Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46563
Книг: 115540
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Светлой по Тёмному»

    
размер шрифта:AAA

Пролог

Конец четвертого курса. Конец практики. Впереди целый месяц лета. Свобода и радостные перспективы. Казалось бы, что может пойти не так?
Мертвяк скалился. Смотрел на меня и скалился, демонстрируя свои желтые зубы.
Как оказалось, не так может пойти все, если ты связалась с темным магом.

– Упокой его, – говорить, не размыкая губ, было сложно, даже невозможно, но я была напугана и один за другим открывала в себе доселе неведанные таланты.
– Как? Я темный, а не некромант, – огрызнулся мой недружелюбный товарищ по несчастью, – сама с ним разбирайся. Ты маг земли, значит, к нему ближе.
– Я ближе к цветочкам там, деревцам и травке всякой. Живой и совершенно безопасной. А это… – это щелкнуло зубами и попыталось добраться до меня. Прутья ограды ему все еще мешали, но меня это не очень успокаивало, – а это не по моей части.
Полная луна, будто издеваясь, светила особенно ярко, я бы даже сказала – злорадно, во всех подробностях освещая окружающий мрачный кладбищенский пейзаж.
– А ты тёмный, – продолжала развивать мысль, не отрывая взгляда от мертвяка. Второго, который прижимался к прутьями подгнившим лицом за моей спиной, я решительно игнорировала. Он потерял где-то одну ногу и бегать не мог, что автоматически делало его не очень опасным, – и у вас, у тёмных, поголовно разрушительная магия.
– И что? – он не догонят. А к нам, из тёмной дали уже пробиралось неупокоенное пополнение в количестве сразу четырёх умертвий. Ночь обещала быть весёлой.
– Вот и разрушь ему что-нибудь, чтобы мы сбежать могли.
– Зачем я вообще с тобой связался? – проворчал он, не спеша следовать моему совету.
– Вообще-то, это я с тобой связалась, а если быть совсем объективной, то нас друг другу навязали.
И мне в этом даже некого было винить. Сама виновата. Порадовалась окончанию четвёртого курса, расслабилась и пошла на поводу у Лии, которая настоятельно советовала попробовать «вот эту вот замечательную штуку, которую варят только в этом трактире». Штука и правда была замечательная, сладкая, с ярким ягодным запахом, она оказалась удивительно вкусной. И только четыре кружки спустя, когда добротный дубовый стол в первый раз качнулся перед глазами, а мне нестерпимо захотелось геройствовать, я узнала, что подсунутая Лией «штука» была ещё и алкогольной. Банальнейшая ягодная наливка сделала своё дело. К тому времени, как за соседним столом среди тёмных, которые тоже были студентами и тоже были навеселе, разгорелся нешуточный спор о том, кто сильнее светлый или тёмный и может ли мёртвый тёмный быть сильнее мёртвого светлого, я дошла до кондиции.
Кто первым за нашим столом возмутился категоричности заявления соседей о том, что тёмный всегда сильнее светлого, я не помнила.
И как именно они дошли до бредовой идеи проверить кто будет сильнее: светлая, хоть и живая, но девушка, или тёмный мёртвый маг, я тоже не могла вспомнить.
Мне предложили вырастить на могиле какого-нибудь мага цветочки. Обязательно здоровые и оскорбительно белые для любого тёмного. Даже если он мёртвый.
В нормальном состоянии я бы ни за что на это не согласилась. Строго говоря, в нормальном состоянии я бы уже давно спала.
Но я была немного пьяная, очень счастливая и излишне самоуверенная. И я согласилась.
Для чистоты эксперимента, мне в надсмотрщики выделили Ристана, который идти, вроде, не хотел, но и не сильно сопротивлялся.
Предложение отправиться всем вместе и убедиться, что я действительно сильнее любого мертвого мага было дружно отвергнуто.
Светлые верили в меня и уже заранее знали, что все получится, потому идти отказались, а тёмные полностью доверяли Ристану и, собственно, тоже не пошли. Это они так сказали.
На деле же, подозреваю, им просто было лень куда-то идти.
