Библиотека java книг - на главную
Авторов: 15241
Книг: 48663
        





Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Наши писатели:
 
Поиск по сайту

 
Жанры:
 


     Реклама:    
     Читать онлайн книгу «Академия Проклятий. Книга 1»    
   

Елена Звездная
Академия Проклятий
Книга первая

— Адептка Риате, — чуть вибрирующий голос главы нашего учебного заведения, заставлял содрогаться что-то глубоко внутри, и от этого невольно прислушиваешься к каждому его слову, — вы провалили сессию. Вы не сдали четыре… нет, пять профилирующих предметов.
Магистр темной магии лорд Риан Тьер направил на меня пристальный взгляд черных как само темное искусство глаз. Нервно сглотнула под этим проницательным взглядом. Прежний директор Ллирус Энер был значительно более лоялен к подобным промахам у работающих студиозов, и обычно мы все наверстывали после сессии, бегая и досдавая уже без группы. Но с первым зимним днем все изменилось — срочный сбор всех адептов, долгое стояние в общем зале, и нервное зачитывание профессором Нирас указа его Темнейшества, о назначении нового директора Академии Проклятий. Вот так в нашем унылом заведении появился высокий, темноволосый и крайне требовательный лорд Тьер. За неделю были уволены все профессора, пойманные за принятие взяток. Еще через неделю началась аттестация всех адептов… стоит ли говорить, что наши ряды стремительно редели?!
— Почему вы молчите? — требовательно поинтересовался магистр.- Вам нечего мне сказать?
Нервно сглотнув, честно ответила:
— Нет…
Магистр сцепил длинные сильные пальцы… То, что пальцы, как и руки, очень сильные мы все точно знали — каждое утро на рассвете и до того момента, как солнце отрывалось от горизонта, лорд Тьер изволили упражняться в фехтовании. Стоит ли говорить, что с тех самых пор как молодой полуобнаженный мужчина танцевал со сталью по утрам, вся женская половина Академии Проклятий начала вставать с восходом солнца, и жадно торчала у окон, из-за занавесок подглядывая за первым мечом империи. Да по нему сохла даже наша престарелая кастелянша.
— Адептка Риате, — голос магистра вынудил вздрогнуть, — вы осознаете, что вас отчислят?
Осознание было болезненным — мне диплом академии нужен как воздух! Ибо даже помыслить о том, чтобы вернуться домой без диплома, я попросту не могу! Потому как меня дома не то чтобы не поймут… меня на порог не пустят, в буквальном смысле.
— Господин директор, — мой голос дрогнул, однако усмирив гордость, я подняла глаза, бросила умоляющий взгляд на лорда Тьера и откровенно взмолилась. — Прошу вас, дайте мне еще один шанс… я все сдам!
Магистр усмехнулся, чуть подался вперед и проникновенно спросил:
— Когда? Двенадцать предметов, адептка! А до окончания сессии три дня! Так когда вы собираетесь все сдать?!
В груди что-то сжалось, в носу защипало… кажется я сейчас просто начну позорно реветь.
— Прекратите немедленно! — отрезал директор. — Об отчислении следовало думать ранее! Когда вы пропускали занятия и не являлись на экзамены! А сейчас ваше раскаяние, как и слезы совершенно бессмысленны.
И вот тогда я действительно заплакала. Безмолвно и старательно пытаясь взять себя в руки, а слезы почему-то все текли и текли.
— Я сказал — прекратите! — в голосе директора отчетливо послышалось раздражение. — В конце концов, это исключительно ваша вина!
Я всхлипнула и кивнула, опустив голову ниже, чтобы он не видел мои слезы — стыдно было и остановиться никак.
— Адептка Риате, ну что же вы! — передо мной в воздухе материализовался платок, тут же схватила, постаралась вытереть слезы.
Директор некоторое время молчал, позволяя мне справиться с собственными чувствами, затем спокойно произнес:
— Я надеюсь, вы понимаете, что при всем моем желании оставить вас на курсе я не представляю это возможным, адептка.
Я понимала… кивнула, начала старательно вытирать вновь полившиеся ручьем слезы.
