Библиотека java книг - на главную
Авторов: 43688
Книг: 109010
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Три пилота и водяной»

    
размер шрифта:AAA

Алена Волгина
Три пилота и водяной

Пролог

Многие истории начинаются с того, что один заурядный обыватель вдруг попадает в некое Запределье. Как правило, его появление вызывает небывалый энтузиазм аборигенов и часто приводит к переделу власти, а иногда и к более серьезным последствиям. Мы рады сообщить, что и наша история начинается с такого обывателя, более того — с целых трех, что, возможно, несколько чересчур. Но так уж получилось.
Остается надеяться, что наше Запределье выдержит подобное вторжение.
Мир Сильверейнс во многом похож на наш, так что, попав туда, вы не сразу догадаетесь, как далеко вас забросило. Разве что вам повезет оказаться там в ненастный день. Вряд ли среди множественных вселенных найдется еще один мир, где струи дождя напоминают блестящие серебряные нити, а лужи мягко светятся под ногами. Все дело в магии, которая пронизывает Сильверейнс сверху донизу. Магия искрится в камнях, клубится в небе вместе с облаками и проливается на землю в виде осадков.
Местные волшебники ловко научились ее использовать. Любой из них может прилично вас удивить, всего лишь опустив палец в кружку с пивом. По этой причине очень не рекомендуется задирать волшебников в трактирах — слишком дорого потом обходится ремонт. Ладно, согласно Кодексу, волшебникам вообще запрещено появляться в подобных заведениях, но кто в наше время помнит об этом Кодексе?
Известный теоретик Каэрдин Леммерский справедливо заметил, что магия сокрыта в любой стихии. Земля, огонь и воздух также таят в себе силу. И все же большинство волшебников предпочитают воду. Хотя в Цитадели есть двое магов, которые ухитряются тянуть силу из земли. Обычно они держатся вместе и похожи на пару мрачных шкафов, тайно мечтающих о карьере охранника. Все свободное время они проводят в подземелье, пытаясь подзарядиться.
Имеется в Цитадели и маг воздуха — магистр Летайло. Его часто можно увидеть на крытой галерее с группой своих учеников. При случае обратите внимание на его чуть выпученные глаза, посмотрите на дрожащие тонкие руки. Вы сразу поймете, что добывать энергию из воздуха — не самое легкое дело.
Наконец, был всего один магистр Эд Шампанский, который пытался работать со стихией огня. Вон там, на заднем дворе Цитадели виднеется пепелище — это все, что осталось от его мастерской. В свое время ректор мудро распорядился выделить ему помещение подальше от остальных корпусов. Вторым мудрым поступком ректора было после пожара оставить все как есть. Останки лаборатории Шампанского представляли собой своеобразный мемориал и наглядное свидетельство того, что играть с огнем опасно. Это удерживало предприимчивых адептов от подобных экспериментов.
Поэтому волшебники Сильверейнса любят воду. Ручьи, реки, дождь, но особенно — грозу, когда разность потенциалов между ионосферой и землей вместе с бушующей в воздухе стихийной магией позволяют творить поистине невероятные вещи. Сколько было совершено открытий во время гроз, сколько проведено магических экспериментов!
В ту ночь тоже все началось с грозы.

