Библиотека java книг - на главную
Авторов: 43734
Книг: 109122
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Сердце Света»

    
размер шрифта:AAA

Пирс Кэмерон
Сердце Света

Пролог

С того момента, как за ним захлопнулась дверь камеры, прошло не меньше двух часов. За это время Джон Доу мысленно назвал себя легкомысленным идиотом, по меньшей мере, раз двадцать. Талантливый вор, а по совместительству любовник могущественной тёмной ведьмы Дженайи, потерял бдительность, за что и поплатился.
В своё время Джон спас свою возлюбленную от костра, чем нажил себе врагов в лице организации светлых магов, именующей себя орденом “Дневного Света”. Один раз воинствующие храмовники едва не захватили Джона, однако ловкому вору удалось от них уйти. Доу сделал правильные выводы, и старался не покидать владения своей возлюбленной без особой надобности. К несчастью, урок усвоил не только Джон, но и храмовники. Капкан захлопнулся в тот самый момент, когда Доу совершил незапланированную вылазку. Узнав о том, что у его возлюбленной скоро день рождения, Джон решил приобрести для неё какой-нибудь подарок, и отправился в ближайший город.
Прибыв в Виррен, парень вскоре попал в поле зрения небольшого отряда наёмников. Джон сразу же заметил за собой слежку, но спешно покидать город не стал, ошибочно решив, что на хвост ему села шайка грабителей. Всю серьёзность ситуации Доу осознал после того, как наткнулся на листовку со своим портретом на стене одного из трактиров Виррена. Нехотя признав, что неизвестный художник постарался на славу, Джон быстро пробежался глазами по тексту листовки, и узнал, что за его поимку королевство Виндхейм обещает весьма немалую сумму. Недолго думая, Доу сорвал листовку, воровато огляделся, и заметил трёх крепких парней в кожаных доспехах, уверенным шагом идущих ему навстречу. Джон было бросился бежать, как вдруг на его пути встало ещё двое вооружённых наёмников.
Окружённый с двух сторон парень не растерялся, и заскочил в трактир. Двое наёмников последовали за ним, а остальные побежали к запасному выходу. Предвидевший это Джон схватил с первого попавшегося на его пути стола пару глиняных кружек с недопитой брагой, и ускорил шаг. Добравшись до ведущей на второй этаж лестницы, Доу резко обернулся, и швырнул кружки в своих преследователей. Первый наёмник успел пригнуться, а второй оказался не таким прытким. Прилетевшая ему прямо в физиономию кружка разбилась, и наёмник тут же схватился за лицо. Его приятель сразу же бросился бежать за Джоном, и практически настиг парня, но при попытке схватить его, получил ногой в живот, потерял равновесие, и скатился вниз, посчитав своей физиономией каждую ступеньку на лестнице.
Ненадолго оторвавшийся от преследователей Джон попытался уйти от наёмников через крышу, но та оказалась слишком скользкой. При попытке перебраться на крышу соседнего здания, Доу набрал разбег, и хотел сделать прыжок, но поскользнулся, и упал с трактира, при падении подвернув ногу. Сторожащим запасной выход наёмникам не составило особого труда скрутить беглеца. В отместку за спуск с лестницы и брошенную кружку Джону сначала как следует намяли бока, и только потом вырубили. Связав потерявшего сознание парня по рукам и ногам, наёмники оседлали своих коней, и поскакали за наградой. Переход границы с Виндхеймом Джон благополучно пропустил, и пришёл в себя уже в темнице города Брайдела.
За прошедшие с момента заключения под стражу часы никто так и не навестил пленника. Будучи не только опытным вором, но и хорошим взломщиком, Доу не сидел на месте без дела, и попытался было выбраться из камеры, но увы, вскрыть далеко не самый простой замок, не имея под рукой даже примитивной отмычки, оказалось узнику не по силам. Бросив понапрасну сотрясать воздух, Доу просто уселся в дальнем углу, и стал ждать, когда кто-нибудь нанесёт ему визит. Ждать пришлось не слишком долго. Явившиеся навестить пленника визитёры не стали входить в камеру, а лишь приоткрыли небольшое окошечко в двери.
— Эй, ты! Подойди ко мне! — проворчал засунувший голову в окошко надзиратель.
— Да пошёл ты! Тебе надо — ты и иди! — огрызнулся Джон.
— Что? Живо поднялся свою задницу, и поднёс её к двери! — повысил голос надзиратель, не ожидавший что пленник окажется таким наглым.
— Ты забыл сказать пожалуйста.
