Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44719
Книг: 111350
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Сбежавшая любовь»

    
размер шрифта:AAA

Артелина Грудина
«Сбежавшая любовь»

Пролог

Мягкий свет свечей и камина, шелковая простынь, гладкая, как и кожа роскошной женщины, что лежит у меня под боком. Моя Алика. Рука потянулась к голой спине, пальцы пробежали вниз, и ладонь накрыла округлую ягодицу. Вся моя. Призывный взгляд голубых глаз, и женщина потянулась ко мне за поцелуем. Терпкий вкус спелой вишни и аромат чайной розы. Когда — то она пахла ночной фиалкой и была такой же яркой, нежной и хрупкой.
Когда она изменилась, или я ее изменил? Вместо любимой женщины мою кровать грела расчетливая стерва, которая плетет свои игры у меня за спиной. Глупая. Думает, я не вижу. Вижу. Порой мне хочется сжать ее шею и потребовать вернуть ту нежную девушку, которую я полюбил. Останавливает меня все та же надежда — вдруг однажды поутру я увижу в глазах Алики прежнее тепло, а не холодный расчет. Возможно, это лишь предлог, чтобы ничего не менять, или я еще не встретил ту, ради которой готов поменять что — либо.
— Эрвир, я слышала, ты планируешь благословить несколько браков на ближайшем балу. — Мягкая улыбка женщины и ее поворот на спину, благодаря которому Алика демонстрирует мне великолепное тело: полные тяжелые груди с аккуратными соками, которые набухли и сейчас похожи на две горошинки; плоский живот; мягкий треугольник светлых волос, который она кокетливо прикрывает, сжимая свои стройные ноги.
— Да. — Я успеваю лишь коротко ответить, опуская губы на розовые соски.
— Мм… — ее протяжный стон звучит, словно песня. Она знает, как я люблю, когда она стонет от моих ласк. Я догадываюсь, что сейчас прозвучит просьба. Очередная ее интрига. О моя коварная, что же ты задумала на этот раз?
— Эрвир, — она шепчет мое имя и выгибается дугой. Хороша, чертовка. Моя чертовка! Я чуть ли не рычу от злости на себя. Я хочу ее. Понимаю, что это лишь уловки, но все равно желание обладать ею перекрывает голос разума.
— Эр… — затыкаю ее рот поцелуем, не хочу слышать, не хочу знать.
Нежная кожа, мягкие изгибы — моя Алика, моя… Мои руки гладят все тело, сжимают грудь, ее дыхание глубокое, а глаза блестят. Возбуждена, не играет. Настоящая. Наконец — то.
Наши тела переплетаются, губы ищут друг друга, мы не можем остановиться. Сейчас у нас одна цель на двоих, одно желание, почти одно дыхание. Моя.
— Я дышу тобой, — шепчут ее губы, я почти верю, она тоже почти верит сама себе.
— Эрвир, я хотела попросить тебя устроить брак графини Вельски. — Я усмехаюсь. Почувствовала соперницу. Бедная девочка. Алика уничтожит ее, девушке и впрямь лучше будет при муже, чем при моем дворе.
— Милая, до бала меньше недели, где мне найти ей мужа? — Подобрать подходящую пару действительно нелегкая задача. Алика не знает, что эти браки не просто прихоть Императора, а эксперимент, направленный на защиту всей нашей страны от акимов. Мерзкие порождения бога смерти! Бездушные твари, пожирающие все на своем пути!
— Маркиз Вед Франт весьма хорош собой. — Ее пальцы скользят по моему животу и опускаются ниже. — К тому же старший сын, недавно прошел вторую инициацию. — Я чувствую, что желание возвращается ко мне вновь. — Сильный маг молнии, ты же магов молнии только и благословляешь.
Ее руки сжимают уже набухшую плоть, плавные движения прекращаются, и подушечки пальцев гладят открывшуюся головку. Захватывает дыхание. Я готов дать ей все, лишь бы она не останавливалась. Моя чертовка, как же много власти над собой я тебе дал!
— Хорошо, — мой хриплый голос звучит для нее как приглашение, и она начинает осыпать мое тело легкими поцелуями, празднуя победу.
На моем лице злорадная улыбка, которую Алика не видит, слишком увлеченная моим животом. Ее язычок рисует на нем узоры, она и не догадывается, что никакой соперницы не было вовсе. Просто очередная игра. Наша с ней игра. Я делаю вид, что увлечен другой, она бросается в бой, а в конце нас ждет ошеломительная близость и пара месяцев затишья, когда Алика, словно кошка, будет мурлыкать вокруг меня, позабыв о своих острых коготках.

Глава 1

Солнце слепит до слез, до рези в глазах или это не оно?
— Император выбрал тебе мужа, Кати, — словно приговор, звучит спокойный голос отца.
Его спокойствие, сдержанность убивают меня.
— Папа, я …
— Пора повзрослеть, ты уже не ребенок! — Даже ругая меня, он спокоен. Просто все просто — я ему безразлична. Все разговоры, просьбы впустую.
Решение принято.
Я молча выхожу из его покоев и иду в сад. Мои шаги не слышны, как и я сама. Только стук сердца бьет по ушам, а теперь вот солнце печет глаза. Как хочется упасть на зеленую траву и раствориться в этом летнем дне! Стать ветром или цветком… «Белоснежной орхидеей», — шепчет мне память и безжалостно рисует любимые черты. Больнее всего от взгляда, полного любви, в котором я отражалась когда — то. Все оказалось ложью! Обманом! Иллюзией!
Тогда, три года назад, мне было больнее, чем сейчас. Этот поворот судьбы меркнет по сравнению с тем, что подсовывает мне память.
— Не хочу вспоминать, — беззвучно шепчу я, присаживаясь на скамью под деревом. Его ветви прячут меня от солнца, но глаза все равно режут слезы.
Рука с платком появляется внезапно, я и не слышала шагов, погрузившись в свои воспоминания.
— Кати, вытри слезы! — Мари смотрит на меня, недовольно поджав губы. — Не могу поверить, что ты будешь сидеть здесь и страдать! Куда делась моя подруга?
Прижав к своему носу белоснежный платочек, я некрасиво высмаркиваюсь, а Мари плюхается на скамью рядом. Как хорошо, что нас не видит графиня Ольвар, она бы сейчас на весь сад разразилась тирадой о манерах, которых у нас нет. Я улыбнулась, представив лицо «синего чулка», коим и была графиня.
— Так гораздо лучше, — заметила моя подруга, — мы должны разработать план, а ты тратишь наше время на ерунду!
— План? Какой план, Мари? — промакивая глаза кончиком платка, спрашиваю я без какого — либо интереса.
— Соберись, Кати! Я хочу, чтобы ты была счастлива, ты хочешь быть счастливой, значит, и план должен быть направлен именно на это!
Я неуверенно кивнула, не понимая, к чему клонит подруга.
— Брак может стать для тебя счастьем, хоть и неожиданным.
Я в этом сомневалась, но остановить поток слов Мари не могло ничто!
— Мы должны узнать, кто твой жених. Проследить за ним. Выяснить, годится ли он на роль твоего мужа, а затем сделать тебя счастливой.
Я запуталась окончательно. Это не может быть правдой, Мари не может говорить серьезно!

