Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42411
Книг: 106650
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Принцами надо делиться» » стр. 5

    
размер шрифта:AAA

А вот Нарелль не повезло. Единорог встал напротив нее и заржал, давая окружающим понять, что сия дама не нравится ему от слова «совсем». Нарелль попробовала подозвать его добрыми словами, но волшебный зверь не поддался и пошел дальше.
Жизель нервно прикусила ноготь. Очевидно, дни Нарелль в отборе были сочтены. Как же так! Не то чтобы я ее сильно жалела… Она же казалась такой строгой и серьезной. Кругом столько легкомысленных девчонок, но они сохранили целомудрие. Я же все верно поняла? Если Дунстана не впечатлила дева, то она того… не чиста? Ладно бы просто мимо прошел, так он и ржанием свое «фи» высказал.
Походив между притихшими девушками, Дунстан неожиданно прилег рядом с побелевшей от страха тихоней Эрмой, которую на предыдущих испытаниях было не видно и не слышно, и положил голову ей на колени. Девчонка побелела еще больше и задрожала так, что серьги в ушах закачались.
– У нас есть бесспорный победитель! – Я аж вздрогнула от голоса Жизель, так долго она хранила молчание. – Эрма, вы счастливы? Единорог выбрал вас как самую чистую и невинную деву на этой поляне.
– Д-да? – недоверчиво уточнила победительница.
Дунстан словно задремал, а дева сидела ни жива ни мертва. Даже не уверена, что до нее доходила ситуация.
– Разумеется! Только вам единорог положил голову на колени. Это значит, что вы чисты не только телом, но и душой.
– Но я сегодня еще не мылась, – наивно проговорила Эрма, явно не веря в свой успех.
Точно, от радости ее переклинило. Жизель даже растерялась. Поморгала длинными ресничками и повторила для тех, кто в танке:
– Что вы, милая! Я имею в виду, что вы девственница.
– Ой, а мама мне не говорила! Я что, особенная?
– Э… – тут даже Жизель подвисла. – В свободное время у девочек поспрашивайте, леди Эрма.
Я закусила губу, чтобы не рассмеяться. Так вот чем она подкупила единорога. Среди девственниц он выделил ту, которая вообще не имела понятия о пестиках и тычинках. У этого единорога явно какие-то особенные «настройки».
– Не могу не отметить деву, занявшую второе место, – пришла в себя ведущая. – Леди Полина совсем чуть-чуть не дотянула до абсолютной победы.
Ого, я все равно почти выиграла! А реакция Эрмы настолько меня ошеломила, что я и расстроиться не успела. Что ж, второе место – это тоже хорошо. Может, сегодня меня не будут убивать?
Не дав мне полностью насладиться «почти триумфом», ведущая тяжко вздохнула, словно готовилась произнести прощальную речь над гробом усопшего.
– К сожалению, правила таковы, что леди Нарелль не сможет дальше участвовать в отборе. Миледи, у меня душа болит, но мы вынуждены с вами расстаться.
Нарелль подскочила как ужаленная. Ее грудь тяжело вздымалась, к шелковому платью прилипли травинки. Сильван погладил Дунстана, как бы говоря: «Приятель, ты ни в чем не виноват».
– Это ошибка! – заявила леди срывающимся голосом. – Как можно доверять тупому животному?
– Как можно довериться дешевому амулету? – передразнила ее Даника.
Нарелль покраснела.
– Это… это ничего не доказывает!
– Тогда зачем тебе амулет?
– Пусть тогда тебя перепроверит местная повитуха, – кинула словесный камень вслед за сестрой Дорита.
По коже пробежал мороз, и я свела коленки вместе. А если всех захотят перепроверить? Да я помру от этого унижения!
– Дамы! Дамы! – Жизель решительно прервала бабскую склоку. – Наличие у леди Нарелль амулета, создающего ауру невинности, ничего не решает. Никому еще не удалось обмануть единорога, тем более такого опытного, как наш Дунстан.
– Но…
– Увы. Лучше достойно принять поражение, чем идти путем обмана. Прощайте, леди Нарелль. В рамках королевского отбора мы видимся с вами в последний раз.