Разгневанный надзиратель хотел было отпереть дверь, и научить наглеца хорошим манерам, но стоявшая рядом с ним темноволосая девушка в белом плаще покачала головой. Она специально прибыла в Брайдел из Данмура — столицы королевства Виндхейма, чтобы опознать пойманного наёмниками парня, и опознание прошло удачно, несмотря на то, что храмовница даже не увидела лица узника.
— Это он, — уверенно заявила Эллара.
— Вы уверены? Может хотя-бы взгляните на его физиономию? — предложил надзиратель, закрывая окошко.
— Этот голос я узнаю из тысячи. Если вы не против, я заберу его в столицу.
Надзиратель замялся.
— Я-то не против, но если хотите забрать этого грубияна, то сначала договоритесь с лордом Хагаром.
Эллара нахмурилась. Насколько ей было известно, Хагаром звали главу местного храма. Именно он расплатился с наёмниками, и именно по его приказу Джона перевели из храма в местную тюрьму. По мнению самой Эллары, это было чересчур опрометчиво, так как столь проблемный пленник требовал к себе пристального внимания, и следить за ним должны были проверенные маги света, а не какие-то малообразованные увальни с парой извилин.
— Ни с кем я договариваться не собираюсь. Если ты ещё не понял, поясню: я прибыла из столицы по личному приказу магистра Ариуса. Он приказал мне доставить в Данмур…
— Ничего не знаю. Столица далеко, а лорд Хагар — близко. Пока он не даст вам разрешение забрать пленника, я эту дверь не открою. Даже не просите.
Эллара ни о чём не собиралась просить туповатого, но чересчур исполнительного надзирателя. Она могла пригрозить увальню оружием, но не желая ссориться с местными храмовниками, решила потратить время на разговор с Хагаром. Спешно покинув тюрьму, девушка отправилась прямиком в храм Брайдела. Поиски Хагара заняли у неё всего несколько минут.
Увидев красивую девушку, низкорослый полноватый мужчина средних лет встретил гостью дружелюбной улыбкой. Но стоило Элларе представиться, и назвать цель своего визита, как улыбка тут же сползла с физиономии толстяка. Хагар не знал всех подробностей касательно Джона, но планировал провести над парнем показательный судебный процесс, исход которого был заранее предрешён. После вынесения обвинительного приговора, парня должны были сжечь на костре.
По мнению не слишком дальновидного толстяка, показательная казнь пособника тёмных колдунов должна была произвести на горожан положительное впечатление, и лишний раз продемонстрировать, что члены ордена “Дневного Света” не дремлют. Эллара же считала, что наблюдать за тем, как связанного человека заживо сжигают, не слишком приятно, даже если приговорённый к сожжению целиком и полностью это заслужил.
После того как Хагар довольно деликатно отказался отдавать пленника, девушка вручила ему свиток, подписанный лично главой ордена “Дневного света”. Из-за сильной занятости магистр Ариус не смог сам прибыть в Брайдел, а потому предоставил своей посланнице широкие полномочия. Будучи исполнительницей воли главы ордена, Эллара могла не только оспаривать решения Хагара, но и сместить его с должности, если он откажется выполнять её приказы. Однако полностью ознакомиться с содержимым свитка толстяк не успел. Узнав о том, что случилось с её любовником, и выяснив его местонахождение, Дженайя воспользовалась астральной проекцией, и материализовалась перед Элларой и Хагаром.
Увидев облачённую в тёмную мантию седовласую девушку с не самым добрым взглядом, испуганный толстяк вздрогнул, и выронил свиток. Выражение лица Эллары ничуть не изменилось. Храмовница точно знала, что тёмная ведьма обязательно заявит о себе, но надеялась, что это произойдёт после того, как она заберёт пленника, и вернётся в Данмур. Так бы и случилось, не встань у неё на пути упрямый надзиратель.
— Я знаю, что Джон у вас. Немедленно освободите его! — потребовала Дженайя без лишних предисловий.
— Забудь об этом! Твой любовник останется под стражей и понесет заслуженное наказание за все свои преступления! — решительно заявила Эллара.
Дженайя, ранее смотревшая на трясущего как лист на ветру толстяка, перевела взгляд на храмовницу.
— Похоже ты неправильно меня поняла. Это не предложение, а приказ. Либо вы отпускаете Джона по-хорошему, либо я освобожу его сама, и превращу Брайдел в одно большое зловонное кладбище! — перешла ведьма к угрозам.