Когда я плакала в саду, я думала, что боги отвернулись от меня. Мне казалось, что все просто ужасно и хуже быть не может. Я ошибалась! План Мари оказался не шуткой, более того, подруга всерьез была намерена воплотить его в жизнь.
Сейчас, когда мы крались в темных туннелях потайных ходов дворца, я молилась всем богам.
— Кати, хватит бухтеть под нос молитвы, ты как моя тетушка Маргарит. — Подруга остановилась и, сузив глаза, стала что — то высматривать в карте.
— Не пойму, куда теперь. — Девушка огляделась по сторонам.
Перед нами была развилка. Слева туннель мне нравился больше: паутины почти не было, и он выглядел не таким страшным. Я с надеждой смотрела на него, но Мари шагнула к правому проходу.
— Ты уверена? — Идти в том направлении мне совсем не хотелось.
— Нет, я не уверена, но стоять на месте еще глупее.
— Самой большой глупостью было решение вообще полезть сюда! — не удержавшись, ответила я. — Откуда у тебя вообще эта карта?
— Тетя дала, — ответила подруга и шагнула в проход. Мне не оставалось ничего иного, как последовать за ней.
— О боги, а у нее она откуда? — спросила я, переступая через груду камней, не забывая рукой сбрасывать с волос паутину.
— Наша семья предпочитает умалчивать тот факт, что тетушка Маргарит была фавориткой императора, — поделилась подруга, увеличивая диаметр огненного шара.
— О! — мое восклицание можно было отнести и к тому, что стало светлей, но мы обе понимали, что я удивлена ролью леди Маргарит при дворе.
Я вспомнила тетушку Мари, она и впрямь была хороша собой. Высокая, стройная, с копкой рыжих волос и выразительными голубыми глазами. Она всегда напоминала мне фарфоровую куклу. Такая же идеальная, но какая — та неживая. Леди Маргарит редко показывала свои чувства, почти всегда сохраняя на лице бесстрастную маску. С такой же ходил и мой отец после смерти мамы. Я ненавижу эти маски! Все до одной. Страшнее всего было то, что мне самой приходилось надевать ее время от времени. Если я выйду замуж за того, кого не смогу полюбить, то боюсь, эта маска прирастет ко мне навсегда. Я не хочу быть такой же, как папа или леди Маргарит. Я не хочу быть куклой.
— Я тоже была удивлена, узнав эту историю. — Мы свернули за угол, и Мари начала считать шаги вслух.
— Десять! — объявила подруга и повернулась к кирпичной кладке. — Где — то тут должен быть тайный ход.
Четверть часа мы искали нужный кирпич, ощупывая руками каждый, но все было зря.
— Я устала. — Мари села на пол и прислонилась спиной к стене.
Я села рядом, платье и так было безнадежно испачкано. Ноги гудели, а в голове не было ни одной мысли.
— Это все равно не помогло бы мне, но эту прогулку по тайным туннелям дворца я запомню на всю жизнь. — Я улыбнулась подруге.
— Нельзя сдаваться, Кати! Мы заслуживаем счастья! — Мари была такой живой, такой эмоциональной. Словно глоток свежего воздуха в жаркий день. Ее авантюризм был заразителен, как и смех, и улыбка. Наверно, поэтому я так дорожила дружбой с ней.
— Я не уверена, Мари. Тем более я уже была счастлива. Безумно, до дрожи в коленях, до замирания сердца. Слишком ярко, чтобы забыть это чувство.
— Граф Флеминг?
— Адам, — прошептала я.
— Вы выглядели влюбленными друг в друга. — Ее ладонь легла на мою. — Вам все завидовали. Особенно Гартия. Ее тогда отец выдал замуж за лорда Волента. Ух, и злилась она, глядя на вас!
— Мари, какое это имеет теперь значение? Все осталось в прошлом. Мы расстались.
Тишина опустилась нам на плечи, огненный шар разгонял темноту коридора. Как жаль, что он не сможет разогнать темноту в моем сердце. Все люди, которых я любила, уходили из моей жизни, но не из сердца. Там они продолжали жить. Хотя нет, не жить — существовать. Мое сердце напоминало кладбище.
— Я никогда не спрашивала тебя о причинах, не спрошу и теперь, если ты не хочешь вспоминать.
— Он обманывал меня. — Мой ответ прозвучал слишком резко, и я стушевалась. — Адам был влюблен в другую, а…
— Что ты говоришь, Кати! Адам с тебя влюбленного взгляда не сводил! Он дышал тобой!
— Я видела письма! Я читала их — он любил другую! — Я не хотела слушать Мари, ее рассказ о нас. Это было слишком больно. Даже сейчас.
— Тогда почему не взял ее в жены за эти три года? — Подруга не сдавалась, она наступала на меня, забрасывая вопросами. — Почему заперся у себя в лаборатории и не появлялся при дворе?
— Я не знаю. — Мой голос звучал жалко.
Все эти годы я старалась забыть Адама, разлюбить, вырвать из сердца. Я ненавидела, любила, проклинала, но ни разу не задала себе эти вопросы. Мари понадобилась пара минут, мне же не хватило трех лет.
— Я знаю! Он так себя ведет, потому что любит тебя!
Я смотрела на подругу, не веря в услышанное. Невозможно или все — таки возможно? Я вскочила на ноги и заметалась в коридоре. Боги, если это правда? Если меня обманули? Но зачем? И кому это надо? Однако Мари права, почему тогда он не женился на той девушке? Почему осаждал мой дом, добиваясь встречи? Почему он до сих пор свободен?
— Мари, как узнать правду? — спросила я, застыв на месте. Зная богатую фантазию подруги, я была уверена, что она придумает что — то.
— Надо подумать, — она нахмурила брови, — но бал всего через три дня!
Мои ладони вспотели. Три дня слишком мало! Я подошла к стене и прикоснулась к ней лбом. К моему удивлению, я нажала на нужный камень, и механизм заработал — появился проход в кабинет Императора.