Теперь я была трезвая и напуганная, в окружении вечно голодной нежити, рядом с мрачным тёмным, который мучился головной болью и отказывался меня спасать.
Если бы не эта замечательная могилка, которую мнительные родственники окружили крепкой кованой оградой, высотой в человеческий рост, мы бы уже давно стали обедом мертвяков, которых конкретно на этом кладбище не должно было быть. За этим надлежало следить штатному некроманту, который, судя по всему, слишком халатно относился к своей работе.
Но эта могилка была и у нас даже были шансы дожить до рассвета, а там либо кто-нибудь вспомнит, что нас послали на кладбище, а мы так и не вернулись, либо я сама нас спасу.
Просто, когда шла растить на темномагической могиле цветы, то как-то забыла, что по ночам у меня с растениями все очень сложно. Росли они медленно, с трудом, требуя в три раза больше энергии, чем должны были. И если вырастить цветы сил мне еще хватило бы, то разобраться с полудюжиной мертвяков за раз, среди ночи, я уже была не в силах. Вот днем пожалуйста. Днем я была очень талантливой и даже сильной, но стоило солнцу зайти, как я становилась слабой и бесполезной. Неприятная особенность моей магии.
Потому, все, что мы могли – сидеть смирно и ждать восхода солнца.
И мы бы даже дождались, если бы за нашими спинами, из этой самой могилы, которую охраняла надёжная ограда, не полезло умертвие.
Сначала я не обратила особого внимания на копошение за спиной. Решила, что к увечному мертвяку приковыляло пополнение.
Но сипение, раздавшееся слишком близко, заставило обернуться.
– Ристан…
Нежить выкапывалась быстро и тихо. Среди монотонного глухого ворчания подтянувшихся на пир мертвяков, его было почти неслышно.
Тёмный промолчал. Заценив бодро выбирающегося из своей могилы дядю, самого что ни на есть потрепанного вида, он больно сжав моё плечо, не церемонясь, оттащил ближе к ограде и мертвякам, которые зашевелились активнее, почувствовав приближение обеда.
– А они оживились, прости пресветлый, – нервно заметила я, жалея лишь о том, что сдалась на угоровы Лии и вместе с ней отправилась праздновать в таверну.
Окончание четвертого курса и маячивший на горизонте месяц отдыха, почему-то казались достойным поводом нарушить традицию отмечать завершение учебного года с братом.
Сейчас, стоя всего в нескольких шагах от умертвия, я очень об этом жалела. Да лучше бы я с Нэем ужинать пошла и весь вечер отбивалась от его попыток разузнать что-нибудь интересное о декане факультета магии земли.
Моего несносного брата очень интересовала декан Грит, к сожалению для него, и к злорадной радости для меня, чувства эти были не взаимными.
Мертвяк, выковыряв из носа комья земли, сипло зарычал, демонстрируя вымазанные землёй, редкие зубы. Выкопался он уже по пояс, и активно продолжал этот увлекательный процесс.
– Опять в теплицы отправят, – с тоской пробормотал Ристан, стянув с безымянного пальца кольцо. Горевшая в тёмном камне золотая искра сразу же потухла.
Он выдохнул и из-под земли заструилась самая настоящая тьма.
– Вот так бы сразу, – проворчала я, и на всякий случай ухватилась за его руку. Он, конечно, тёмный, но хотя бы живой и даже тепленький. И, что немаловажно, это его магия сейчас так устрашающе клубилась, расстилаясь по земле густым слоем.
Несколько мгновений все шло хорошо, тьма послушно сгущалась, дрожа над землёй чёрным облаком, охотно поглощавшим лунный свет и все, что находилось рядом. Редкие островки травы, что росли ещё совсем недавно на том месте, откуда сочилась магия, безвозвратно исчезли, оставив только землю. И я отчётливо чувствовала, что земля эта уже не живая. На ней ещё лет десять не вырастет ничего. Даже если за дело возьмется маг земли.
Тьма замерла, Ристан подобрался и чуть заметно качнул головой.
В следующее мгновение он уже ругался сквозь сжатые зубы и спешно натягивал кольцо на палец.
