Библиотека java книг - на главную
Авторов: 16239
Книг: 50742
Поиск по сайту:





Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Наши писатели:
 
Поиск по сайту

 
Жанры:
 


     Реклама:    
     Читать онлайн книгу «Пощады не будет»    
   

Шеррилин Кеньон
Пощады не будет

ПРОЛОГ


Легенда о «Санктуарии»

«Можешь забрать мою жизнь, но сломить меня тебе не удастся никогда.
Так что покажи, на что осмелишься ты…
И я определенно отвечу тебе тем же».
Эти слова, написанные на французском, до сих пор покоились на крышке стола Николетты Пельтье, где она вырезала их своим медвежьим когтем после смерти двух сыновей. Это не было простым девизом; это — ее заявление миру, забравшему у нее детей. Ужасная трагедия толкнула ее на создание самого известного среди оборотней пристанища.
«Санктуария».
Более века она владела известным баром и рестораном «Санктуарий», располагавшимся на углу Урсулинок и Чартров в Новом Орлеане. Где она правила, как королева в своем королевстве. Медведица, мать двенадцати детей, ежедневно боровшаяся с горем по сыновьям, которых похоронила.
Не прошло и дня, чтобы она не оплакивала их.
А затем война постучалась в их дверь. Будучи верной своей природе и словам, которые вырезала как постоянное напоминание о своей силе, она сделала все, чтобы одержать верх и защитить своих детей.
Но любовь к ним стоила ей жизни. Когда враги вознамерились уничтожить пару ее дочери, Николетта бросила последние силы на защиту волка, дабы уберечь Эйми от мук, которые принесли бы ей похороны любимого.
Трагедию ее потери ощутил весь совет Вер-Охотников. Николетта стала такой же легендой, как и клуб, которым она владела. Клуб, который приветствовал всех существ и обещал им безопасность и защиту до тех пор, пока те следовали одному простому правилу:
«Приходи с миром. Или уйдешь по частям».
С ночи смерти Николетты, ее дети пытались продолжить дело без поддержки и руководства матери. Теперь «Санктуарий», более не являясь пристанищем, официально признанным советом Омегриона, находится вне законов, которые когда-то защищали владельцев и посетителей клуба.
Дев Пельтье спокойно к этому относился. Ему все равно никогда не нравились правила.
Но война, постучавшаяся в двери, не закончена.
Это был лишь первый бой…