Глава 1

На провинцию Алгарве опустились душные летние сумерки. Правда, туристические центры вроде Виламоры или Альбуфейры и не думали засыпать, там как раз начиналось самое веселье. В небе тоже не спали: там двигались атмосферные фронты, и велась подготовка к масштабному впечатляющему представлению — летней южной грозе. Но остальные окрестности, не подозревая о готовящемся сюрпризе, были погружены в сон. Дремал Атлантический океан, тяжело вздыхая и ворочаясь во сне. Спал заповедник Риа-Формоза со своими белыми соляными озерами и стаями серебристо-розовых фламинго. Спали окрестные деревушки и дачные массивы, дома в которых были похожи на белые кубики, разбросанные среди кедровых рощ. В одном из таких кубиков сейчас горел свет. На первом этаже в небольшой уютной гостиной сидели трое подростков.
— А ты здесь неплохо устроился, — заметил Марк, окинув взглядом комнату, оформленную в старинном стиле: белые крашеные стены, простенькие цветные занавески, мебель темного дерева, над столом — медная лампа на цепочках. Возле окна стояли мягкие гобеленовые кресла, одно из которых сразу же заняла Гвендолин. Встретив его взгляд, девушка улыбнулась. Марк с Сергеем сидели за столом, где в ярких пузатых чашках дымился ароматный чай, а посередине на блюде лежала горка рассыпчатого печенья. Сергей, пригласив друзей на выходные, проявил себя очень гостеприимным хозяином.
— Скучища здесь, — с досадой отозвался его друг. — Я просто дождаться не мог, когда вы приедете!
— Ты обещал нам сюрприз, — напомнил Марк. — Мы все в предвкушении!
— Марк мне все уши прожужжал об этом сюрпризе! — Гвендолин серебристо рассмеялась. — Вытащил меня из гаража и притащил сюда первым же гиперлупом! Давай уже, Серый, не томи!
Сергей с уважением покосился на приятеля. Оторвать Гвен от ее любимых чертежей и железок — это надо постараться! Трое друзей месяц назад закончили первый курс технико-звездного колледжа, и могли считаться уже полноправными «техзайчатами». Родители Сергея, решив, что после экзаменов ребенку необходим морской воздух, сняли дом в уютном местечке недалеко от Виламоры, почти на берегу Атлантики. Нельзя сказать, чтобы его это обрадовало, но с предками не поспоришь. Он тихо зверел в этой «деревушке для пенсионеров» и отчаянно завидовал друзьям, которые хоть и задыхались летом в душном городе, зато были вместе. Стоило родителям отлучиться на сутки, как он тут же позвонил ребятам и пригласил приехать.
— Алекс купил себе новую игрушку, — начал Сергей.
Алекс был его старшим братом. С раннего детства он маньячески увлекался флайерами. Все их знакомые прочили парню карьеру гонщика, но Алекс внял слезным мольбам матери и поступил на юридический факультет, однако детского увлечения не оставил. За три года он прогрыз в граните науки путь в адвокатскую контору, что дало ему средства перейти от игрушечных конструкторов к пилотированию настоящих моделей. Это был хитрый ход. Сергей втайне восхищался братом и иногда беспокоился, осталось ли на его долю хоть чуть-чуть интеллекта из семейного генофонда, или все перешло к Алексу.
— «Суперфлай 711 Тарга», — поддразнил он друзей. — Скорость — четыреста шестьдесят в час, восемьсот лошадей, вертикальное маневрирование и даже кислородное оборудование! Представляете, куда на нем можно забраться?! Не флайер — мечта!
— Алекс здесь? — сразу спросил Марк.
— Уехал на пару дней в город, — торжествующе сказал Сергей. — У них там какой-то важный процесс.
Теперь оба приятеля посмотрели на Гвендолин.
— Хотите, угадаю, что вы сейчас скажете? — проворчала девушка.
— Ну, Гвен! Ведь этот упырь только тебе шепнул код от гаража! — от волнения Сергей взъерошил волосы, и его белобрысая макушка стала похожа на куст сорняка.
— Да, и такое доверие полагается ценить, — ответила девушка с серьезным видом, хотя ее большие карие глаза хитро блестели.
Сергей не терял надежды ее убедить:
— Завтра вернутся предки, потом Алекс умотает на «Суперфлае» делать предложение своей драгоценной Патриции, и они сразу отправятся на нем в свадебное путешествие. Пат, может, и устояла бы перед Алексом, но кто же откажет, увидев перед собой «Суперфлай Тарга»! Ясен пень, она согласится! Гвен, сегодняшняя ночь — наш единственный шанс хоть одним глазком взглянуть на флайер!
Гвендолин, задумчиво прикусив губу, разглядывала обоих приятелей. Такие разные внешне, в чем-то они были похожи, как братья. Сергей — коренастый и крепкий, как гриб-боровичок. Добрый и отзывчивый, но может вспыхнуть, как спичка, от одного неосторожного слова. Марк — повыше ростом, темноволосый, с очень сдержанными манерами и умным изменчивым лицом. Оба они напряженно следили взглядом за Гвен, как коты в засаде, и у обоих в глазах горел огонек авантюризма. Девушка не выдержала:
— Ладно, пойдемте взглянем на это чудо.
После уютной светлой гостиной темнота ночи казалась особенно глубокой, непроницаемой. На небе, затянутом облаками, не было видно ни одной звезды. Марк заметил, что погода к ночи испортилась: поднялся холодный ветер, накрапывал дождь. К счастью, гараж был недалеко. Когда они подошли поближе, над его воротами автоматически вспыхнул свет. Гвендолин быстро вбила на панели замка нужную комбинацию, складные двери медленно поползли вверх. Внутри помещения свет также зажегся автоматически, и увиденная картина заставила кого-то из троицы восхищенно присвистнуть, а кого-то онеметь от восторга.
Спящий в гараже алый, как заря, флайер выглядел так, будто в любой момент был готов сорваться с места. Лобастый моторный отсек, короткие стреловидные крылья, изящный фюзеляж — о, человек, создавший это чудо, должен был родиться с горючим в жилах! Безусловно, он знал, что такое скорость, а теория аэродинамики была его библией.
Гвендолин потрясенно вздохнула:
— Ты прав, — сказала она Сергею. — Если бы кто-нибудь прилетел делать мне предложение на этом, у меня бы не хватило духу отказать.
— Обязательно учту, — как-то особенно, со значением, ответил тот. Девушка покраснела, а Марк мысленно позавидовал приятелю. Сергей умел ненавязчиво, с шуточкой намекнуть о таких вещах, о которых Марк и заикнуться не смел. С Гвендолин они познакомились на вступительных экзаменах. Среди возбужденной толпы абитуриентов, галдевших в коридоре колледжа, Марк вдруг заметил тоненькую девушку с копной каштановых кудрей, сосредоточенно изучавшую списки с фамилиями. Она показалась ему инопланетянкой — далекой от царящей вокруг суеты, недоступной, прекрасной. Сергей проследил взгляд приятеля, присвистнул, распушил хвост и полетел знакомиться. Через полчаса они втроем сидели в кафе, смеялись шуткам Сергея, а потом Гвен потащила их взглянуть на ее последнее изобретение. Так началась их дружба.
— Что ты делаешь? — вскрикнула вдруг Гвендолин, и Марк, вздрогнув, очнулся.
Сергей, пошарив на полке, снял с гвоздика заветный ключ. Флайер гостеприимно мигнул бортовыми огнями, прозрачная крыша кабины опустилась, и их приятель мигом пробрался к джойстику, кивнув друзьям на соседние кресла.
— Мы же хотели только посмотреть! — запротестовала Гвен, но в ее голосе не было должной уверенности. Чувствовалось, что ее совесть готова сдаться под натиском любопытства. Совесть Марка давно уже отключилась, надо полагать.
Флайер был стандартным, четырехместным, так что друзья разместились в нем без труда. Спустя несколько минут алая молния вылетела из гаража, взвихрив на дорожке сухие листья, и растаяла в небе.