— Прекратите, пожалуйста, — печально потребовал магистр. – Знаете, я никогда не подозревал, что в Академии проклятий все зашло настолько далеко. Поверьте, тот факт, что адепты третьего курса не могут внятно произнести ни единого проклятья пятого уровня, меня крайне удручает!
Я снова кивнула. Потом замерла, вскинула голову и дрожащим от надежды голосом произнесла:
— А я могу! Могу я…
Черные глаза чуть сузились и магистр раздраженно прервал меня:
— Конечно, вы можете! Вы же на четвертом курсе!
Забыла совсем… Вновь опустив голову, опять вытираю глаза… Почему все это происходит со мной… Ну почему? За что мне все это?! А потом вдруг вспомнила:
— Зато я знаю проклятия шестого уровня, и даже одно десятого! Вот!
И снова залилась слезами, под ироничным взглядом магистра Тьера. Хотя, по сути, я не солгала — проклятие десятого уровня, одно-единственное я знала… правда узнала я его совсем не на лекциях. Все дело в том, что в связи с тяжелым финансовым положением мне приходилось работать в таверне в городе. Работа была тяжелая, сложная и малоприятная, но достаточно хорошо оплачиваемая. И нередко приходилось обслуживать наших же совершенно пьяных профессоров, а то и выслушивать их пьяный бред. Вот однажды, профессор Швер, пьяно хихикая взялся учить меня проклятию десятого уровня. Вообще это запрещено, и подобное изучают только аспиранты, но… меня научили.
— И что же это за проклятие? — скучающе поинтересовался магистр Тьер. — Было бы любопытно услышать.
Судя по его тону он мне абсолютно не верил, с другой стороны мог бы сразу отчислить, и без вызова в кабинет, уведомив высочайшим письмом, как и всех остальных. Но магистр все же нашел для меня время и вот он плачевный итог.
— Ну же, — на красивых губах мелькнула усмешка, — лично мне было бы крайне любопытно сие услышать. И может быть, если вы действительно владеете хоть одним проклятием десятого уровня, я дам вам шанс остаться в академии. Ну же?
Я ушам своим не поверила! То есть я могу остаться! То есть не будет отчисления, не будет позорного возвращения домой и я смогу учиться дальше!
И подскочив от радости, я стремительно вытерла слезы, лучезарно улыбнулась и выпалила на одном дыхании:
— Анноэ гете гархаэ томиэс лае такэане!
Неожиданно мне вдруг показалось, что в помещении сверкнула молния! Но я как-то не обратила на это внимание, потому что глаза у лорда Тьера вдруг стремительно увеличились в размере, а сам он подался вперед, вытянув руку и словно пытаясь меня остановить… Ничего подобного! Я собиралась показать ему все, на что способна и вкладывая силу в каждое слово, произнесла фразу до конца:
— Гьете лумиа нгесе!
В следующую секунду над нами грянул гром!
Для начала я завизжала, потом стремительно опустилась на пол и накрыла голову руками, потому как гремело так, словно небо раскололось. А потом стало тихо… как-то совсем тихо.
Некоторое время я оставалась сидеть на полу, потом рискнула убрать руки, испуганно огляделась… все тот же кабинет директора, все так же тихо. И вот тогда я осторожно поднялась и… и натолкнулась на полный ненависти взгляд все еще сидящего за столом магистра Тьера. И какой это был взгляд! Да пожалуй, гром напугал меня значительно меньше, чем это…
— Сядьте! — неожиданно резко скомандовал магистр.
Я села.
— На стул, адептка!
Ойкнув, поднялась с пола, с трудом опустилась обратно на стул, испуганно глядя на взбешенного лорда. Сам Тьер явно едва сдерживался, потому как весь побелел, желваки ходуном ходили, а руки он сцепил так, что костяшки побелели.
— У меня к вам всего три вопроса, адептка Риате!
Я испуганно сжалась.
— Вопрос первый — Дойдя до четвертого курса, вы уяснили себе тот факт, что в момент произнесения проклятия, оно ложиться конкретно на того человека, на которого был направлен ваш взгляд?!
— Ой, — испуганно выдала я, — это я на вас?.
— Потрясающе! — прошипел магистр. — Вы, наконец, это поняли! Вопрос второй — вы в курсе, что проклятия десятого уровня снять практически невозможно?!