Без дальнейших воплей и проклятий обманщица встала и, гордо задрав подбородок, пошла по направлению к дворцу.
– Всего второй день, а уже такое потрясение! – Жизель промокнула глаза платочком. – Не переживайте, крошки, к счастью, у меня есть для вас замечательная новость. Нынче вечером состоится бал в вашу честь! Приятный сюрприз, не правда ли?
Очень, очень «приятный» сюрприз! У меня даже платья подходящего нет!
В отличие от меня многие не смогли сдержать радости, и полянка наполнилась визгом, писком и атмосферой искусственно демонстрируемой дружбы. Удаление леди Нарелль было мгновенно забыто, Сильван пришел увести отработавшего свое Дунстана, и я решила, что общество лесничего мне милее.
– Простите, – вежливо окликнула я его. – Можно у вас кое-что спросить?
Сильван склонил голову.
– Как миледи будет угодно.
Я была настроена серьезно, но от одного взгляда на торчащие из золотистой шевелюры кончики острых ушей настрой мгновенно сбивался. Благо эльф, кажется, прекрасно понимал мое состояние.
– К нам не так часто заглядывают представители иных миров, – с улыбкой сказал он. – Вы чувствуете себя некомфортно?
– Не сказать чтобы совсем… Но немного – да.
– Возьмите. – Он протянул мне поводья. – Дунстан больше любит девушек. Проводите его вместе со мной к стойлу.
Я, немного робея, приняла поводья. Белоснежный единорог фыркнул и доверчиво ткнулся мягкими губами мне в плечо.
– Вы ему нравитесь.
Длинный витой рог опасно пронесся перед глазами, но я постаралась не выдать испуга ни животному, ни Сильвану.
– Он по этому принципу сегодня выбрал Эрму и исключил Нарелль?
– Это не совсем так. Понимаете ли, миледи, единороги имеют волшебную природу. Приручить их может лишь невинная девушка с чистейшими помыслами и светлой душой. Люди так редко встречаются с подобным, что удивляются. Разве вам не показалось, что леди Эрма немного… странная?
Я вынужденно согласилась.
– Есть такое, – призналась честно. – Я подумала, что она дурочка.
– Ее душа пока не замутнена, но к концу отбора и она может покрыться пятнами. Пока Дунстан выбрал именно Эрму, потому что среди тех, кто просто чист телом, она чиста и душой – не таит обид, гнева или разочарования.
– А леди Нарелль?
– А что леди Нарелль? Боюсь, тут все было предопределено заранее, и испытание с Дунстаном лишь подвело черту.
У меня сложилось довольно неприятное впечатление, что каждый наш шаг снимается, как в реалити-шоу. Нарелль знала, что обязательное условие для невесты принца – целомудрие, и пыталась его обойти. После случайно подсмотренной сцены на конюшне казалось, что испытание с единорогом специально устроили для нее.
Это угнетало.

Однако в тот же день мне пришлось заниматься более глобальными вещами, нежели размышления о судьбе леди Нарелль. Узнав о бале, Гвендолин взялась за меня всерьез.
Просто невероятно. Совсем недавно я собиралась вероломно обворовать эту милую стеснительную девушку, а теперь она сама предложила поделиться нарядами. И даже не поморщилась при этом. Разумеется, Гвен заинтересована в том, чтобы мы с ней захомутали принца, но нельзя не согласиться – для того, чтобы одеть странную незнакомку в свое любимое платье, нужно обладать настоящим мужеством.
Множество шедевров местного портновского искусства не без помощи взявшейся опекать меня Клодии было перенесено из гардеробной в спальню и даже разложено в гостиной герцогини. С блестящими глазами я бегала от одного платья к другому, как ребенок, попавший в бесплатный магазин игрушек. Атлас, шелк, тафта, бархат… А от разнообразия цветовой палитры вообще голова шла кругом! Но мало того, что мне как конкурсантке требовалось придумать одеяние, еще и Гвен должна была принарядиться – она же почетный гость бала!
Я примеряла наряды один за другим. От слишком частого переодевания мои волосы наэлектризовались, трещали и били всех вокруг искрами. В конце концов, Клодия причесала меня и заколола волосы шпильками, дабы мы прекратили дергаться.