Глава 2

В это же время, но совершенно в другом месте над побережьем Северного моря тоже собиралась гроза. Где-то внизу в темноте грозно ворочались невидимые волны, и вспышки молний на миг выхватывали из темноты притихшие башни Цитадели — давней обители волшебников.
Магистр Николас, похожий на пожилого взлохмаченного филина, еще раз внимательно осмотрел приготовленное оборудование. Постучал ногтем по циферблатам приборов, замеряющих плотность магического поля. Посмотрел, как его молодой помощник Хэлси протирает пластины конденсаторов. Тщательно проверил уловители магического заряда и рубильники, замыкающие пентаграмму. Наконец, он убедился, что совершенно готов к сегодняшней ночи, и удовлетворенно кивнул:
— Мне больше ничего не нужно, Хэлси, — сказал он. — На сегодня ты свободен.
Его помощник, высокий большеглазый юноша со спутанными темными волосами, коротко кивнул и вышел. Николас остался один. Его комната на самом верху башни была ярко освещена водяными шарами. В очаге плескалось пламя, распространяя тепло. Ветер свистел в щелях, отчего чучело виверны, громоздившееся на полках с книгами, мягко покачивало хвостом. Согласно неписаной традиции, каждый уважающий себя волшебник обязан был обзавестись неким мумифицированным существом, и в былые времена магистр Николас немало гордился своей виверной, ведь большинству его коллег приходилось довольствоваться примитивными варанами и крокодилами. Потом он привык к чучелу и перестал его замечать.
Волшебник уселся в кресло поближе к камину и приготовился ждать.