— Ой, мама… — уже простонала я.
У магистра заметно щека дернулась. А затем, чуть подавшись вперед, лорд Тьер, прошипел:
— И последний вопрос — Вы сами знаете, какое именно проклятие только что на меня наслали?!
Я вздрогнула, потом и вовсе задрожала, потому, как проклятию меня научили, а чего это вообще такое профессор Швер так и не сказал, уснув мордой в салате!
— Ну?! — взревел взбешенный директор.
— Не… не… не знаю, — простонала я.
Теперь у него не только щека, у него еще и глаз задергался, а в следующую секунду кабинет потряс вопль:
— ВОН!
Выбегая из кабинета директора я запнулась об ковер, чуть не упала, но совершив немыслимый рывок удержалась, балансируя, и рванула дальше. Через мгновение я уже была за дверью, с трудом пытаясь восстановить дыхание и гладя округлившимися, обалдевшими глазами на изумленного секретаря нашего директора, почтенную леди Митас.
— Что случилось? — шепотом спросила почтенная.
— Нннне знаю, — заикаясь, ответила я.
— Отчислил?
— Не знаю! — по щекам опять слезы. — Не знаю я…
И вытирая слезы, я поплелась прочь.
Когда шла по коридорам, отовсюду ловила сочувствующие взгляды, и едва добралась до комнаты, проревела часа два без остановки. А потом, отревевшись себе на здоровье, встала подошла к окну, посмотрела на стадион для занятий и замерла — магистр Тьер был там! Да что там был — директор, в рубашке нараспашку, коротким мечом кромсал столб!
Я смотрела на это дело в каком-то странном оцепенении ровно до тех пор, пока очередным стремительным ударом, лорд Тьер не срубил махину, которую я с трудом могла обхватить руками. Но он ее не просто срубил, разгоряченный директор поверженный столб еще и ногами попинал. Потом взметнулось адово пламя и магистр исчез…
А наутро был обнародован указ директора: «Увеличить срок зимней сессии на двенадцать дней». И половина адептов, вознеся молитвы темной богине, стремительно засели за учебники.
Подобного воодушевления Академия Проклятий еще не ведала. Казалось, даже пространство над академией гудело от освобожденной энергии, а воздух звенел от проклятий, готовых сорваться с уст адептов. И впервые с момента моего здесь обучения, библиотеки опустели в буквальном смысле — даже завалящего учебника по бытовым проклятиям достать не представлялось возможным. Адепты зубрили, адепты страдали, и адепты сдавали все хвосты.
К концу сессии Хвостатый список содержал всего три фамилии и о достижение — моей там не было! Я сдала все! Абсолютно! Даже зачет с прошлого года, на который забила, и то сдала!
— Дэя, — окликнула меня Ян, — ты чего застыла?
Ян — моя соседка по комнате. В отличие от меня у нее далеко не бедная семья и работать Тимянне не приходилось, потому и успеваемость на порядок моей выше. А чему удивляться — она вечером делала домашние задания, я от заката и до рассвета мыла посуду, разносила заказы да выслушивала пьяных клиентов, ибо, как говорит владелец нашей таверны «Зуб дракона» — клиент твоя папа, мама, бабушка и дух-хранитель семьи, а потому люби и почитай клиента.
— Дэя, — нетерпеливо воззвала Тимянна, — ну чего ты там?
Пожав плечами, стою и глупо улыбаясь, смотрю на Хвостатый список — моей фамилии там нет впервые за все четыре года обучения. Приятно, однако. Даже гордость за себя появилась…
Неожиданно замечаю, что вечно всем недовольная Ян стремительно кланяется, да и в холле стало значительно тише, а так тихо бывает только в присутствии…
— Добрый вечер, адептка Риате, — прозвучал низкий, мужественный баритон директора Тьера.
Проклятое проклятие десятого уровня! В перерывах между подготовкой к экзаменам, я пыталась отыскать его по справочнику аспиранта, выпросив последний у библиотекаря за два бесплатных ужина в «Зубе дракона», но ничего не нашла! И вот теперь директор… что я ему скажу…
— Добрый вечер, магистр Тьер, — вот что я ему сказала, склоняясь, но и выпрямившись, не отрывала взгляда от пола.