Эллара снисходительно усмехнулась, пряча волнение под улыбкой. Храмовница не понаслышке знала насколько сильна и опасна Дженайя. Казалось бы, что может сделать одна единственная тёмная ведьма против нескольких десятков храмовников Брайдела, а также отряда городской стражи? Ответ был пугающе прост — она может стереть всех до единого защитников города в порошок. Более того, после этого у Дженайи останется достаточно сил, чтобы воплотить свою угрозу в жизнь, и расправиться с мирными жителями, не имеющими никакого отношения к пленению её любовника. Другое дело, что сам Джон вряд ли одобрит подобную жестокость, но было заметно, что реакция парня на спасение сейчас не слишком волнует Дженайю.
— Охотно верю, только уничтожив Брайдел, ты ничего не добьёшься, потому что с минуты на минуту я заберу твоего любовника, и вернусь в Данмур, — проговорила Эллара надменным тоном, и перевела взгляд на Хагара: — Вы ведь не против?
Толстяк начал энергично мотать головой, вмиг позабыв о своих планах на судьбу Джона. Напротив, ему хотелось, чтобы столичная девчонка забрала проблемного пленника и как можно скорее покинула Брайдел. Это не укрылось от внимания Дженайи. Видя, что перепуганный толстяк даже не пытается участвовать в обсуждении проблемы, а скорее выполняет функцию мебели, ведьма в категоричной форме потребовала, чтобы Хагар оставил её наедине с Элларой. Толстяк даже не попытался возразить, и был только рад самоустраниться от серьёзного спора.
— У меня есть предложение, которое может тебя заинтересовать, — проговорила Дженайя загадочным тоном, едва за Хагаром закрылась дверь.
— Сомневаюсь. Разве что речь пойдёт о добровольной сдаче в плен, — холодно ответила Эллара.
— Вовсе нет. Речь пойдёт совсем о другом. Если ты освободишь Джона, я назову имя человека, убившего твою семью.
Ожидавшая новую порцию угроз Эллара вздрогнула. Растерянная храмовница лишилась дара речи, не зная как реагировать на подобное предложение. Довольная произведённым эффектом Дженайя холодно улыбнулась.
— У тебя есть один час на раздумье. Ты можешь забрать Джона в Данмур, а можешь вывести его из Брайдела, и встретиться со мной на восточном тракте у Леды, — озвучила ведьма свои условия.
— Откуда мне знать, что ты говоришь правду? — резонно поинтересовалась вышедшая из ступора Эллара.
— Неоткуда. Ты можешь исполнить свой долг, либо рискнуть всем, и довериться мне. Я знаю, что ты потратила несколько лет своей жизни, пытаюсь отыскать убийцу родителей, и что поиски не увенчались успехом. Так что это твой последний шанс узнать правду. Другой возможности у тебя не будет.
Эллара сжала руки в кулаки. Потратив время впустую, девушка смирилась с тем, что её семья останется неотомщённой. Однако стоило Дженайе затронуть эту тему, как Эллара мысленно вернулась в прошлое, в тот самый злополучный день, когда неизвестный колдун расправился с её родными. Праведный гнев, потухший под натиском бессилия, и невозможности добраться до убийцы, разгорелся с новой силой, подобно яркому костру.
— Я не собираюсь предавать орден, — всё же выдавила из себя Эллара, стараясь вложить в свой ответ максимум уверенности.
На самом деле храмовница лишь пыталась выглядеть непреклонной, в то время как на самом деле растерянная девушка испытывала противоречивые эмоции. Какая-то её часть хвалила Эллару за стойкость, а другая называла редкостной дурой, готовой из-за слепой гордыни плюнуть на могилы родных. И обе они в какой-то мере были правы.
— Тебе и не надо никого предавать. Мы обе прекрасно знаем, что Джон не заслуживает того, что ему уготовил Ариус. Отнесись к этому как к спасению невиновного от чудовищной ошибки, — спокойно парировала Дженайя.
“Нет никакой ошибки! Твой любовник виновен в смертях ни в чём не повинных людей точно так же, как и ты!” — в сердцах воскликнула Эллара, но вместо этого сказала:
— Я не могу вернуться к магистру с пустыми руками.
— Ещё как можешь. Просто передай Ариусу, что произошла ошибка, и постарайся, чтобы это прозвучало убедительно.
Оставив последнее слово за собой, Дженайя растворилась в воздухе, оставив Эллару наедине со сложной моральной дилеммой. При этом тёмная ведьма практически не сомневалась в том, что здравомыслие одержит верх в борьбе с преданностью идеалам ордена, и что Эллара отбросит всё сомнения, и обязательно примет её предложение.

