Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44731
Книг: 111390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мятежница»

    
размер шрифта:AAA

Марина Эльденберт
Мятежница

1

– Амелия!
Я так задумалась, рассматривая покрасневшие листья дикого винограда, которым была увита южная стена замка, что не сразу услышала голос Роуз. Облюбованную мною скамью скрывал разросшийся кустарник, позволяя наслаждаться уединением.
– Я здесь. – Приподнялась и помахала подруге рукой.
– Вот ты где! – Роуз запыхалась, поэтому плюхнулась на скамью и приложила ладонь к груди.
– Ты снова опоздала.
– У меня была причина, – рассмеялась подруга.
Ее лицо раскраснелось, светлые глаза сияли, а губы припухли. В том, что причина в гвардейце княгини, сомневаться не приходилось. Он вот уже месяц ухаживал за Роуз и был виновником всех ее опозданий.
– Укромное местечко, – заметила подруга, отдышавшись. – Зачем забралась так далеко?
– Потому что тут красиво.
Дальняя часть парка полюбилась мне с тех пор, как я приехала в замок Норг. Единственное место, где можно хоть немного побыть в одиночестве, подальше от взглядов и разговоров придворных. Сегодня выдался особенно погожий для осени день, поэтому я, чувствуя себя кошкой, нежилась на солнышке. Совсем скоро наступит зима, и скамья станет слишком холодной, чтобы на ней усидеть даже в теплой одежде.
– А я было решила, что у тебя появился поклонник, – подмигнула подруга.
Кто о чем, а Роуз о поклонниках! Еле удержалась от того, чтобы не закатить глаза.
– Ты же знаешь, это не так.
– Это меня и беспокоит.
– Неужели? – Я изогнула бровь.
У Роуз был очень легкий нрав, поэтому и ко всему в жизни она относилась легко. Иногда чересчур. Верилось с трудом, что ее беспокоило нечто большее, чем жавшие туфли или улыбка гвардейца. Можно сказать, это мне в ней и нравилось – легкость. Мне не хватало этой легкости. Я всегда все принимала близко к сердцу и не умела чувствовать наполовину.
Иногда нас считали сестрами: темно-русые волосы, белая кожа, тонкая кость. Разве что Роуз была младше и ниже меня на голову, а еще на ее щеках появлялись ямочки, когда она улыбалась.
– Ни за что не поверю, что за весь год в замке Норг ты не обзавелась хотя бы одним кавалером.
– Дай вспомнить. – Я сделала вид, что задумалась. – Один точно есть. Лорд Бирк.
Роуз скривилась, словно попробовала незрелые ягоды апики.
– Ну нет! Лорд Бирк не считается. Он станет ухлестывать за юбкой, даже если она просто будет лежать в сундуке!
Я от души расхохоталась.
– Но это правда! – поджала губы Роуз.
– Ты лишила меня последней надежды, – сказала, вытирая выступившие от смеха слезы. Поднялась и протянула подруге руку: – Пойдем, ты обещала прогуляться со мной.
Мы направились мимо южной стены, через каменный мост: туда, где парк заканчивался и переходил в густой лес, раскрашенный во все цвета осени. Обычно я гуляла здесь одна, но сегодня Роуз решила составить мне компанию. Воздух был наполнен прохладой, но плотная накидка защищала от ветра, который то и дело норовил забраться под капюшон. Эти места отличались от севера, где я родилась. Из-за близости моря там даже летом ветра пронизывали до костей.
Всматриваясь в яркое безоблачное небо, я почти забыла о нашем разговоре. Точнее, посчитала его законченным, но, видимо, Роуз думала иначе.
– Амелия, неужели ты не хочешь найти себе мужа? – спросила она, стоило перейти мост.
– Ты никогда не страдала занудством, у меня набралась?
На лице подруги расплылась улыбка.
– Мы почти полгода делим одну комнату, рано или поздно это должно было произойти.
– Я приехала в замок Норг для того, чтобы быть фрейлиной ее светлости, – объяснила я. И это было чистой правдой. – К тому же мое приданое вряд ли кого-нибудь заинтересует. Магия на севере ценится в разы выше, и отец согласится отдать ее моему супругу только при условии, что мы будем жить в наших краях.
– Но твой муж вполне может жениться на тебе по любви!