Магия, послушная его воле, метнулась вперёд, полностью поглотив хозяина могилы, кусок ограды и все, что оказалось на пути. Мчалась она по прямой, а потому её улов составили три с половиной умертвия, половина скамейки, целая надгробная плита и кустик. А потом Ристан надел кольцо и тьма мгновенно рассеялась, пройдясь по земле порывом стылого ветра.
Ноги замерзли мгновенно.
– Вот это дааа… – выдохнула я. Хотя, хотелось сказать совсем другое. В голове истерично билась одна мысль. «Кранты нам». За такое не в теплицы отправят, скорее в морг. Или на кладбище, мелкую нечисть ловить и за порядком следить. На месяц, не меньше.
И отправят нас точно не на это кладбище. Потому что на городском кладбище провинившимся студентам делать нечего. Их академическое кладбище ждёт, где захоронены те самоотверженный люди, что не побоялись отписать свои тела нашим студентам на опыты.
А там и нечисти полно и некроманты часто шалят, мертвяков поднимая. Там провинность отбывать будет весело.
– Бежим! – Ристан выдернул свою руку из моих пальцев, чтобы тут же самому вцепиться в моё запястье.
Пока я любовалась делом рук его, темный действовал.
В проделанную им же дыру мы выскочили очень вовремя. Умертвия, облепившие ограду со всех сторон, уже пробирались к образовавшемуся входу и не успели всего на пару секунд. Мы выскочили раньше.
Послушно спеша вслед за Ристаном, я наступила на пальцы тому невезучему мертвяку, что тьме попался лишь наполовину. Теперь он лежал на земле, лишившись левой части тела и, благодаря мне, с оттоптанными пальцами правой руки.
До кладбищенских ворот мы добрались без приключений, а вот уже там, нас ждало страшное.
Нас ждал злой, растрепанный некромант, которого, судя по всему, выдернули из кровати и заставили идти и проверять, что творится на кладбище среди темной ночи. И некромант этот был совсем не городским лентяем, который едва ли в последние несколько месяцев проверял закрепленную за ним территорию. Все было значительно хуже.
– Как думаете, если я вас здесь где-нибудь по-быстрому закопаю, вас скоро хватятся? Найдут-то точно не скоро, я в деле закапывания мастер, но вот когда начнут искать…
– Скоро, – выпалила я, – уже сегодня.
– Жаль. – и сказано это было совершенно искренне. – Тогда, может быть, вы мне объясните, какого черта на кладбище тёмную магию использовали? Да ещё такую сильную? Кому потом поднявшихся упокаивать? Мне?!
– Вероятнее всего, – подтвердил Ристан равнодушно. Нарывался темным. Не один нормальный, да и ненормальный, впрочем, тоже, человек не станет злить некроманта на кладбище. Это их территория.
– Эээ, Асвер, ты только не злись… – попросила я, видя как тот хмурится.
– Эри, когда мне говорят «только не злись», я злюсь больше, тебе разве Сенья не говорила?
– Говорила, – энергично закивала я, – ещё она предупреждала, что с тобой на кладбище лучше вообще не встречаться. Ты там звереешь. И разговаривать с тобой невозможно, и…
– Подружки, да? – едко поинтересовался он, сделав шаг вперёд.
Ристан, воспитанием на всю голову контуженый, задвинул меня себе за спину. Защитник темномагичий. С аспирантом потягаться решил.
Асвер и в свои студенческие годы был не из слабых, а теперь, когда его аспирантуру вел наш директор, с ним вообще опасно связываться стало. Сильный гад вымахал. Сильный, наглый и с отвратительным характером. Беда, а не некромант.
Мне-то не опасно. Я девочка, а у Асвера тоже воспитание. Слабый пол он не трогает, а сильному от него достаться может.
Вот и Ристану, судя по разгоревшемуся в тёмных некроманских глазах, красному огоньку, досталось бы, не появись на кладбище ещё одно действующее лицо.
– Граден, вижу, ты задержал нарушителей, – магистр Фьяллар дружелюбно улыбался, рассматривая насс веселым интересом, от которого все внутренности леденели.
– Как популярно нынче ночью городское кладбище, не так ли? – я тоже улыбалась. Насквозь фальшивая улыбка дрожала на губах, то и дело порываясь перерасти в искренний оскал.