* * *

Гроза налетела внезапно. Трое ребят еще не успели насладиться полетом и налюбоваться открывшимся с высоты видом. Курорт Виламора в ночи был похож на светящуюся медузу, брюхом которой была набережная, переливающаяся цветными огнями, а щупальцами — скоростные трассы, ведущие к аэропорту Фару и соседним городкам.
— Можно, теперь я попробую порулить? — спросила Гвендолин. Она считала, что имеет на это полное право. Между собой они давно выяснили, что в механике Гвен разбиралась куда лучше обоих мальчишек.
— Правда, Серый, дай другим порадоваться жизни, — поддержал ее Марк, — тем более что ты, кажется, всегда предпочитал кресло пассажира, где можно вдоволь поиграть с планшетом!
— Я, между прочим, на планшете не только в игрушки играю! — не остался в долгу Сергей. — Да и ты за руль никогда не рвался, весь в счастливом симбиозе со своими заумными книжками!
— Я же не за себя прошу, — начал Марк, но тут, откуда ни возьмись, налетел ветер. Флайер здорово тряхнуло.
— Что за ерунда! — воскликнул Сергей и крепче вцепился в руль, пытаясь выровнять машину.
Слева и справа вспыхнули зарницы, освещая мрачные чертоги кучевых облаков. Землю внизу затянуло дымкой, горизонт исчез, а видимость резко упала до нулевой.
— Так, народ, валим-ка обратно!
Сергей попытался развернуться, но сделать это оказалось нелегко. Аппарат трясло, нервно запищал какой-то датчик. В довершение всего оказалось, что грозовой фронт отрезал их от дома. Лихое веселье, царившее в салоне, таяло буквально на глазах. Сергей проворчал:
— Блин, если флайер поломается, Алекс оторвет мне уши!
— Если ты сломаешь себе шею, будет поздно волноваться об ушах! — нервно заметила Гвен. — Может, сядем где-нибудь здесь?
Сергей уже схватился за штурвал, чтобы направить флайер вниз, но Марк перехватил его руку:
— Только не туда! Там порт! — на миг оба ярко представили себе раскинувшуюся внизу мешанину из судов, контейнеров и кранов, и им стало плохо.
— Сейчас развернемся, — проворчал Сергей, заложив крутой вираж.
Вдруг мощный воздушный поток подхватил флайер, молния полыхнула так, что буквально отпечаталась у всех троих на сетчатке, их в очередной раз тряхнуло… и все исчезло.

* * *

Магистр Николас в своей башне подошел к окну, полюбовался на бьющие в землю молнии и удовлетворенно потер ладони. Ночь обещала быть плодотворной. Он вернулся к столу, отпер ящик и достал вкусно пахнущий сверток с бутербродами.
Он любил этот момент ожидания, предвкушения. Каждое новое открытие всегда совершается как чудо. Кроме того, ему нравилась спокойная кабинетная работа. Николас давно овдовел, в одиночку растил сына и был наставником сорока юных адептов, шустрых и предприимчивых, как кролики. Все эти жизненные обстоятельства научили его ценить редкие минуты уединения и личное пространство, особенно свое. Он с особенным удовольствием откинулся в кресле, предвкушая приятный спокойный вечер: посвистывающий чайник над очагом, вспышки молний снаружи, потрескивание приборов, методичные заметки в журнале…
Меньше чем через пять минут его личное пространство было нарушено самым бесцеремонным образом, когда на крышу его комнаты приземлился флайер.