ГЛАВА 1


— Мне кажется, или весь мир окончательно отупел?
Стоя перед главным входом в клуб «Санктуарий», принадлежавший его семье, Дев Пельтье засмеялся, услышав голос своего брата Реми. Они были двумя из четырех однояйцевых близнецов… и эта реплика была так несвойственна его угрюмому брату, что Деву пришлось встряхнуть головой.
— С каких это пор ты ведешь себя как Сими? — спросил он, не снимая наушники, которые носил так часто, что без них чувствовал себя странно.
— Ну, да… — фыркнул Реми, — будто я чертова демоница-гот, одетая в корсет, вычурную юбку и колготки, пытающаяся проесть путь через меню… и персонал.
О да, Сими определенно подходила под это описание.
Но Дев просто не мог не подколоть его.
— Я всегда знал, что ты ненормальный, mon frere. Это лишнее тому подтверждение. Может, нам следует называть тебя Франк-н-Фуртером и бросать в тебя мелкими сосисками всякий раз, когда ты мимо проходишь?
— Заткнись, Дев, пока я не вышел из себя и не стал одним из трех близнецов.
Ну, конечно. Очевидно, Реми забыл, кто научил его драться.
— Ну, давай, салага. У меня как раз пара новых ботинок, которым так и хочется оказаться на чьей-то…
— Может, вы двое прекратите драться у всех на виду? … И повзрослеете заодно. Клянусь, я приготовлю из вас тушеную медвежатину, если вы не прекратите. — Эйми перешла на французский, родной язык, и продолжила ругаться на них.
Дев сдержал остроумный ответ на враждебный тон сестры, встреченный одобрениями остального персонала, чьи наушники позволяли им слышать каждое слово.
Говоря по правде, ему и его семье не нужна гарнитура, чтобы общаться. Часть бытности оборотнем заключается в том, что они могут проецировать свои мысли, находясь на допустимом расстоянии друг от друга… хотя у кого-то это получается лучше, чем у других. Но среди простых людей, работавших на них, это вызовет подозрения, а у постоянных посетителей особенно. Поэтому они носили гарнитуру, пытаясь хотя бы казаться нормальными.
Да уж, конечно. Нормальность давным-давно помахала на прощанье его семье и всему его виду. Но какого черта?
Он посмотрел на наушники.
И все-таки Дев снял их, когда разглагольствования сестры на французском напомнили ему о матери, и неожиданная волна горя нахлынула на него. Как же он скучал по тому, как она отчитывала его на родном языке…
Кто бы мог подумать? Из всех вещей, по которым можно скучать…
«Я, должно быть, на голову болен». И все же, резкий голос матери преследовал его из прошлого:
«Ты должен вырасти, Деверо… Ты больше не детеныш. Уже как две сотни лет. Для чего ты так издеваешься над братьями и сводишь меня с ума? Mon Dieu! Ты когда-нибудь в могилу меня сведешь своим поведением. Неужели ты не можешь хоть раз прикусить язык и сделать, как я прошу? Как мы можем положиться на тебя, если ты продолжаешь вести себя, как ребенок? Разве ты ничему не научился»? Дев вздрогнул, вспомнив выражение лица, с которым она читала ему ежедневные нотации.
Лица, которое он больше никогда не увидит, и голос, который однажды полностью исчезнет из его памяти.
Как же он ненавидел перемены.
Более века Дев стоял у дверей «Санктуария», наблюдая, как приходят и уходят различные существа. Страж более чем в одном смысле слова, он не останавливал людей. Но приходящим сюда сверхъестественным посетителям он всегда объяснял правила «Санктуария» и то, какие проблемы у них возникнут, если они затеют драку, а также советовал решить, кто является их союзниками.
На всякий случай.
Теперь же он стоял на посту, дабы убедиться, что враги не разрушат их клуб окончательно, когда его только-только восстановили после боя, оставившего глубокий след в их сердцах.
«Я скучаю по тебе, маман». Так же, как и по отцу.
Имущество они могли заменить. Сцену можно восстановить, а стойки переделать. Дым выветриться.
Но его родители…
Они ушли навсегда.
Новая волна горя нахлынула на него, из-за чего он разозлился. Дев изо всех сил сдерживался, чтобы не отправиться вслед за напавшей на них стаей волков. Если бы в этом случае Омегрион — правящий совет — не начал выслеживать и убивать его семью, он бы не колебался. Но рисковать он не станет. Дев не будет в ответе за смерть члена своей семьи.
Даже своего брата Реми.
Стольких из его семьи убили прямо у него глазах…
«Я действительно хочу уйти».
Эта мысль становилась все более и более привлекательной. Даже после того, как «Санктуарий» снова открылся, в Деве горело желание к перемене мест. Единственная причина, по которой он оставался здесь, так это просьба матери находиться рядом с семьей и помочь защитить младшую сестру.
Теперь его мать мертва, а у Эйми была пара…
Оставаться здесь уже не было такой необходимостью, как раньше. Каждый день ему хотелось пойти своим путем. Он — медведь, и в большинстве самцов природой заложено желание найти пару и создать собственный клан.
«Что я здесь делаю?»
Он был им не так уж и нужен. Когда началось сражение, они тут же узнали, как много у них союзников. И их число впечатляло. «Санктуарий» выстоит. Ему не обязательно оставаться здесь и защищать вход.
И все же…
«Я действительно ненавижу перемены».
«Ты просто встревожен. Это пройдет. Вот увидишь». Кроме того, ему не нужна пара. Никогда. Жизнь и так сложна в попытках угодить самому себе. Боги ему в помощь, если когда-нибудь он должен будет угождать кому-то еще.
Просто все, что случилось за последние несколько месяцев, сильно потрясло его. Он чувствовал себя потерянным… как будто оказался далеко от причала без двигателя или весла под рукой. Перемены всегда давались ему нелегко, а в последнее время их было столько, что ему хотелось просто все бросить и начать где-нибудь все с чистого листа.
Найти свое место… даже если придется отправиться в прошлое. Куда-нибудь, где ему не будет казаться, что из-за угла вот-вот выйдут родители, где ему не придется сидеть на их любимой мебели. Где воспоминания не будут преследовать его.
Или, если точнее, не будут причинять ему боль.
Рев приближающегося мотоцикла прорвался через его мрачные мысли. «Буза». Дев узнал байк по хриплому стону двигателя — у них был неповторимый звук, безошибочный для каждого, знающего свой байк. Многие Вер-Охотники пользовались мотоциклами как средством передвижения, включая его самого и братьев. В отличие от машины, байк легче телепортировать, и на улице нет ничего быстрее для ухода от врагов.
Или чтобы гнаться за ними.
Но у этого был особый рев, свидетельствующий о том, что его модифицировали для максимальной скорости и исполнения.
Ожидая увидеть лидера Темных Охотников — Ашерона — на черной «Хаябуза», Дев нахмурился, увидев красный байк, приближающийся с такой скоростью, что было удивительно, что за ним не гналась полиция. Водитель миновал въезд, затем нажал на тормоза, скользнув к тротуару и оставив за собой облако сгоревшей резины. Переднее колесо поднялось, а затем байк направился к нему. Как только тот подъехал к бордюру, колесо со стуком опустилось, и ездок рывком припарковал мотоцикл прямо перед Девом, подняв при этом заднее колесо.