— Рад, что вы оправдали мое доверие и сдали все… с седьмого раза, — продолжил беседу лорд Тьер.
Какая осведомленность… ну и что, что Смертельные проклятья я сдала только на седьмой заход, но сдала же!
— Главное — результат, — решила я выдать хоть одну умную мысль, и почему-то втянула голову в плечи.
Звук стремительно удаляющихся шагов, затем дверь ка-а-ак хлопнет.
Из холла адепты разбегались как тараканы на свету — ну боялись мы нового директора. Очень боялись. Даже если не учитывать тот факт, что он наш директор, то одна лишь принадлежность лорда Тьера к ордену Бессмертных уже веский повод его, по меньшей мере, опасаться. Добавить к этому звание Первого меча империи, образование по специальности Темное Искусство, второе образование в университете Искусство Смерти и станет ясно, почему даже на ежедневные тренировки красивого мускулистого мужчины все дамы нашего учебного заведения взирали скрывшись за занавесочками, чтобы ни дай темная богиня он не увидел.
В общем, спустя несколько мгновений в холле было пусто. Правда некоторое время на лестнице и у дверей в столовую имела место быть давка, но мы с Тимянной прорвались сквозь мрачную толпу адептов, и вскоре уже бросали сумки на узкие кровати в нашей комнате.
— Ух, пронесло, — Тимянна села, согнувшись, потянулась к шнуркам на ботинках, — а я думала, он тебя отчислит.
Я тоже так думала, но промолчала. А потом подошла к окну… и там и застыла. Магистр Тьер вновь сменил время тренировки и в данный конкретный момент, кромсал двумя огненными мечами многострадальный столб, едва-едва установленный на прежнее место. В быстро сгущающихся сумерках зрелище полуобнаженного мужчины в отсветах алого пламени мечей и вовсе было завораживающим…
— Безупречно-прекрасен, волнительно-притягателен, пленительно-опасен… — Тимянна словно озвучила мои мысли.
Мы разом судорожно выдохнули и продолжили подглядывать за танцующим с мечами магистром.
— У меня сердце бьется втрое чаще, когда я на него смотрю, — вновь зашептала моя соседка по комнате.
— У меня оно бьется раз в десять быстрее, когда Тьер на меня смотрит, — прошептала в ответ я.
И тут произошло невероятное — магистр стремительно развернулся и взгляд был четко направлен на окна женского общежития!
В ту же секунду мы с Тимянной отпрянули от окон, по пути снеся столик, обронив вазу, и врезавшись в шкаф. И шум, несомненно, был бы внушительный, но что-то гремело в комнате справа, а в комнате слева слышался звон разбитого стекла и вообще сразу ясно, что смотрели все и разом, и от окон смывались тоже разом.
А потом так же одновременно, опустив глаза и стараясь не встречаться взглядами (ибо стыдно), мы дружно выносили мусор из комнат, черепки там, осколки, а тучная леди Вайрис и обломки стола со шкафчиком… Не повезло несчастной хлипкой казенной мебели…
* * *
Холодный ветер ударил в лицо мелкой изморозью, хлопьями заледеневшего снега, промозглой сыростью зимней оттепели. Я поежилась, сильнее завязала тесемки плаща, потуже замотала шарф и пронизываемая ветром во всех местах кроме ног, обутых в сапоги и шеи замотанной в плащ, двинулась по темным улицам погружающегося в ночь города.
Под ногами чавкали лужи и подтаявший грязный снег, под стенами домов дрожа на ветру пробегали собаки, крысы, реже кошки. Котов у нас мало осталось почему-то, а крысы и собаки зиму переносили хорошо.
Неожиданно впереди показались тролли. Шумная, крикливая толпа хохочущих вихрастых громил, пьяно-пошатываясь пересекала улицу то вдоль, то поперек, но при этом как-то умудрялись все же продвигаться вперед. Зато теперь ясно, почему так пустынно на улице — тролли это прорва проблем для каждого встречного, а пьяные тролли — одна большая и сплошная проблема для каждого встречного. И потому я опасливо свернула в один из темных переулков, надеясь, что плосконосые пройдут мимо, и этими самыми носами меня не учуют.
Едва вошла в проулок, тут же натолкнулась на горбатого карлика, и уже собиралась извиниться, как услышала:
— Дэйка, чего опаздываешь?
