на этот вопрос, связана с неясностью критериев: что должно включать в себя поистине важное достижение? Большинство из нас придерживается того мнения, что это должно быть событие или шаг вперед, значительным образом меняющий ход событий – способный «изменить форму кривой» истории человечества. Многие считают, что именно это произошло вследствие одомашнивания животных – одного из наших самых ранних и важных достижений.
Собаки начали жить вместе с людьми еще до 14000 года до н. э., однако лошади были приручены намного позднее; должно было пройти еще 8 000 лет, прежде чем мы начали разводить их и держать в стойлах. Примерно в то же время (около 6000 года до н. э.) были приручены и впряжены в плуг дикие быки. Одомашнивание рабочего скота ускорило переход от собирательства к полноценному сельскому хозяйству, который уже шел в полную силу к 8000 году до н. э.[6]
Сельское хозяйство обеспечивает надежные и достаточно разнообразные источники пищи, что, в свою очередь, стимулирует развитие человеческих поселений, а затем и городов. Города поочередно становятся привлекательными целями для захвата и разграбления. Следовательно, список важных человеческих достижений должен включать в себя великие войны и империи, образовавшиеся в их результате. Достаточно назвать лишь четыре из них – монгольскую, римскую, арабскую и оттоманскую, – и внимательный взгляд на их историю позволит понять, что они были по своей сути трансформационными. Они оказывали поистине безграничное влияние на государственное устройство, коммерцию и традиции всего мира.
Разумеется, некоторые из самых важных достижений никак не связаны с животными, растениями или сражающимися между собой людьми; эти достижения – всего лишь идеи. Философ Карл Ясперс отмечает в своей работе «Смысл и назначение истории», что Будда (563–483 годы до н. э.), Конфуций (551–479 годы до н. э.) и Сократ (469–399 годы до н. э.) жили почти в одно и то же время (но в совершенно разных местах). В своем анализе Ясперс называет этих людей основными мыслителями «осевого времени», охватывающего промежуток с 800 по 200 годы до н. э., и говорит об этой эпохе как об «облегченном вздохе в сфере наиболее ясного сознания».[7] Он считает, что именно философы этого времени создали школы мысли, позволившие развиться трем основным цивилизациям – индийской, китайской и европейской.[8]
Помимо этого, Будда создал одну из основных мировых религий, и здравый смысл требует, чтобы список основных человеческих достижений включал в себя создание и других основных систем верований, таких как индуизм, иудаизм, христианство и ислам. Каждая из этих систем повлияла на жизнь и идеалы сотен миллионов людей.[9]
Многие идеи и откровения этих религий распространялись благодаря письменному слову, которое само по себе может считаться фундаментальной инновацией в человеческой истории. Бушуют дебаты о том, когда, где и как именно была изобретена письменность, однако будет вполне безопасным сказать, что она возникла в Месопотамии около 3200 года до н. э. В то время появились и особые символы для записи, позволявшие упрощать расчеты, однако, как ни странно, система этих символов не включала в себя привычный для нас ноль. Современная система счисления, которую мы называем арабской, появилась примерно в 830 году н. э.[10]
Список важных достижений можно продолжать бесконечно. Афиняне начали практиковать демократию как принцип государственного устройства около 500 года до н. э. Эпидемия чумы в конце 1300-х годов сократила население Европы как минимум на 30 процентов. Колумб пустился в плавание в 1492-м, что положило начало взаимодействию между Новым и Старым Светом, в результате которого они оба изменились.

История человечества в одном графике

Каким же образом нам понять, какое из этих достижений является самым важным? Все перечисленные выше кандидаты имеют своих страстных защитников – людей, горячо и убедительно защищающих превосходство одного достижения над всеми остальными. В своей книге «Почему властвует Запад… по крайней мере, пока еще» Моррис обращается к более фундаментальному спору: насколько оправданны и осмысленны любые попытки ранжировать или сравнить между собой события и достижения в истории человечества? Многие антропологи и другие ученые, занимающиеся социальными науками, утверждают, что это невозможно. Моррис не соглашается с этим и пытается в своей книге дать количественную оценку достижениям человечества. По его словам, «сужение океана фактов до нескольких цифровых показателей имеет не только недостатки, но и огромное преимущество. Оно заставляет всех принимать во внимание одни и те же свидетельства – и приходить в результате к невероятно удивительным результатам».[11] Иными словами, если мы хотим знать, какие достижения меняют форму кривой человеческой истории, то имеет смысл попытаться и нарисовать эту кривую.
Моррис проделал осмысленную и тщательную работу по количественной оценке того, что он сам называл социальным развитием («способность группы управлять своей физической и интеллектуальной средой, чтобы добиваться результатов»[12]) с течением времени.
Как и предполагал Моррис, результаты удивительны и даже поразительны. Они показывают, что ни одно из достижений, которые мы обсуждали до сих пор, не имело особого значения (как минимум в сравнении с остальными), поскольку ни одно из них не изменило форму кривой человеческой истории радикально.
Ниже приведен график, в котором сопоставлены данные по населению планеты и соответствующим социальным достижениям; как вы можете видеть сами, эти две линии почти совпадают:

Рис. 1.1. С точки зрения цифр, основная часть человеческой истории довольно скучна

На протяжении многих тысяч лет человечество развивалось по очень плавной, направленной вверх траектории. Прогресс был мучительно медленным, почти незаметным. Ни одомашнивание животных, ни возникновение земледелия, ни войны, ни великие империи, ни философские школы, ни религии не смогли оказать на него достаточно сильного влияния. Однако чуть более 200 лет назад возникло нечто внезапное и значительное, что смогло повернуть кривую истории человечества – и с точки зрения роста населения, и с точки зрения его социальных достижений – почти на 90 градусов.

Двигатели прогресса

Возможно, вы уже догадались, о чем идет речь. Эта книга посвящена влиянию технологий, поэтому вполне можно предположить, что мы начинаем ее рассказом о том, насколько важную роль могут играть технологии. Внезапному изменению в графике в конце XVIII века соответствует достижение, о котором мы уже много слышали: промышленная революция, представлявшая собой сумму нескольких почти одновременных достижений в областях машиностроения, химии, металлургии и некоторых других. Поэтому вы, скорее всего, уже поняли, что именно эти технологические достижения лежат в основе внезапного, резкого и продолжительного скачка в прогрессе человечества.
Ваша догадка совершенно верна. И теперь мы в состоянии понять, какая именно технология оказалась наиболее важной. Это был паровой двигатель, или, если говорить точнее, один из типов парового двигателя, разработанный и усовершенствованный Джеймсом Уаттом и его коллегами во второй половине XVIII века.
До этого времени паровые машины были крайне неэффективными. Они позволяли использовать не более одного процента энергии, высвобождавшейся при сжигании угля. Блестящее усовершенствование, которое Уатт придумал и внедрил между 1765 и 1776 годами, позволило увеличить коэффициент полезного действия машины более чем в три раза.[13] По словам Морриса, в этом и заключалось ключевое отличие:
Хотя для развития [паровой] революции, связанной с паровыми двигателями, потребовалось несколько десятилетий… это все равно стало самой значительной и самой быстрой трансформацией за всю мировую историю.[14]
Разумеется, промышленная революция не ограничивается историей парового двигателя, однако именно с пара все и началось. Именно паровая машина больше, чем что-либо другое, позволила нам преодолеть ограничения мускульной силы (как человека, так и животных) и по своему усмотрению создавать огромные объемы полезной энергии. Это привело к возникновению фабрик и массового производства, железных дорог и общественного транспорта. Иными словами, это привело к современному образу жизни. Промышленная революция положила начало первой эре машин в истории человечества – впервые в истории прогрессом стали управлять в основном технологические инновации, – и это оказалось самой кардинальной переменой, которую когда-либо видел наш мир.[15] Возможность генерировать огромные объемы механической энергии оказалась настолько важной, что, выражаясь словами Морриса, «она свела на нет все драмы предыдущей истории мира».[16]

Рис. 1.2. Что изменило форму кривой развития человеческой истории? Промышленная революция

А сейчас наступило время второй эры машин. Компьютеры и другие цифровые достижения умножают наши интеллектуальные способности, то есть помогают нам использовать мозг для того, чтобы лучше понимать окружающую среду и придавать ей новые формы, – то же самое для наших мышц сделали паровой двигатель и другие машины, со временем пришедшие ему на смену. Они позволяют нам прорывать привычные ограничения и приводят на новую территорию. Пока непонятно, каким именно образом осуществится этот переход, однако вне зависимости от того, изменит ли новая машинная эра форму кривой так же серьезно, как и паровой двигатель Уатта, это уже значительное достижение. Наша книга объясняет, как и почему это произошло.
Пока что давайте ограничимся очень коротким и простым ответом. Умственные способности как минимум важны для прогресса и развития (то есть для управления нашей физической и интеллектуальной средой, что позволяет добиваться желаемых результатов) так же, как и физическая сила. Поэтому столь масштабное и беспрецедентное расширение наших умственных возможностей должно привести к скачку в развитии, сопоставимому с предыдущим скачком, вызванным приростом физической мощи.