– Вот это мне подойдет? – Я расправила на весу украшенное ажурными кружевами платье.
– Слишком скромное для бала. Оно для менее торжественных приемов, – сказала Гвендолин, раскладывая по специальному столику на одной ножке коробочки с украшениями.
– Ох. А это?
– В нем будет жарко. Не забывай, еще танцевать надо.
– Не сыпь соль на рану. Я же говорила, что не умею танцевать, а ваши танцы – так вообще в глаза не видела. Просто постою у стеночки или красиво посижу на диванчике.
Гвен посмотрела на меня, как на дикарку. Не в первый раз, к слову.
– Неужели ты совсем не умеешь танцевать? Ну хотя бы несколько движений каких-нибудь знаешь?
– Нет, – категорически ответила я.
Пляски на студенческих вечеринках совершенно не имели ничего общего с благородными танцами. Прыжки каннибалов у булькающего костра – и те смотрелись бы более цивилизованно, чем то, что обычно выделывала я.
– Досадное упущение. Я уверена, на балу много мужчин захотели бы пригласить вас на танец, – отметила Клодия.
Уперев руки в затянутые корсетом бока, я бесцельно ходила по комнате.
– Да что за невезуха такая! Времени впритык, а я даже не знаю, чего от меня хотят. Раз у вас такое волшебное королевство, нельзя ли воспользоваться магией? Чтобы вжух – и я научилась танцевать. – Я широко взмахнула рукой. – Вжух – и наряд с прической готовы. Вжух – и я дома.
– Это очень высокий уровень магии, – спустила меня с небес на землю Гвен.
– А, ну правильно. Превращать человека в кровожадное земноводное – это в пределах нормы, а бальное платье наколдовать – целая проблема. Слушай, а Дарнелл, получается, владеет крутой магией? Он же как-то меня расколдовал!
Гвен немного помедлила с ответом, будто резкий скачок с одной темы на другую стал для нее чем-то вроде стресса.
– Он это сделал с помощью Ирвина.
– Признаюсь, я была тогда слегка не в адеквате, но не припомню Ирвина. Наш принц был один, почти без одежды, зато с мечом.
Клодия то ли кашлянула, то ли хмыкнула.
Словно растерявшись, Гвен чуть не села на одно из платьев. Что? Ее так выбивают из колеи рассказы о голом принце? Вот же стесняша, а еще замуж за него собралась!
– Полина, наверное, тебе действительно трудно это представить, но Ирвин и был тем мечом. По велению хозяина оруженосцы превращаются в оружие – в оружие, с которым можно не только сражаться, но и творить магию.
От этой новости я сама чуть не села. Как так? Я обязана жизнью этому заносчивому фрику?! Оборотень железный!!!
– Это почетная должность, – позволила себе вмешаться горничная. – Оруженосец – это помощник в бою и символ преданности. Почти у каждого влиятельного дворянина есть свой оруженосец, готовый на все ради господина.
Интересно, из каких побуждений принц взял на службу такого нахала? Навязывался сильнее всех? Или никто больше не захотел превращаться в железяку? Я бы точно отказалась от подобной карьеры. Что за радость – быть вещью?
Вслух же ничего не сказала. Ссор с местными, особенно с теми, кто так добр ко мне, лучше избегать.
– Прежде Ирвин служил пажом, как сейчас Марко, а потом ему выпала честь быть представленным принцу, – объяснила Гвен. – Понимаешь, для того, чтобы стать живым клинком своего господина, нужно особое родство душ. Ирвину очень повезло, что они с принцем подошли друг другу.
Это все, конечно, серьезные вещи, но я не удержалась и хихикнула. Если они так друг другу подходят, зачем вообще принцу невеста?
О чем я, не в таких, разумеется, выражениях, спросила у подруги.
– Устраивать отборы стали много лет назад. Ландория тогда пыталась заключить как можно больше союзов с другими государствами, а узы брака обеспечивали мир наилучшим образом. Из отборов невест устраивали настоящие празднества, приглашали гостей изо всех уголков мира, чтобы придать событию больший размах и значимость. А сейчас это, скорее, дань моде. – Гвен внезапно нахмурилась. – Не знаю, почему этот отбор так нужен королю, ведь Дарнеллу всего двадцать четыре…
– Гвендолин, – в комнату без предупреждения вошел принц, – прости за задержку. Я принес тебе…
Он замер как вкопанный.