* * *

Как и ожидала Дженайя, Эллара пошла на сделку со своей совестью. Но прежде чем выдвинуться к месту встречи с ведьмой, храмовница предприняла кое-какие меры предосторожности. Опасаясь, что непредсказуемый в своих действиях пленник может попытаться сбежать, Эллара надёжно связала его руки за спиной, а ноги заковала в кандалы. Обезопасив себя от некоторых дистанционных атак с помощью особого защитного оберега, храмовница забрала Джона из тюрьмы, и вместе с пленником отправилась к тракту.
По дороге к месту встречи Доу, догадавшийся, что произошло что-то непредвиденное, вынудившее храмовников отказаться от первоначальных планов на его счёт, попытался вызвать Эллару на откровенный разговор, однако хранившая молчание девушка всячески игнорировала болтливого пленника. Лишь когда Джон пожаловался на кандалы, и попросил её ослабить цепи, шедшая впереди храмовница снизошла до ответа.
— Не жди от меня никаких поблажек. Скажи спасибо что я забрала тебя из темницы.
— Спасибо, конечно, но что-то мне подсказывает, что ты это сделала не ради меня. Я думаю, Джен узнала что со мной случилось, и сделала тебе предложение, от которого ты не смогла отказаться. Так ведь? — ехидно осведомился пленник.
Эллара сжала руки в кулаки. Ей захотелось стереть довольную улыбочку с лица Джона, но вместо этого она развернулась, и быстрым шагом пошла дальше, проигнорировав просьбу пленника по поводу цепей.
Встреча произошла на небольшом деревянном мосту через пересыхающую речушку под названием Леда. Увидев Джона, вышедшего вперёд, Дженайя изменилась в лице. Исчезли холодность, надменность и превосходство, присутствовавшие во время переговоров о судьбе Джона. Теперь во взгляде ведьмы Эллара отчётливо видела радость и облегчение.
— С тобой всё в порядке? — как-то робко поинтересовалась Дженайя.
— Почки вроде бы целы, все зубы на месте, так что жить буду, — ответил Джон беззаботным тоном.
В ответ на это Дженайя тепло улыбнулась, однако улыбка исчезла с её лица, стоило стоявшей за спиной Джона Элларе выхватить кинжал, и приставить его к горлу пленника.
— У нас был договор, — напомнила храмовница.
— Я помню. Сначала отпусти…
— Нет! Назови имя! — резко перебила собеседницу Эллара, повысив голос.
Видя, что нахмурившаяся ведьма собирается возразить, храмовница нажала на кинжал, и по шее Джона потекла алая струйка.
— Айзен. Его зовут Айзен, — всё же ответила Дженайя на вопрос Эллары.
— Кто он такой?
— Насколько мне известно, до недавних пор Айзен был советником короля Аларика, и вместе с ним планировал вторжение в Виндхейм. Теперь он действует сам по себе, — последовал незамедлительный ответ.
— Откуда тебе об этом известно? Он сам тебе всё рассказал? — продолжила допытываться Эллара.
— Можно и так сказать, — уклончиво ответила Дженайя.
Тёмная ведьма узнала ответ на мучавший Эллару вопрос совершенно случайно, когда лишила жизни учителя Айзена. Даргон и Дженайя были не друзьями, а скорее вынужденными союзниками, объединившими усилия ради общего дела. Но когда стало очевидно, что вероломный колдун плетёт интриги у неё за спиной, Дженайя не просто лишила предателя жизни, но и забрала его душу. И как только это случилось, все воспоминания убитого предстали перед тёмной ведьмой, словно открытая книга.
Между тем Джону осточертело играть роль послушного барана. Не имея возможности обезоружить храмовницу, он врезал ей головой по лицу, затем резко пригнулся, чтобы случайно не получить кинжалом по горлу, так же резко выпрямился, и ударил дезориентированную Эллару плечом. Пропустившая удар девушка рухнула на землю, а Доу поспешил уйти с линии огня, и отпрыгнул в сторону. В оставшуюся без живого щита девушку полетел смертоносный тёмный луч. Но буквально за полсекунды до того, как луч снёс ей голову, узнавшая всё необходимое Эллара воспользовалась телепортацией, и покинула тракт.

