Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45214
Книг: 112420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Город, в котором оживают кошмары» » стр. 13

    
размер шрифта:AAA

— Ты денег хочеф? — спросил Палач.
— Германов, а откуда у тебя деньги? Это ты меня не знаешь, но я-то тебя отлично помню. Ты по зиме краденые машины в наш автосервис пригонял, а теперь, вдруг, «власть».
— А откуда у нас всё? Откуда у нас связи? Почему нас легавые ищут? А конкуренты исчезают, как тот же Министра сынок? — ответил за Палача Валет.
— Я подумаю. И при следующей встрече, джентльмены, скажу, сколько для вас эти карты будут стоить.
Посетители ушли, сэр Баскервиль и товарищи ушли в свой пропахший разложением офис. Летун заполз обратно под потолок, досыпать. Проповедник начал рыться в груде пустых бутылок. А вдруг чего осталось в одной? Снова чуть не споткнувшись о труп при входе, пёс спросил у своего сумасшедшего друга:
— Ну, а ты чего думаешь?
— Смрад смертельный — знамение для жизнелюбивого, — изрёк слон.
— Да я не про это! Стоит с ними о картах говорить?
— До них приходили гордецы со страхом в глазах. Я предрёк им гибель мира их, ибо мир, что зиждется на страхе — есть колосс на ногах глиняных. Ныне приходили дураки. Но в их глазах я страха не узрел.
Сэр Баскервиль задумался. Действительно, очень уж они были самоуверенны. И потом, розыск, смерть Министра, его сына, Себека. Всё это было удивительно. Сэр Баскервиль сделал определённые выводы.

Свой единственный выходной старшина Бао проводил с семьёй на заднем дворе своего низкого частного дома с плоской крышей. Маленькие дочери валялись на лужайке, пытаясь греть на солнце свои красно-коричневые чешуйчатые организмы. Они вертелись и недовольно бормотали из-за того, что небо начало потихоньку затягивать серой пеленой облаков. Жена сидела на крыльце перед голографическим зеркалом и обрабатывала шрамики, оставшиеся после удаления бугристых наростов на массивной голове. Чжуна смешили её попытки следовать за модой. Хоть наждаком по себе пройдись, а всё равно не будешь гладкая и грациозная, как модели-змеи. Такие уж они, шинизавры, получились — мясистые и бугристые. Хотя, на змеек-то он периодически поглядывал. Больше его раздражало, что все эти модные течения коснулись и его. Поэтому, вместо того, чтобы уплетать свою любимую сырую говядину, он жарил её для дражайшей супруги и дочек на специально для этой цели купленной дорогущей печке. Люй потом обсмеёт. Скажет: «Чего, чего ты делал? Барбекю? А чего так — последние зубы перестали жевать?». Тем более что процесс шёл тяжело: первую партию он превратил в чёрные головешки, за второй он уже смотрел, но всё рано передержал. А потому что нечего тут! Нашли повара! Срочный вызов с работы он воспринял со странной смесью раздражения и облегчения. Он побежал в дом, надевать спецодежду и брать свой автомат. Он уже шёл к приехавшей за ним машине, когда на крыльцо вышла жена и, шутливо ругаясь, крикнула вслед:
— Удобно как, на работу вызвали! А мясо кто будет жарить?
— Сейчас я там нажарю, мяса-то! — улыбнувшись своей широкой пастью и тряся автоматом ответил он, после чего захлопнул чёрную дверцу броневика.
Внутри уже сидели Лизесс, Люй и капитан. Чжун с удивлением заметил в конце салона двух сложенных чёрных эсэсбешных роботов. Использовать на улицах робототехнику стражи порядка не любили. Военную боевую программу использовать было нельзя, так как машины могли начать стрелять по своим или гражданским. Попытки разработать специальную прошивку для ССБ успехом не увенчались. Роботы наоборот принимали преступников за мирных жителей. Так что обычно машины с блестящими чёрными корпусами пребывали на складе на случай проведения полномасштабного боя на улицах города.
Услышав последнюю реплику Мяса, Камолин счёл нужным предупредить, кивнув на автомат:
— Ты вот сразу эти мысли брось. Они мне живыми нужны, по крайней мере, сам Палач. Так что бей, конечности ломай, что хочешь делай, но только без летального исхода.
— Ну вот, теперь это просто испорченный выходной, — вздохнул Бао.