– Любовь? – усмехнулась я. – Наверное, я для нее просто не создана.
– Зря ты так говоришь. – Роуз коснулась моих волос, и прядь обвил вьюнок с раскрытыми светло-розовыми цветами. Простенькое заклинание, а красиво. – Найдется тот, кто сумеет рассмотреть твою красоту и полюбить всем сердцем.
Я не была до конца честна с Роуз: в замке отца на меня заглядывались лорды, но, стоило им узнать, что я с рождения лишена магии, тут же прекращали ухаживания. Никому не хотелось, чтобы их дети переняли дурную наследственность. В нашем мире, где ценились магия и способности к ней, редко женились по любви.
Чтобы наконец-то сменить тему, указала подруге на белые камни, что виднелись на горизонте.
– Смотри, там начинаются Врата Ортоса.
Сработало: Роуз приложила ладонь к глазам, чтобы солнце не слепило.
– Никогда не видела их так близко, – сказала она.
Врата Ортоса были границей между Нифрейей и остальным миром, поэтому нас не касались войны. Сейчас они спали, но стоит врагу приблизиться, камни вырастут в стены, превращаясь в непроходимый лабиринт.
– Мне бы хотелось побывать там, – призналась я.
– В лабиринте?
– Нет, Роуз, за Вратами. Увидеть мир.
– Шутишь? – рассмеялась подруга и тут же посерьезнела. – Неужели не шутишь?
Я покачала головой.
– А мне и здесь хорошо, – заявила Роуз. – Врата защищают Нифрейю от зла, поэтому мы живем в мире. Возвращаемся?
Я кивнула, тем более что погода резко переменилась. Подул сильный ветер, который все-таки сорвал с меня капюшон и растрепал волосы. Цветы рассыпались, оставив о себе лишь воспоминание. Становилось неуютно, я подхватила Роуз под руку, и мы поспешили обратно.
Замок Норг был настолько огромным, что, попав сюда, я путалась в галереях и переходах, блуждая часами. Роуз проще: она всегда могла прочитать простенькое заклинание поиска. Вот и сейчас в воздухе появился лепесток, который привел нас в нужную комнату самым кратчайшим путем.
Княжеская гостиная была моим любимым местом в замке. Ее светлость не терпела темных или ярких кричащих тонов, поэтому на стенах и мебели царствовала пастель. Особенно красивой гостиная становилась на закате, когда последние солнечные лучи наполняли ее светом и теплом. Неудивительно, что все фрейлины часто собирались здесь. Усаживались на диваны или, расправив юбки, прямо на ковер, поближе к камину. Как сейчас.
– Где вы были? – Стройная, с тонкими бровями и проседью в темных волосах старшая фрейлина Лидия бросила на меня холодный взгляд. – Ее светлость ждет.
Княгиня и правда сидела в кресле возле камина, задумчиво рассматривая пламя. Тонкая хрупкая женщина в светлых одеждах, над красотой которой не смог одержать победу даже преклонный возраст.
– Ваша светлость. – Я подошла ближе и поклонилась.
– Амелия, – улыбнулась она. – Как хорошо, что ты здесь. Почитай нам что-нибудь.
– Хорошо, ваша светлость.
Я выбрала из лежавшей на столике стопки книгу – мои любимые нифрейские сказания – и устроилась в кресле напротив княгини.
Погруженная в чтение, иногда все равно замечала неприязненные взгляды других фрейлин. Они никогда не понимали расположения княгини ко мне. Северянка из обнищавшего рода, никаких способностей к магии, всего и достоинств, что симпатичное личико, даже разговор поддержать не может. Так говорили за моей спиной. За год я даже смирилась, привыкла не обращать внимания. Место младшей фрейлины княгини я занимала не случайно, но причину, по которой находилась в замке Норг, поклялась сохранить в тайне до последнего вздоха.
Моя особенность полезна исключительно в силу редчайшего дара ее светлости. Княгиня наделена могущественной магией разума, она слышит мысли других непроизвольно, сама того не желая. Контролируя свою силу, она постоянно находится в напряжении. Это сводит с ума, вызывает головные боли и бессонницу, но мое присутствие смягчает воздействие магии разума и не позволяет ей лишиться рассудка. Об этом известно только нам двоим.