– Директорский кабинет сегодня тоже будет на удивление популярным местом, – промурлыкал целитель.
И я уже совершенно самостоятельно спряталась за темным. Прижавшись лбом к его спине, аккурат между лопаток, жалобно проскулила:
– Вот и закончились летние каникулы, не успев даже толком начаться.
– Ты же светлая, – усмехнулся Ристан, не предпринимая попыток отстраниться, – где твой оптимизм?
– Мертвяки сожрали.
Кладбище я покидала так и не облагодетельствовав ни одной могилки белыми цветами.
***
– Две могилы повреждены, несколько поднятых полностью уничтожены и ещё кое-какие разрушения по мелочи, – равнодушно перечислил список наших «подвигов» Асвер, которому пришлось своими ножками топать на место преступления и все осматривать, – все последствия использования тёмной магии на кладбище устранены.
– Хорошо. Можешь идти, – кивнул директор, переводя на нас взгляд жутковатых белых глаз. А ведь когда-то они у него были совсем обычного стандартного для всех некромантов тёмного цвета.
А потом некромантская инициация и вот вам пожалуйста. Белые глаза.
Сколько раз думала об этом, каждый раз приходила к выводу, что Асверу с инициацией повезло больше. Седые волосы контрастируя с темными бровями и темными же глазами, выглядели даже экзотично. Белые глаза, с тёмной горошиной зрачка на сосредоточенном лице – жутко.
Профессор Грит, которую вызвали среди ночи в директорский кабинет, сцедила зевок в кулак и поплотнее закуталась в халат. Забравшись в кресло, что стояло напротив директорского стола, она близоруко щурилась и выглядела совершенно несолидно.
Невысокого роста, склонная к полноте, Ниара представляла собой ту стихию, которой принадлежала. Смуглая кожа, каштановые волосы и светло-карие глаза, которые некоторые называли ореховыми, все в ней выдавало мага земли. Все, кроме характера. Переменчивого, как у водников, и упрямого, как у всякого тёмного.
– Как я понимаю, им нужно назначить наказание? – спросила она, косясь на меня с неприкрытым интересом.
Застыв рядом с её креслом, напротив директорского стола, я изо всех сил старалась казаться раскаявшейся и несчастной. Наш рассказ о том, как мы, собственно, дошли до жизни такой и что делали ночью на кладбище в компании умертвий, Грит выслушала и теперь желала знать, получилось ли у меня вырастить на могиле цветы.
Мне предстояло её разочаровать.
– Предлагаю назначить им какое-нибудь стандартное, – равнодушно сказал магистр Ригс, умудрившийсяя всего за четыре года из простого профессора дорасти до магистра и декана темномагического факультета. В отличие от моего декана, он жил в городе и в кабинет директора заявился полностью одетым и даже причесанным.
Я энергично закивала. На стандартное наказание я была согласна. Стандартные наказания не лишали каникул, не засылали в морг и были совсем не травмоопасными.
В отличие от больной фантазии вредного Инэя.
– Стандартное наказание? – удивился целитель, недобро глядя на тёмного.
Враждовали эти двое с начала знакомства. Совершенно непохожие внешне, характерами они отличались так же разительно.
Темноволосый и темноглазый Ригс уступал Фьяллару в росте на добрых полголовы, но был шире в плечах, а необходимость смотреть на целителя снизу вверх его не сильно смущала.
Долговязый и сухощавый Инэй всегда был выше всех, к чему уже давно привык и чем открыто наслаждался. Светловолосый и светлоглазый, он являл собой полную противоположность декану тёмных.
И если Ригс был молчаливым, собранным и серьёзным, то Фьяллар подобными, вне всякого сомнения, положительными качествами, похвастаться не мог.
– Я тоже считаю, что с них достаточно стандартного наказания, – подала голос Грит.
Плечи целителя опустились, он обернулся к директору за поддержкой.
Хэмкон хмыкнул и откинулся на спинку кресла, не спеша на помощь своему другу.
Улыбнувшись чуть растеряно, Инэй всего одной фразой разрушил мою хрупкую надежду на удачный исход.