— Ничего, я тоже с Гнолгом пиво сидел пил. Вика вообще была за городом, хорошо элашку отправили.
— Он же таракан! Они разве пиво пьют? — удивилась краснопёрка.
— Это вы про кого? — не понял Чжун.
— Да Гнолг, мой друг детства. И потом, он не таракан. И у него свои там напитки, пиво пил я, — пояснил Камолин.
— У вас лучший друг инсектоид? Тогда понятно, откуда всё это. — Вейшен показал на татуировки капитана.
— Можно сказать и так. — Броневик выехал из частного сектора на трассу, Камолин начал небольшой брифинг. — К делу: пришло сообщение из автосервиса на окраине. Сказали, что разыскиваемые лица пришли разбираться с их хозяевами. Те тянут время, ждут нас. Местность там открытая, робота там не спрячешь. Плюс Вика, плюс элашка. В этот раз должны взять. Да уж, если обосрёмся — нас в понедельник во все дыры попользуют. Тем более, после того, как эти с Квирином облажались. Вы не слышали ещё?
Ихтиоид хихикнула, рептилоиды вопросительно переглянулись. Ухмыльнувшись, Камолин рассказал о вчерашних событиях:
— К ночи появляется сообщение от Римлянина: «Не пройдёт и часа, я покажу вам бессилие властей». Наши отслеживаю сигнал — летнее кафе. Прилетают туда, рассредоточиваются среди столиков. Тут — хлопки, взрывы, по углам кафешки загораются фейерверки. Красные такие фонтаны из искр. А наши орут, в пустоту стреляют. Ну конечно быстро себя в руки взяли, всё обшарили. А там камеры везде. И потом на всех ресурсах голограммы этого позорища — элитная боевая группа ССБ с испуганными рожами матерятся и бегают. И комментарий: «Вместо красных искр могла бы быть красная кровь. Несчастные стражи, кто убережёт вас самих?». Конфуз вышел страшный. Толоконников собрал экстренное совещание, где рвал и метал. Французик прямо там получил под свой разработанный чёрный шерстяной зад.
— Нуаре всё-таки сняли? — рассмеялся Чжун. — Давно пора — олень, он и есть олень.
— Сколько злорадства-то! — удивился Люй. — Как всех волнуют чужие половые предпочтения!
— Да дело не в этом, — отмахнулся шинизавр. — Задолбали понты его. А то всё — лучшие показатели, лучшие показатели! И кто теперь старший по Квирину?
— Сам Федотин, — ответил капитан. — Он сейчас начнёт рвать задницу, доказывать. Ему же все тыкают, что он бывший Эрэбовский зам. Поймать свихнувшегося начальника для него дело принципа.
У одинокой старой пятиэтажки дорога кончилась, броневик тяжело запрыгал по ухабам. Камолин по коммуникатору начал давать указания снайперу и пилоту элашки. Мясо приготовился к драке, с сожалением посмотрев на отставленный в угол автомат.

Сэр Баскервиль первый услышал звук моторов и, выглянув из-за гаражей, разглядел чёрное пятно в погрустневшем сером небе. Он шепнул ценные указания Летуну, паук переполз через низкую крышу и исчез с другой стороны. Потом сказал Палачу: «Это не по вашу ли душу?». Тот и так уже всё знал. Украденный у Квирина Ястреб для этой цели и разрабатывался. На маленьком мониторе портативного пульта в руках Германова светилась красноватая картинка эсэсбешной процессии. Из-за элашки робота пришлось посадить на крышу пятиэтажки за болотцем. Палач ощутил всю прелесть их невыгодной диспозиции. Сервис представлял собой два крайних в ряду гаража с надстроенным вторым этажом, в конце образованного боксами коридора с цветными железными дверями. Пытаться убежать на пустырь было идиотизмом. Договорились ети-же мать насчёт карт! Зато новую маску на стрелку одел — чёрную с красным вышитым топором вдоль всего лица! Валет запаниковал и начал метаться из стороны в сторону, Шут, прищурившись, саркастически засмеялся. Пёс взял инициативу в свои руки и, подтянув под подбородком ремень своей каски-черепа, затолкал бригаду Палача вместе со слоном в сервис. Затем завел туда муравьёв, велев отключить рубильник в электрощитовой, а сам вместе с их маткой пошёл встречать ССБ. «Скажу, что они ошиблись, а вы пока прячьтесь» — сообщил он выглянувшему из-за машины Палачу.