Как и о том, что мои мысли невозможно прочесть.
Едва закончила главу, в двери после короткого стука вошел гвардеец, и княгиня царственно повернулась к нему.
– Ваша светлость, нам доложили о том, что к границе Нифрейи движется вражеское войско, – поклонившись, сообщил он.
– Войско? – Княгиня приподняла брови. – Это кто же настолько смелый?
– Кейн Логхард, артанский князь. – Гвардеец протянул бумагу с донесением. – Говорят, он собирается разрушить Врата Ортоса.

2

Стены замка вновь задрожали, ваза из бледно-голубого фарфора на постаменте пошатнулась, словно под порывом ветра. Роуз, сидевшая рядом, схватила меня за руку. От страха ее глаза стали совсем прозрачными.
– Боги, дайте мне это пережить, – прошептала она.
– Все будет хорошо, – так же тихо, но уверенно ответила я и ободряюще сжала ладонь подруги. – Вот увидишь.
Минуло три дня с тех пор, как артанцы пошли в атаку и преодолели первый рубеж.
Фрейлины по-прежнему собирались в гостиной, но никто не смеялся, не предлагал сыграть на лютне, не обсуждал погоду. Напряжение витало в воздухе, отражаясь бледностью на лицах, в крепко сжатых пальцах и молчании. Когда становилось совсем невыносимо, кто-то начинал говорить, но беседа быстро затухала, стоило почувствовать волну нового магического удара. Ожидание с каждой минутой становилось все более тягостным.
– Артанцы – чудовища, – Роуз сжимала мою руку так сильно, что рисковала оставить на коже синяки, – но главное чудовище – их полководец. Говорят, он сама Тьма, не зря его называют Мраком. Жестокий и беспощадный, смотрит в самую душу взглядом, горящим алым, носит темную одежду и шлем с острыми иглами, а земля дрожит под его шагами.
Меня передернуло. Молва об артанской армии шла впереди нее.
– Это всего лишь слухи, – попыталась я успокоить Роуз. – Артанцы такие же люди, как мы с тобой. И Кейн Логхард тоже.
– Нет, ты не понимаешь, он…
Лидия, поджав губы, посмотрела на нас неодобрительно, и это сработало. Роуз потупилась, только легкая дрожь выдавала охвативший ее ужас.
Я бы сама сейчас многое отдала, лишь бы не чувствовать эхо боевых заклинаний и срабатывавших ловушек, не видеть тусклые, далекие всполохи, что отражались в витражных окнах. После каждой атаки сердце сбивалось, а по спине растекался холод. Каждый взрыв означал падение очередного рубежа. Хотелось мерить шагами гостиную или подняться на смотровую башню, только бы не сидеть на месте. Но женщине на войне делать нечего, а замок Норг под надежной защитой. К тому же я в любой момент могла понадобиться ее светлости.
Ее светлость стояла возле окна. Не проронив ни звука, с широко раскрытыми глазами, в которых плескались серебристые искры. Она использовала свой дар, магию разума, для того чтобы видеть и слышать битву.
Мне бы хоть капельку ее стойкости!
Высвободив руку из цепких пальцев Роуз, я поднялась и подошла к княгине. Остановилась совсем близко, накрыла ее холодную руку своей, стараясь согреть, передать те слова, что недавно шептала подруге:
«Мы с вами, ваша светлость. Все будет хорошо. Мы справимся».
Она не могла их прочитать, но этого и не требовалось: мою ладонь сжали в ответ, лицо княгини просветлело, и в моей груди растеклось тепло. Поддержка ей сейчас гораздо нужнее, чем всем нам, потому что она отвечала за свой народ.
Врата Ортоса – нерушимая твердыня, защищавшая от любого вторжения не только замок Норг, но и всю Нифрейю. Ни один маг не мог пересечь черту без приглашения ее светлости. Пусть даже для Мрака не существует преград.
Нет, лучше о нем не думать.
Разговаривая с Роуз, я успокаивала и себя тоже. Магия Кейна Логхарда становилась сильнее с каждым годом, с каждым завоеванным источником. А если уж он решился напасть на Нифрейю…
Замка коснулся новый взрыв. Мощный и неудержимый. Сердце подпрыгнуло в груди и ухнуло вниз. Стену, словно шрам, вспорола гигантская трещина, ваза, соскользнув, осколками разлетелась по полу. Кто-то вскрикнул, зашелестели платья: фрейлины, образец манер и спокойствия, вскакивали со своих мест.