— О! — Мы замерли у входа, не решаясь войти.
— Нам все равно надо знать имя жениха. — Мари первая шагнула внутрь.
Подруга была настроена решительно. Она смело подошла к столу и принялась смотреть бумаги, я же замерла посреди комнаты, нервно поглядывая то на тайный проход, то на дверь, то на Мари.
— Нашла что — нибудь? — шепотом спросила я, прислушиваясь, не идет ли кто.
— Пока нет.
— Мари, мне не нравится все это, пошли!
— Либо помоги мне, либо прислушивайся к звукам.
В этом вся Мари, если решила, то не отступится, пока не сделает!
Я стояла у двери, а подруга продолжала смотреть бумаги.
— Это бесполезно! — через полчаса она сдалась. — Куча мусора! Ничего нужного.
Я подошла к столу и посмотрела на этот «мусор»: донесения шпионов, отчеты магов о добыче камней, информация о хищениях казны головой приграничного города. По сравнению со всеми эти делами именно моя свадьба была мелкой чепухой.
— Пошли, Мари. Это чудо, что стена до сих пор не закрылась.
Мы вдвоем взглянули на стену.
— А как мы ее закроем? — спросила подруга.
— В карте ничего об этом не сказано? — Я чуть не взвыла в голос. Какая свадьба? Вместо храма я пойду в казематы за шпионаж против империи.
— Пошли, — подруга потянула меня за рукав к темному коридору.
Оказавшись в нем, мы принялись в четыре руки трогать кирпичи, но все опять было впустую. Боги покинули нас, но на прощание они решили еще и повеселиться.
Меня всю окатило холодным потом, когда я услышала приближающиеся шаги и голоса мужчин. Я начала с удвоенной силой искать тот самый камень. Я ударилась лбом, когда проход открылся, значит, нужный камень должен быть на высоте моего лба!
Стена закрылась в последний момент. Мы успели чудом. Молча смотрели друг на друга, боясь пошевелиться.
— Ты пригласил всех брачующихся на бал? — Голос императора я бы узнала из тысячи иных.
— Да, Ваше Величество. Сегодня был получен ответ от графа Флеминга.
Мое сердце забилось сильнее: Адам один из женихов?
— Я сравнил его показатели с графиней Вельски — довольно высокий процент успеха.
— Значит, пара найдена?
— Вполне вероятно.
Стоять дальше было нельзя, вдруг нас обнаружат? Медленно, на носочках, мы двинулись к выходу.
Поговорить удалось лишь в моих покоях.
— Все складывается просто чудесно, не зря ты сегодня целый день молилась богам! — Мари чуть ли не хлопала в ладоши. — Император выбрал Адама тебе в мужья. Невероятно!
Действительно, похоже на чудо!
— Но мы все равно должны все узнать об этих письмах. — Я подошла к комоду и достала из ящика перевязанную стопку писем.
— Ты их хранила? — Мари была удивлена. Я и сама не знаю, почему до сих пор их не выкинула. Хотя нет, не стоит юлить — причина мне известна. Каждый раз, когда я хотела увидеть Адама, узнать, как он, или написать ему пару строчек, я доставала эти письма, и мое сердце замолкало под гнетом боли и обиды.
— Да, как видишь, не зря. — Я улыбнулась как можно искреннее, но Мари сузила свои голубые глаза и посмотрела на меня с сомнением.
— Ты сможешь что — то узнать по ним? — Подруга взяла конверты: — Я попрошу брата, он не откажет мне в помощи.
Я скривилась, меньше всего мне хотелось доверять эти письма первому ловеласу дворца!
— Прекрати, он хороший! — Мари любила брата и относилась к нему как к мальчишке, хотя он был старше ее на десять лет. — К тому же он знает почерк всех леди двора.
— Мари, это почерк Адама. Я знаю точно! — Открыв первое попавшееся письмо, я продемонстрировала его содержание и записку, которую Адам писал мне. Почерк был одинаков.
— В письме может быть, но на конвертах другой. Присмотрись! — И действительно, два разных почерка.
— Мари, я поражена. Я столько раз читала эти письма, но не придавала значения.
— Трудно сохранить трезвость суждений, когда твое сердце разбито.
Она была права, но мне было так жаль упущенного времени! Почему я не открылась подруге раньше?
Мы стали дружить только пару лет назад, и она всегда стороной обходила тему Адама, прекрасно видя, что рана свежа, но я ведь могла…
— Хватить вздыхать и жалеть себя. — Мари дернула меня за руку. — Это я беру с собой и иду к брату, а ты готовься к балу.
— До него еще три дня!
— Еще? О, милая, ты не поняла, до него только три дня! А у тебя совсем ничего не готово. Чем ты собираешься соблазнять своего графа?
— Соблазнять? — Я как — то растерялась, не думала, что мне придется соблазнять любимого.
— О, ты, наверно, подумала, что расскажешь ему об обмане, и он тут же падет к твоим ногам с обещаниями вечной любви?
Падать к ногам Адам не станет, но ведь узнав причину, наверняка простит меня и предложит начать все сначала. К тому же Император и так благословит наш брак.
Словно прочитав на лице все мои мысли, подруга раскрыла мне глаза:
— Ты отвергла его без объяснений, не дала шанса объясниться, задела его мужскую гордость и теперь думаешь, ему будет достаточно пары писем, чтобы простить тебя? О нет, он усомнится в твоей любви к нему, в искренности, во всем!
Слушая Мари, я понимала, что все просто ужасно. Мне придется доказывать Адаму искренность своих чувств, добиваться взаимности.
— Достаточно, Мари. Я тебя поняла. У меня много работы.
Подруга просияла улыбкой и поспешила к брату. Меня же ждала гардеробная и вызов модистки. Мне надо затмить всех на балу!

