Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45671
Книг: 113470
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Загадки афганской войны» » стр. 12

    
размер шрифта:AAA

— Товарищ генерал, я хотел вначале отработать с личным составом учебные вопросы теоретически, а затем перейти к практическим действиям, — оправдывался майор.
Я внимательно посмотрел ему в глаза и он не выдержал моего взгляда.
— Товарищ майор — продолжал я — не нужно оправдываться и тем более хитрить. Это ни к чему. Мне понятно Ваше волнение, но нужно уметь признавать, а главным образом, своевременно исправлять свои ошибки. Думаю, что Вы не будете этого отрицать. Мне хочется, что бы не только Вы, но и каждый офицер, сержант и солдат батальона поняли, что ведется подготовка не к учебному, а реальному, настоящему бою. К бою, который придется вести не в далеком будущем, а уже завтра или послезавтра. Поэтому и нужно учить их умению вести бой в конкретных условиях Афганистана.
Затем я помог комбату разобраться в сущности проведения тактико-строевого занятия с учетом выполнения предстоящей боевой задачи. Когда я убедился, что он понял чего я от него добиваюсь, то представил ему время для подготовки, а сам направился побеседовать с личным составом.
В первое время пребывания в Афганистане личный состав наших войск не принимал всерьез, что он попал на войну и не мог перестроиться с мирного на военный лад. Он не верил, что это серьезное испытание человека, что любой промах в своих действиях может привести к гибели. Что к бою нужно очень тщательно готовиться и постоянно быть готовым к возможной схватке с врагом, так как здесь он повсюду.
Все это создавало серьезные трудности для личного состава, так как особенно сказывалась его психологическая неготовность к бою.
Именно об этом и шел у меня разговор с личным составом батальона. Солдаты, сержанты и офицеры высказывали разные мысли. В своем большинстве они сводились к тому, что психологическая устойчивость зависит, в основном, от характера человека. Если он у человека сильный, то вести себя в бою тот будет достойно.
— А что такое характер? — спросил я у одного из сержантов — Вы, можете ответить?
— Я считаю, что характер — это сильная воля, стойкость и упорство в достижении цели — ответил сержант.
— С этим можно согласиться — заметил я. Но если точнее, то характер — это совокупность основных, наиболее устойчивых психологических свойств человека, обнаруживающихся в его поведении. Конечно, сюда относится, как сказал сержант, воля, стойкость и упорство.
— Товарищ генерал, вот сержант сказал, что характер — это воля, стойкость и т. д. — обратился один из солдат — но воля у человека воспитывается, а характер — с каким родился с таким и будешь.
— Вы не совсем правы. Воля — это одно из свойств человеческой психики. Человек может воспитать в себе сильную волю. Но воля является одной из составляющих характера. Следовательно, и характер и воля даны человеку не от бога, а они формируются у него в течение всей его жизни. И вообще, бесхарактерных людей не бывает. Человек может быть с сильным или слабым характером. Я хочу рассказать вам об одном человеке, с которым судьба свела меня в годы Великой Отечественной войны.
На минуту я умолк, и передо мной возникли картины боев прошедшей войны. Затем я продолжил.
— Это было осенью 1944 года. В конце августа в Словакии вспыхнуло народное восстание против фашистского режима. В начале сентября, по просьбе словаков, Советское правительство приняло решение провести наступательную операцию с преодолением Карпат и выходом советских войск в повстанческие районы.
4-й гвардейский танковый корпус, участвуя в этой операции, вел тяжелые бои в горах. Впереди действовала 13-я гвардейская танковая бригада полковника Баукова. Донесения от него поступали очень редко. Последние данные свидетельствовали, что бригада ворвалась в ущелье, но дальнейшего продвижения не имеет.
Командир корпуса Павел Павлович Полубояров поручил мне, начальнику оперативного отдела, выехать на командный пункт бригады, уточнить обстановку и доложить решение комбрига на дальнейшие действия.