Звон все еще стоял в ушах, когда распахнулась двустворчатая дверь и вбежал запыхавшийся стражник.
– Врата Ортоса пали, ваша светлость, – прохрипел он. – Мрак идет сюда.
У меня перехватило дыхание. Врата Ортоса питало само Древо, поэтому пройти их невозможно! Было невозможно… Какой же мощью нужно обладать, чтобы это сделать?
Одна из фрейлин рухнула без чувств, Роуз и еще две девушки расплакались, остальные зашептались, прижимая руки к груди.
– Тихо! – приказала княгиня.
На миг все шорохи стихли, в гостиной повисло гнетущее молчание, все взгляды обратились к ее светлости. С надеждой.
Серебристые искры магии в глазах погасли, уступая место решимости. Я не знала, что творится в ее душе, но голос княгини даже не дрогнул.
– Все мы прекрасно знаем, зачем он пришел. Вас он не тронет. – Она отпустила мою руку и кивнула первой фрейлине, которая всегда находилась неподалеку. – Лидия, ты знаешь, что делать.
Княгиня подхватила юбки и направилась к двери.
– Амелия, мне понадобится твоя помощь. Следуй за мной.
Взволнованные, напряженные взгляды присутствующих сошлись на мне. Молчание вибрировало от общих эмоций. Сквозь страх в них просачивались вопросы и непонимание.
– Да, ваша светлость. – Я склонила голову, ободряюще улыбнулась Роуз и поспешила за княгиней.
Взрывы больше не касались замка, теперь он содрогался от лязга оружия и топота стражи, которая стекалась к внутренним воротам. Увы, без магической защиты Древа все это бесполезно: армию артанцев удержит только чудо.
Ее светлость шла так быстро, что мне приходилось почти бежать. Мы остановилась перед изваяниями – каменными девами в боевых доспехах, оберегавшими вход в Священный сад. Только члены княжеской семьи могли входить сюда. И те, кого они пригласят.
Ее светлость приложила ладонь к одной из статуй. Воительницы ожили, загудел камень. Статуи разомкнули щиты, пропуская нас внутрь. Потянуло прохладой и хвоей, морозный пар сорвался с губ. Но стоило сделать шаг, высоченные стены срослись, отрезая обратный путь, защищая дерево со светло-золотистой чешуйчатой корой. Корни вспарывали камни, ветви тянулись к небу, серебристые иголки поблескивали в наступивших сумерках.
Родник нифрейцев – не просто единственный в нашем княжестве. Неиссякаемый и могущественный. Последний источник, мощь которого мог использовать любой маг. В прошлом из-за желания обладать Древом десятки вражеских войск потерпели неудачу в лабиринте Ортоса.
– Оно не должно достаться артанцам. – Княгиня говорила о Древе, но смотрела на меня. – Готова ли ты послужить своему княжеству?
– Да, ваша светлость, – ответила не раздумывая.
Пусть я не маг и даже не воин, всего лишь младшая фрейлина, но если есть хоть малая возможность помочь своей княгине, своей стране и своему народу, я сделаю все, что смогу.
Княгиня облегченно выдохнула и направилась в сторону Древа. Ветер ударил мне в спину, словно подгоняя за ней. Иголки и шишки хрустели под ногами, земля вздыхала и пульсировала. Здесь не нужно было быть магом, чтобы чувствовать мощь родника.
Мы остановились у самого подножия. Древо было таким высоким, что, когда я взглянула наверх, закружилась голова.
– В нем вся мощь рода Фэра́нса. Получив его, артанцы обретут абсолютную власть, но в наших силах не допустить этого.
– Что я должна делать? – откликнулась я и замерла, увидев в руке княгини изящный стилет с древними письменами на рукояти. Не нож, смертоносное жало.
– Родник не просто так называют Древом, его можно пересадить, перенести из одного места в другое, но для этого нужен сосуд. Женщина из магического рода, не наделенная силой.
По спине пробежал холодок, а сердце пропустило удар.
Кажется, моя особенность оказалась куда более полезной, чем я думала.