— Ой, простите, мастер старший гном Гровас, не узнала вас,-постаралась исправить оплошность я, ибо мне поздороваться первой следовало.
Гном разогнулся, и стало ясно что никакой это не горб, а наоборот мешок, который старый прохиндей прятал под плащом, от того горбатым и казался.
— Чего стала? — буркнул мастер Гровас. — Поторапливайся, не трать время хозяина даром!
Это потому что они с мастером Бурдусом друзья, а вот если бы опять чего не поделили, Гровас завел бы со мной пространную беседу по поводу погоды, радостно про себя в процессе оной подсчитывая, на какую сумму нанес урон соседу.
Кивнув мастеру, я торопливо направилась в таверну, петляя по задворкам и прислушиваясь к представлению на главной дороге, которое щедро дарили всем вольным или невольным зрителям тролли. Где-то что-то громыхнуло, потом послышался звон стекла, в отдалении завыла собака, потом послышались нарастающие голоса, предшествующие выяснению отношений кулаком и мечом. Радовало меня только одно — по утрам, когда я возвращалась в академию, все скандалисты уже успокаивались, пьяницы спали, драчуны попадали за решетку.
Подойдя к таверне «Зуб дракона», я привычно шагнула к неприметной двери в стене, торопливо открыла и прошмыгнула внутрь. Тепло, ароматы жаркого, пряный запах свежей выпечки, заставляющий втягивать воздух аромат трав, и радостный оскал Тоби — нашего повара.
— Здорова, немочь книжная, — завопил он. — Сдала?
— Сдала, — радостно ответила я, на ходу раздеваясь.
Сапоги, плащ, шарф и платье я торопливо стянула в коморке, тут же висело другое, свежевыстиранное и выглаженное платье горчичного цвета, а так же белоснежный воротничок, манжетики, фартук и косынка. Переодевалась я быстро, уже привычно и вскоре, всунув ноги в удобные туфли, я вновь входила в кухню.
— Сядь, поешь, — скомандовал Тоби, — народу много, Сэл не справляется, так что до утра не присядешь.
Я села, деревянный стол, и так чистый, тут же был протерт тряпкой, затем передо мной поставили тарелку с похлебкой из ножек кабана, ломоть еще горячего хлеба, который Тоби сноровисто посыпал тертым сыром, и кружку теплого молока с корицей и зверь травой, это чтобы бодрая до утра была.
— Ешь, ешь, — Тоби ласково по щеке погладил, — и так тощая, а теперь совсем вурдалак вурдалаком.
Наваристая похлебка оказалась чуть солоноватой, насыщенной и безумно вкусной. Варил ее Тоби по определенному рецепту, да и мясо отбирал сам. И потому по утрам мы часто шли до академии вместе — я поспать пару часов и на лекции, он у мрачных стен нашего учебного заведения сворачивал вправо и шел на рынок выбирать продукты. В зависимости от того, что купит, и строилось меню нашей таверны. Найдет хорошую рыбу — будет рыбный суп, подкопченная рыбка, кукурузная каша, запеченная в тесте рыбка и конечно котлетки, рыбные. Отберет говядину — гуляш, наваристые супы, мясная вырезка, котлеты да паштеты на разный вкус. Но я любила, когда Тоби готовил птицу или кабана и даже не знаю что больше. Из ножек кабана похлебка получалась чуть мутноватая, с капельками прозрачного жира на поверхности и ароматом черного перца и лука, и если ее оставить и дать остыть, похлебка становилась как желе и нарезалась тогда порционными кубиками. Эту похлебку я любила в обоих вариантах. А из курятины Тоби варил свой знаменитый Золотой бульон. Мне нравилось украшать тарелки с золотистым отваром, кусочками светлой курятины и кружочками овощей, еще и листиками зелени — красиво получалось, а уж на вкус… Да, в столовой нашей академии так не кормили.
— Дэя, о чем пригорюнилась? — Тоби подошел, поставил передо мной тарелку с маленьким оладушком, сверху осторожно положил немного черничного варенья. — Зацени новое блюдо.