– К нам пришло письмо от старосты из одной деревни. В их лесах расшалилась нечисть и посевы начали болеть. Они просили направить к ним на практику кого-нибудь из наших студентов, чтобы тот разобрался с проблемой.
– Наших студентов, – фыркнула Ниара, заправив за ухо выбившуюся из косы прядь, – опоздали они. Практика уже закончилась. Пусть вызывают мага из города.
– К сожалению, письмо опоздало по нашей вине. Пришло оно ещё во время распределения практик, но…затерялось, – целитель улыбался и говорил мягко, даже чуть вперёд подался, глядя на моего замечательного декана. Грит к подобному проявлению расположения со стороны целителя отнеслась совершенно равнодушно.
– Предлагаешь отправить их? – Хэмкон задумчиво смерил нас взглядом. Выглядел он равнодушным, но мне все равно поплохело. Интуиция надрывно рыдала, оплакивая загубленные каникулы.
– А почему нет? И им наказание, и деревне помощь. Эрида, конечно, безголовая, но маг неплохой. С посевами разберется. А Ристан…пусть учится контролировать свою силу на нечисти, а не на усопших уважаемых жителях города.
Ристан при этих словах напрягся и бросил взгляд на своего декана. Тот в ответ лишь пожал плечами.
– Но каникулы же, – простонала я.
– Отдохнешь в деревне. Идеальные каникулы, – непреклонно заявил Фьяллар.
– Но ведь это несправедливо, – Ниара подалась вперёд, – Эрида уже прошла свою практику. И с отличным результатом, смею напомнить.
– Тем не менее, кого-то отправить туда мы должны, – заметил целитель.
– Но…
– Инэй прав, – подал голос директор, – прошение пришло и отклонено не было. Значит, предоставить студентов мы должны.
Ниара нахмурилась и засопела. Ей это не нравилось, но спорить с Хэмконом она опасалась.
– Решено. Завтра отправляетесь, – постановил директор, – ответ старосте я напишу сегодня же.
– Родителей в известность я поставлю, – пообещал Инэй, пристально глядя на меня.
Невольно поежившись, я понуро опустила голову. Этот поставит в известность. И ещё в подробностях перескажет за что, почему и насколько я наказана. Ябеда.
– Мы можем идти? – ровно спросил Ригс, которого едва ли что-то могло выбить из колеи.
– Идите, – кивнул директор.
Вездесущий Инэй окликнул меня уже у двери:
– Эрида, задержись на минутку, будь добра.
Вжав голову в плечи, вернулась обратно к столу.
– Итак, Эри, может, объяснишь, как так получилось, что я нашёл тебя на кладбище.
– Нэй…
– Что Нэй? – взвился он. – Вместо того, чтобы как примерной девушке, поужинать со своим братом, ты решила напиться и разгромить кладбище в компании тёмного.
– Поужинать? В последний раз, когда мы с тобой ужинали вместе, я не смогла нормально поесть. Ты меня замучил. Нравится тебе магистр Грит, с ней бы и ужинал, а не у меня информацию о собственном декане выпытывал. Ты вообще…
– И ты решила, что лучше с тёмным путаться, чем родному брату помочь в налаживании личной жизни? – не успокаивался целитель.
– Я с ним не путалась. Оно все само так получилось.
– Само у неё все так получилось, – проворчал он, – ты не забывай, у Висеньи тоже как-то само так получилось. Связалась она с некромантом. Провинность вместе отбывали, теперь она его жена. Бедная девочка. А какие надежды подавала. Ты себе такой же участи хочешь?
– Ты меня сам вместе с Ристаном в деревню отправляешь. Вот и ответь мне, пожалуйста, на этот вопрос, – огрызнулась я, задетая его последними словами. Чтобы он не говорил, но Сенья расстроенной не выглядела и вполне успешно проходила аспирантуру. В чем именно она не оправдала ожидания Инэя, подозреваю, брат и сам был не в курсе. Просто хотел поворчать.
– Кхм…
Ответа я так и не получила.
– Я могу идти?
– Иди, – кивнул директор, которому, как лучшему другу моего вредного братца, такие семейные разборки приходилось видеть часто.