Чёрная округлая элашка с турбинами по бокам пролетела над гаражами и низко зависла над сервисом, поднимая вихри пыли. Камолин закупорил броневиком въезд в ряд, внутри осталась управляющая роботами Лизесс. Вика со своей винтовкой расположилась на рубероидной крыше неподалёку, внимательно следя за небом. Бело-рыжая грива волос была стянута в хвостик за ушами. Карие глаза внимательно наблюдали за серым горизонтом. Два чёрных с синеватыми пневмотрубками робота, со встроенными в правые руки шокерами, вошли в ряд. Короткие вращающиеся пулемёты в головах активированы не были, также как и бронебойные винтовки в другой руке. Следом двигался Камолин, рептилоиды прикрывали сзади. Навстречу вышли маммолоид-пёс с поднятыми вверх руками и толстая коричневая муравьиная матка без нескольких конечностей на кресле каталке.
— Это я вас вызывал! — сообщил обвешанный костями мутант. — Они там внутри. Пришли процент от бизнеса требовать. Наш босс там пытается их отвлечь. Зульфия вот подтвердит. Да Зульфия?
Инсектоид утвердительно кивнула изуродованной головой без одного глаза и уса. Эсэсбешники обошли их и рассредоточились. Роботы и рептилоиды с двух сторон окружили ворота автосервиса. Внутри было темновато. Камолин вглядывался в силуэты техники и подъёмников, пёс подошел сзади и сообщил:
— Со светом беда какая-то. Муравьи должны сейчас поправить. Кстати, сколько нам вознаграждения положено?
— Чего? — злобно спросил офицер. — Вознаграждение положено если ты бы ты мне их в кабинет приволок. Я бы тебе и красную жилетку со значком добровольца выписал. А тут ты всё самим предлагаешь сделать. Где они там?
— Там офис за дальней стенкой, там они.
Прячущийся вместе со слоном за большой овальной машиной Палач тихо спросил у сумасшедшего:
— Это чего он делает, а?
— Не понял ещё? Продать нас пытается, — прохрипел сидящий неподалёку от них в смотровой яме Шут.
Палач схватил слона за хобот и упер ему под подбородок лезвие своего топора-дробовика. Повернув к нему воняющее потом и перегаром огромное рыло, Проповедник тихо рассмеялся:
— Маловерный! Будь терпелив и познаешь замысел его!
При этом слон воздел к потолку толстый палец. Палач не совсем понял, чей замысел, Гены или Господа он должен был понять. Роботы углубились внутрь, двигаясь с двух сторон от ямы, рептилоиды загородили выход.
В коммуникаторе Вики было слышно переговоры Лизесс и Капитана. Сканеры роботов засекали тепло и движение, но это были суетящиеся у электрического щита муравьи. «Небо-2 движение сзади!» — услышала она обращение к себе и резко повернулась, присев на колено и взведя винтовку. Что-то быстро исчезло за краем крыши, какие-то длинные движущиеся палки. «Небо-1, видишь его?» — запросила она элашку, пилот что-то закричал в рацию, но Вика и так уже всё поняла. Обернувшись, она успела заметить как по крыше, перебирая длинными изогнутыми конечностями, на неё несётся страшный тощий арахнид. Схватив её за руки, он вместе с ней подпрыгнул над гаражами. Передние лапы распрямились со скоростью пружины, паук прямо в воздухе оттолкнул собаку от себя, та с криком упала в кусты за гаражами с высоты метров десяти над землёй. Приземлившись и сделав второй прыжок, Летун оказался на кабине элашки. Ошарашенный пилот увидел перед собой большие, сочащиеся слюной жавлы и восемь круглых чёрных глаз. Мутант заполз под днище аппарата и, засовывая свои длинные лапы внутрь корпуса, мимо вращающихся деталей, начал рвать масляные и охладительные трубки. Элашку начало задирать вверх, турбина со скрежетом заревела. Пока пилот пытался выровнять аппарат, паук спрыгнул на землю и скрылся за гаражами.