Когда я прибыл к Баукову обстановка была сложной. Бригада с ходу пыталась овладеть ущельем, но была встречена сильным огнем артиллерии противника, потеряла несколько танков и остановилась.
Нужно было выслать дополнительную разведку, что бы уточнить места огневых средств противника. Такая задача была поставлена командиру танкового батальона майору А. Н. Мороз. Через некоторое время он доложил, что высылает боевой разведывательный дозор в составе одного танка под командованием лейтенанта А. М. Пикалова с десантом автоматчиков. Я усомнился в успехе такой разведки, но комбат настоял на своем. С лейтенантом А. М. Пикаловым я однажды встречался и он произвел на меня приятное впечатление. Меня беспокоило то, что он был совсем мальчиком, как большинство из вас, и будет ли по плечу ему такое опасное и трудное задание.
Тем не менее, танк Александра Михайловича Пикалова, умело используя складки местности, приблизился к линии обороны противника, а затем проник в ее расположение. Порою грязный черный дым скрывал его от наших глаз и казалось, что смельчакам пришел конец. Но танк снова и снова появлялся в поле нашего зрения — он жил.
Я видел, как танк продвинулся вперед, обогнул скат высоты и скрылся за ней. Его не было видно и мы внимательно следили за напряженностью боя. За высотой слышались разрывы снарядов, пулеметные и автоматные очереди. Это свидетельствовало о том, что люди живы и сражаются.
Через некоторое время связь с А. М. Пикаловым прервалась и о том, что произошло дальше я узнал из рассказа Александра после его возвращения.
Ведя бой с противником, ему показалось, что он уже прорвался через заградительный огонь и на мгновение расслабился. Именно в этот момент один из вражеских снарядов угодил в танк. Машина загорелась и лейтенант дал команду экипажу снять пулемет и покинуть машину. Вместе с автоматчиками они организовали оборону и продолжали вести неравный бой. В ходе боя они уничтожили два орудия, три огневые точки и около ста солдат противника. А. М. Пикалов понимал, что днем ему к своим не прорваться и нужно продержаться до темноты. В течение дня они отбили несколько атак противника и нанесли на карту его обнаруженные огневые точки. В перерывах между атаками он говорил, что обязательно нужно прорваться к своим хотя бы одному из них, что бы вручить карту с обстановкой и рассказать о том, что здесь было.
Уже в сумерках, отражая очередную атаку немцев, Александр был ранен вначале в одну, а затем и во вторую ногу. Превозмогая боль, он продолжал руководить боем.
С наступлением темноты он подал команду на отход. Вначале его поддерживали два автоматчика, а потом он полз сам. Полтора километра, которые отделяли его от своих, лейтенант А. М. Пикалов, раненный в обе ноги, потеряв много крови, прополз под ружейно-пулеметным огнем противника и сумел доложить результаты разведки.
Я закончил свой рассказ, а мои слушатели какое-то время молчали. Затем кто-то произнес:
— Да, очень сильный и очень смелый человек.
— А почему он смелый? — спросил я. Точнее, что же порождает смелость?
Сразу же раздалось несколько голосов — воля, характер, чувство долга, любовь к Родине.
— Вы правильно назвали, если можно так выразиться, составляющие смелости. Но есть еще одна, как мне кажется, не менее важная. Пусть это вас не удивляет. Ведь смелость проявляется не только в бою, но и в любых жизненных обстоятельствах.
Если человек хорошо подготовлен, т. е. профессионал, то он смело берется за дело или за решение стоящей перед ним задачи. Если же он не профессионал, то будет действовать робко и не решительно. Думаю, что многие из вас уже сталкивались с таким положением в своей жизни.
Поэтому я и требую, что бы каждое занятие по боевой подготовке повышало ваши профессиональные навыки, умение. Мне хочется, что бы вы овладели своей воинской специальностью как можно скорее. Что бы остались живыми в бою и целыми вернулись домой.