Последнее, что я услышала, выходя из кабинета, было возмущённое:
– Огден, ты это слышал? А маленькая была такая хорошая.
У окна, напротив кабинета Хэмкона, стоял Ристан.
Смерив меня цепким взглядом, он велел:
– Пойдём, провожу, – приглушенный свет не позволял разглядеть в полумраке его лицо, но глаза мерцали расплавленным серебром, будто специально напоминая, что я бракованная и с магией у меня серьёзные проблемы. По ночам работать она отказывалась. И это касалось не только работы с растениями. В темноте я не видела.
– Я и сама могу дойти.
– Можешь, – согласился он, – но я тебя провожу.
И не спрашивая моего мнения, потащил за руку вперед по коридору.
Глядя в спину тёмного, который шёл быстро, не удосужившись подумать о том, что у меня ноги значительно короче, и на один его шаг приходилось два моих, я была уверена в одном: история Сеньи со мной точно не повторится. Уже хотя бы просто потому, что мне такого счастья было не надо.

Глава 1

Деревня, в которую нас отправили на практику была…большая. Наверное, для любой деревни больше полусотни домиков – много. Но конкретно эта еще и нехорошей репутацией обладало, что делало ее по-настоящему исключительной.
До нашей исключительной деревни мы добрались далеко за полночь. Бродя по ночным улицам и нервируя дворовых псов, опытным путем выяснили, где находится дом старосты, по ходу дела, чуть не доведя до сердечного приступа двух селян.
Встретил нас староста – просивший звать его дедом Ноха – негостеприимно. Не сразу разобравшись, кто ломится в его дом в первом часу ночи, он наобещал нам много интересных, но физически невыполнимых развлечений.
Потом, когда узнал, что мы не обнаглевшие до крайности воры или оборзевшая нечисть, а студенты-практиканты, подобрел и даже переночевать пустил, не послав посреди ночи в домик, выделенный нам на время прохождения практики.
Наше временное пристанище находилось на самом краю деревни и найти его без чужой помощи мы бы точно не смогли.
Ранним утром предприимчивый дедушка гордо продемонстрировал нам старенький домик с заросшим травой, покосившимся забором, и угнездившейся под крышей стайкой воробьев – наше временное жилище – и тут же потащил знакомиться с местом нашей работы, не дав даже толком осмотреться, не говоря уже о том, чтобы распаковать вещи.
Зато перед полем мы стояли долго. Староста вдумчиво оглядывал порыжевшие, высохшие колосья и теребил бороду.
Я же пыталась справиться с шоком.
Посевы не просто болели. Создавалось такое впечатление, что они на последнем издыхании, и вот-вот отправятся в свой растительный рай, где без перебоев светит солнце, ночи тёплые, а дождик идёт когда нужно, а не когда ему захочется.
Некоторые уже отправились. То здесь, то там можно было увидеть почерневшие, скрюченные стебли погибших растений.
– А что с оберегами?
– Разряжены.
– И вы так спокойно об этом говорите?! – возмущение моё было вполне оправданным. Обереги защищали посевы от распространённых болезней и паразитов. Заряда в одном таком деревянном кругляше, со стандартным набором заряженных рун, хватало на три года, а их подзарядка была довольно простым и недорогим делом.
– Мы приглашали магов трижды за последние два месяца, – угрюмо сообщил староста, – обереги разряжались в течение недели.
– Может они неисправны?
– Никаких неисправностей не обнаружили, – дед Ноха, почесал щеку, увязнув пальцами в густой седой бороде, – но на всякий случай заменили. Бесполезно.
На лоб, тонко звеня, присел комар. Отмахнувшись от него, я беспомощно посмотрела на Ристана, который, видимо, со всем уже смирился и выглядел вполне работоспособным.
– По ту сторону деревни есть ещё два поля, – признался староста. Я похолодела, – но с ними все в порядке.
– Обереги разряжаются только здесь? – поинтересовался Ристан, оглядывая поле.
– Да.
– И посевы заболели в одно время с появлением нечисти? – продолжил расспросы Ристан.
– Да.