А в это время у сервиса Гена с размаху попытался зарядить дубиной в затылок Камолину, тот увернулся, но пропустил удар свинцовым набалдашником в живот. Он упал набок, откатился от удара палицей по земле и достал пистолет. Гена поспешил скрыться внутри автосервиса. Там тоже была свалка. Когда роботы приблизились, из их с Палачом укрытия вылетел слон, протаранил одного из роботов, отчего тот оказался под подъёмником с корпусом чинящейся машины. Дёрнув за рычаг, слон обрушил её на робота. В это время второй перепрыгнул через яму. Затрещал шокер, контакты вонзились в толстую грязную кожу. Завёрнутая в плащ туша отлетела в угол. Но, тут же, Проповедник начал подниматься, трясясь и крича дурным голосом: «Да постигнет грешников глас трубный!». Из сервиса в панике выбегали муравьи, мешая рептилоидам продвинуться вперед. Мимо Чжуна внутрь пробежал пёс, толкнув его плечом. Тот попытался его схватить, но налетел на муравья, а потом и вовсе свалился, долбанувшись о бетонный пол большой головой. Это Шут, пробежав вперёд по яме, схватил его оттуда за ногу. Люй возвращался назад. Увидев лежащего Камолина, но тоже получил удар под колено, но, правда, не упал, а вскользь ударил ботинком в лицо Шута. Тот чуть дёрнул вперед ногу жёлтого рептилоида, потом схватил старшину Вейшена за броник и уронил вместе с собой на дно ямы. В этот миг слон, выставив вперед хобот и трубя, подбежал ко второму роботу и начал колотить его по головному отделу двумя лапами сверху, за что получил второй удар шокером. После этого машина замерла, как и вторая, почти выбравшаяся из-под подъёмника. Валет и Палач пытались добить ногами старшину Бао, получалось это у них плохо, он приподнялся, зарядил своими кулачищами одному в селезёнку, другому в печень. А тут ещё сэр Баскервиль, подбежал сзади к Палачу и зачем-то оттащил его вглубь сервиса.
Заведя ошарашенного Германова в подсобку с дверью наружу, пёс спросил:
— Боевой режим у роботов включить можешь? Быстро думай!
Палач утвердительно кивнул, маммолоид открыл дверь. Они вдвоём обежали гаражи с другой стороны, и подошли к броневику ССБ. «Там охрана!» — запротестовал человек, но мутант лишь отмахнулся. У раскрытых задних дверей стоял паук. Н растопырил лапы при виде Палача, но сэр Баскервиль провёл слева направо рукой и произнёс: «Тихо Летун, свои». Приклеенная желтоватой паутиной головой к дверце, на земле дёргалась краснопёрка, пачкая в пыли свои форменные мини-юбку и сапоги. Палач запрыгнул внутрь, не сразу нашёл пульт и, нажав несколько кнопок, спустил роботов с цепи. Он хотел вернуться назад, но пёс остановил его, сказав, что их догонят, и повел его и паука в сторону болотца.
А между тем над сервисом летала наполовину неуправляемая элашка. Пилот пытался как-то её посадить. Выбежавшие муравьи подняли над собой свою матку вместе с гусеничным креслом и спешно понесли её подальше от побоища. Заметив обездвиженные механизмы, слон пробежал мимо роботов и схватил сидящего на Шуте и колотящего его сцинка хоботом за шею. Шут, с разбитым носом, вылез из-под рептилоида, выпрыгнул из ямы и начал спасаться бегством в глубину сервиса. Ибо вход преграждал поднявшийся и стреляющий по ним Камолин, видимо от злости забывший о собственном приказе. На пути Шуту попался шатающийся от удара в висок Валет, которого тот толкнул обратно в старшину Бао, со словами: «Мы не забудем твой подвиг». Но слон хоботом швырнул в Мясо напарника, положил Валета на плечо и скрылся от пуль капитана в прежнем укрытии за машиной. Там уже сидел вытирающий кровяные сопли Шут. Рептилоиды поднялись и, глядя на капитана, тоже взяли в руки оружие. Дверь в подсобку, где скрылся Баскервиль, хорошо простреливалась. Эсэсбешники чувствовали себя хозяевами положения.
— Именем Евразийского Союза! — провозгласил Камолин. — Вы арестованы по обвинению в содействии терроризму. При добровольном сотрудничестве высшая мера пресечения может быть изменена на тюремное заключение до выяснения обстоятельств.
— Остерегись гордец, — предупредил слон. — Ибо погубит тебя поклонение истуканам твоим!