Княгиня пропела что-то на старонифрейском, изначальном языке магов, провела ножом по ладони, а затем прикоснулась к чешуйчатому стволу. По ветвям заструился золотистый свет, иголки замерцали в темноте.
– Слушай внимательно, – приказала она. – Я спрячу родник в тебе, твоем теле. Никому, слышишь, никому не рассказывай об этом. Никому не доверяй свои мысли. Ты должна найти князя Брока, мой мальчик сейчас в Дибре. Только он сможет вернуть Древу первоначальный вид. Только это поможет освободить и возродить Нифрейю.
Словно в ответ вновь содрогнулась земля. Лицо княгини исказила судорога, ее светлость стянула перстень и вручила мне.
– Это поможет тебе выйти из замка. Покажешь его Лидии, и она соберет тебя в путь. – Она указала на расщелину в стене. – Камни напитаны магией Древа, они укроют тебя. Дождись, когда артанцы уйдут, а затем возвращайся в замок. Веди себя тихо, не привлекай внимания. Если они поймут, что родник иссяк, надолго здесь не задержатся. Разумеется, часть воинов останется, но это не страшно. В моих покоях есть потайной ход, Лидия покажет его тебе, когда Мрак уйдет. Спаси Нифрейю, девочка. Спаси всех нас.
В ее взгляде было столько надежды, что я опустилась на колени, поцеловала морщинистые руки и пообещала:
– Клянусь жизнью, ваша светлость.
Стихийная волна ударила снова, но княгиня уже прикрыла глаза. С ее губ сорвались слова заклинания. Ветер растрепал мои волосы, от магии, напоминавшей старинную песню, глубоко в груди зарождалось тепло. Древо засияло, золотистые искры взлетели в воздух и вихрями потянулись ко мне. Неожиданно мелькнула мысль: что, если я не выдержу могущества нифрейского источника?
Искрящиеся потоки окутали светом – мягко, как материнская ласка. Вокруг разлилась весна, время словно остановилось. И не было ни артанской армии у стен замка, ни страха. Только я и сила, которая потоком хлынула в мое тело: она захлестнула полностью, сомкнулась над головой сгустившимся воздухом. Я тонула в ней, как в водовороте, выныривала на поверхность и вновь шла ко дну, пока все не закончилось так же резко, как и началось. Последний всполох силы погас, едва коснувшись меня.
В этот же миг я осознала, что уверенно стою на ногах. Так, словно вовсе не в меня только что перелили всю мощь Древа.
– Поспеши, – прошептала ее светлость севшим голосом.
Только тут я поняла, что она ничего не говорила о себе.
– А вы?
– Позже. Мне нужно завершить ритуал.
Подхватив юбки, я бросилась к тайнику. Нырнула в расщелину, а после обернулась.
Древо сияло все сильнее и сильнее. Каждая ветвь, каждая иголочка. Я затаила дыхание, не в силах отвести взгляда от хрупкой фигуры княгини, которая запечатала заклинание. Пение оборвалось, и ее светлость занесла стилет.
Боги, нет!
Взмах – и короткий точный удар. Прямо в сердце.
Зажала рот рукой и крепко-крепко зажмурилась. Грудь пронзило болью, словно это я рухнула к корням утратившего силу родника, к горлу подступил комок.
Прогрохотал новый взрыв, заставив меня широко распахнуть глаза.
Вход в Священный сад разлетелся на осколки, из разлома в стене брызнул свет. Древо погасло, ссохлось, будто ссутулившийся от болезни старец. Словно в страшном сне я смотрела на отряд воинов, устремившихся внутрь.
С рук первого мага сорвались языки пламени и огнями взмыли ввысь, освещая сад. Воины растеклись вдоль стен, замыкая круг, а после в разлом шагнул мужчина. Высокий, широкоплечий, с темными спутанными волосами и щетиной. В доспехах, которые таяли у меня на глазах, открывая серую, присыпанную пылью и каменной крошкой, одежду. Бушующее в глазах серебро невиданной силы, казалось, способно без огня испепелить сад.
Иголки Древа жалобно захрустели под ногами, когда Мрак остановился рядом с княгиней и носком сапога перевернул ее на спину.
– Тварь! – словно выплюнул он на нифрейском.