Часть первая

— Не отдыхаем, сонные ослы! Энергичнее! — громко рявкнул Керн на двух отжимающихся парней.
На теле обоих бедолаг не было сухого места. И если Сейдж, несмотря на трясущиеся руки ещё как-то держался, то Гриф был готов в буквальном смысле упасть лицом в грязь. Грозный даже по меркам военной школы инструктор Керн разнял двух шестнадцатилетних парней, когда те с остервенением лупили друг друга под одобрительные возгласы своих товарищей. Разбираться кто именно и из-за чего затеял драку Керн не стал, а предпочёл наказать обоих драчунов. Гриф и Сейдж сначала наматывали круги, затем приседали на время, потом снова бег, а в конце отжимания. За время экзекуции оба парня успели пожалеть о том, что попались на глаза садисту-инструктору, и будь у них возможность всё переиграть, Гриф и Сейдж ей бы воспользовались.
— Всё, хватит! Поднимайтесь! — скомандовал Керн, решив, что с этой парочки пока достаточно.
Парни поднялись.
— Надеюсь, вы усвоили урок? — осведомился инструктор.
— Да, — в один голос ответили Сейдж и Гриф.
— Неужели? И что именно вы усвоили?
— Что от бешеных придурков лучше держаться подальше, — проворчал Сейдж.
— Да сам ты придурок! — огрызнулся Гриф.
У Керна чесались руки отвесить обоим молодым дуракам по подзатыльнику. Удерживала грозного инструктора лишь мысль о том, что после его подзатыльников парней скорее всего придётся тащить к лекарю.
— Ничего вы не поняли, безмозглые сопляки! Я дам вам ещё попытку, но чуть позже. А сейчас ещё два круга! — объявил Керн.
Сейдж мысленно обозвал себя кретином, а Гриф сжал руки в кулаки, после чего оба последовали выполнять приказ Керна. На первый круг у парней ещё как-то хватило сил, но к концу второго они окончательно закончились. Когда до условного финиша оставалось метров 50, Сейдж не выдержал, и рухнул на землю. Заметивший это Гриф остановился. Вытирая пот с лица, парень мысленно взвесил все “за” и “против”, после чего вернулся назад, и помог менее удачному сопернику подняться на ноги. Наблюдавший за этим Керн довольно ухмыльнулся.
“Похоже не такие уж они и безнадёжные!” — мелькнула в его голове оптимистичная мысль.
Когда полностью вымотанные парни всё же добрались до финиша, грозный инструктор сам ответил на свой вопрос.
— Дисциплина и умение себя контролировать отличает настоящего воина от придурка с оружием. Лупить друг друга можно лишь на занятиях по рукопашному бою и только по команде. Вам всём понятно?
— Понятно, — ответил Гриф, тяжело дыша.
Сейдж ограничился утвердительным кивком.
— Вот и славно. А теперь пошли вон, и постарайтесь сегодня больше не попадаться мне на глаза!
Гриф и Сейдж устало побрели прочь.
— И не забудьте привести себя в порядок, а то от вас воняет хуже чем от кучи навоза! — прокричал Керн им вслед.
Кое-как доковыляв до деревянных лоханей с успевшей остыть водой, парни смыли с себя грязь и пот, а затем принялись приводить в порядок одежду. Во время стирки Сейдж поблагодарил Грифа за то, что он помог ему подняться, и извинился за то, что спровоцировал драку. Гриф его извинения принял. Остаток дня парни провели в казарме, благо на сегодня занятия уже закончились, и впереди у них был заслуженный выходной.
Много позже, когда все ужинали, к Грифу подошёл один из бойцов, охраняющих ворота в школу, и незаметно передал ему клочок бумаги. С содержимым записки парень ознакомился уже после того, как вышел из столовой.
“В полночь у ворот,” — таков был её текст.
Испытывая одновременно растерянность и раздражение, Гриф избавился от записки, и быстрым шагом отправился в казарму. Узнав этот кривой почерк, парень мысленно возвратился в прошлое.