– …ту книгу, – еле выдавил из себя наследник престола.
Ворваться в комнату к двум неодетым девушкам – тут есть от чего смутиться.
– Здравствуйте, ваше высочество, – я вполне сносно сделала книксен.
Ситуация откровенно веселила, и мне стоило огромных усилий сдерживать хитрую улыбку. В корсете и длинных панталонах голой я себя не ощущала и не чувствовала неловкости, потому что полностью не осознавала, что это нижнее белье.
На Гвен же было жалко смотреть. От страха она оцепенела, губы поджались, как у готового заплакать малыша.
Да они с принцем идеальная пара!
– Извините, я зайду позже.
– Подождите, а книга?
Я подошла к его высочеству и взяла том в кожаном переплете. Принц Дарнелл не сразу разжал пальцы.
– Книга? Ах да. Конечно. Берите.
Ирвин не заставил себя долго ждать. Увидев его, я чуть не прыснула со смеху. Оруженосец, несокрушимый меч и магический помощник принца, нес в руках горшочек с моим душецветом.
– И сюда пробралась, – проворчал он вместо приветствия.
– Я тоже рада тебя видеть.
– Не извольте беспокоиться, ваша светлость, я сейчас уберу отсюда этот мусор, – церемонно произнес Ирвин, надвигаясь на меня.
Я дурашливо пискнула и спряталась за Гвен.
– Ирвин, перестань. Леди Полина моя подруга. – К герцогине вернулся дар речи.
– Продуманная у вас подруга.
Принц Дарнелл тоже начал потихоньку проявлять инициативу.
– Хватит. Устроил сцену!
– Я давно говорю, не слишком ли много чести – возиться с иномирянкой? Она грубая, наглая и не соблюдает субординацию. А еще я из-за нее, как кретин, весь день ношусь с этим глупым цветком.
– Цветок не глупый, я сама его вырастила, – обиделась я. – И зачем же ты с ним нянькаешься?
Явно опасаясь за судьбу растения, принц забрал у красноволосого горшочек.
– Проявим уважение. Дамы не совсем… кхм… одеты.
Он вытолкал оруженосца за дверь и вышел сам. Я готова была хохотать в голос над курьезностью ситуации, но вовремя вспомнила, что бедняжке Гвен совсем не весело. Она торопливо закуталась в длиннополый парчовый халат насыщенного чернильного цвета и вроде бы успокоилась.
– Я сделала что-то не то? – на всякий случай спросила ее.
– Нельзя, чтобы мужчина видел незамужнюю девушку в… в таком виде. – Гвен даже заикаться начала. – Это позор для леди.
– Хорошо, что я не леди, – решила я. – Не переживай так. Твой принц кажется приличным парнем и никому не расскажет, что видел тебя в корсете. А Ирвин вообще, считай, не человек.
– Это не так! – возразила Гвендолин. – Он был человеком и станет им опять, если принц разорвет магическую связь.
Я покивала, хотя задумалась вдруг над тем, насколько тяжело быть невестой настоящего принца? Наверняка куча условностей, правил и запретов. Я бы точно не смогла.
В дверь деликатно постучали. Мы с Гвен переглянулись, и она разрешила парням войти.
– Так что там с моим цветочком? – спросила я, тоже уже немного приодевшись, чтобы не смущать всех подряд.
Принц быстро окинул нас взглядом, убедился, что на этот раз все приличия соблюдены, и ответил:
– Видите ли, миледи, – по состоянию душецвета можно определить, что происходит с тем, кто его вырастил. Если он вянет, гнется к земле или сохнет, значит, человек заколдован, болен или получил травму.
Ничего себе. Приятно, что обо мне так заботятся. Только вот напрягает кое-что…
– Ой, а если его не будут поливать и он зачахнет, то и я тоже?.. – Я выразительно провела пальцем по горлу.
– Обязательно, – «обнадежил» меня Ирвин.