Несмотря на то, что лихач был высок и прекрасно сложен, по изгибам, обтянутым защитной кожей, Дев понял, что это женщина.
Скорее всего, сексуальная, и это определенно привлекло его внимание.
Не желая показывать, что он впечатлен продемонстрированными навыками, Дев скрестил руки на груди, когда водитель снял свой шлем и освободил копну непослушных, обольстительных светлых волос, ниспадавших на плечи. Копну кудрей, очерчивающих ее восхитительное лицо. Не ошеломляющее или идеальное, но экзотичное. Другое. Более того, ее черты соблазняли, и он не мог не задуматься, как бы она выглядела с утра, когда эти кудри рассыпаны по ее обнаженному телу…
Ее аура буквально светилась радостью жизни, и это заразительно — как будто она наслаждалась каждой секундой, которую ей посчастливилось прожить. Однако байк она водит как самоубийца.
— Будешь продолжать так ездить, убьешь кого-нибудь.
Она перекинула ногу через сиденье и подошла к нему сексуальной, соблазнительной походкой, которая, он уверен, не одного мужчину свела в могилу, вызвав сердечный приступ. На ней красовалась пара байкерских ботинок «New Rock» с пламенем по бокам. Ее темно-карие миндалевидные глаза горели озорством, когда она расстегнула свою куртку и окинула Дева пылким взглядом.
— Я убиваю лишь тех, кто заслуживает этого, и потрошу их с превеликим удовольствием.
Черт, она — самая сексуальная женщина, какую он когда-либо видел. Его тело немедленно среагировало на нее. И Дев задумался, будет ли она такой же раскрепощенной в постели.
Она сняла куртку, перекинула ее через плечо, держа одной рукой, затянутой в перчатку, демонстрируя ему обтягивающую черную рубашку, а потом наклонилась к нему. Теплый запах женщины и кожи заставлял медведя внутри него сесть и мурлыкать, и все, что он мог сделать, так это не уткнуться носом в эту нежную шею, которая так и манила попробовать ее.
— Отвечая на твой вопрос, Медведь… В постели я такая же неистовая, как и на улице. Просто, чтобы ты знал, — подмигнула она.
При этих словах член Дева дернулся против его воли, и он принял на заметку, что она могла читать его мысли. Он перевел взгляд с ее глаз к глубокому декольте, приподнятому черным лифчиком. И около ее правой груди виднелась метка в виде лука и стрелы, точно говорившая ему, кто и что она такое — хотя он и так догадался об этом по ее силам и тому, как проблескивали клыки, когда она говорила. Черт, похоже, даже богиня Артемида не смогла сопротивляться чувству, которое вызывало это соблазнительное тело, когда обратила ее.
— Я не знаком с тобой, Темный Охотник.
Она поправила висевшее на шее ожерелье в виде ряда черных черепов.
— Мы встречались. Правда, мельком. Времени не хватило даже на то, чтобы познакомиться.
Дев нахмурился, пытаясь вспомнить их встречу.
Нет, определенно нет. Он бы обязательно запомнил эту Охотницу, если бы видел ее прежде — даже века назад. Даже если бы был мертв. Она не из тех женщин, о встрече с которой мужчина легко забывает.
— Должно быть, ты виделась с одним из моих братьев. — Большинство людей не могли отличить их друг от друга — из-за абсолютной идентичности, к тому же, и Шериф, и Куин сменяли Дева у входной двери. Она, несомненно, спутала его с одним из них. — Нас четверо близнецов, и я очень похож на своих братьев.
— Знаю, — она отрицательно покачала головой. — Встречалась со всеми вами. Я была здесь в ночь, когда волки напали. — Ее пристальный взгляд поднялся на крышу, где остался небольшой след от пожара, возникшего из-за их борьбы, ее глаза потемнели, наполнившись сочувствием. — Я действительно сожалею о твоих родителях… и о том, что мы не защитили их лучше.
Дев не знал почему, но эти слова его тронули.
— Спасибо за помощь. Я знаю, вы сделали все, что смогли. — Все они. Но враги в несколько раз превосходили их числом. По правде говоря, было чудом, что хоть кто-то из них выжил.
Без Темных Охотников и их союзников они бы не выстояли.
На ее лице промелькнула тень боли, будто в этих словах были погребены ее собственные демоны.
— Да, но иногда этого не достаточно, и никакие искренние извинения тут не помогут. Как я уже сказала, мне действительно жаль. Обо всем. — Она заглянула внутрь и вернулась к прежней живости. — Меня зовут Сэм Сэвидж.
Самия Сэвидж…
Он слышал, как это имя на протяжении веков служило предметом толков среди других Охотников. Она была одной из самых яростных и получила это прозвище в знак уважения к своей жестокости в бою. У всех Темных Охотников, бессмертных убийц, защищавших людей, за спиной ужасающее прошлое. У каждого свое, но у всех имелась одна общая черта: кто-то предал и убил их настолько грязным способом, что они продали души греческой богине Артемиде ради единственного акта мести своим предателям. На подобное просто так не решаются, и он не смог не задуматься, что же такого могло случиться с Сэм, чтобы она продала свою душу.
Кто убил ее, и почему из-за этого она стала настолько жестокой, что даже самые отважные Охотники старались держаться от нее подальше? Во всех слышанных им историях не было ответов. В них лишь говорилось, что эта женщина жила ради сражений.
И чем они кровавей, тем лучше.
— Ты была генералом амазонок в конце Троянской войны. — Сэм, внучке их величайшей королевы Ипполиты, пришлось стать одной из тех, кто сопровождал Елену домой после войны. И это было чрезвычайно сложно, учитывая, сколько греков хотело убить ее за то, что она развязала войну, державшую их вдали от дома больше десятилетия.
Уголок ее рта приподнялся.
— Ты говоришь об амазонках, как будто это что-то плохое.
Дев засмеялся.
— Встречался с несколькими из вас за прошедшие века. Не плохие, просто… интересные.
Амазонки были избранными людьми богини Артемиды. Вот почему многие из них стали Темными Охотниками. Собирая армию, сражающуюся за человечество против сверхъестественных хищников, Артемида всегда ставила амазонок на первое место, и ходили слухи, что им платили раз в десять больше, чем остальным Темным Охотникам. Немного фаворитизма, из-за которого другие Охотники не особо любили амазонок в своих рядах.
Для Дева же это означало, что ему нужно приглядывать за ней, поскольку обычно амазонки были бесцеремонными тусовщицами, которым нравилось с кем-нибудь поцапаться.
— Так что привело тебя сюда? — спросил он, сменив тему на более относящуюся к делу.
Сэм ответила не сразу.
— Даже не знаю. Я чувствую, что приближается нечто опасное. Вот я и подумала, что устрою тут засаду, схвачу это за горло и раню прежде, чем оно причинит кому-то вред.
— О, детка, разве ты не знаешь, что здесь опасен только я?