Роботы снова зашевелились, вышли на середину сервиса. Но, к удивлению эсэсбешников повернулись к ним. Профессор первый понял, в чём дело, и начал отступать. Мясо смотрел тот на него, то на роботов, однако последовал примеру друга. Последним сообразил Камолин. Он понял, что включилась боевая программа, когда в головных отделах машин начали раскручиваться короткоствольные пулемёты, а из левых рук выдвигаться короткие стволы бронебойных винтовок. Роботы приготовились к уничтожению любой живой силы с оружием, которое было только в руках у сотрудников. Взвалив на плечо Валета, и схватив в охапку Шута, Проповедник скрылся в подсобке. Роботы начали поливать пространство сервиса мелкокалиберными пулемётными пулями, оперативники успели выскочить наружу. Только вот укрыться было негде: железные воротины машины могли успешно пробить из винтовки, а добежать до броневика времени не было. Профессор взял инициативу в свои руки — жестом показав коллегам отвлечь роботов, он спрятался за углом. Чёрные корпуса машин показались из ворот, Мясо выстрелил из пистолета в ноги роботам. Те повернулись в сторону атаки, выставив руки с винтовками, но тут Люй выбежал из-за укрытия, стреляя с обеих рук сразу по нижней части грудных отделов роботов. Пули пробили часть пневмотрубок и насосы, во все стороны полилось масло, и механизмы замерли, наполовину повернув голову. Несколько секунд они крошили очередями кусок кирпичной стены перед ними, грохнуло несколько винтовочных выстрелов, пули ударились в чёрную спецмашину, пролетев над головами Камолина и Бао, или воткнулись в бежевую землю у их ног. Вот за это в ССБ и не любили роботов: их легко было взять под контроль и легко вывести из строя.
В гаражах затихали звуки выстрелов, когда шлёпаюших по болоту Гену, Летуна и Палача догнал слон, волочащий двух других бандитов. Паук подошёл к валяющейся у кустиков большой старой покрышке от древнего грузовика, засунул внутрь свои бледно-коричневые конечности, а затем исчез. Палач с удивлением обнаружил внутри широкую горловину глубокого колодца с рядом ржавых скоб, ведущих в пустоту, по зелёным заплесневелым стенкам стекали струйки болотной воды.
— Осторожнее, здесь скользко, — улыбаясь кривозубой пастью, вежливо предупредил пёс и сделал пригласительный жест.
— У меня робот ещё, — кивнул в сторону пятиэтажки Германов.
— Который убить нас должен был? Потом заберёшь. Не переживай, хотели бы мы вас грохнуть, давно бы это сделали.
Понимая, что другого способа убраться отсюда, не попав под пули легавых, нет и дав роботу команду улетать подальше, Палач полез внутрь, следом начал спускаться сэр Баскервиль. Тут же подбежавший Проповедник чуть ли не запихнул в дыру Шута, осторожно спустил Валета. Тот с трудом перебирал конечностями. Последним с трудом протиснулся в колодец сам слон, толстой рукой поправив покрышку и задвинув тяжёлый ржавый люк, над которым сомкнулась грязная вода.
Оперативники тем временем обшаривали сервис, капитан вызывал подкрепление. Приехали ещё две группы, и весь остальной вечер был занят перетряхиванием гаражей и соседней пятиэтажки, потом начались допросы бестолковых муравьев и местных жителей. С трудом отлепили от броневика бьющуюся в истерике Лизесс. Вику, переломанную после падения, нашли в кустах неподалёку. Итог операции был следующий: раненый сотрудник, повреждённая элашка, уничтоженные роботы и провалившиеся сквозь землю бандиты. Мрачный Камолин подозревал, что он, наверное, уже в лучшем случае старший лейтенант.
А бандиты, будучи действительно глубоко под землёй, вышли к развилке тоннелей — отделанной старым сырым кирпичом комнате. Слон и пёс положили рядом свои цилиндрические, светящиеся голубоватым светом химические фонари, сами присели отдохнуть. Проповедник накинул на голову свой капюшон и вроде как задремал. Палач и товарищи смогли, наконец, отдышаться. Летун повис под потолком. Пришедший в себя Валет со словами: «Ах подвиг, сука!», схватил за горло Шута. В этот раз побитый клоун увернуться не успел, пришлось остальным оттаскивать картёжника. Палач снял с лица маску и гневно спросил у убийцы:
— Это чё там было, а?
— Да у него нокаут, бредит он. — В этот момент Валет плюхнулся на землю и его стошнило.
— Черепно-мозговая, — вздохнул Германов. — В больницу тебя надо придумать как отправить.