Его красные глаза вдруг резко пожелтели. Это, наверное, должно что-то значить. Спрошу потом у Гвен.
Принц Дарнелл одарил слугу укоризненным взглядом.
– Не выдумывай. Это работает только в одном направлении. Если с цветком что-то случится, тому, кто его сотворил, ничего не будет.
Лекцию об особенностях душецвета прервала появившаяся Клодия:
– Ваше высочество, по-моему, самое время проявить тактичность и позволить леди продолжить заниматься своим делом.
Мне бы такое спокойствие, как у этой женщины!
– Прошу прощения, мы уходим, – по-настоящему устыдился принц и реально направился к выходу, схватив за рукав своего несносного оруженосца.
Я рассчитывала услышать за спиной звук падающего тела, но никак не звонкий голосок герцогини:
– Подождите. Ирвин, могу ли я тебя кое о чем попросить?
Красноволосый остановился. Глаза еще ярче засияли желтым.
– Для вас – что угодно.

Не представляю, сколько раз он пожалел о необдуманно сказанных словах. Просьба Гвендолин заключалась в том, что меня, неопытную иномирянку, надо обучить хоть одному танцу, чтобы на балу не ударить в грязь лицом. Принц загодя сбежал, так что у Ирвина не осталось выбора.
Удружила она обоим!
– Легче жареную утку научить прыгать через обруч, чем ее танцевать, – заявил Ирвин, стоило нам троим зайти в небольшой зеркальный зал.
– Не говори так, – тут же вспыхнула Гвен.
– Не парься, мне все равно. Пусть говорит, что хочет, – нарочито весело откликнулась я.
Мой первый танец, да еще с этим выскочкой… Р-р-р… Мне точно нужно поучиться спокойствию у Клодии.
– Для начала мы тебе… то есть… вам… покажем, как танцуют «Задор». Это самый популярный танец на больших балах. Символизирует целомудренный флирт, – снисходительно объявил Ирвин, встав напротив Гвен.
Он поклонился первым. Она присела в реверансе.
Дальше началось настоящее театральное действие. Даже без музыки оно меня заворожило, настолько грациозно и слаженно взаимодействовали танцоры. То они кружили, то как будто игриво пытались друг друга коснуться, то подпрыгивали, стуча каблуками об пол… Круто, только я это все не запомню и уж точно не повторю!
Несмотря на отсутствие музыкального сопровождения, оба одновременно поняли, когда нужно заканчивать. Гвен машинально протянула оруженосцу руку, и он галантно поцеловал воздух над ней. А славная пара! У Ирвина даже лицо не было таким противным, как обычно. Такой весь из себя одухотворенный и нежный.
Ничего подобного мне не перепало. Как только я встала напротив Ирвина, он вновь скорчил презрительную мину.
– Спину держать ровно.
– Я и так не горбун.
– Ноги косолапо не ставить.
– А еще я не медведь!
– Реверанс. Он должен делаться с улыбкой, а не с безмолвным пожеланием смерти партнеру.
– Ах, хватит. – Гвен буквально схватилась за голову. – Ирвин, я тебя очень прошу, будь добрее к леди Полине. Она же не виновата, что ее заставляют участвовать в королевском отборе и посещать балы. Я знаю, тебе не чуждо милосердие, почему же ты так себя ведешь?
Красноволосый перевел на герцогиню непрошибаемый взгляд, затем вновь обратил его на меня.
– Ну, держись, интеллигенция.
Ага. «Ну, заяц, погоди!»
Некоторое время Ирвин не шпынял меня и не ругался, хотя мои движения были тормознутыми, деревянными и вообще карикатурными, а уж сколько раз я отдавила ему ногу, кстати, одну и ту же, вообще не счесть. Что еще хуже, я не попадала в такт. Мало того что, как упоминала раньше, меня не поцеловал заведующий музыкальным слухом ангел, так еще я абсолютно не имела понятия, как должна звучать музыка для этого танца.
– Слушай, может, ты хотя бы напоешь? Или такт будешь отбивать? Тыц-тыц-тыц.
– Я не знаю ни одной колыбельной.
Ух, подколол так подколол! Какой ужас, неужели они с принцем все-таки посмотрели хронику музыкального испытания?