* * *

Когда стих грохот камней, катящихся по обшивке, и умолк отчаянный писк датчиков, трое пилотов выдохнули и переглянулись.

Первым побуждением Сергея было проверить, насколько сильно пострадал аппарат. Он выскочил, едва только опустилась крыша, не обращая внимания на боль в шее и ушибленную голову. Окинул всполошенным взглядом флайер, и сердце у него упало: хвост был разбит, крыло покорежено, бортовые датчики разбиты вдребезги…”Алекс меня убьет”, - мрачно подумал парень. Его сознание было так поглощено этой мыслью, что напрочь проигнорировало кучу камней, в которую превратились стена и часть крыши, моросящий дождь, странно светящиеся в темноте лужицы и замершего в углу старика. Марк однако заметил, что этот почтенный господин был одет в некое подобие кимоно фиолетового цвета, а его ученый вид и окружающая обстановка наводили на абсурдную мысль, что они вторглись в лабораторию средневекового алхимика.
Выбравшись из кабины, Марк отмахнулся от оскаленной пасти сушеной виверны, подал руку Гвендолин, помогая ей спуститься, и слегка смущенно поклонился старику:
— Я ужасно извиняюсь. Произошел несчастный случай. Конечно, мы постараемся возместить ущерб…
При звуке человеческого голоса старик очнулся. Он поправил очки и вдруг сплюнул на пол, прищелкнув пальцами. Сразу же загорелась свеча в медном подсвечнике, осветив часть стола, заваленного свитками и пучками металлической проволоки.
Марк и Гвендолин переглянулись. Они давно уже не увлекались чтением сказок, но сейчас у обоих промелькнула мысль, что, похоже, флайер завез их куда дальше побережья Атлантики.
— Это какой-то фокус? — спросил Марк, стараясь придать голосу побольше уверенности.
Старик не успел ответить, так как дверь комнаты вдруг распахнулась. Это была прочная дверь, обитая железом, сделавшая бы честь любому замку. Да и вообще помещение было похоже на замок, вернее, на замковые развалины после хорошего обстрела из катапульты. В комнату влетел низенький человечек в таком же балахоне, как у старика со свечой, только желтого цвета. Снаружи маячило еще чье-то любопытное лицо.
— Новое открытие, коллега? — глаза человечка обшарили комнату и вспыхнули при виде флайера. — О! Вижу.
Формой и характером этот энергичный визитер напоминал футбольный мяч. В один миг он оказался возле аппарата. Осторожно провел рукой по крылу, мазнул взглядом по троим незадачливым пилотам.
— Прекрасно, прекрасно! — воскликнул он с непонятным воодушевлением. — Возможно, это именно то, чего нам не хватало!
— Послушайте, — не выдержал Марк. — Мы ужасно извиняемся, и все такое, но не подскажет ли кто-нибудь, где мы находимся?!
— Нет ничего проще, — улыбнулся человек в желтом. — Вы прибыли в Низинные земли, точнее — в славный город Фрисдам, точнее — в Цитадель, обитель волшебников, еще точнее — прямо в лабораторию нашего уважаемого магистра Николаса, который, полагаю, вас уже приветствовал.
— Как раз собирался, — отозвался старик из своего угла.
— Стоп. Вы сказали — волшебников?! — вскинулся Марк. — Это что, шутка?
— Какие шутки? — возмутился человечек. — На то, чтобы стать магистром, у меня ушло тридцать лет! И еще столько же — на то, чтобы стать главным в этом курятнике! Ничего себе шутка! Кстати, позвольте представиться: магистр Хенрик, ректор Волшебного университета.
Марк хотел было что-то сказать, открыл рот… и закрыл.
— Полагаю, произошло недоразумение, — произнес старик. — Молодые люди попали сюда случайно и, вероятно, уже хотят вернуться обратно.
— Да, очень! — вырвалось у Гвендолин. Оба магистра посмотрели на нее.
— Я с вами не согласен, — заспорил ректор. — Раз их сюда принесло, значит, они нужны городу!
— Но мы же случайно! — воскликнул Марк.
— Уверяю вас, молодой человек, случайно даже кирпич на голову не свалится, не то что … это, — ректор махнул рукой на виновато поникший флайер. — Раз уж вы попали сюда, давайте подумаем, какую пользу вы могли бы принести, а там и о возвращении поговорим.
— Если кого-то надо пристроить к делу, нам не обойтись без Джербена, — посоветовал старик. — Он мастер устраивать такие вещи.
— Верно, — согласился ректор. — Надо за ним послать. Хэлси!
Дверь тут же отворилась.
— Я так и знал, что ты здесь. Найди нам Джербена.
— А кто он, этот Джербен? — осмелился спросить Марк, слегка ошеломленный тем, что их судьба решилась так скоро и, похоже, без всякого их участия.
— Начальник городской стражи, — ответил фиолетовый старик.
— О! — слабо произнесла Гвендолин. Оглядела разрушенную стену, трещины в потолке, блестящие, как ртуть, ручейки воды на полу и побледнела.