Детство Грифа едва ли можно было назвать безоблачным. Оставшись без родителей, и потеряв дом во время сильного пожара, никому не нужный восьмилетний мальчишка остался совершенно один в этом мире. Оказавшись на улице, Гриф первое время занимался воровством и попрошайничеством, пока не прибился к шайке детей-беспризорников. Главарь шайки, одиннадцатилетний парень по имени Сид, невзлюбил новичка с первого взгляда, и на протяжение всех последующих лет всячески его третировал. Потому было и не понятно с чего вдруг Сид вспомнил об упорхнувшем из его гнезда птенце, и почему сделал это именно сейчас. Эти вопросы не давали Грифу покоя весь вечер. Конечно, ничего ему не мешало просто проигнорировать просьбу старого знакомого, с которым он не виделся уже несколько лет, однако любопытство взяло верх. Поэтому когда наступил поздний вечер, и все обитатели казармы погрузилась в сон, парень выбросился из своей постели, быстро оделся, и направился на встречу с Сидом.
Пересекая внешний двор, Гриф чуть не угодил на глаза патрулю. Спрятавшись за каменной статуей, внимательный парень заметил какое-то движение возле решётчатой ограды. Дождавшись, пока патрульный уйдёт, вышедший из-за статуи Гриф направился к ограде. Выбравшийся из кустов Сид пошёл ему навстречу. Придирчиво осмотрев Грифа с головы до ног, он неодобрительного хмыкнул.
— А я смотрю, дворняжка, ты не плохо здесь устроился, — поприветствовал Сид старого знакомого.
— Плохо или нет — не твоё собачье дело. Чего тебе надо? — не слишком учтиво пробормотал Гриф.
— Хотел посмотреть как устроилась грязная дворняжка. Скажи мне, но только честно — ты пришёл сюда для того, чтобы потом было проще устроиться в городскую стражу, и отлавливать таких как я? — полюбопытствовал Сид, глядя на своего бывшего подопечного с неприкрытой неприязнью.
Во время проведения очередного смотра прибывший из столицы Мецерской Империи города Джерайна генерал остался недоволен увиденным. Вглядываясь в хмурые физиономии стражников, и проверив их физическую подготовку, генерал отметил, что таким увальням можно доверить, разве что, вышвыривать тощих пьяниц из кабаков, а не следить за порядком в городе. Разогнав половину бездельников, и доверив градоначальнику собрать новый отряд, генерал с чувством выполненного долга вернулся в столицу. И теперь в ряды стражников набирали лишь бывших имперских солдат или наёмников, выпускников военных школ, а также всех тех, кто был в хорошей физической форме. Сам Гриф не собирался становиться наёмником, ни уж тем более стражником. В военную школу парень поступил исключительно для того, чтобы научиться сражаться и уметь постоять за себя при столкновении с вооружёнными противниками. Вот только рассказывать об этом Сиду Гриф не собирался.
— Даже если и устроюсь, не волнуйся, тебя и остальных не трону, — пояснил он.
— Не охота марать руки об тех, кому повезло меньше, чем тебе? — продолжил подливать масло в огонь Сид.
Гриф сжал руки в кулаки, борясь с желанием заехать провокатору в глаза. Сид разговаривал с ним в таком тоне, будто это он в чём-то виноват. Прав он был только в одном — Грифу действительно несказанно повезло.
После того, как ему исполнилось двенадцать, Гриф угодил в темницу, ранив ножом пьяного стражника, избивавшего занимающуюся попрошайничеством девочку. И ладно бы это была какая-то незнакомая девчонка, но под кулаки дебошира угодила ровесница Грифа, а по совместительству и младшая сестра Сида — Лита. В отличие от брата, прозвавшего Грифа дворняжкой, Лита с самого начала симпатизировала новичку. Между ними завязалась крепкая дружба, которая со временем могла перерасти во что-то большее, не угоди Гриф в темницу. Преступление было серьёзным, но в силу юного возраста, мальчишку не стали приговаривать к смертной казни, а отправили работать на рудник по добыче серебра на пять лет.