– Бесполезно, – примерно через полчаса возвестил Ирвин. – Она скоро сделает меня хромым и заикающимся.
Ноги у меня гудели как после пятичасового шопинга в крупном молле, а успехов я никаких не достигла.
– Давайте попробуем «Падение листвы», – робко предложила Гвен.
За жутковатым названием скрывался апатичный вальс. Поводив меня по залу, как безвольную куклу, Ирвин вынес вердикт:
– Широкая юбка скроет пьяные движения ногами.
– И на том спасибо, – буркнула я.
– Но принца ты так не очаруешь.
– Это несправедливо. – Гвен была в отчаянии. – Организаторы конкурса поступают скверно. Мало того что выкрали бедную девушку, так еще вынуждают что-то делать, ничего толком не объяснив. Откуда она может иметь знания о нашей культуре, если до недавнего времени даже не догадывалась о существовании иных миров?
– Можно не знать особенности танца, но это не дает ей права двигаться по бальному залу с грацией сонного шмеля.
– Ирвин! А если бы ты был на ее месте?
– Вряд ли. Выйти замуж мне не светит.
– Да мало ли, – хмыкнула я. – В один прекрасный день проснешься в другом мире в женском теле…
– Еще чего! – взвился оруженосец. – Герцогиня, вы бы лучше вместо меня пригласили какого-нибудь высокого пажа, который пришел бы в восторг от ее плоского юмора.
Не глядя на оруженосца, я взяла Гвен под руку.
– Благодарю за урок. Нам пора вернуться к прежним незаконченным делам.
Я послала сладенькую улыбочку и мысленно провернула красноволосого на вертеле над костром. Вредина глазастая, меч тупой! И так с приближением бала настроение катится по наклонной, а он еще всем на нервы действует!
– Счастлив откланяться! – сообщил он мне и так резко поклонился, даже холодно стало. – Герцогиня!
Ирвин пулей вылетел за дверь, но в комнатах еще долго слышалось эхо его тяжелой поступи.
– Прости его, пожалуйста! – взмолилась вдруг Гвен и схватилась за меня, как утопающий за соломинку. – Он не плохой, просто вспыльчивый. Немного… Очень вспыльчивый. Но это еще и от постоянного воздействия преобразующих чар.
Значит, от того, что Ирвин время от времени превращается в кусок стали, я должна страдать молча и терпеть его ядовитые выпады? Я бы примерно так и ответила, но взглянула на бледную от волнения Гвен и передумала.
– Черт с ним, с этим оруженосцем, – великодушно ответила ей. – Давай-ка лучше посмотри, я правильно поняла, что вот тут надо поворачиваться через левое плечо? Через правое? Подожди, я, кажется, запуталась…

Если бы знать, что однажды попаду на бал в королевском дворце и буду вся такая красивая, в пышном платье, бархатных туфельках и с высоченной прической, в которой бриллиантов больше, чем в ювелирном напротив универа, брала бы уроки танцев. А так пришлось ограничиться парой часов мучений под умелым, но строгим руководством юной герцогини. Они с Ирвином с меня с живой не слезли, пока я не разучила хотя бы основные движения. Если их время от времени вставлять в каскад моих неловких подпрыгиваний, все становится похожим на танец. И все бы хорошо, если бы мой, с позволения сказать, партнер не изгадил мне настроение на неделю вперед. У, заноза рыжая, я тебе еще отомщу! Отольются кошке мышкины слезы…
В итоге я так утомилась сначала выбирать наряд, а потом разучивать сложные па, что к началу бала обмахивалась веером отнюдь не для того, чтобы придать себе томный вид. Мне было ужасно жарко. А еще в последний момент выяснилось, что будет маскарад, и на моем уже изрядно вспотевшем лице красовалась золоченая полумаска с красными перьями.