— Ты заигрываешь со мной? — спросила она, сморщив носик.
— Зависит от того, будешь ли ты бить меня по заднице, раздевшись при этом догола.
— Тебе нравится, когда тебя бьют по заднице? — сказала она, одарив его удивленным взглядом.
— Не совсем, но пока ты будешь делать это голой, я буду даже счастлив…
— Извращенец, — засмеялась она. — Мне это нравится.
Дев понятия не имел, почему флиртует с ней. Хоть он распутничал, как и любой его брат без пары, обычно он не тратил время на женщин, если заранее знал, что с ними у него ничего быть не может. А секс с Темными Охотниками был ключевым табу в их мире… по многим, многим причинам.
Но, казалось, он не мог с собой справиться. Было в ней что-то, что влекло его прямо к самоубийству.
— Вообще-то, скорее озабоченный. Мой последний раз был давненько.
— Исключительная честность, — заметила она, резко вдохнув сквозь зубы. — Неплохая перемена. Большинство мужчин сначала бы прибегли к лести.
— Я бы сказал, что жизнь слишком коротка, чтобы ходить вокруг да около, — пожал он плечами, — но у меня впереди века, а у тебя вечность, так что это не про нас. Поэтому скажу лишь, что не люблю играть в игры или приукрашивать вещи, так что оставим все, как есть.
— Медведь по мое сердце, но разве ты не знаешь, что между нами не должно быть тесных отношений?
Дев пожал плечами.
— Мне не нравится следовать правилам.
Она обвела своим пылким взглядом его тело, сводя с ума его гормоны.
— Мне тем более.
— Да уж, это видно по тому, как ты водишь.
Сэм действительно не хотелось быть очарованной стоящим перед ней вер-медведем, но, по правде говоря, она не могла ему сопротивляться. Что-то в нем заставляло ее улыбаться. Не только его безумная сексуальность. Или улыбка, которую должны объявить вне закона.
Просто он казался тем, с кем весело проводить время, а в ее мире таких людей раз, и обчелся. Его длинные кудрявые светлые волосы были убраны с лица, словно высеченного из стали. Голубые глаза дразнили ее интеллектом и юмором.
А его тело…
Она могла облизывать его всю ночь напролет. И, что настораживало еще больше, что-то в нем напоминало ей об Иоле и том, как он всегда мог заставить ее улыбнуться, независимо от того, какой дерьмовый день у нее выдался. Даже спустя тысячи лет она все еще скучала по нему.
Пытаясь не думать об этом, Сэм опустила взгляд на руку Дева, на которой отчетливо выпирали мускулы, и нахмурилась, увидев, как из-под короткого рукава виднеется тату.
Это…
Нет. Конечно же, нет.
Прежде, чем смогла остановиться, она задрала рукав и обнаружила метку в виде лука и стрел, точно такую же, какую на ней оставила Артемида в ночь, когда она обратилась в Темного Охотника и вернулась к жизни, чтобы сражаться против даймонов. То, что метка Сэм выжжена, а его нарисована, было единственным отличием.
Она выгнула бровь.
— Мне следует спросить?
— Мне нравится дергать цепи богов, — плутовато усмехнулся он.
— Должно быть, так и есть. Из того, что я слышала, Артемида обладает не таким уж прекрасным чувством юмора.
— Она же еще не убила меня за это.
Да, смелости ему не занимать.
— Ты такой храбрый или настолько глупый?
— Моя мать говорила, что эти два качества идут рука об руку.
Забавно. Однажды нечто подобное ей сказала ее собственная мать.
Покачав головой, Сэм постаралась подвести разговор к истинной причине, приведшей ее сюда, и напомнила себе, почему ей вообще не следует считать этого мужчину интересным:
— Даймоны сегодня показывались?
— Ты ведь знаешь, я не должен говорить тебе этого.
Этот кодекс чести всегда ее раздражал. Вер-Охотники происходили из той же расы, что и даймоны, и таким образом ощущали некие узы со своими «кузенами».
— Знаешь, от людей в вас столько же, сколько от даймонов.
— А людей мы тебе тем более не выдадим, — подмигнул он. — Но, отвечая на твой вопрос, нет. За последние недели рядом с клубом не было даймонов.
В это трудно поверить. Переполненные туристами места, такие, как это, всегда привлекали их особое внимание.
— Серьезно?
— Да, знаю, это странно. Как будто они взяли паузу или что-то вроде того. Обычно группа или две да покажется. Последний раз мы видели одного из них перед открытием… И он показался при свете дня.
— Опять ты за свое, — усмехнулась она. Его слова были полнейшим абсурдом. — Даймоны не могут расхаживать под солнцем, все это знают.
— Да понимаю я, но говорю тебе, он был тут во плоти, а солнце вовсю сияло. Он вышел из клуба, будто ему было наплевать.
Она все еще не верила ему. В этом не было смысла.
— И никто из вас не подумал рассказать нам?
— Мы подали рапорт Оруженосцам, — людям, которые помогали Темным Охотникам и защищали их днем, когда те не могли выйти на свет, не загоревшись при этом ярким пламенем, — и говорим об этом каждому Темному Охотнику, которого встречаем. Но поскольку никто больше не видел даймона при свете дня, они думают, что мы сидим на мете, и игнорируют предупреждение, списывая все на случай массовой галлюцинации, вызванной чрезмерным употреблением хмельного меда.
Его слова позабавили ее:
— А ты употребляешь мет?
— Ты ведь знаешь, что он подействует на меня не больше, чем на тебя. — Большинство наркотиков не оказывают никакого эффекта на Темных и Вер-Охотников.
Сэм все еще не могла поверить Деву.
— Ты говорил Ашерону?
— Опять же, он заявил, что был только один даймон, который мог гулять днем, и что он лично его уничтожил. И нет ни единого шанса, что появился еще один.
И все же Дев определенно верил, что они видели даймона при свете дня. Она чувствовала это всеми фибрами своей души.
— Может, это был какой-нибудь гот с клыками?
— О да, а то я не могу отличить человека от даймона. Я же в этом полный ноль.
Она засмеялась над его сухим сарказмом. Как он может быть таким милым и раздражающим одновременно?
— Ладно. Я тебе верю. Но…
Он поднял руки, сдаваясь.
— Я тебя понял и согласен, что это бред. В этом нет смысла. Я просто довожу до тебя факты. Делай собственные выводы.
— Что ж, если ты прав, будем надеяться, что это просто аномалия и он вспыхнул через три секунды после того, как ушел.
— Надежда на чудо. — Дев поднял с плеч наушники и снова надел их. Ей казалось странным, что мужчина может выглядеть так сексуально с этим хитрым изобретением на голове, но, все же, у него это получалось.
Невероятно странно…
— Можешь спокойно заходить, — показал на дверь Дев. — Внутри нет Темных Охотников.
Она оценила его предупреждение. Хотя и не нуждалась в нем. Близость другого Темного Охотника истощает силы, но ее были столь велики, что потеря была бы совсем незначительной. Не говоря уже о том, что она обладала не хилыми боевыми навыками, независимо от того, подпитывали ли их способности Темного Охотника. И именно это делало ее одной из machiskyli… одной из Спутников Войны. У даймонов имелась своя элита, у Темных Охотников были Спутники. Мужчины и женщины, кто жил ради сражений и единственную радость находил в вырезании сердец своих врагов.