Глава 2

Бал уже давно начался, но Адама все не было.
— Ты его видела? — я теребила юбку платья и смотрела по сторонам.
— Нет, но все женихи сейчас в кабинете Императора подписывают брачные договоры.
— Наверно, он прибыл телепортом как раз к встречи с ним. — Я старалась хоть как — то себя успокоить.
— Не за Нейтана же тебя император выдает замуж?! — захихикала нервно подруга.
Ее голос дрогнул, и наши полные ужаса глаза встретились.
— «Что делать? Что делать?» — только эта мысль и звучала в голове.
— Кати, Император, — прошептала подруга, и я заметила как Эрвирус Тортон появился возле трона. Переведя взгляд на дверь, я увидела, как один за другим появлялись отцы других невест.
Она подходили к дочерям и успокаивали их. Моего отца не было видно, как и Адама. Возможно, они говорят о чем — то? Я воспрянула духом. Что за чепуха? Нейтан мой жених? Смех да и только!
Мелодия вальса лилась, и многие пары кружились в танце. Я рассматривала платья танцующих. Девушки были очень красивы, но мое ярко — вишневое платье в сочетании с белокурыми локонами, заплетенными на голове в сложную прическу, выделяло меня из всех присутствующих. Я сделала все, чтобы поразить Адама. Продумала каждую мелочь. Все должно пройти превосходно.
— Катиона, Император ожидает нас. — Отец подал мне руку и повел к трону.
— Ты и маркиз Вед Франт будете объявлены первой парой. Это такая честь — выйти первыми. — Отец улыбался мне, а я не могла ни понять, ни разделить его радость.
Мой жених маркиз, а кто же невеста Адама? Взгляд пробежался по лицам девушек. Которая?
— Сегодня знаменательный день, — начал свою речь Император. — Я рад благословить своих верноподданных в столь угодном богам и империи деле, как брак! Маркиз Вед Франт и его прекрасная невеста графиня Вельски. — Ко мне подошел высокий статный мужчина в белом камзоле. Приняв его руку, я, словно в бреду, шла за ним, не понимая происходящего.
Император объявлял имена, жених что — то говорил мне. Наверно, комплименты. Я же кивала головой и надеялась, что все это лишь кошмарный сон.
— Граф Флеминг и графиня Вельмонд. — Услышав имя любимого, я обернулась в его сторону, желая хотя бы увидеть его. Три года — большой срок. Изменился ли он? Однако прелестную блондинку вел под руку не Адам, а его старший брат Нейтан.
Значит, все не так уж плохо! У Адама нет невесты. Осталось только мне избавиться от жениха, а затем я завоюю сердце любимого. Улыбка коснулась моих губ, и дурман спал.
— Ваша улыбка обворожительна, Катиона, — улыбнулся и маркиз, кружа меня в танце.
— Благодарю. — Я чуть склонила голову. Что же такого придумать, чтобы он отказался от меня?
— Вы весьма красивый мужчина, не поверю, что ваше сердце все еще свободно. — Боги, пусть он будет тайно влюблен в кого — то!
— Уже несколько лет я мечтаю о вас, — такого признания я не ожидала.
— Обо мне? — Я не могла поверить его словам.
— Вы словно прекрасная куколка. Ваши волосы, — он вдохнул аромат моих волос, — ваша кожа, — его рука прижала меня ближе к себе, — ваша страсть сводят меня с ума.
— Страсть?
Происходящее пугало.
— Летний вечер, твои волосы разбросаны по подушке, а тело оголено.
Меня бросило в жар, я помнила этот вечер.
— Этот мальчишка был так несмел, но твои стоны были чудесны.
Я уже не слышала мелодии и не видела ничего вокруг, кроме возбуждения в глазах маркиза. Поворот, и он притянул меня еще сильнее.
— Как же сладко ты будешь стонать, когда я научу тебя любви. Когда я открою тебе все грани близости.
Его голос звучал возле моего уха, а меня била дрожь.
— Уже завтра ночью я покажу тебе, какой сладостной может быть боль. Завтра ты будешь вся моя. Навсегда.
Мелодия закончилась, и мужчина отвел меня к отцу и подруге. Я стояла чуть дыша.
— Какие красивые иллюзии, Кати! — Подруга радостно смотрела на меня.
— Какие иллюзии? — Я не понимала, о чем говорит подруга, я вообще ничего не понимала.
— Кати, с тобой все в порядке?
Мари обеспокоенно смотрела на меня, отец смотрел сквозь меня в толпу и не вслушивался в наш разговор. Я кивнула подруге, давая понять, что все хорошо.
— Император создал фей, и они осыпали пары лепестками роз. Ты настолько увлеклась женихом, что не заметила? — Мари улыбнулась своей шутке, я же еле сдержала слезы, чтобы не расплакаться.
Рыдала я в своих покоях.
— Кати, мы обязательно что — то придумаем! — пыталась успокоить меня подруга. Однако все против меня: боги, Император, влюбленность жениха и, главное, невозможность поговорить с Адамом.
— Маркиз не откажется от меня, отец не пойдет против воли Императора. Брачный договор подписан, мое мнение никому не интересно!
Каждый аргумент, словно гвоздь в крышку гроба. Мой голос звучал глухо и тихо.
— Ты любишь Адама? — Мари дернула меня за плечи.
— Конечно.
— Уверена? Может, ты все же сумеешь полюбить маркиза?
— Мари! — возмутилась я, не переставая лить слезы. О чем она говорит? Как можно кого — то полюбить, когда уже влюблен?
— Значит, выход только один — бежать! — Подруга улыбнулась своей идее и закивала головой, видя мою растерянность.
— Бежать. — Я перестала плакать. Сейчас не время жалеть себя — надо действовать. Или сегодня, или никогда!
— Мари, я не стану бежать. Это глупо, мне негде скрыться, никто не пойдет против воли Императора.
Кого — кого, а подругу в свой побег я впутывать не желала. Первым делом менталисты придут именно к ней, значит, Мари не должна ничего знать, более того, мне следует запутать следы.
— А Адам?
— Может, он меня больше не любит. — Мое лицо было бесстрастным. — Это пустые мечты. — Отмахнувшись, я мечтательно добавила: — Возможно, маркиз и не так плох. У него приятные черты лица, красивые голубые глаза и темные волосы. Он ничем не похож на Адама, и он в меня влюблен.
— Значит, я зря просила брата о помощи? Кстати, сегодня на балу он сказал, кто присылал тебе письма.
Мари насупилась и обиделась.
— И кто же? — Любопытство съедало меня изнутри, но я старалась не подавать виду.
— Леди Гартия Волант. Я же говорила тебе, что она завидовала вашему счастью.
Вот стерва! Мне хотелось ее придушить, но вместо этого я тяжело вздохнула.
— Возможно, ей руководила Нирта, наверно, богиня уготовила мне иную судьбу.
Я, Катиона, графиня Вельски, готова бросить вызов всему миру, всем богам и Императору! Как же тяжело было скрывать в себе эти чувства и эмоции!
— Мари, завтра у меня свадьба, я хочу отдохнуть.
— Как скажешь.
Подругу явно задело мое поведение, но иначе я не могла поступить. Не тратя более драгоценного времени, я надела дорожное платье, собрала некоторые артефакты. Не забыла я и о том самом кулоне, который запрещала себе брать в руки. Фиолетовый аметист в форме сердца — подарок Адама. Камень с двух сторон обнимали крылья из серебра. Адам тогда только начал делать свои первые артефакты и научился работать лишь с этим металлом. Кулон был недорогой для других, но для меня бесценный, ведь любимый сделал его сам.
Дрожащими руками я застегнула украшение на шее и поспешила к единственному человеку, который сможет мне помочь. К моей, надеюсь, будущей свекрови.
Схватив небольшой саквояж, я тенью прошла по коридорам дворца и, нырнув в одну из свободных комнат, активировала телепорт. Кто бы мог подумать, что я воспользуюсь приглашением графини погостить у нее сейчас? Тогда, три года назад, когда я была невестой ее сына, этот подарок — приглашение был уместен, сейчас же я не могла предугадать реакцию женщины. Трусить было поздно — я шагнула в проход.
Появилась я посреди столовой, застав графиню за ужином.
— Ваше сиятельство, — присела я в книксене.
— Графиня Вельски, чем обязана я столь поздним визитом?
Даже если женщина и была удивлена моим поведением, внешне она осталась бесстрастной, словно каждый вечер в ее дом врывались бывшие невесты сына.
— Я… Мне нужна ваша помощь.
— Моя помощь? Забавно.
Леди Камилла облокотилась на спинку стула и с улыбкой осмотрела меня с ног до головы.
— Недавно я узнала, что причины, заставившие меня расторгнуть мою помолвку с вашим сыном, были ложными. Мне необходимо поговорить с Адамом.
— Как интересно. Отчего же вы не отправились в академию и не поговорили с ним? Почему вы в моем доме, графиня? Вам требуется мое благословение?
Она позволила себе иронию и сарказм. Я понимала, что гнев женщины оправдан. Я обидела ее ребенка, заставила его страдать.
— Сегодня вечером на балу Император благословил мой брак с другим мужчиной. Боюсь, как только о моем побеге станет известно, я должна буду вернуться ко двору.
Графиня молчала.
— Я знаю, что виновата перед Адамом, что, возможно, мне понадобится много времени, чтобы убедить его в искренности своих чувств.
— Ох, Кати, какие же вы дети! — В ее глазах проскользнуло прежнее тепло. — Вы думаете, если спрячете голову в песок, то все само собой решится. Тебе следовало еще тогда открыть Адаму причины отказа, а не прятаться.
— Вы даже не представляете, как я сожалею об этом.
Мне было стыдно за свои поступки.
— Адам был уничтожен твоим отказом, ты разбила ему сердце. Боюсь, простых объяснений будет мало.
Я закусила губу, но слеза все — таки сорвалась с моих ресниц.
— Тебе надо заново влюбить его в себя! — воскликнула графиня, направляясь ко мне.
— Я не понимаю.
— О — о, милая. — Ее руки обняли меня за плечи. — Я тебе все объясню, но вначале ты расскажешь мне о побеге. Нельзя, чтобы следы привели твоих преследователей сюда.
Присев на софу, я начала свой рассказ. С каждым словом объятия графини были все крепче. На минуту мне показалась, что я открываю душу не свекрови, а родной матери. Настолько заботливо леди Камилла смотрела на меня, настолько сильно она переживала за нас с Адамом. Если кто — то и способен помочь мне, то только она.