– Главное, будь элегантной, милой, но немного загадочной, – посоветовала Гвен, выплывая следом за мной в бальный зал. Ко мне слово «выплывала» явно не подходило, поэтому я в зал просто вошла. Хорошо еще не ввалилась, громко топая каблучками. Быть красивой на приеме во дворце оказалось делом нелегким – меня напудрили, потом нарумянили, потом долго мучили калеными щипцами, чтобы моя пушистая шевелюра превратилась-таки в изящные спиральки, из которых Клодия потом в мгновение ока соорудила весьма привлекательное «гнездышко», как я его назвала. Далее в ход пошли украшения, стоимость которых я знать не хотела – во избежание инфаркта. Единственное послабление, которое мне удалось получить, – обручи. Пришлось устроить настоящую истерику и даже позволить сковать себя корсетом, но надевать под несколько слоев юбок еще и металлический каркас из колец я отказалась. Нет уж! Я такого веса просто не подниму!
– Я само совершенство, – ответила подруге по несчастью и заученно присела в реверансе перед поклонившимися нам разодетыми господами. – Правильно?
– Молодец, – похвалила Гвен, а сама на меня даже не глядела, все скользила взглядом по залу, будто выискивала кого-то. Я тоже осмотрелась.
Когда-то мне довелось посетить с экскурсией Екатерининский дворец. Помнится, он привел меня в восторг, так вот – с этим залом он не шел ни в какое сравнение. Огромный, как небольшой аэродром, с блестящим паркетом, в котором отражались многочисленные красавицы и красавцы. Куполообразный потолок украшали яркая роспись и хрустальные люстры, распустившиеся как диковинные цветы, излучающие мягкий приятный свет. Вдоль стен висели зеркала в роскошных золотых рамах, а у дальней стены зала виднелось возвышение, где стояли троны короля, королевы и трех их отпрысков.
– А они, – я кивнула в сторону тронов, – тоже будут в масках?
– Да, конечно.
– А смысл? Если все рассядутся, как обычно, места для интриги точно не останется.
Гвендолин растерянно замолчала, а я вздохнула и с удвоенной силой замахала веером. Кондиционер… Мне нужен кондиционер… Кондиционер…
– Миледи, вам нехорошо?
– Кондиционер, – на автомате выпалила я, и молодой человек в голубом длинном камзоле и белых узких штанах с белыми же гольфами посмотрел на меня с явным недоумением. Впрочем, о выражении его лица мне оставалось только догадываться – оно, как и положено, было скрыто маской, да не простой, а от лба до подбородка. Серебро прекрасно дополняло светлый наряд, а треуголка с пышным белым пером сидела на гладко зачесанных назад напудренных волосах. Даже цвет толком не определишь, ясно только, что не черные.
– Простите, – поспешно извинилась, прервав неделикатный «досмотр». – Жарковато немного, не находите?
Так, я трижды перечитывала «Войну и мир», если напрячься, можно изобразить подобие светского разговора. Гвендолин, наверное, думает – я совсем тяжелый случай, но мама меня хорошо воспитывала. В грязь лицом не ударю.
– Позвольте принести вам холодной воды? – предложил парень, но почти сразу его позвали, и он, как мне показалось, нехотя ушел.
Я самостоятельно пробралась к столам и нашла графин и чистый стакан.
– …так бы космы ей и повыдирала, – услышала негромкий разговор. – Выскочка. Да кто она такая вообще?
Я безошибочно определила противный тонкий голосок выступающей девицы и встала боком, чтобы ненавязчиво послушать, что будет дальше.
Лувения. У нее вечно надутые щеки и прическа а-ля пудель. А кто у нас тут еще?
– На твоем месте я бы вела себя потише, – осадила ее Виветта. Маска райской птицы подходила ей как корове седло и совершенно не скрывала острого подбородка и тонких губ.
– Ага, ага, – покивала дамочка в полумаске, так густо усыпанной драгоценными камнями, что ярче сверкали только ее лошадиные зубы. Малинда, значит.
– Да что она нам сделает? Она даже колдовать не умеет, – хихикнула какая-то из сестричек, Даника или Дорита.
– И ведет себя как деревенщина, – поддакнула вторая. – Даже хуже чем рыжая замарашка.
Они обе сдавленно засмеялись, и я уже готова была вылить им весь графин в декольте. Знать бы только, о ком они так злобно шепчутся. Заговор же намечается.