– Есть идеи, что это может быть? – бодро спросила я, почти уверенная в положительном ответе. Ну не может у человека, с таким деловым видом осматривающего поле, не быть никаких идей.
– Нет.
Одно короткое слово и весь мой едва живой оптимизм был погребен под тяжестью осознания: простой эта практика не будет.
Упаднические мысли и сомнение в собственных силах оставили меня только в лесу, который мы пошли осматривать сразу после поля.
Староста проводил нас до пролеска, но дальше идти отказался, мотивируя это тем, что он не охотник и не маг, и ему не хотелось бы стать сытным завтраком для нечисти.
Вдыхая полной грудью особый, лесной воздух, я решительно не понимала старосту. Прогулка по лесу стоила несущественного риска быть кем-нибудь съеденным.
Высокие стволы, старых сосен поскрипывали на ветру, где-то совсем рядом звонко просвистел зяблик. Дробно стучал дятел.
Лес полнился звуками. Живыми и умиротворяющими.
– Хорошо-то как, – выдохнула я, смакуя обманчивое чувство полной свободы.
Рядом со мной, всего в паре шагов, стояло дерево. Высокая и старая сосна с расслоившейся корой, казалось, звала меня, маня уютным, дружелюбным поскрипыванием.
Под удивленным взглядом Ристана, я с блаженным и несколько глуповатым видом обняла шершавый ствол, прижавшись к нему щекой.
Пока я знакомилась с лесом, темный осматривал окрестности, не отходя, впрочем, далеко от меня.
А я стояла, вслушиваясь в жизнь леса и пытаясь наладить с ним контакт. Легкая, изумрудная нить протянулась под опущенными веками, в груди щекотно зашевелилась пробудившаяся сила. Лес охотно отозвался на зов, заполнив мое сознание шелестом листьев. С непривычки я не сразу сумела взять контроль над своими эмоциями и тихо охнула.
– Что? Что-то не так? – Ристан тут же оказался рядом.
– Все хорошо, – медленно отстранившись от ствола, я слегка заторможено отряхнула руки, и с чувством выполненного долга доложила ему, – контакт налажен.
Вопросительно приподнятую темную бровь я проигнорировала и, лучась жаждой деятельности, предложила:
– А давай поглубже зайдем? Осмотримся, – в голове было пусто и легко. Лес крепко вцепился в нашу связь, жадно тянулся ко мне со всех окраин, закручивая в водоворот своих ощущений. Это были не слова и не мысли в обычном человеческом понимании. Это было что-то необъяснимое, непривычное и волшебное. Это была природа во всем своем первозданном великолепии.
– Не думаю, что тебе стоит…
– Да все будет хорошо, – беспечно отмахнувшись от его беспокойства я потопала вперёд. Мне хотелось осмотреть как можно больше, зайти как можно дальше и разузнать сразу все.
Лес этот оказался очень общительным. То ли ему уже давно не попадались маги земли, то ли он просто любил поделиться впечатлениями, но все два часа, что мы бродили среди деревьев, он не переставая шуршал листьями и поскрипывал высокими сосновыми стволами, делясь со мной своими проблемами.
Сначала я не имела ничего против, но где-то через час начала побаливать голова, а через полтора – зазвенело в ушах. Никогда раньше я ещё не удерживала контакт с растениями на столь длительный срок. Особенно, с таким большим количеством разнообразной флоры.
Но закрыться даже не попыталась, опасаясь, что лес может обидеться. Это, конечно, не мёртвый лес, что располагается на границе с территорией орочьих племён, но его тоже лучше не злить. Даже если здесь деревья не могут выкорчеваться из земли и раздавить тебя могучими корнями.
За все время блужданий по лесу ни одна неосторожная нечисть так и не показалась. На нас почему-то не хотели нападать. И что-то мне подсказывало, что нападать не хотели исключительно из-за тёмного.
Окажись я тут одна, то уже давно познакомилась бы с какой-нибудь нечистью. Судя по легкой ряби тихого недовольства, нечисть где-то рядом водилась, и лес рад этому не был. Он вообще в последнее время мало радовался, но узнать причину у меня не получалось, слишком мало практики и недостаточный объем резерва, для подобного рода экспериментов.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.