На хилого чумазого мальчишку, в последнее время страдающего от кашля и недоедания, обратил внимание новый капитан городской стражи. Оно и немудрено, ведь из тех, кого должны были отправить на рудник, Гриф был самым молодым. Капитан не только смог добиться освобождения малолетнего узника, но и взял его к себе домой. Жене капитане, работавшей преподавателем в магической академии, поступок мужа пришёлся не по душе, однако в ходе жаркой ссоры супруги всё же нашли компромисс. К человеку, фактически ставшему для него отцом, Гриф поначалу относился с большим недоверием и опаской, но со временем искренне к нему привязался.
— Если это всё, что ты собирался сказать мне при встрече, то я, пожалуй, пойду, — равнодушно проговорил Гриф, поворачиваясь спиной к старому другу.
Но не успел он отойти от ограды, как Сид грубо схватил его за запястье.
— Стой, подожди! — воскликнул он.
Рассерженный Гриф тут же сбросил руку Сида со своего запястье, а затем схватил его за шиворот.
— Живо говори что тебе от меня надо, если не хочешь оставить здесь все свои зубы! — раздражённо бросил Гриф, после чего грубо оттолкнул Сида от ограды.
Судя по яростному взгляду Сида, неуклюже рухнувшего на пятую точку, от разбитой в кровь физиономии “дерзкую дворняжку” спасла только решётчатая ограда. Впрочем, это ещё был большой вопрос, кто бы чью физиономию разбил, дойди дело до драки.
— Не мне, а Лите. Ей нужна твоя помощь, — всё-таки процедил Сид сквозь зубы, буравя своего оппонента ненавидящим взглядом.
Взгляд Грифа ничуть не смягчился. Когда Сиду что-то было от него нужно, он всегда прикрывался младшей сестрой, зная об их дружбе. Да и братом он был паршивым.
— Ну да, конечно. Если это действительно нужно ей, а не тебе, то пусть Лита сама мне об этом и скажет! — проговорил Гриф скептическим тоном.
— Обязательно скажет, не сомневайся. Если, конечно, ты успеешь её навестить.
— Что значит если успеешь? — напрягся Гриф, предчувствуя, что ответ ему не понравится.
Сид тяжело вздохнул, и малодушно отвёл взгляд.
— Завтра утром её вздёрнут на виселице, — сообщил он после внушительной паузы.
Глаза Грифа расширились, и парень разжал кулаки. Боевой запал, и желание как следует врезать Сиду, исчезли, а на смену им пришли растерянность и страх.
— Её поймали за руку, когда она работала на рынке в паре с одним новичком, и бросили в темницу, — рассказал Сид.
— Врёшь! За карманную кражу не вешают, а дают не больше десяти плетей! — возразил Гриф.
— Только за одну кражу. Перед тем как Литу поймали, она успела обчистить четверых. Одна из найденных у неё безделушек принадлежала какому-то чванливому лорду. Именно он потребовал, чтобы её наказали максимально жёстко.
Гриф мысленно чертыхнулся, и прикрыл глаза. Он вновь вспомнил окровавленное лицо маленькой девчонки, избиваемой злобным пьяным садистом. Ради неё Гриф сам чуть не угодил на эшафот, о чём ни капельки не жалел. Жалел он о том, что за прошедшие четыре года он ни разу не попытался найти Литу, и поговорить с ней. Настоящие друзья так не поступают.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • nikaws о книге: Ольга Романовская - Брачный контракт на смерть
    Стойкое дежавю вначале, сменилось интересом и погружением, под легким и талантливым пером автора в книгу, но затем увы, ГГГ из адекватной девушки стала превращаться в самовлюбленную гордячку, бескомпромиссность которой переходит границы, автор преподносит ее, как раздраженную постоянно, всем недовольную, лезущую везде, всех строящую...короче надоело читать про ее необоснованное высокомерие, не удалась автору удержать образ самодостаточной, умной девушки девушки, за которой хочется "следить" и сопереживать. Ум, это прежде всего, самоирония и критичность, а она здесь в отсутствие саПсем. Образы демонов получились кошачьими, чуть ли не мурлыкающими и облизывающимися постоянно... Короче легкий слог, прекрасная манера написания, улетучились, книга стала нудной, затянутой и вместо приятного послевкусия, какая-то вяжущая горечь