Вообще, кандидатур достаточно: Йолонда, Виржиния, Эрма, Бетни. Наезжать на Фейлу и примкнувшую к ней принцессу фей Эстель у них кишка тонка. А еще оставалась… я.
Кстати, одна из девушек оказалась легка на помине.
– Сплетничаете? – спросила Виржиния и, как назло, встала совсем рядом со мной. Очень кстати пришелся веер, которым я ненавязчиво прикрыла нижнюю часть лица, а на маску пусть хоть обсмотрятся.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elag64 о книге: Ана Велий - Дар колдовства [СИ]
    Нда.. Поле прочтения аннотации книжку даже начинать читать не буду. Русский язык аффторша в школе явно не учила, поэтому решила, что чем больше запятых наставит, тем вероятность, что они будут там, где должны, больше.. Как же достали эти безграмотные горе-графоманки((

  • RinaV о книге: Ашира Хаан - Любовница своего бывшего мужа
    половину книги хотелось плакать...бедные бабы....автору спасибо!

  • gbyrb о книге: Регина Юрьевна Мартюшова - Каникулы вампира, демона и темного эльфа
    Впечатление неоднозначное. Скомкано, некоторые ситуации просто не раскрыты (как Лира узнала, что она богиня) и многое другое. НО!!! Самое главное - это ВОПИЮЩАЯ безграмотность!Читать невозможно, падежные окончания, е/и ,ее/ею/юю - да чтобы указать на ВСЕ ошибки, нужно практически все произведение сюда переписать!
    Это ужас какой-то! Как можно, имея неплохую фантазию, чтобы придумать занимательный сюжет, при этом быть настолько безграмотным? В школу-то, вроде, все ходили? Или это было так, мимоходом? Запятые - это вообще отдельный вопрос. И как вишенка: "Вампиры, здесь тихие". Ну с какого перепугу тут нужна запятая?
    Задумка и неплохая, вроде бы, но то, что спотыкаешься на каждом втором слове из-за грубейших ошибок (а это так режет глаз!) убивает все хорошее впечатление.
    Авторы-ы-ы-ы! Ну, найдите себе уже хоть какого-то корректора для вычитки или бросайте писать, пока не научитесь грамотности.
    Читать продолжение точно не буду, хоть и хотелось бы, потому что от этой безграмотности уже глаз дергается.

  • Nanni о книге: Елена Помазуева - Обратная сторона заклинания
    Так себе... на троечку.

  • iwanow321 о книге: Алика Мур - Девственница для альфы
    афторша 1984 г.р., на сегодня ей 35.
    в 35 лет не знать такой простой вещи, что если в элитном клубе регулярно утраиваются драки и махаловки,изнасилование клиентов/клиенток, это - не элитный клуб, тупизм пишущий.
    даже не в элитном клубе, ресторане и пр. никто и никогда не станет насиловать. во-первых, там есть охрана, во-вторых, сдадут сразу, изнасилование не скроешь, по одному дуры-дефки в клубы не ходят. в третьих, просто ни одной забегаловке, элитная они или нет, скандалы с изнасилованиями абсолютно не нужны.

    знаете почему, пишущие о бохатых, нищебродные тупизмы, ни разу в жизни ничем не поинтересовавшиеся?
    потому что, если в твоем клубе кого-то изнасиловали, то даже если не пожаловались, то известно это станет уже назавтра, после того как клуб закроется.
    клиенток не будет. не будет денег.
    не будет клиенток - не будет клиентов. и ещё больше не будет денег!

    владельцы клубов, пишущие тупизмы, открывают эти клубы не для благотворительных знакомств или встреч, а чтоб БАБЛО ЗАРАБАТЫВАТЬ!

    охрана, уборщицы, официанты, официантки, администраторы, бармены! ВСЕ бдят!работу ведь потерять могут запросто, когда клуб закроют. изнасилование - уголовное преступление, клуб могут закрыть на время, а вышибут тебя, дурака-обслугу за недосмотр навсегда. и наберут всех и новых.

    в 35 лет если ума нет надо хотя бы хоть каким-то жизненным опытом обзавестись. не умеешь пользоваться поисковиком интернета? в БИБЛИОТЕКУ ЗАПИШИСЬ!!, мля.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.