Неслыханное кощунство! Меня захлестнула ярость, и показалось, что в грудь вонзили стилет. Впилась ногтями в одежду и до боли закусила губу, чтобы себя не выдать. Спина взмокла, холод забирался под платье, а языки пламени промелькнули совсем близко. К счастью, надолго не задержались.
Мрак резко вскинул голову и посмотрел в мою сторону, словно почуял меня. Наши глаза встретились, запела вытащенная из ножен сталь, и сердце оборвалось. Нет, этого не может быть… Кровь застучала в ушах, я вжалась в стену, насколько это возможно, но артанец только мазнул взглядом по каменной кладке и отвернулся.
Не почувствовал.
Облегчение затопило душу до краев: даже погибнув, Древо все еще оберегало меня.
Иголки и камень снова зашуршали под ногами воинов.
Уходят!
Огни погасли, теперь опустевший сад освещал только тусклый лунный свет. Выждав время, осторожно придвинулась к самому краю расщелины: никого. Маги, прикрывавшие развороченный вход, тоже ушли.
Глубоко вздохнув, раскрыла ладонь: там, где перстень впивался в кожу, пламенел узор. Слегка подрагивающими пальцами сунула кольцо в туфлю, досчитала до ста и только затем выскользнула из убежища.
Меч взметнулся прямо перед моим лицом, срезая летящую прядь волос.
Я дернулась назад, но поздно. Порыв ветра ударил в спину, швырнул меня на колени.
Прямо к сапогам из темной, присыпанной пеплом кожи.
Со всех сторон вспыхнул огонь, ослепляя, замыкаясь в кольцо высотой в стену. Я неосознанно прикрыла глаза рукой, но подбородка коснулось острие меча, заставляя меня щуриться и все же скользить взглядом по темной тунике, подхваченной поясом, по меху накидки, почти запрокинуть голову и наткнуться на холодные, как лед, глаза. Серебристые искры уже погасли, но эти глаза я бы не спутала ни с какими другими.
Передо мной стоял Мрак.
Тот, кто пришел поработить Нифрейю. Тот, кто повинен в смерти ее светлости. Женщины, которая стала моей наставницей, заменила мне мать с той минуты, как я приехала в замок Норг.
Внутри поднялась такая ярость, что я едва не задохнулась. Ярость темная, отравлявшая кровь, сжигавшая все светлое, что еще оставалось во мне. Даже холод лезвия не отрезвил. Я сжала зубы и вложила в ответный взгляд все свои чувства.
– Назови свое имя. – Голос артанца был хриплым, как после глубокого сна.
– Амелия. Амелия Сингтон.
– Кто ты такая?
– Фрейлина ее светлости.
– Что карга сотворила с Древом?
– Не смейте называть ее та…
Он передвинул лезвие меча ниже – к бьющейся на шее жилке. Тонкие губы сжались, глаза вновь засияли серебром.
– Я спросил: что здесь произошло?
Его голос, похожий на рычание, отозвался дрожью в моих пальцах.
Я почувствовала легкое дуновение ветра, когда меня коснулась магия разума. Коснулась и потекла дальше, оставляя послевкусие чужой силы.
С моих губ сорвался смешок. Ну что, дошло, что трюк не пройдет? Но если его темнейшество хочет правды, он ее получит.
– Древо уничтожено.
Взгляд Мрака тяжестью вдавливал в камни, но я только сильнее сжала кулаки.
– И почему ее светлость, – «ее светлость» прозвучало в его устах как ругательство, – уничтожила родник?
– Чтобы он не достался вам.
– Заодно лишила магии все княжество. Совсем из ума выжила баба.
Лезвие исчезло, меч вернулся в ножны. А я вздохнула глубоко-глубоко, будто не дышала до этого вовсе.
– Альферц, забирай девчонку! – приказал Мрак. – Она здесь единственный трофей. А старую ведьму и это трухлявое бревно сожги.
– Нет, – тихо охнула я. – Нет!
Артанец повернулся ко мне спиной, и я взвилась в воздух. Рывком бросилась на него.
Меня резко перехватили, развернули и прижали спиной к каменной груди. Огонь расступился, позволяя пройти, жесткие пальцы сжали подбородок, заставляя меня смотреть на Древо. И на то, как в руках магов рождается пламя. С губ сорвался всхлип, я крепко зажмурилась, чтобы не видеть этого ужаса.