Игра в догонялки

Мы написали эту книгу, потому что запутались. Мы годами изучали влияние таких цифровых технологий, как компьютеры, программы и коммуникационные сети, и нам казалось, что мы достаточно хорошо понимаем их возможности и ограничения. Однако в последние несколько лет они начали нас удивлять. Компьютеры научились диагностировать заболевания, слушать нас и разговаривать с нами. Они принялись даже создавать высококачественную прозу. А роботы стали сновать по складам и управлять автомобилями при минимальном контроле со стороны человека (или даже вообще без него). В течение довольно долгого времени цифровые технологии в этих областях производили просто смехотворное впечатление, а затем внезапно стали почти совершенными. Как это произошло? И какими могут быть последствия этого прогресса, который когда-то казался удивительным, а сейчас считается чем-то само собой разумеющимся?
Мы решили объединиться и попытаться ответить на эти вопросы. Мы погрузились в типичные для исследователей занятия – прочитали массу книг и научных работ, изучили огромные объемы данных и постоянно обсуждали идеи и гипотезы друг с другом. Это было необходимо и имело определенную ценность, однако реальное исследование и настоящее удовольствие начались, когда мы устремились в окружавший нас реальный мир. Мы принялись беседовать с изобретателями, инвесторами, предпринимателями, инженерами, учеными и многими другими людьми, которые заставляют технологии работать.
Благодаря их открытости и щедрости мы смогли получить футуристический опыт в области сегодняшних цифровых инноваций. Мы катались на автомобиле без водителя; видели, как компьютер побеждает команды студентов Гарварда и МТИ в игре Jeopardy!; обучали промышленного робота, помогая ему совершить определенную последовательность действий; держали в руках прекрасную металлическую чашу, напечатанную на 3D-принтере; и провели еще бесчисленное множество невероятных встреч с технологиями.