Глава 3

Поправив артефакт, что дала мне леди Камилла, я еще раз взглянула в зеркало. Черты моего лица немного преобразились: скулы стали более высокими, овал лица изменился, форма губ тоже. Единственно, что осталось моим — это нос. Даже цвет глаз стал другим. Прежняя голубизна сменилась на темно — коричневый цвет. Теперь я кареглазая. Как непривычно.
Перекинув толстую косу наперед, я провела рукой по своим волосам. Мне так не хотелось лишаться их. В кармане лежал небольшой флакончик с зельем, что сможет изменить и цвет волос, и их длину.
Белоснежная орхидея — так меня называл Адам, притрагиваясь к прядям. Эта коса должна напомнить ему обо мне. Возможно, именно это и поможет новой мне привлечь внимание любимого.
Усмехнувшись своему отражению, я вышла из уборной и направилась к приемной комиссии. Хоть бы сдать этот экзамен! Артефактор из меня никакой. Я, как и любая девушка, безусловно люблю украшения и разбираюсь в камнях, но создавать артефакты? Плести нужные чары? Надеюсь, того, что я успела выучить за эти два месяца в поместье графини, будет достаточно для поступления.
Нервничая, я шла сквозь толпу парней. Возле нужной двери я замерла в нерешительности. Внезапно она открылась, и я чуть не столкнулась с Эмилией. Надо же, жена Нейтана здесь!
— Желаю удачи, — шепнула мне девушка, выходя из аудитории. Я шагнула в комнату и замерла, увидев любимого. Его волосы были собраны назад, открывая лицо. Карие глаза Адама смотрели на меня с интересом.
— Добро пожаловать на экзамен, баронесса Карсен, — обратился ко мне глава комиссии Рейн Крог, декан факультета.
— Благодарю, — ответила я и шагнула вперед к билетам. Я так сильно нервничала, что вытянула сразу два.
Декан усмехнулся, леди преподавательница нахмурилась, а Адам пришел на помощь — он просто забрал лишний.
Раскрыв конверт, я прочла задание.
1. Традиционные и нетрадиционные ювелирные камни.
2. Практическое задание.
— Вы готовы отвечать?
Вопрос застал меня врасплох, я все еще всматривалась в буквы на листе. Я настолько переволновалась, что забыла все напрочь. Первый вопрос не был сложным, надо только собраться с мыслями.
Я неуверенно кивнула и, подняв взгляд, приступила к ответу.
— Ювелирные камни неорганического происхождения можно разделить на две подгруппы: традиционные и нетрадиционные.
Я специально выделила тот момент, что имею в виду только камни неорганического происхождения и остальные две группы не рассматриваю.
Адам улыбнулся кончиком губ, я ощутила его поддержку, и слова, будто сами, полились из меня. Я перечисляла названия камней и грелась теплотой глаз мужчины. Я видела только его и говорила только ему.
— Назовите три подгруппы, на которые делятся нетрадиционные ювелирные камни? — перебил мой ответ вопросом декан.
— Новые, редкие и экзотические.
Я ответила быстрее, чем могла подумать.
— Похоже, в этом году у нас появятся и адептки, — довольно заметила леди. Ей явно нравилась новая тенденция.
— Баронесса Карсен, если вы честно ответите мне на один вопрос, я освобожу вас от практического задания и зачислю в академию.
Соглашаться, не зная вопроса, было не особо разумно, но я была почти уверена в своем провале с практическим заданием. Мне явно не хватало ни опыта, ни знаний.
— Я обещаю быть искренней.
— Скажите, почему вы выбрали именно наш факультет?
Я застыла. Мои щеки покраснели.
— Я хотела быть ближе к мужчине, которого люблю. — Задрав подбородок вверх, я была настроена воинственно.
Декан рассмеялся, магиня недовольно покачала головой, и только Адам остался безучастным к моему ответу.
— Поздравляю, отныне вы адептка Карсен, — объявил декан, не скрывая улыбки.
— Благодарю. — Присев в книксене, я поспешила покинуть аудиторию, но у двери меня догнал вопрос Адама:
— Скажите, а этот мужчина разделяет ваши чувства?
— Боюсь, мне придется постараться, чтобы завоевать его сердце.
Мой ответ не понравился Адаму.
— Прошу вас запомнить: академия место учебы, а не поиска выгодной партии.
С пылающими щеками и бешено бьющимся сердцем я покидала приемную комиссию.
Главное, что я поступила, как бы он не злился и не старался избегать меня. В ближайшие полгода Адаму не скрыться от меня.
Больше всего на свете мне хотелось подойти в нему и честно рассказать все, но леди Камилла права — я должна снова влюбить его в себя. Не знаю, как я это сделаю, но отступать мне некуда.