– Смотри, фрейлина, – прошипел Мрак. – Смотри, иначе это ждет каждого, кто остался в замке.
– Чудовище! – выдохнула я.
Высушенная, лишенная магии родника древесина мигом вспыхнула, превращая дерево в огромный костер. Точно так же Мрак сожжет всю Нифрейю: уничтожит мою родину, подомнет под себя, как десятки других народов, если я не найду князя Брока. Мысль об этом отрезвила: я перестала вырываться, расправила плечи в стальных тисках его рук.
Не сопротивлялась, даже когда меня грубо толкнули в сторону боевого мага. В ледяном взгляде я прочитала свой приговор, но лишь вздернула подбородок. Ее светлость умерла, чтобы я могла жить, чтобы мы все могли жить, и я сдержу обещание.
Чего бы мне это ни стоило.

3

Меня привели в княжеские покои, швырнули на стоявшую у стены кровать. Воздух вышибло из груди, но я извернулась и схватила подсвечник. Артанец с уродливым шрамом через всю щеку прошелся по кругу, проверил окна. В камине резко вспыхнуло пламя, и руки сильнее сжались на металлической ножке, особенно когда маг обернулся и скользнул жадным взглядом по моему телу. В горле запершило от отвращения.
– Что смотришь, артанец? – процедила сквозь зубы. – Хочешь опередить своего князя?
Маг осклабился, металл в ладонях раскалился в одно мгновение.
Проклятье!
Я, зашипев, отшвырнула подсвечник, и он с грохотом ударился о пол. Артанец отвернулся и направился к выходу из спальни. Внутренний засов ждала та же участь, что и подсвечник: сейчас он горел ярче, чем пламя в камине. Скрежет возвестил – меня заперли снаружи.
Осторожно приблизилась к двери: оттуда не доносилось ни звука.
Идиотка! Какая же я идиотка. Нужно было выждать в саду до утра… К счастью, на этот раз удача не оставила меня. Боги, могла ли я даже помыслить, что из всех спален замка Мрак выберет именно покои ее светлости?
Морщась от боли в ладонях, зажгла свечи, чтобы лучше осветить комнату. С чего начать? И сколько у меня времени? Какого проклятого не спросила у этого огненного уродца? Нет, все правильно, не стоит искушать судьбу. И так понятно, какой бы могущественной ни была армия артанцев, прорыв через Врата Ортоса их истощил. Без волшебного родника восстанавливать силы придется самыми обычными способами: отдыхом и едой. У меня есть время, пока Мрак и его псы будут набивать брюхо.
Все переворачивалось в груди от одних лишь воспоминаний о ледяных глазах. Монстр, самый настоящий монстр.
Я вернулась к двери и двинулась вправо, прощупывая стены, пытаясь сдвинуть все крючки и выступы, что попадались на моем пути. Искать потайной ход вручную – безумие, но выбирать не приходится. По крайней мере, я знаю, что он существует.
Раньше комната не вызывала у меня трепета, сейчас же повсюду мерещились призраки. По балдахину метались тени, они же плясали на гобеленах. Черными глазницами уставились в беззвездную ночь узкие высокие окна.
Жар от камина согревал, но я не могла унять дрожь. Вздрагивала от каждого шороха, опасаясь, что отмеренное мне время вот-вот закончится. Представляла, как дверь откроется и в покои шагнет Мрак.
Хотелось кричать от бессилия, но я лишь сжала кулаки и перешла к камину. И тут же отпрянула, натолкнувшись на свое отражение в зеркале над каминной полкой.
Мои волосы посветлели и теперь напоминали золотую кору Древа. Не только волосы, но и брови. А широко распахнутые глаза даже в полумраке отливали зеленью. Печать родника изменила меня до неузнаваемости.
Впрочем, теперь все изменилось. Не будет ни уютных вечеров в гостиной, ни долгих разговоров наедине. Ее светлость больше никогда не позовет меня почитать вслух или просто развлечь беседой, смягчить дар, когда он становится особенно невыносимым.
По щеке скользнула слеза, которую я поспешно стерла тыльной стороной ладони. Время скорбеть и оплакивать обязательно придет, но позже. Когда я найду князя Брока и передам ему то, что поможет сокрушить артанцев. Если, конечно, успею выбраться.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.