Где мы находимся сейчас

Эта работа привела нас к трем основным выводам.
Первый состоит в том, что мы живем во времена удивительного прогресса в области цифровых технологий – технологий, которые в основе своей имеют компьютерные устройства, программы и сети. Эти технологии не то чтобы совершенно новые: компании покупали для своих нужд компьютеры на протяжении полувека, а журнал Time назвал персональный компьютер «машиной года» еще в 1982 году. Однако подобно тому, как нам потребовалось несколько поколений, чтобы улучшить паровой двигатель до состояния, при котором он мог способствовать промышленной революции, потребовалось время и для того, чтобы усовершенствовать наши цифровые устройства.
Мы покажем вам, как и почему нам удалось добиться того, чтобы эти технологии заработали в полную силу. Мы поделимся с вами и примерами этой силы. Нужно отметить, что слово «полный» не означает «зрелый». Компьютеры продолжают улучшаться и творить новые и беспрецедентные вещи. Говоря о «полной силе», мы имеем в виду только то, что уже сейчас в области цифровых технологий появились ключевые строительные блоки, которые окажутся такими же важными и трансформирующими для общества и экономики, как в свое время паровой двигатель. Говоря коротко, мы находимся в точке перелома, где кривая начинает сильно менять траекторию – благодаря компьютерам. Мы входим во вторую эру машин.
Наш второй вывод состоит в том, что изменения, спровоцированные цифровыми технологиями, окажут на нас чрезвычайно благотворное влияние. Мы направляемся в новую реальность, которая будет не просто иной – она будет лучше, поскольку мы сможем повысить одновременно и объемы, и ассортимент своего потребления. Когда мы описываем ее такими словами – сухими экономическими терминами, – то звучит это не очень приятно. Разве кто-то из нас хотел бы потреблять все больше и больше? Но мы ведь потребляем не только калории и бензин. Мы также потребляем информацию, которую поставляют нам книги или друзья, развлечения, которые предоставляют нам суперзвезды и любители, пользуемся советами учителей и врачей и используем бесчисленное количество других вещей, не созданных из атомов. Технологии способны дать нам больший выбор и больше свободы.
Когда все эти вещи дигитализируются – превращаются в биты, которые могут храниться на компьютере и пересылаются по Сети, – они обретают ряд странных и прекрасных свойств. Они начинают жить в иной экономике, где нормой становится изобилие, а не дефицит. Чуть ниже мы покажем, что цифровые товары совсем не похожи на физические, и это отличие крайне важно.
Разумеется, физические товары остаются для нас важными, и большинство из нас хотело бы получать их в бо́льших объемах, более высокого качества и иметь разные варианты для выбора. Вне зависимости от того, хотим ли мы есть больше, мы бы все равно предпочли более качественную или разнообразную пищу. Вне зависимости от того, хотим ли мы сжигать больше или меньше полезных ископаемых, мы хотим ездить в новые места, не испытывая больших трудностей. Компьютеры помогают достигнуть и этих, и многих других целей. Дигитализация улучшает физический мир, причем эти улучшения играют все более и более важную роль. Историки экономики в целом соглашаются с тем, что, выражаясь словами Мартина Вейцмана, «долгосрочный рост развитой экономики определяется в основном развитием технического прогресса».[17] Ниже мы покажем, что технический прогресс улучшается по экспоненте.
Наш третий вывод менее оптимистичен: дигитализации будет сопутствовать целый ряд сложных проблем. Само по себе это не должно нас удивлять или пугать; даже у самых полезных достижений имеются неприятные побочные эффекты, требующие внимания. Промышленная революция сопровождалась загрязнением воздуха в Лондоне и ужасающей эксплуатацией детского труда. Как будут выглядеть современные эквиваленты этих побочных эффектов? Вполне возможно, что быстрая и постоянно ускоряющаяся дигитализация приведет к экономическим потрясениям. Это напрямую проистекает из того факта, что по мере увеличения возможностей компьютера компаниям становятся все меньше нужны определенные типы работников. Технологический прогресс по мере своего развития будет оставлять за бортом людей, причем в немалых количествах. Ниже мы покажем, что нынешнее время просто идеально для работников с особыми навыками или соответствующим образованием, поскольку эти люди смогут использовать технологию для создания и удержания ценности. С другой стороны, в наше время тяжело приходится работникам, которые предлагают рынку лишь «ординарные» навыки и способности, поскольку компьютеры, роботы и другие цифровые технологии уже осваивают эти навыки и способности с невероятной скоростью.
В свое время жители Англии и других стран пришли к выводу, что некоторые аспекты Промышленной революции нетерпимы, и предприняли меры по их корректировке (этому способствовали и демократическое правление, и технологический прогресс). Детский труд в Великобритании больше не используется, а лондонский воздух содержит в наши дни меньше дыма и двуокиси серы, чем в любую другую эпоху начиная с конца XVI века.[18] Мы сможем разобраться и с проблемами, присущими цифровой революции, но прежде всего нам нужно точно понять, в чем они заключаются. Очень важно приступить к обсуждению возможных негативных последствий второй эры машин и начать диалог о том, как можно их смягчить, – мы уверены, что нам это удастся. С другой стороны, они не исчезнут сами собой. В последующих главах мы поделимся своими мыслями на эту важную тему.
Итак, эта книга посвящена второй эре машин, разворачивающейся на наших глазах. Прямо сейчас возникает точка перелома в истории экономики и общества, и привела к ней дигитализация. Эта точка перелома позволит нам двигаться в правильном направлении – изобилие вместо дефицита, свобода вместо ограничений, – но вместе с тем влечет за собой целый ряд новых сложных задач и ситуаций, требующих непростого выбора.
Эта книга разделена на три части. Первая, в которую входят главы 1–6, описывает базовые характеристики второй эры машин. Они содержат немало примеров нынешнего технологического прогресса, иногда напоминающих научную фантастику. Мы объясним, почему многое происходит только сейчас (учитывая то, что компьютеры находятся в нашем распоряжении уже несколько десятилетий), и покажем, почему нам стоит со всей уверенностью полагать, что масштаб и темпы развития в сфере компьютеров, робототехники и других цифровых устройств в будущем лишь вырастут.
Вторая часть, состоящая из глав 7–11, посвящена изучению Дара (bounty) и его распределения (spread), двух экономических последствий этого прогресса. Дар – это прирост объема, разнообразия и качества и одновременное снижение издержек, возникающее благодаря современному технологическому прогрессу. Это лучшая на сегодняшний день новость в мире экономики. Распределение этого Дара – прямо противоположная история. Это история об огромном неравенстве между людьми с точки зрения экономического успеха – богатства, доходов, мобильности и других важных показателей. В последние годы этот разрыв стабильно увеличивается. Этот факт по многим причинам заставляет нас тревожиться, и, если мы не вмешаемся в этот процесс, происходящий в годы второй эры машин, он будет продолжать ускоряться.
Последняя часть – главы 12–15 – посвящена обсуждению того, какие методы вмешательства будут уместными и эффективными в новую эпоху. Наши экономические цели должны быть связаны с усилением позитивных аспектов Дара и борьбой с негативными эффектами, которые вызывает неравенство. Мы предложим вам идеи по решению этих задач как в ближайшем будущем, так и в более отдаленной перспективе, когда прогресс позволит нам попасть в новый технологически развитый мир. И, как мы покажем в последней главе, выбор, который мы сделаем прямо сейчас, определит то, каким окажется этот будущий мир.