Осторожно отламываю ложечкой кусочек оладушки, зачерпываю варенья, пробую. Неожиданно сладкий творожный вкус там, где я предположила обычное блинное тесто, и кислинка варенья, в котором кроме черники еще и малина ощущалась.
— Сырники, — весело сознался Тоби, — ну как тебе?
— Потрясающе, — созналась я, уплетая оставшееся. — Очень вкусно.
— У племяшки день рождения скоро, вот, хочу сделать что-то особенное.
— Торт со сливками, — предложила я, потянувшись к молоку и булочке. — Можно с замороженной малиной, помнишь, ты там для жены градоначальника делал.
— Да помню, — Тоби вернулся к плите, — но хочется то чего особенного, для племяшки же.
Племянница для нашего повара была человеком особенным — дочь его погибшей сестры, единственная внучка престарелых родителей, да и сам он к Сине относился скорее как к дочери, чем к племяннице. Баловал безмерно, но там такое очаровательное кудряво-черноглазое создание, что ее все балуют. А дядя он просто в этом лидирует.
— Дэя! — громогласный вопль мастера Бурдуса едва не заставил подавиться.
Подскочив, я торопливо сдвинула остатки ужина в сторону и накрыла салфеткой, потом доем, на бегу уже. Ну а кружка молока это мне на всю ночь, чтобы не бродила здесь сонной мухой.
Распахнув неприметную дверцу для работников, я вошла в таверну. Дух спиртом пропитанный, запах пота, еды, шум разговоров, едва слышная мелодия подуставшего флейтиста, нервная Сэл со сбившимся чепцом, квадратные деревянные столы, простые, но крепкие скамьи, чадящие факелы и толпа пьяных троллей, вламывающаяся в двери!
— Не к добру это, — мэтр Бурдус, стоящий за стойкой в шаге от меня, заметно пригорюнился, осматривая свой обеденный зал. — Ой не к добру…
Тролли конечно народ вспыльчивый, но честный — за разрушения они потом как протрезвеют, сполна заплатят. Но кто заплатит за клиентов, которые уйдут, как только драка начнется или не придут, увидев что тут творится.
Я тоже грустно вздохнула, понимая, что именно мне потом придется остаться и помогать Сэл с уборкой. Да и пережить все это еще предстоит.
— Дэйка, а ступай ка ты пока в дальний конец зала, там как раз новый клиент подошел, а к этим не суйся, Сэл у нас наполовину тролль ей и разбираться.
Я кивнула, подхватила свиток для заказа и поторопилась в дальний конец зала, привычно выискивая взглядом новенького. Отыскать было не сложно — темная фигура замотанная не только в плащ, но еще и скрывшая лицо под непроницаемой маской из темного тумана сидела перед пустым столом. А если с маской, значит это маг, причем не слабый, такие иной раз сюда забредали по делам государственной важности, в смысле разыскивая беглых, либо в командировку для ревизий. Этот явно из боевых магов — плечи широкие, да и разворот такой внушительный, а большего под плащом видно не было.
Я торопливо подошла, поклонилась и завела привычную беседу:
— Темного вечера вам, уважаемый господин. Что будете заказывать?
Маг медленно поднял голову, уставившись на меня непроницаемой маской. И почему-то его правая рука, до моего приближения просто лежащая на столе и нервно барабанившая пальцами, неожиданно напряглась. Затем сжалась в кулак, а после я услышала:
— Пусть меня обслужит… другая!
Неприятная ситуация. Я посмотрела на Сэл, та как раз пыталась принять заказ у троллей, то есть позову ее сюда, придется заниматься троллями. Но слово клиента — закон, а уж мага тем более.
— Хорошо, господин, — снова чуть поклонившись, я отправилась за Сэл.
Обидно немного было, но мало ли, вдруг у господина свои какие-то предрассудки или… ну да, обидно. И пока я шла через весь зал к Сэл, становилось все обиднее, в итоге к троллям я подошла злая. А там было шумно, несло перегаром и самый здоровенный из плосконосых, с серьгами в левом ухе и левой же ноздре, пытался нашу подавальшицу еще и облапать.
— Сэл, — я подошла в момент, когда вспыльчивая полутроллиха собиралась дать чистокровному троллю в наглую харю, а это значит, ее довели уже. — Сэл, иди, там… тебя требуют.