Это метка, которую она носила с гордостью. И сегодня она всем своим существом чувствовала присутствие даймона. Ей просто нужно найти его, схватить за горло и душить до тех пор, пока она не почувствует себя лучше. Что значит, она должна оставить соблазнительного медведя у двери, зайти внутрь и сделать свою работу.
— Увидимся позже, Медведь.
Он кивнул, и она ступила в темноту. Народу в клубе было немного, поскольку было только семь вечера. Несколько человек ели за передними столиками. Еще двое сидели в баре, который обслуживали оборотни в человеческой форме: волк и медведь, имевший поразительное сходство с Девом. Должно быть, один из его близнецов.
Сэм подошла к волку и заказала бутылочку.
— Закуска нужна? — спросил он, открыв выпивку и протянув ей.
Она покачала головой и проигнорировала любопытный взгляд, направленный на ее руку в перчатке. Она не особо ладила с едой и надеялась, что сможет спокойно попить пиво. Сэм начала доставать бумажник, но волк остановил ее.
— Я помню тебя с того сражения. Не нужно денег.
Она почувствовала испытываемую им боль, увидев проблески его прошлого. Прошлого, оставившего волка с глубоким чувством вины. Николетта Пельтье умерла, защищая его, и он чувствовал себя так, будто лишил матери женщину, которую любит… эта ужасная боль оставалась похороненной глубоко внутри него и жгла, как уголь. То, что он так яростно заботился о своей жене, делало его хорошим человеком.
— Спасибо… Фанг. — Имя всплыло в ее голове так же четко, как и образы его прошлого. Образы, которые усилятся до невыносимого уровня, если она хоть как-то прикоснется к нему.
— В любое время, — кивнул он.
Сэм отошла прежде, чем приняла больше остаточных эмоций и образов его прошлого. Она так ненавидела эту способность. Все было бы не так плохо, если бы она могла как-то контролировать ее. Но, увы. Эмоции других людей часто путались с ее собственными, и она с трудом разделяла их. Вот почему Сэм избегала людей, насколько это было возможно. И почему не могла прикоснуться к кому-либо рукой или другой обнаженной частью тела.
Если она коснется…
Это будет ужасно.
«Почему у меня нет способности летать? Или какой-нибудь действительно полезной, скажем, пирокинеза?»
Но нет. У нее была никчемная способность к эмпатии и психометрии…
За этот «дар» она бы с удовольствием врезала Артемиде. Но Сэм также обладала телекинезом, что определенно бывало на руку, особенно в бою. Так что, не все так плохо, ведь у нее появилось дистанционное управление задолго до того, как Юджин МакДональд в своем «Зените» задумался о пульте.
Потягивая пиво, Сэм бродила по клубу, славному и темному, — не раздражающему ее чувствительные к свету глаза. В это время в ее голове проскальзывали отголоски тысяч различных событий, случившихся здесь за последние полтора века.
Несмотря на печальные моменты, «Санктуарий» был исполнен тепла и для многих стал домом. Неудивительно, что он был так популярен в сверхъестественных кругах. Даже если большинство не могло видеть то, что она, они все равно чувствовали любовь и безопасность, исходящие от каждого предмета здесь. Все это место излучало заботу и преданность медведицы, построившей его.
— Пусть боги благословят и сохранят тебя, Николетта, — прошептала Сэм. Как мать, она знала, что значат муки потери своих детей. Боль, которая не лечится временем. То, что никто не должен испытать.
Она вздрогнула, когда в голове промелькнул образ Агарии. Даже сейчас мысль о дочери могла поставить ее на колени и пробуждала в ней мощную волну гнева, который все еще требовал успокоения. Именно эта ярость делала ее таким великолепным воином. Даймоны забрали у нее все, и не важно, скольких она убила, этого просто было недостаточно, чтобы свести счеты.
Недостаточно, чтобы отомстить за жизнь, которую они жестоко оборвали.
— Ты выглядишь обозленной.
Она подняла голову, узнав нежный голос позади себя.
Чи Ху.
Сэм медленно повернулась и увидела хрупкую китаянку, чьи длинные черные волосы были заплетены в тугую косу. Но эта хрупкость лишь вводила в заблуждение. Несмотря на пять футов росту, тонкая, как спичка, Чи была умелым воином, способным уложить любого тупицу, посчитавшего ее легкой добычей. Одетая в облегающие джинсы, черную рубашку и жилет, Чи была невероятно красивой. Она обладала той идеальной красотой, которую до боли хотела Сэм, будучи человеком. Но за эти века она поняла, что такая красота может быть как благословением, так и проклятием.
Вот почему Чи теперь Темный Охотник.
Сэм улыбнулась. Чи, тоже Спутник Войны, была единственным другом, которого она могла себе позволить за последние пять тысяч лет. Она до сих пор не могла понять, как так получилось, но Чи было сложно не любить… пробившись через ее ледяную защиту.
— Что ты здесь делаешь?
Зная, что к ней лучше не прикасаться, Чи показала на клуб.
— То же самое, что и ты. Слежу за даймонами. Ищу хорошей схватки. Медведь у двери рассказал об их галлюцинации?
— Рассказал.
— Что думаешь?
— Может, это был демон, которого они приняли за даймона, — пожала плечами Сэм.
— Возможно, — кивнула Чи. — Их бывает довольно сложно различить, особенно непривыкшим. — Чи лучше знать, поскольку она эксперт в демонологии. — Есть несколько подвидов демонов, которые очень похожи на даймонов. Оборотни запросто могли ошибиться.
Может быть, но Дев казался абсолютно уверенным. Опять же, Чи была экспертом, и Сэм задавалась вопросом, что та делает здесь, в Новом Орлеане.
— Когда тебя перевели?
— Три недели назад.
Сэм выгнула бровь:
— Почему ты не рассказала, что тебя тоже перевели?
— Отбрось подозрения, — прыснула Чи. — Я хотела сделать тебе сюрприз, jie jie. Не больше. Не меньше. Если бы мы не встретились сегодня, я бы позвонила. Это моя первая вылазка, и я надеялась, что наткнусь на тебя, что и сделала. — Она усмехнулась. — Я хотела, чтобы это был сюрприз. Вот и все.
Сэм съежилась внутри, когда Чи назвала ее «старшей сестрой». В ее мире слово «сестра» было оскорблением. И она знала, что Чи говорит правду — еще один плюс ее способностей. Сэм была ходячим детектором лжи.
— Как здорово снова тебя увидеть.
Чи сморщила носик.
— Будем надеяться, что в этот раз не будет так кроваво, как в прошлый.
— Будто ты меньше меня наслаждаешься боем, — засмеялась Сэм. — Иногда я думаю, что тебе это нравится даже больше.
— Верно, прямо в точку, — ответила Чи, присоединившись к ее смеху.
Сэм прищурилась, заметив блестящие серебряные палочки в косе Чи. Протянув руку, ту, что в перчатке, она дотронулась до одной из них. Как и ожидалось, палочка была острой, как коготь, и поцарапала кожу на перчатке.
— Неплохая маскировка оружия.