* * *

Спеша в библиотеку за учебниками, я придумывала повод для встречи с Адамом. Мне хотелось его увидеть, услышать его голос, поговорить с ним. Я вспомнила наши прогулки, наполненные смехом и шутками. Как же чудесно нам было вдвоем!
Замечтавшись, я не сразу заметила леди Эмилию и адепта. Лишь когда парень полетел на меня, я очнулась и попыталась уйти от столкновения.
Однако все было зря, он сбил меня с ног, и каким — то непостижимым образом я оказалась сверху на адепте. Мое лицо было напротив его, наши взгляды встретились, и я, поддавшись панике, постаралась быстро встать, но он прижал меня к себе и нагло усмехнулся. При дворе некоторые лорды пытались склонить меня к близости, поэтому отпор я дала сразу, не особо задумываясь. Удар в лицо стал неожиданностью для адепта, но он не убрал рук, а лишь тихонько застонал.
— Что здесь происходит? — Я слышала быстрые шаги Адама, он приближался к нам, а этот глупец все так же удерживал меня. Резким рывком магистр вырвал меня из объятий парня. Наши взгляды встретились. Адам был зол и разочарован.
— Адептка Карсен, вижу, вы уже нашли себе будущего мужа, — бросив взгляд на парня, едко подметил любимый. — Может, не стоит продолжать обучение?
— Это не то, что вы подумали, магистр. — Я гордо задрала подбородок, вспоминая присказку отца, что человек виноват ровно настолько, насколько чувствует себя виноватым. — Брюнеты не в моем вкусе.
Мое дополнение вызвало смешки у наблюдавших, но Адам лишь скрипнул зубами и отошел в сторону.
— Адепт Морин, поднимите книги, и я вас с адепткой Карсен жду у себя в кабинете через пять минут, — сухо сказал мужчина моей мечты и поспешил к Эмилии.
Я не стала задерживаться и направилась к кабинету магистра. На моих губах играла мягкая улыбка. Вот и повод для встречи нашелся. Возможно, не все боги от меня отвернулись. Наверно, Фрейна на моей стороне.
Найдя нужную дверь, я принялась ждать Адама и адепта Морина. Странный парень. Зачем он удерживал меня? Теперь из — за его выходки мне придется объяснять Адаму, что он ошибся со своими выводами.
Объяснять ничего не пришлось, Адам сам извинился передо мной, едва мы зашли в кабинет.
— Адептка Флеминг рассказала мне о произошедшем. Вашей вины не было, я слишком поспешил в своих суждениях.
— Значит, вы не станете меня наказывать? — Я не удержалась и мягко улыбнулась.
Адам нахмурился.
— Нет, конечно, нет. Вы можете быть свободны.
Он сел за стол, показывая, что разговор окончен, но я не спешила уходить.
— Магистр Флеминг. — Адам бросил на меня недовольный взгляд, и слова застряли у меня в горле. Я замолчала.
— Что вы хотели, адептка? Меня ждет работа.
— Я буду старательной ученицей. Какие бы причины не привели меня на этот факультет, я намерена учиться.
Адам улыбнулся.
— Ваши волосы напомнили мне кое — кого, поэтому на экзамене я вспылил. Вам лучше забыть мои слова.
Я кивнула и поспешила покинуть кабинет.
Забыть слова Адама было невозможно.