Полукровка ловко вывернулась из лап застывшего при моем появлении тролля, удивленно на меня посмотрела. Я махнула в сторону зарвавшегося клиента, повернулась к троллям, лучезарно улыбнулась, демонстрируя профессионализм, и вежливо вопросила, держа свиток и карандаш наготове:
— Чего желают уважаемые господа?
Судя по пьяным, покрасневшим глазкам, клиенты желали продолжения веселья, причем за чужой счет.
— Вино, брага, сливовица, — начала я перечислять, ожидая от них энтузиазма.
— Девица, — вдруг басовито продолжил тот самый задиристый тролль.
Я улыбнулась шире и максимально вежливо ответила:
— Прошу прощения, человечина в меню не входит.
Сказала и тут же обругала себя за грубость — не стоило оно того. Да и тролли мстительные, с них станется подкараулить потом.
— Зато у нас есть потрясающая мясная похлебка, — постаралась исправиться.
Тролли разом поднялись. Я нервно сглотнула, бросила испуганный взгляд на предводителя, но тот почему-то поверх моей головы смотрел, на кого-то позади.
— Обслужите меня, — прозвучал низкий чуть вибрирующий голос за моей спиной.
Стремительно обернувшись, я уткнулась носом в черные пуговицы на камзоле нашего таинственного гостя, а запрокинув голову увидела всю ту же подернутую мглой непроницаемую маску.
— Да, — говорю, — конечно. Обождите минутку, я приму заказ у господ троллей и…
— Они уходят, — неожиданно произнес странный маг.
— Но… — я повернулась обратно к подвыпившей компании и сильно удивилась, увидев, что они действительно уходят, все… один только тот черный и вихрастый с кольцами в носу и ухе, внимательно смотрит на меня.
Но и он вскоре развернулся и молча ушел.
И едва за ними закрылась дверь, таинственный посетитель развернулся и ушел на свое место. Его сопровождали удивленными взглядами и потрясенным молчанием — просто троллей маской не обманешь, и если они вот так развернулись и ушли, значит, против этого противника у них не было и шанса.
Ну тут уж мэтр Бурдус и кланяясь гостю заверил, что ужин непременно за счет заведения и даже если господин захочет, то…
— Пусть у меня примут заказ, — усталый, чуть приглушенный маской голос и даже наш говорливый хозяин таверны мгновенно сник.
Мы с Сэл немного попереглядывались на тему кто пойдет принимать заказ, в итоге пришлось мне. Вновь подойдя к столику, отработанным движением взяла свиток, карандаш и произнесла:
— Темного вечера вам, уважаемый господин. Что будете заказывать?
Незнакомец, уже успевший снять плащ, молча стянул перчатки, и я невольно засмотрелась на его правую ладонь, а точнее на кольцо зачерненного серебра изображающее драконий череп, причем глаза у этого черепа светились красным. И тут мне был задан вопрос:
— Вы зачем к троллям потащились?
Удивленно моргнув, смотрю на непроницаемо-черную маску и невольно пожав плечами, едва слышно ответила:
— Так вы же другую подавальщицу потребовали, а другая Сэл, вот мне и пришлось подменить ее там, чтобы она здесь и…
— Хватит, — отрезал маг, — но на будущее — тролли не та компания, к которой следует приближаться молодой и красивой девушке.
В следующее мгновение на моих губах невольно появилась смущенная улыбка, а щеки явно порозовели. Просто не ожидала я как-то, что меня красивой назовут, приятно.
— Что будете заказывать? — уже значительно теплее и добрее поинтересовалась я.
— На ваш выбор, — устало ответил незнакомец, почему-то стремительно от меня отворачиваясь и опять сжимая руки в кулаки.
Но уже ничего не могло испортить моего настроения и счастливая от комплимента я, упорхнула на кухню. На поднос все собирала что называется — с любовью, даже украсила зеленью творожную кашку, что шла в дополнение к похлебке, и вскоре уже выкладывала все перед клиентом.
— Приятного аппетита, — пожелала завершив, и ушла, не дождавшись ответа.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





     Реклама:    
Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы






     
Рейтинг@Mail.ru 

© www.litlib.net 2009-2014г.    Скачай книги для мобильника бесплатно.