  • iwanow321 о книге: Светлана Казакова - Позволь мне выбрать
    когда есть нечего и у тебя деньги закончились, ты одинока, а у тебя на руках маленький ребёнок, писать о том, что пыталась научиться шить, но всё, что получилось - исколотые пальцы, стыдно. а особенно об этом должно быть стыдно писать женщине, и возможно - матери.

    у тебя на руках голодный ребёнок, а ты никак не раскорячишься? чтобы на булку хлеба заработать? что за мерзость-то?

    начал читать и отложил. буду думать.

    и да, кстати, "чуть подпорченные яблоки" можно купить, обрезать и спокойно дать своему пятилетнему сыну. а не варить какие-то компоты и джемы, тратя деньги ещё и на сахар. хотя бы потому, что голодающему ребёнку нужны витамины. хотя да, "хозяюшка", видимо, афторша ещё та. как и мать.

  • iwanow321 о книге: Тальяна Орлова - Стать последней
    пичалька, надеюсь со следующей от автора повезёт.

  • Flar82 о книге: Евгений Владимирович Щепетнов - 1970
    М-да, товарищи... Люблю альтернативку с попаданием в СССР, но забыл, что книга книге - рознь. Купился на аннотацию, а ведь жопой чуял, что не нужно это читать. Попал наш герой в 1970 год и сразу же угодил в психушку. Но и там, в психушке, тут же умудрился найти, кого трахнуть. И ладно бы одну... И стреляет он так, что у инструктора в тире челюсть отвисла, и дерется настолько хорошо, что сразу же положил взвод оперов во главе с чемпионом по борьбе. А уж книжки как пишет! Закачаешься! Буквально в каждой главе - дифирамбы себе, любимому. Такой фантаст, ну такой фантаст! М-м-м... братья Стругацкие, Беляев и Снегов просто сосут друг у друга! Мне вот интересно, сколько автор еще будет клепать подобные "нетленки"? Это даже не бульварное чтиво, нет, это полнейший трэшак! Чтобы такое читать, надо быть или мазохистом, или умственно отсталым. А чтобы писать - надо иметь серьезные проблемы с психикой и постоянную неудовлетворенность.

  • Zvolya о книге: Елена Кароль - Аромат страсти
    Скучный и глупый "производственный" роман в космическом антураже, никаких особых страстей нет, как в прочем и никакой интриги, ароматов, правда, с избытком(герои всех и всё время нюхают).
    Откровенно слабая книга, по мне так планка автора отпускается все ниже и ниже, жаль... первые книги были неплохи, а эта- просто отстой.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.