Глава 4

Крутясь в кровати, я не могла забыть слова Адама, его реакцию на мои белые кудри. Наверное, они напоминали ему о нас, и эти воспоминания его не радовали. Знать бы только — почему? Он разлюбил меня и не желает вспоминать? Или все еще любит и не хочет бередить рану? Я тяжело вздохнула и повернулась лицом к окну. В небе светил тонкий месяц, звезды танцевали вокруг него. Надо спать — завтра первый день занятий.
Белый локон упал мне на руку. Белая орхидея. Ей я была когда — то. Теперь все изменилось, и мы с Адамом тоже.
Пол был ледяным, но я не чувствовала холода. Моя рука уже сжимала нужный пузырек. Больше оттягивать этот момент не стану.
Взглянув на свои волосы в последний раз, выпила зелье. В отражении зеркала появилась жгучая брюнетка. Ровные пряди едва доставали до плеч. Я уничтожила белую орхидею.
Возможно, Адам сможет полюбить новую меня.
Холодный поток воздуха обдал мое тело и заставил повернуться к окну. На подоконнике сидел адепт Морин. Точнее будет сказать — его светлость лорд Альфред, герцог Морин. Наследник одной из самых богатых и влиятельных семей Эрстонии.
— Чем обязана?
Я хранила спокойствие и, несмотря на свой внешний вид, стояла ровно, гордо держа голову. С такими, как этот герцог, нельзя показывать свою слабость. Никогда.
— Ты не Эмма, — заметил парень, и я усмехнулась ему в ответ. Неужели заметил?
— Адептка Карсен, верно? — Он спрыгнул с окна и подошел ко мне. Ночная сорочка мало что скрывала. Взгляд Морина скользил по моим ногам, животу, груди и, когда добрался до лица, встретился с моим. Эгоистичный ребенок с замашками бога. Сколько я таких видела при дворе? Много. Очень много.
— А ты хороша. — Он попытался меня смутить.
— А ты нет.
Я начала обходить его по кругу, рассматривая его тело.
— Высокий рост, да мал в плечах, и тело не натренированное. — Размышляя вслух, будто не замечая, как его лицо перекосилось от ярости, я задала вопрос:
— Ты меч хоть удержишь? — Но тут же ответила сама, не скрывая иронии: — Хотя к чему тебе это? На магию ведь полагаешься, верно?
Парень злился, его руки сжались в кулаки. Поток воды хлынул на меня неожиданно, не думала я, что герцог падет так низко.
Холодная вода окатила меня всю, намочив и волосы, и сорочку. Последняя прилипла, словно вторая кожа, очерчивая все изгибы тела. Соски от холода заострились и набухли, они отчетливо были видны даже при свете одного лишь месяца. Я скрестила руки на груди, прикрываясь, и зло прошипела:
— Опять — таки брюнеты не в моем вкусе. Так что попрошу вас удалиться.
Рядом со мной засветился телепорт.
— Скоро ты будешь просить меня об ином, слово герцога Морина, — успел пообещать мне нахал, перед тем как из голубого сияния вышел Адам.
Я чуть не завыла в голос от досады. Меньше всего я хотела, чтобы он видел меня рядом с этим ужасным адептом. Первый раз, когда Адам снимал меня с него, он подумал, что именно Альфред тот самый любимый мужчина. Эмма убедила его в обратном, но кто поможет мне сейчас?
— Адепт Морин! Вот так встреча. Только вчера вы закончили отрабатывать свое наказание и уже сегодня даете мне повод назначить новое.
На меня магистр Флеминг не смотрел.
— Скажите, вам так нравится работа в оранжерее? Может, вы избрали не тот факультет?
— Магистр, я не сделал ничего дурного. Всего лишь принес букет возлюбленной. — Он кивнул в сторону окна, и я заметила цветы. Анамин! Только этого и не хватало!
— Адепт Морин ошибся окном, — поспешила я отвергнуть свою кандидатуру в качестве возлюбленной.
— Кати очень стеснительная девушка, посмотрите, как вы ее смутили.
Мои щеки и правда алели, но не от смущения, а от злости. Я убью этого жалкого герцога! Потом подниму и опять убью! Адам пустил в воздух шарик — молнию, и она зависла надо мной, освещая всю комнату и демонстрируя мое тело.
— Адептка Карсен. — Он грустно улыбнулся.
— Магистр, клянусь, это не то, что вы подумали! — Я шагнула вперед и чуть не схватила его за руку, но, вовремя опомнившись, прикрылась вновь.
Адам хмурился и смотрел на мою грудь, а потом, зло глянув на адепта, буквально прорычал:
— Я последний раз напоминаю вам, что использование магии вне стен аудитории строго запрещено, как и ночные прогулки в комнаты к другим адептам. Если я еще раз поймаю вас на нарушении правил, то больше не стану назначать вам наказание, а напишу вашему отцу. Вы меня поняли?
Когда речь зашла об отце, парень сильно побледнел, видно, его наказания он боялся больше, чем магистра Флеминга.
— Я все понял. Разрешите идти?
Он шагнул в сторону двери, но Адам остановил его и кивнул на окно.
— Так, как и пришли, адепт.
Парень буквально выпрыгнул в окно, и мы остались одни. Я видела, что Адам рассержен и разочарован. Мне хотелось плакать, но я сдерживалась из последних сил, отчаянно кусая губу.
Подойдя к окну, магистр взял букет и поднес его мне.
— Это ваше, адептка. — Я посмотрела на розы, как на клубок змей, и отшагнула.
— Не мое, адепт ошибся.
— Вам не стоит смущаться. Герцог Морин завидный жених. Теперь мне понятна причина, по которой вы решили пойти учиться на наш факультет.
— Ты не прав! Мне нет дела до этого глупого мальчишки! — Упрямство Адама злило не меньше нахальства герцога. Я и не заметила, как обратилась к магистру на «ты». Неслыханная дерзость для адептки.
— Я люблю другого мужчину, — говорила тихо и смотрела в медово — карие глаза Адама. — Уже очень давно, и только ради него я здесь.
На секунду мне показалось, что он понял, о ком я говорю, но ошиблась. Адам отшвырнул букет на кровать.
— Мне нет дела до ваших мужчин, адептка Карсен. Надеюсь, мне больше никого не придется выпроваживать из вашей комнаты.
Адам широким шагом направился к двери, но, перед тем как выйти из моей комнаты, заметил:
— Эта прическа не идет вам, белые кудри шли вам куда лучше.
Дверь захлопнулась. Я осталась одна. В мокрой рубашке, с висящим шариком под потолком и букетом роз на кровати.
— Сладких снов, Кати, — прошептала я пересохшими губами и направилась в ванную. Только теплая вода поможет мне сейчас согреться и успокоиться.