Глава 2. Навыки новых машин: технологии набирают обороты

Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.
Артур Ч. Кларк
Летом 2012 года мы ездили на автомобиле без водителя.
Во время своего исследовательского визита в штаб-квартиру Google в Кремниевой долине нам довелось прокатиться на одном из автомобилей компании, созданных в рамках проекта Chauffeur. Поначалу мы думали, что сядем на заднее сиденье автомобиля, а на водительском месте не будет никого, однако Google по вполне понятным причинам осторожничал и не хотел выпускать на дорогу автомобили, за рулем которых никого нет. Это могло напугать пешеходов и других водителей или даже привлечь внимание полиции. Поэтому мы сидели сзади, а два представителя команды Chauffeur ехали впереди.
Когда мы ехали по шоссе 101, один из сотрудников компании нажал на кнопку и автомобиль переключился на полностью автоматический режим работы. Наше любопытство, а вместе с ним и инстинкт самосохранения включились на полную. Шоссе 101 – не самое предсказуемое или тихое. Конечно, это качественное и прямое шоссе, однако большую часть времени оно заполнено машинами, а в транспортном потоке нет ни очевидного ритма, ни мотивов. При высоких скоростях на этом шоссе ошибки вождения могут повлечь за собой крайне серьезные последствия. Поскольку мы не принадлежим к участникам проекта Chauffeur, эти последствия внезапно начали представлять для нас не только интеллектуальный интерес.
Автомобиль вел себя безукоризненно. Более того, порой в ходе поездки нам даже становилось скучно. Он не нарушал скоростных ограничений и не занимался слаломом среди других машин на шоссе; он ехал точно так, как нас всех учат в водительской школе. Раскрытый ноутбук в режиме реального времени показывал нам то, что «видит» автомобиль при движении по шоссе, – все расположенные неподалеку объекты, которые попадали в поле «зрения» его сенсоров. Автомобиль распознавал все другие машины вокруг, а не только ближайшие, и контролировал их местоположение вне зависимости от того, где они двигались. Это был автомобиль, не имевший «слепых» зон. Однако программа, отвечавшая за вождение, принимала во внимание, что такие «слепые» зоны могут быть у других автомобилей и грузовиков, находившихся под управлением людей. Экран ноутбука постоянно отображал предположения программы о том, где могут находиться эти «слепые» зоны и как их избежать.
Мы не могли оторвать взгляда от экрана и совершенно не обращали внимания на дорогу до тех пор, пока движение впереди полностью не остановилось. Наш автомобиль начал мягко тормозить, а затем остановился на безопасном расстоянии от ехавшей впереди машины, после чего начал понемногу двигаться вместе со всем остальным потоком. В течение всего этого процесса работники Google, сидевшие на переднем сиденье, не прекращали своего разговора, не демонстрировали никаких следов нервозности или интереса к происходившему на дороге. Сотни часов, проведенных в беспилотном автомобиле, убедили их в том, что он вполне в состоянии справиться с движением в пробке. К тому моменту, когда машина припарковалась, мы разделяли их уверенность.

Новое разделение труда

Наша поездка по шоссе 101 в тот день была для нас особенно странной, поскольку всего несколькими годами ранее мы были уверены, что компьютеры никогда не научатся управлять автомобилями. Великолепные исследования и анализы, проведенные нашими глубокоуважаемыми коллегами, убедительно показывали, что в обозримом будущем вождение автомобиля останется задачей, которая по силам лишь человеку. Несмотря на это заключение, такие технологии, как Chauffeur, активно развились в последующие несколько лет, что позволяет нам извлечь целый ряд важных уроков о цифровом прогрессе.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.