Чи сделала глоток своего напитка.
— Приходиться быть изобретательной. Нынче люди подозрительны более чем когда-либо. Если хочешь, могу дать наборчик.
— Рада бы. Но, думаю, обойдусь. — Носить их на себе будет довольно трудно, учитывая, что ее поглотят эмоции того, кто их сделал. Вот почему все, что она носила, водила или использовала должно быть сделано Ашероном специально для нее — должно быть нетронутым чьей-то рукой. Слава богам их бесстрашный лидер обладал способностями, которыми обладал. Иначе она была бы в полном дерьме. Вот почему ей не нравилась еда. С напитками проще, поскольку большинство произведено машинами.
О мясе речь даже не заходит. Боги, как же она скучала по стейку…
Прогнав эту мысль, Сэм снова глотнула пива, обдумывая слова Чи об ее последнем назначении.
— Так скольких из нас перевели в Новый Орлеан?
— Последнее, что я слышала, здесь у Ашерона восемь Спутников.
Количество впечатляло.
— Восемь? Не многовато ли?
— Думаю, Атлант считает, что случится нечто значительное, — пожала плечами Чи. Все они были посланы охранять одного человека. Ника Готье. И больше они ничего не знали.
Ник должен жить, даже если им придется умереть.
— И Ашерон, конечно же, никому ничего не говорит. — В голосе Сэм оказалось больше злобы, чем она хотела. Вообще-то, она любила Ашерона. Ей просто хотелось, чтобы он был немного откровенней со всеми ними.
— Точно! — Чи подняла свою бутылку в молчаливом салюте.
Типичный Ашерон. Он жил секретами, и Сэм было интересно, что такого случилось в сверхъестественном мире, что Атлант осмелился собрать вместе столько Спутников Войны. Они не особо дружелюбны, и у большинства из них было сильно развито чувство территории. В последний раз, когда два Спутника оказались в одном городе, они почти разрушили его.
И вопреки слухам в сети, это были не она с Итоном.
Чи с любопытством взглянула на нее, как будто поймала эту мысль:
— Ты уже видела Итона?
Сэм состроила гримасу при упоминании древнеспартанского генерала, которому столько веков назад после ночи битвы пришлось искать убежища в ее доме.
— Нет еще, но несколько ночей назад я видела Романа, — она выплюнула его имя со всем отвращением, которое обжигало ее горло. Роман был гладиатором, и хотя Сэм могла оценить его умения, она презирала все, что он защищал.
Чи пронзила ее взглядом:
— Планируешь реванш с Итоном?
Сэм передернуло от этой мысли:
— Разве я вспоминаю твои старые увлечения?
— Он и вправду великолепен.
— И совсем не то, что мне нужно. Даже на одну ночь. — Не говоря уже о том, что Темным Охотникам строго запрещено спать друг с другом. Как-то они с Итоном провели ночь вместе и с тех пор сожалеют об этом. Если Ашерон когда-нибудь узнает, что они сделали, он, скорее всего, убьет их.
Артемида бы точно убила.
И та ночь научила ее держаться подальше от любовников, а от Итона в особенности. Она до сих пор не могла выкинуть из головы образы его жестокого прошлого. Ей не хотелось, чтобы ее снова атаковали чьи-то кошмары. Никогда снова. Ей хватало своих.
Сэм пронзило чувство вины. Она вздрогнула и отогнала его прежде, чем оно причинило ей еще больше боли.
Чи бросила веселый взгляд на бар, где двойник Дева обслуживал клиента.
— Что насчет медведей?
— А что с ними? — сказала Сэм, пытаясь не показывать никаких эмоций.
— Вот только не говори, что ты не думала поразвлечься с ними. Особенно с четверней. Боже, от того, кто у двери, просто слюнки текут.
— Слюнки текут?
Чи игриво потерлась об нее, но не касалась кожи:
— Не строй из себя паиньку. Я тебя знаю. Дев определенно стоит того, чтобы ты встряхнулась.
— Да, знаешь, и да, я думала об этом, — фыркнула Сэм.
— Но?
— Я вспоминаю Итона, и в результате меня тошнит. Я не хочу снова проходить через это. Никогда. — Даже ради кого-то столь потрясающего, как Дев.
— Одна ночь тебя не убьет, — фыркнула Чи.
— А не это ли говорила Гейтара прямо перед Тортуллской битвой? Насколько я помню, для нее все плохо кончилось, когда убили ее и все войско. — Сэм кивнула в сторону бармена. — Если ты такая голодная, почему не возьмешь одного с собой?
— Одного? Милая, я жду набор из шести штук.
— Ты само зло, — засмеялась Сэм.
Чи внезапно протрезвела и повернулась направо, осматривая клуб.
— Ты почувствовала?
Сэм обернулась и опустила подбородок, прислушиваясь. В воздухе повисло что-то странное. Нечеловеческое и жестокое. Оно словно бритва прошлось по ее спине.
— Да. — Это было похоже на дрожь, появлявшуюся, когда рядом даймон, но отличалось. Более могущественное. Она оглядела клуб в поисках тех, кто еще это почувствовал.
Если таковые и были, то они этого не показывали.
Как странно.
Она встретила подозрительный взгляд Чи:
— Я пойду сзади.
— Я к главному входу.
Направляясь к задней двери «Санктуария», Сэм использовала свои способности, чтобы исследовать пространство вокруг них. У Темных Охотников также имелось электронное устройство отслеживания даймонов, но ей такой никогда не был нужен. Ее ощущения и силы всегда выводили прямо на них.
Но не сегодня.
Она потеряла след почти сразу же, как вышла на улицу.
Как такое возможно? И все же Сэм не могла отрицать то, что чувствовала. Или, более точно, не чувствовала. В свежем воздухе витало приближение осени. Она уловила запах готовящихся гамбо и стейков и запах реки, протекающей всего в нескольких кварталах отсюда. Но ничего, связанного с даймонами.
Обострив все чувства, она обошла здание, пытаясь найти то, что привлекло их внимание.
Ничего. Все казалось нормальным, но, тем не менее, она нутром чувствовала, что это не так.
Чи обогнула клуб и подошла к ней. Встретив непонимающий взгляд Сэм, она посмотрела наверх.
Сэм проследила ее взгляд. Когда она увидела небо, у нее скрутило живот. Над их головами повисла луна настолько красная и туманная, что, казалось, она была омыта кровью.
Луна охотника. Она знала, что с научной точки зрения это всего лишь солнечный свет так отражается от поверхности луны. Но Сэм жила довольно долго, чтобы знать, не все так просто — наука не может объяснить всего. Главным образом потому, что не знает всего.
Она определенно не знает о завесе, отделяющей миры друг от друга. О завесе, становящейся тоньше при кровавой луне. Более того, она не знает, что иногда древние люди не зря боялись плохих предзнаменований.
И в сердце, и в душе
Зло корни свои пустит.
Когда луна кровавая взойдет,
Демонов час по всей земле пробьет.
Старое амазонское стихотворение всплыло у нее в голове. Такая же луна однажды взошла над ее домом. Тогда она не придала этому значения, посчитав простым суеверием.
И умерла, сожалея о своей глупости.
— Я позвоню Ашерону, — сказала Чи, доставая мобильник.
Сэм кивнула, почувствовав, как по ней скользнула рука зла. Что-то приближается, она чувствовала это. Единственный вопрос — что именно?