Глава 3

Ночной туман был частым гостем в Фрисдаме. Стоило грозе улететь в море, как он выполз из логова и теперь крался по улицам на мягких мокрых лапах, волоча за собой длинный пушистый хвост. Коммандер Джербен брел по улице, полагаясь не на зрение, а скорее на особое чувство обоняния, присущее каждому коренному фрисдамцу. Любой человек, родившийся в этом городе, мог, остановясь на перекрестке, с закрытыми глазами по одному аккорду запахов сообразить, в каком квартале он находится.
В принципе, начальник городской стражи был не обязан лично патрулировать улицы. Согласившись на эту должность, Джербен смирился с мыслью, что отныне его уделом станут нудная возня с бумажками и ритуальная раздача слонов подчиненным. Но с некоторых пор на улицах города появился новый запах — запах страха. По ночам стражники слышали в тумане странные звуки, а утром находили странные следы. Вчера двое констеблей подали прошение об отставке. Коммандер их не винил. В последние несколько лет служба в фрисдамской страже была скорее приятным дополнением к имиджу, чем действительно опасным занятием. Нельзя обвинять людей за то, что они так обманулись в своих ожиданиях.
Струя чужого запаха резко ударила в нос, вырвав коммандера из размышлений и вызвав неприятный озноб в позвоночнике. Джербен быстро обернулся. Из мутной темноты ближайшего переулка донесся тихий предупреждающий рык. Пальцы коммандера сами нашли рукоять меча. И тут в застывшей влажной тишине раздались звучные шлепки. Кто-то спешил сюда, разбрызгивая воду. “Его только здесь не хватало!” — досадливо поморщился Джербен, приготовившись атаковать. Однако Нечто в переулке вдруг отступило, растворилось в тумане, исчезло.
— Я здесь, Франц, — негромко позвал коммандер, когда шлепки приблизились вплотную.
— Ух ты, — отозвался беспечный хрипловатый голос. — А как вы узнали, что это я?
Джербен только вздохнул. Из тумана вынырнула тощая тень, не достающая ему до плеча. Тень приподняла сползающий на глаза шлем, под которым обнаружилось худое мальчишеское лицо. Рот до ушей, глаза горят от сознания ответственности — и ни грамма осторожности! А ведь он предупреждал!
— Вас просят в Цитадель, срочно! — запыхвашись, выпалил паренек. — Видать, у магистров что-то стряслось!
— У них в каждую грозу что-то случается, — усмехнулся Джербен. — Что ж, это даже кстати. У меня к ним тоже есть вопросы.
Он бросил взгляд на подозрительный переулок, источавший сейчас привычный безопасный аромат сосисок и помойки. Тот совершенно точно был пуст.