— Так это восточные тоннели? — спросил он уже у Баскервиля.
— Они самые. Показываем, так сказать товар лицом.
— Ты мне карты покажи.
— Да нет уже давно никаких карт. Мы их давно сожгли. Зато есть кое-кто, кто тоннели наизусть знает.
— В проводники ко мне хочешь? И сколько тебе за это платить?
— А столько же, сколько тебе платят! — сказал Гена Баскервиль, вставая. — Я хочу с тобой работать, на тех же что и ты.
— Ты мозги все пропил, что ли? Я всем плачу, я потихоньку беру этот город!
— Ой, Германов, перестань! У меня на ложь, если позволишь, нюх. У вас есть серьёзные покровители, которым там, наверху, нужна каша. — Пёс воздел вверх два пальца. — И мы вам, джентльмены, продемонстрировали, как мы имеем легавых. Мы долбанутые, они не будут знать, чего ожидать от нас!
— Оковы разума делают слабыми, — сонно изрёк слон.
— Вот, вот! — продолжил Гена. — Посмотри на моего друга. Два удара током и ничего, спит сидит! Твоих вытащил! Где ты ещё такого найдешь?
— Что не убивает, делает могущественнее тебя, — сказал слон и захрапел.
— А Летун? — пёс указал на потолок. — Та рыбина ещё неделю спать не будет! А я видишь как всё разрулил!
— Ты сам всё это и спланировал!
— Я? Я? — оскорбился сэр Баскервиль. — Это чистая импровизация! Я вам все карты раскрыл! Я всё потерял! Сервис, муравьишки теперь без меня пропадут! Короче думай. Я предлагаю твоё дело живой силой поддержать. Сэр Баскервиль с компаньонами к вашим услугам.
И он приподнял заменяющий ему шляпу собачий череп. Палач оглядывал освещённую голубоватым светом комнатку с четырьмя тёмными проёмами тоннелей. А чего, собственно, он терял? Теперь, не считая робота, их осталось только трое. Из восемнадцати ребят. Ему чего сказали? Набирай удобных для себя помощников. Эти конечно, сволочи и психи, ну так такие и нужны. Был один долбанутый канцероид, станет три долбанутых. Он спросил:
— И чего, ты наизусть всю подземку запомнил?
— А кто сказал, что я говорил про себя? Мы лишь искали ему покупателей.
От стены отделилась какая-то низкая фигура и вышла на свет фонарика. Существо не имело одежды, человекоподобное тело с длинными ногами и руками состояло из множества поперечных колец. Аннелидоид вытянулся и протянул руку для приветствия. Длинные мягкие пальцы заканчивались тонкими кончиками. В химическом свете и без того синее тело мутанта казалось ещё синее. Из плеч выдвинулась тонкая голова с треугольными челюстями и маленькими серыми глазками вокруг них. Сэр Баскервиль счёл нужным представить его:
— Хозяин местных так сказать, красот. Зовут его… Даже не знаю… Мы зовём его просто Червяк. Или Синий.
— Вот так вот! — захрюкал Шут, вытерев с лица смесь крови и грима. — Оказывается, червяк выудил нас на пса! Хэ, Хэ!

Абдельджаффар смотрел на струи дождя, стекающие с больших зелёных листьев сирени за окном его больничной палаты. Кустарник заслонял всё окно на первом этаже, поэтому за эти несколько дней Ящер выучил узор листвы наизусть. Созерцание зелени умиротворяло, вытаскивало из плена тягостных мыслей, подкреплённых болями в голове. Зрелище в маленьком мирке палаты отнюдь не было однообразным. То игра теней, от пробивающегося через заросли лучей полуденного солнца, то шелест капель, как в этот пасмурный вечер. Но, стоило уйти в себя, снова перед глазами были розовые движущиеся жавлы мутанта. Снова накатывало это ощущение. Наверное, офицер впервые по-настоящему почувствовал, что неизбежно умрёт. Он мог описать, какой будет его будущая смерть, всего одним словом — неумолимой. Наступит миг, когда весь его логичный и упорядоченный мир обрушится в пустоту. Эта мысль несколько раз в день пронзала, словно нож, заставляя на миг задерживать дыхание. Но он не прогонял её, а наоборот, снова и снова возвращался к ней, пока та не становилась чем-то банальным. Тогда он чувствовал себя древним японским самураем, чей кодекс «Бусидо» велел каждое утро просыпаться с мыслью: «Сегодня я умру». И когда эта мысль перестанет страшить, то тогда должно было наступить просветление, и воин начинал чувствовать жизнь в каждом её ускользающем миге. Но вот незадача — просветившись, Фар погружался в водоворот житейских мыслей, который уносил его всё дальше от этой «мудрости», чтобы в какой-то миг снова оставить один на один с животным страхом.