ГЛАВА 2


Написав другим Темным Охотникам в Новом Орлеане о том, что происходит, Сэм провела следующие восемь часов в патруле, периодически связываясь с Чи. Никто не видел ничего необычного. Ни единого даймона. Единственными хищниками на улице были люди, и пока Сэм не трогала тех, кто ей попадался, наибольшую угрозу в мире они не представляли.
Они лишь так думали.
Как же ей хотелось скормить их тем тварям, которых она убила за прошедшие века. Позволить им своими глазами увидеть, как на самом деле выглядят сволочи. Люди и понятия не имеют, насколько они слабы и незначительны. Им бы пригодилась доза реальности.
Зазвонил телефон, и, увидев, что это Чи, Сэм ответила.
— Ничего, — тяжело вздохнула Чи. — Я домой, пора перекусить и дать ножкам отдохнуть. До скорого.
— Ладно, — сказала Сэм, глядя на зловещую луну. По спине пробежала дрожь. — Увидимся завтра ночью. Спи крепко и не давай даймонам укусить тебя. — Она повесила трубку и посмотрела на время.
Три утра. До восхода почти три часа. С одной стороны, Чи права, и они лишь тратят время на улице. С другой…
Она просто не могла все бросить.
Что-то не так, и ей хотелось добраться до сути. И помочь в этом мог лишь Дев.
Решив снова расспросить медведя, Сэм направилась обратно в «Санктуарий».
Дорога до красного кирпичного здания с висевшим над дверьми знаком клуба — мотоциклом, припаркованным на темном холме, освещаемом светом полной луны — не заняла много времени. Парочка пьяных людей садилась в такси, смеясь и подшучивая друг над другом.
Она притаилась в тени, наблюдая за Девом, который подпирал стену, игнорируя их. Он был в куртке, стоял там, скрестив на груди руки. Случайному прохожему могло показаться, что Дев задремал на работе. Но Сэм поняла, что его веки опущены не до конца. Глаза все еще открыты. Все еще наблюдательны. Он отдавал себе полный отчет в происходящем, был напряжен и готов тут же броситься в атаку, хотя и казался расслабленным.
Впечатляюще. Воин в ней прекрасно понимал, как трудно выглядеть расслабленным, сохраняя все чувства обостренными. Но не только это впечатлило ее. Его окружала бесспорная аура власти, говорившая всем, кто приближался к нему, что связываться с ним смертельно опасно. Если закрыть глаза на его юмор, Дев — хищник до мозга костей.
И еще какой. Он был из тех, кто убивал без сожаления.
Как и она.
Мышцы дрогнули на его мужественной челюсти, и ей показалось, что он скрывал зевок. Более того, при виде этого ее бросало в жар. Она не знала, почему он был так притягателен, но все же ей хотелось подойти к нему и потереться о его большое крепкое тело, почувствовать каждый его дюйм на своей обнаженной коже.
Если бы только она могла.
Временами ей бывало ужасно одиноко. Временами одиночество перевешивало здравый смысл, и потребность в компании брала над ней верх… О, да кого она обманывала? Она могла обойтись без какой-то там компании. Дикий животный секс — вот то, чего она жаждала.
Вот по чему она действительно скучала.
Но каждый раз это было ужасной ошибкой. При подобной близости с кем-то ее переполняли эмоции, сомнения и воспоминания тех людей. Она видела то, чего не хотела. Бывшие подружки и жены, низкая самооценка, самовлюбленность, больные фантазии…
Секс никогда не бывает приятным, если ты читаешь чьи-то мысли.
Даже хуже, ей не нравилось врать, чтобы перепихнуться, или прятать клыки наряду с другими характерными чертами создания ночи. Именно поэтому она переспала с Итоном. Он знал, кем и чем она была и в прошлом, и в настоящем, и, по правде говоря, было здорово снова быть полностью открытой и честной с любовником.
Если бы только его эго не заняло полкомнаты…
Не говоря уже о других увиденных ею вещах. Вещах, о которых она не подозревала и которые до сих пор преследует ее. Бедный спартанец. Никто не заслужил такого прошлого. Она понятия не имела, как человеческая жизнь съедала его. Не удивительно, что даже будучи Темным Охотником, он был одержим самоубийством. Немногие могли любить так, как любил он, когда был человеком. И те, кто знают его сейчас, об этом даже не догадываются.
Как она ему сочувствовала.
Но медведь — не Итон. И она здесь не для того, чтобы найти партнера на ночь. А ради информации…
Дев почувствовал, как волосы на шее встали дыбом. Кто-то за ним наблюдает. Каждый животный инстинкт говорил об этом. Но, несмотря на то, что ему хотелось пойти и найти их, он заставил себя оставаться абсолютно спокойным. Пускай думают, что он не заметил. Если они решат атаковать, то наткнуться на рабочую часть его когтей.
Так он думал, пока не уловил запах, от которого тут же возбудился.
Самия Сэвидж.
Боже, что с ним такое, если даже запах ее кожи повышает его кровяное давление? Возможно, все из-за того, что для него она была недоступна. Соблазн запретного плода. Он разрушил многих мужчин, а медведей и того больше.
— Я тебя вижу, Темный Охотник. — Что было ложью. Он не имел ни малейшего представления о том, где она находилась, но сказав, что чует ее, он мог оскорбить Сэм. Женщины бывают странными в этом отношении.
— Я тоже тебя вижу, Медведь. Сложно не заметить, если ты стоишь прямо на свету.
Сэм была слева. Выпрямившись, он оттолкнулся от стены, пока она медленно приближалась к нему. Черт возьми, он уже давно не видел кого-то, сексуальнее нее. То, как она двигалась…
Было преступлением.
На ней снова были жакет и темные очки. Но он все равно помнил, как привлекательны ее глаза, и Дев гадал, каков их настоящий цвет. У всех Темных Охотников они были темно-карими. С какими бы глазами они ни родились, в тот момент, когда Артемида возвращала их к жизни, те не только обретали чрезвычайную светочувствительность, но и темнели, становясь почти черными. Если Темным Охотникам удавалось вернуть души, цвет их глаз возвращался к изначальному, а сами они снова становились смертными.
И почему-то он представлял Сэм с ярко-зелеными глазами.
«Ты такой придурок».
Да, да. Он никогда не был романтиком. Все из-за животной половины. Романтика предназначена мужчинам, которым приходится умолять женщин. Что никогда не относилось к нему. Часть благословения, или проклятья — это с какой стороны посмотреть — бытия оборотнем заключается в сильном магнетизме, из-за которого люди хотят приручить их. И это очарование определенно бывает на руку.
— Я думал, ты уже дома, — сказал он, когда Сэм подошла. И потом Дев понял, как глупо было это замечание, учитывая, что он стоит прямо перед ее мотоциклом.
М-да… С таким же успехом он мог носить значок «я идиот. Прошу, помогите вспомнить, где я живу. Точно, дом прямо позади меня.
В свою защиту скажу, что уже поздно, и вся кровь отлила от мозга прямо к центральной части моего тела».
Оставив без комментария его явную глупость, Сэм подошла к нему и сдержанно улыбнулась. Из-за солнцезащитных очков он не видел ее глаз, но чувствовал на своем теле ее пристальный взгляд, словно физическое прикосновение, и от этого лишь сильнее хотел ощутить ее руку на своей плоти.
— Я бы хотела побольше узнать о твоей галлюцинации.
— Прошу, скажи, что о той, где ты перепутала мое тело с мороженным.
— Откуда такие мысли? — усмехнулась она.
Все просто. Прямо сейчас он думал о ней, лежащей обнаженной в его постели.
— Может же медведь помечтать?
— Медведь может. Но эти мечты также могут довести до того, что с него сдерут кожу.
— А ты будешь голой в это время?
— У тебя все к наготе сводится? — покачала она головой.
— Не все. Только когда дело касается красивой женщины и только если мне действительно повезет… Есть шанс, что мне сегодня повезет?
— А ты точно медведь, а не похотливый кобель? — хмыкнула она.
— Веришь или нет, но обычно я не так плох, — рассмеялся Дев.
— И почему я тебе не верю?
— Может, потому что сегодня я действительно плох, — подмигнул он. — Я прекращаю. У тебя вроде был вопрос, который, к сожалению, не связан наготой?
Сэм изо всех сил пыталась сохранить невозмутимое лицо, пока он поддразнивал ее. «Не теряй бдительность». Такие мужчины, как Дев, хотят женщину лишь на несколько часов и только.
Дев не ее тип, каким бы милашкой он ни был, и она определенно не хотела разбираться с его комплексами.
— Тот «даймон»… он что-нибудь тебе говорил?
— Да нет. Просто спросил, когда мы снова открываемся.
— Помнишь, как он выглядел?
Он посмотрел на нее с забавным огоньком в глазах, а потом монотонно ответил:
— Высокий блондин.
Сэм закатила глаза. Все даймоны были высокими блондинами, если только не красили волосы, — за редким исключением.
— Еще что-нибудь?
— У него были клыки и темные глаза.
Как и у любого встречавшегося ей даймона.
— От тебя мало проку… Не против, если я тебя коснусь?
Он выгнул правую бровь, а потом в его голубых глазах появился знакомый веселый огонек.
— А где?
— Угомонись на три секунды. Я просто хочу увидеть то, что в тот день видел ты.
— Девочка, — сказал Дев, отойдя от нее, — я не собираюсь пускать тебя к себе в голову. Может, ты украдешь мои пароли или еще что-нибудь.
— Сдались мне твои пароли.
— Ну-ну. — Вообще-то, выражение сомнения на его лице было очень милым. — Все так говорят, а потом ты понимаешь, что с твоего счета крадут деньги и рассылают спорн от твоего имени на Фэйсбуке, и ты получаешь пожизненный бан. Вот уж спасибо.
— Спорн?
— Спам с порнушкой. И вот не надо делать вид, будто ты не знаешь, о чем я говорю. Я все знаю о тебе и твоих амазонских приятельницах… Слышал истории. Видел новости и все такое. Я не подпущу тебя к своим мозгам, и точка. Последнее, что мне нужно, так это забыть, как Мисс Февраль выглядит во всей своей красе. Я через многое прошел, пытаясь запомнить эту страницу, и не хочу ее лишиться.
Сэм хотелось разозлиться на его нелепую вспышку, но он был таким забавным.
— Прекрати ребячиться и дай мне свою руку.
— Нет, — сказал он, отступив еще на шаг.
— Ты серьезно?
— Конечно, серьезно. Я не хочу, чтобы ты рылась в моей голове. Последняя женщина, прочитавшая мои мысли, влепила мне такую пощечину, что до сих пор в ушах звенит. И как медведю на страже, мне слух нужен невредимым. Его потеря может быть смертельно опасной.
— Я тебе еще одну влеплю, если ты не прекратишь вести себя, как маленький ребенок.
Он зарычал, как гризли в клетке. Впечатляющий звук. Но когда-то она носила обувь из шкур и более сильных животных, чем он, и это было еще до того, как у нее появились способности Темного Охотника.
— Мне не страшно.
— А должно бы быть. Потому что больше я предупреждать не стану. — Деву в самом деле не хотелось этого. Он никогда не позволял кому-то заглядывать в него. Это было грубым вторжением. — У меня слов нет, как сильно я не хочу тебя в своей голове.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