Я наивно предполагала, что адепт Морин не станет больше ко мне приставать, однако первое же занятие открыло мне глаза на истинное положение дел. В своем стремлении дать отпор я пересекла грань и бросила ему вызов. Глупо. Очень глупо с моей стороны.
Когда в очередной раз рука адепта соскользнула на мою коленку, я не выдержала и ударила его молнией. Легонько. Чего я не учла, так это того, что стихия адепта вода, а она отличный проводник для моей молнии. Волосы парня стали похожими на куст или одуванчик. Со всех сторон доносился смех, а мое сердце холодело от ужаса. Я только что объявила ему войну. Ну вот что со мной? Вместо того чтобы завоевывать сердце любимого, я попадаю в какие — то сомнительные ситуации.
Едва урок закончился, как адепт вновь пошел в наступление. Он и его друзья окружили меня со всех сторон. Они думали напугать меня численностью, но я невозмутимо смотрела в глаза опасности.
— Думаешь, можешь безнаказанно унижать меня? — шипел парень прямо мне в лицо.
Я чувствовала его дыхание и аромат его духов. Как же мне хотелось сделать шаг назад, но нельзя. Я шагнула вперед, наши носы почти столкнулись, а взгляды схлестнулись. Адепт Морин не ожидал от меня подобного.
— Веди себя достойно, и мне не придется осаждать тебя!
— Что ж, я прощаю тебе твою выходку, но только на первый раз. В следующий раз я не буду настолько благороден. — Парень нагло заправил прядь моих волос за ухо и прошептал прямо в лицо: — Можешь сопротивляться, моя Кати, тем слаще будет победа.
Слишком нагло и самоуверенно. Он выходил из аудитории победителем, но это был лишь блеф. Я почувствовала, как дрогнул он от моих слов, и его прощение — всего лишь отступление перед неизвестным противником.
— Напыщенный индюк, — услышала я женский голос и, повернувшись, увидела Эмилию.
— Напыщенный герцог, — поправила я ее, кривя губы.
— Ты его знаешь? — Она была удивлена моей осведомленностью, я же изумилась, почему она не знает отпрысков богатых семей.
— Видела при дворе. — Пожав плечами как можно небрежнее, я подхватила свои вещи. Я чуть не выдала себя. Герцогиня Вельски знала весь двор, но могла ли баронесса владеть такой же информацией?
Баронесса Карсен — не вымышленное имя. На самом деле земли Карсен — это мое приданое, так что этот титул даже честнее, чем графиня Вельски. Я выбрала его специально, мне не хотелось врать Адаму, а еще я надеялась, что он вспомнит о моих землях и узнает свою орхидею. Как же глупо! Я пряталась и хотела разоблачения одновременно.
— Меня зовут Эмма, — представилась девушка, напоминая о своем присутствии.
— Я знаю, ты моя соседка по комнате. Адепт Морин перепутал нас, когда влез ночью в мое окно.
Знала я Эмили отнюдь не по академии. Мы встретились еще на балу дебютанток. Она была одной из самых красивых и милых девушек в тот вечер. К тому же весьма стеснительная, чем нравилась еще больше. За время, проведенное при дворе, я устала от ярких пустышек, которые только и делали, что флиртовали с лордами и пускали сплетни о конкурентках.
Она, спасаясь от надоедливого поклонника, скрылась в нише. Эмма испугалась, увидев и меня в своем укрытии, но, слава Нирте, не выдала нас. Я тоже пряталась от любвеобильного лорда. Общая беда нас объединила.
Мы гуляли по саду и дворцу, смеялись над другими. Мари тогда обиделась на меня, что я не позвала и ее, но я ведь думала, что она ищет мужа, и не хотела мешать ей. Откуда же я могла знать, что она просто хотела заставить графа Арнуа ревновать?
Услышав, как Эмма взволнованно переспросила меня, я мягко улыбнулась ей. Еще не хватало, чтобы она чувствовала свою вину передо мной!
— Мне не следовало ему грубить, теперь он хочет «укротить строптивицу». — Я закатила глаза. — Только я ему не по зубам. Находясь при дворе, я и не таких с носом оставляла!
— Ой, меня зовут Катиона, — вспомнила, что девушка не знает меня, — можно просто Кати.
— Приятно познакомиться. — Улыбка оказалась взаимной.
— Мне тоже.
— Нам сюда. — Я вовремя потянула девушку в нужном направлении, когда та хотела повернуть направо. — Вот, гляди, это наша студия.
Мы вошли в огромное помещение, которое просто купалось в солнечных лучах. Одна стена студии оказалась полукруглой и была сделана из стекла! Вся, от пола до потолка. Не сговариваясь, мы подошли к окну вплотную и слаженно ахнули. Природа по ту сторону завораживала. Цветущую поляну от леса отделяла лишь небольшая речка. Казалось, стоит прислушаться, и мы услышим шум воды…
— Адептки, отойдите от окна и займите свои места. — Резко развернувшись, мы увидели магистра Альбронга. Я знала этого артефактора. У меня даже было кольцо его работы, но главное, я знала грустную историю его любви. К несчастью, я стала свидетелем его горя. Девушка, которую он любил, с которой хотел связать свою судьбу, не любила его. Лишь играла роль влюбленной, заставляя его делать ювелирные украшения определенному кругу лиц. Она имела наглость хвалиться своим влиянием на мастера и брать плату с тех, кто хотел оказаться в числе клиентов лорда Альбронга. Мерзкая, глупая девчонка!
После того как мужчина узнал истинное лицо возлюбленной, он перестал творить. Его магия больше не слушалась, а сердце больше не чувствовало прекрасного.
Мастер старался создать хотя бы простые изделия, но у него ничего не выходило. Теперь он залечивал свои раны в академии, обучая адептов основам изометрической проекции.
Я слушала его лекцию и понимала, насколько интересна артефакторика. Зря я считала ее скучной и унылой. Она полна приключений, в ней есть место открытиям и смелым опытам. Благодаря магистру Альбронгу я стала понимать увлеченность Адама этой наукой. Раньше я снисходительно смотрела на его горящие глаза, когда он рассказывал о своей новой идее. Теперь я могла бы разделить его восторг.
Леди Камилла была права, когда сказала, что для того, чтобы понять ее сына, мне и самой надо быть немного артефактором. Женщина знала, что говорила. Ее муж тоже был увлечен исследованиями. Как же я благодарна ей за советы!
К концу занятий магистр объявил об индивидуальном задании. И я, и Эмма были взволнованы не на шутку.
Вытянув свой билет, я почувствовала слабость в ногах. Это что за шутки?
«Ваша клиентка отправляется на маскарад в надежде привлечь внимание лорда. Она почти влюблена в него, ведь он так похож на героя из ее любимого готического романа. Она верит, что перстень в вашем исполнении позволит ей околдовать мужчину. Ее тайная страсть — змеи, она восхищается их экзотической красотой и гибкостью. Клиентка готова к экспериментам. Единственное — девушка немного стеснена в средствах, поэтому вы не сможете использовать редкие камни и дорогие металлы».
При чем здесь то, что она любит змей? И какое отношение к артефакту имеет ее увлечение готическими романами? Судя по взгляду Эммы, которая тоже прочла мое задание, она была в таком же замешательстве.
Из аудитории мы направились в нашу комнату. Я мечтала переодеться. В надежде встретить сегодня Адама я надела платье с глубоким декольте. К сожалению, смотрел в него лишь адепт Морин. Идя по коридорам, я злилась на дурацкое платье, глупое задание, приставучего адепта, а главное, на то, что я так и не увидела сегодня любимого.
— Добрый день, адептки. — Мы столкнулись с Адамом, он как раз выходил из аудитории.
Страницы:

1 2





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Юнона о книге: Сильвия Лайм - Рубин царя змей
    Слишком много общих мотивов с другими книгами автора, ее герои и их отношения - как под копирку. Поэтому скучно и не интересно.

  • Alena741 о книге: Ева Никольская - Бал поцелуев
    О-Ёу, блин сколько тут текста, и эта первая часть? Глядя на это, уже устаёшь...

  • Alena741 о книге: Алиса Ардова - Брак по-драконьи
    Даже не знаю что сказать по поводу книги, и задумка прикольная, но флирт... Плащ и тапочки, показать дракона. И всё несколько раз описано, да и не только об этом. Вообщем автор растягивала, растягивала.... Бросила читать...
    Автор, не до такой же степени нужно флирт расписывать... Это уже на детский лепет стало походить.

  • alesh.nat о книге: Катерина Полянская (Фиалкина) - Уютная академия
    Скука смертная!

  • 1zaraza1 о книге: Алиса Ардова - Брак по-драконьи
    Прочитала с удовольствием! Хороший слог. С первых страниц втянулась в чтение. Если кому-то не нравится, это не значит, что роман не интересный! У каждого своё мнение.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.