Наступило время посещений, и его одиночество нарушила пара больших серых ушей, протиснувшихся в дверь. Следом появился и сам сержант Мазур. Первым делом он пошутил над салатовой сетчатой пижамой Абдельджаффара. Такой уж в госпитале был порядок, для каждого вида свой цвет. Маммолоиды щеголяли в розовом, ихтиоиды уныло бродили по коридорам в голубом, и так далее. А всё для того, чтобы некоторые не особо умные медсёстры не перепутали, кому какие давать медикаменты, ибо прецеденты были. Затем, выпучив свои чёрные глазёнки, Альтом начал в ядовитых выражениях описывать последние события в Управлении, применяя в описании коллег самые нелестные эпитеты. Всё это Фар уже знал из сводок. Вдоволь посмеявшись над собственными шутками, нетопырь резюмировал:
— Так что нам, получается, меньше всех досталось.
— Ха! — усмехнулся Ящер. — Тебе-то череп не ломали! Сидишь неделю в кабинете и сплетни собираешь. А я порой думаю, как мозги под пластиной почесать. Месяц ещё с ней ходить.
— Да ладно! При Вашей регенерации, за неделю всё затянет! И потом, кто-то виноват! Возомнили себя супергероем. Вам надо плащ с надписью «Детектив Зелёная Чешуя». Если бы не я…
— Кстати да! Я уши то тебе ещё за это оборву. Кто тебя просил делать мой мотоцикл доступным для местного спутника?
— Если бы я это не сделал, не узнал бы, что Вы по городу мечетесь как безумный. И не побежал бы к Камолину со словами: «Спасите, помогите, мой начальник недоброе задумал!». И так повезло, что успели.
Он был, конечно же, прав. И, делая вид, что ругает Альтома, Фар был безмерно ему благодарен. Из этого нужно было делать выводы. Самоуверенность стала его слабостью. Его враги быстро это поняли. В результате, появился ещё и этот страх. Который теперь будет мешать в работе, подавлять волю. Хотя, с другой стороны, и его можно использовать во благо. Познав на себе его природу, Ящер понял, как это чувство воздействует на других. В конце, концов, любую слабость можно превратить в силу. Всё зависит от точки зрения. Фар последнее время часто вспоминал фразу Ницше: «Кажущийся мир — есть единственный». Ну и про то, что не убивает, тоже.
Но все эти мысли Фар оставил на потом, Потому как Мазур сообщил, что в коридоре сидит ещё один посетитель:
— Мы вдвоём приехали, но врач у тебя строгий, сразу двоих не пустил.
— Не наговаривай на дрозда, его операция мне жизнь спасла. Даму, кстати, мог и вперед пустить.
— Вот Вы какой, друга на бабу! — Альтом театрально обиделся. — Ей всё равно ещё к сестре заходить. И потом, пусть там посидит, погрустит. Она думает, что вы здесь лежите как овощ и общаться можете, только водя пальцем по доске Лобанова-Шмидта. Она по пути так разоткровенничалась, а я так умею слушать. Спорим, я перевей её трахну? Собачка, конечно, к Вам пришла, но пока вас выпишут… А тут рядом чуткий внимательный друг.
— Ну конечно! — засмеялся Фар. — Вали давай и зови Алину.
Младшая, на целых шесть минуту, из близняшек-колли принесла в качестве угощения жареных кузнечиков. Терпеть их Фар не мог, но сделал вид, что они ему понравились. Вид выздоравливающего капитана её обрадовал, она принялась рассказывать, как она переживала за него и сестру, которой до выздоровления было ещё далеко. Фар улыбался в ответ, разглядывал её карие глаза, выпрямленные рыжие с белым волосы, отметил, как чёрная форменная футболка подчёркивает упругую грудь. Возможно, близость смерти подстегнула его инстинкты. Она была рядом, она хотела стать ещё ближе. Какая-то мораль и какие-то скрытые мотивы, останавливающие капитана раньше, сейчас казались смешными. Когда она уходила, Фар обещал позвонить.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.