* * *

К огромному облегчению Марка, всемогущий коммандер Джербен оказался вполне адекватным человеком. Это был высокий крепкий мужчина с продолговатым, четко очерченным лицом и поистине рентгеновским острым взглядом. Войдя в комнату, он сбросил тяжелый промокший плащ, оставшись в короткой облегающей куртке с грубыми кусками кожи, нашитыми в стратегически важных местах. Память Марка, порывшись в картотеке, извлекла из дальнего ящика слово «дублет». Свой блестящий шлем коммандер пристроил на краешек стола, так что теперь в нем отражалось пламя свечи. Марк с трудом отвел взгляд от меча стражника, висящего у пояса, и вообще его не покидало ощущение, что этот человек явился сюда прямиком из краеведческого музея. Коммандер тем временем заинтересованно обошел вокруг флайера. Его сопровождал еще один очень рослый стражник, чьи плечи едва умещались в дверях.
Магистр Хенрик, чуть не подпрыгивая от нетерпения, коротко объяснил ситуацию. Джербен выслушал его с таким невозмутимым лицом, словно падение с неба троих пришельцев вместе с непонятным агрегатом было здесь обычным делом.
— Кажется, это уже становится традицией, — заметил коммандер. — Как поживает ваш предыдущий визитер? Кажется, он выражал сильное желание стать адептом Цитадели?
Магистр Хенрик немного смутился:
— У того парня были странные идеи. Например, он считал, будто для колдовства обязательно необходим посох. Я объяснял ему, что некоторые наши магистры ходят с посохом только из-за преклонного возраста, но, кажется, он мне не поверил. Учеба давалась ему нелегко. Кроме того, он имел дурную привычку напрыгивать на вас из-за угла с какими-то странными заклинаниями, и алчно поглядывал на посохи старших наставников.
— В конце концов, я подарил парню отличную трость из белого ясеня и с первой же грозой отправил его обратно, — добавил фиолетовый старик.
— Рад, что та история благополучно завершилась, — сказал Джербен. — А как насчет этой Твари, пугающей по ночам прохожих? Она, случаем, не того же грозового происхождения?
Эта идея вызвала бурный протест обоих волшебников.
— Искомая Тварь, если она существует, — определенно продукт местного производства! — возмутился Николас. — Все, что приходит с грозой в Цитадель, здесь же и остается!
— Тогда что вы предполагаете сделать с сегодняшним подарком? — Джербен критически и с некоторым сочувствием оглядел троих растерянных подростков.
В голосах магистров появился намек на просительные интонации:
— Джербен, никто лучше вас не сообразит, в какой области эти ребята могли бы проявить себя…
— Судя по их виду, они вообще еще не осознали, где очутились, — усмехнулся коммандер. — Думаю, в вашей Цитадели найдется комната, где эти путешественники смогут отдохнуть до утра. Завтра пусть Хэлси проводит их в Управу. Я найду им дело.
Марк попытался было протестовать, но, похоже, их мнение тут не имело никакого веса. Гвен казалась слишком подавленной, чтобы настаивать на немедленном возвращении, а Сергей еще не оправился от шока после крушения флайера. Пришлось сдаться.
Решив участь пленников, коммандер перешел к другой проблеме:
— Для этого… агрегата я могу предоставить старые конюшни возле Роттерских ворот. В страже сейчас не так много лошадей, так что те помещения все равно пустуют. Надо лишь придумать, как спустить его отсюда. Вытолкнуть из окна?
— Что?! — тут же очнулся Сергей. Гвендолин с Марком вздрогнули.
— Ни в коем случае! — воскликнул магистр Николас. Ректор тоже укоризненно покачал головой.
— Но у него же есть крылья! Разве он не может спуститься на них? — недоумевал Джербен.
— Дело не в этом, — ответил ректор. — Однажды один наш адепт выпустил из окна башни бумажную птицу. Не долетев до земли пару этажей, птичка превратилась в огнедышащего ящера, и понадобились усилия пяти магистров, чтобы ее упокоить! Это же додуматься надо — выбросить что-то из окна волшебной башни! Нет уж! Найдите нам завтра подходящую телегу, и мы аккуратно спустим аппарат вниз под руководством магистра Летайло.
На том и порешили. Коммандер Джербен с помощником удалились, а пострадавший кабинет заперли на ключ, чтобы там больше ничего не случилось. Пока магистр Николас возился с замком, Марк находился поблизости, и ему показалось, что в кабинете кто-то протяжно вздохнул. Он постарался выбросить это из головы, пожелав лишь, чтобы ночь, проведенная в Цитадели, не превратила их всех в лягушек.
Молодой темноволосый парень, имени которого Марк не запомнил, вызвался проводить гостей в отведенную комнату. Он был немногословен и вел себя очень сдержанно. Пока они шли по сумрачным переходам, скудно освещенным странными круглыми светильниками, Марк искоса рассматривал их провожатого. Высокий, тонкий в кости, одет в рубашку с широкими рукавами, жилет, бриджи и легкие сапоги. По виду и не скажешь, что волшебник. Впрочем, откуда ему знать, как должны выглядеть волшебники! Марка не покидало чувство, что все происходящее — чей-то дурацкий розыгрыш. Но не мог же Серый так над ними пошутить! Марк покосился на приятеля. Тот двигался как автомат, бледный, подавленный, и мыслями был явно бесконечно далеко отсюда. Нет, он здесь точно ни при чем.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • iwanow321 о книге: Кристи Кострова - Брачный ритуал [СИ]
    69 килобайт. никто ничего не потеряет, если не прочитает.
    переместилась, корявилась, дала согласие на свадьбу, помолвка. 69 кб на свадьбу уже не хватило.
    если что - это рассказик, не рОман.