     Реклама:    
Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • taya о книге: Инна Георгиева - Минус на минус
    Начало очень порадоволо)) Но гг это отставший в развитии на уровне 12 лет ребенок! Ее тупизм о вопросах отношений с парнем не соответствует возрасту 16 лет! Только если ее держали в бункере, не давали общаться со сверстниками, смотреть телевизор!А подруга наоборот слишком крута для подростка-девушки. Единственно что все спасало так это юмор!! За него твердую четверку ставлю!!

  • Gvedolin о книге: Flame Extazy - Месть Атлантиды [СИ]
    Спартак и Мелитта ??!

  • galina56 о книге: Галина Черная - Джинния против!
    жаль не могу почитать вторую книгу про джиннию

  • taya о книге: Инна Георгиева - Гибкий график катастроф
    Книга на троечку! ГГ-я меня иногда раздражала своим тупизмом, и юмора особо нет, по сравнению с первой частью.

  • taya о книге: Ольга Громыко - Верные враги
    Книгу читала не один раз! И прочту еще очень-чень много раз! Если хочется отвлечься и забыть о скуке, считаю это самая подходящая книга. Такой живой юмор, главные герои не тупят на каждом шагу, искренняя дружба, постепенно перерастающая в крепкую любовь!!! В общем книга супер Как и другие книги автора

читать все отзывы






     
Рейтинг@Mail.ru 

© www.litlib.net 2009-2014г.    Скачай книги для мобильника бесплатно.