  • alesh.nat о книге: Марина Эльденберт - Межмировая няня, или Алмазный король и я
    Очень наивный,скучный сюжет!В ггероиню влюбляются с первого взгляда,хорошо не с первого раза.

  • Zvolya о книге: Ольга Герр - Желанная
    Мне понравилось, хотя сюжет о переселенцах в средневековье не нов, но в этот раз было интересно. Взрослые и живые герои, хороший слог, полное отсутствие розовых соплей и Богов(Богинь). Ггероиня порадовала искренними материнскими чувствами, Ггерой- заботой и вниманием, несмотря на "предательство" первой Алианны. Пошла читать следующую историю про исполнение желаний.

  • iwanow321 о книге: Кристи Кострова - Невеста из проклятого рода. Книга 1
    замечательно! о никчёмных растениях аж две книги! тупые тли, что мужчины, что дамочки.
    "герцоги" и "короли", что позволяют своим мамкам хамить и натравливать прислугу, нормально. герцогствами и королевствами управляют, а прислуга может делать всё, что угодно, обхамливая приглашённых в гости?

    и никто не стал заморачиваться, что привезённые с далёкого малообитаемого острова дочери проклятого рода, в общем-то, ни в какие компаньонки никому не годятся, и им самим компаньонки нужны? девицы никогда ни при каком дворе не были и балов у них не было. и светскую жизнь они не знают абсолютно. какие они кому компаньонки? афторша, ты о чём пишешь-то?

    и ещё, афторша, с помойки нищебродного райцентра: прислуга не просто треплется, а - МНОГО ТРЕПЛЕТСЯ. и камердинер, и управляющий, и экономка, и старшая горничная герцога ОБЯЗАНЫ БЫЛИ ПОСТАВИТЬ В ИЗВЕСТНОСТЬ хозяина о самоуправстве его мамаши в натравливании на приглашённых обслуги.

    мало того, первое, что сделал бы любой родитель привезённых на смотрины невест: стуканул бы герцогу о его мамаше МОМЕНТАЛЬНО. замучился бы этот герцог выслушивать.

    и последнее, афторша. главное. если мать какого-то парня, мужчины, жениха - стерва последняя, хамло подзаборное, тварь раздолбайская: БЕГИТЕ ДЕВУШКИ! сынуля у неё - дрянь неперевоспитуемая. повеситесь, при отсутствии разводов, через неделю после свадьбы. от осинки апельсинки не рождаются.

    и, как я понял, первая книга - это всё описание всевозможного г., которое напридумывает и вводит в жизнь мамуля жениха-герцога. и - неистощимая на гадости афторша, тоже.

    спасибо, кострова кристи, за удаление этого бреда. нечего нормальным девочкам такому учиться и следовать.

  • Sagat49 о книге: Сергей Извольский - Real-RPG. Ледяной форпост [СИ]
    Неплохая книга оценка хорошо.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.