— Товарищ генерал, а что дальше было с лейтенантом?
— Дальше все было хорошо. Все участники разведывательного поиска были удостоены высоких правительственных наград. Лейтенанту Александру Михайловичу Пикалову было присвоено звание Героя Советского Союза и он живым закончил войну.
После окончания беседы я разрешил комбату продолжать занятия, а сам поехал в другой батальон, где проводились боевые стрельбы взводов.

6

К намеченному сроку 66-я отдельная мотострелковая бригада сосредоточилась в провинции Нангархар западнее г. Джелалабад — ее административного центра. Одновременно он являлся торгово-транзитным центром на автомагистрали Кабул-Пешевар (Пакистан).
По имевшимся у нас данным, в уезде Кама нашли себе убежище несколько отрядов мятежников общей численностью 300–400 человек. Они совершали набеги на окраины г. Джелалабад, устраивали засады на автомагистрали и терроризировали население. Кроме того, уезд являлся перевалочной базой для караванов мятежников, следующих из Пакистана с оружием и боеприпасами.
После проведенной доразведки было принято решение блокировать уезд по его внешнему периметру, а затем тщательно проверить каждый дом, сарай, строение, так как конкретное местоположение отрядов нами не было установлено.
Уезд с запада и юга омывался реками Кунар и Кабул, что облегчало его блокирование. Для сплошного прочесывания района дополнительно были привлечены части 11-ой пехотной дивизии афганской армии, а так же местная полиция и партийные активисты.
Всего было привлечено три мотострелковых батальона советских войск, пять афганских пехотных батальонов и 100 партийных активистов.
Замыслом боевых действий предусматривалось силами трех мотострелковых батальонов (без роты) окаймить район с севера, востока и юга и не допустить ухода мятежников в горы. Одновременно силами пяти пехотных батальонов с запада на восток провести сплошное прочесывание уезда. При оказании сопротивления и попытке отхода противника в горы уничтожить его совместными действиями советских и афганских частей. Общая площадь блокирования составляла около 120 кв. км.
Каждому мотострелковому батальону и роте были указаны позиции, которые они должны были занять и участки ответственности, разделенные на сектора для взводов. Промежутки между подразделениями прикрывались огнем стрелкового оружия, орудий боевых машин пехоты и танков, артиллерией и минометов. Расстояние между бронеобъектами позволяло перекрыть его огнем штатного стрелкового вооружения.
Кроме того, после завершения блокирования две пары вертолетов огневой поддержки непрерывно должны были барражировать по периметру блокированного района и действовать по команде командира бригады. В установленное время части приступили к выполнению поставленной задачи.
В целях достижения скрытности и внезапности действий мотострелковые батальоны ночью, с использованием приборов ночного видения начали выдвижение на боевой технике в намеченные районы. Захватив мост через реку Кунар, они через полтора часа заняли намеченные для них позиции, надежно прикрыв все пути отхода из блокированного уезда.
Первый мотострелковый батальон занял позиции, прикрывая северное направление, второй — восточное, а третий батальон двумя ротами прикрыл места бродов через реки Кунар и Кабул. Одна его рота составляла резерв командира бригады.
Получив доклады от командиров батальонов о занятии позиций, подполковник О. И. Смирнов сообщил об этом командиру 11-ой пехотной дивизии.
Уточнив разграничительные линии между пехотными батальонами, которые проходили через хорошо видимые ориентиры на местности, афганские подразделения, переправившись через реку Кунар по захваченному 1-м мотострелковым батальоном мосту, начали прочесывание.
Темп продвижения в ходе прочесывания был невысоким, необходимо было тщательно осматривать не только, но и каждое здание, постройку и другие объекты. В ходе прочесывания обнаруженное у населения оружие изымалось, подозрительные лица и вышедшие на позиции блокирующих подразделений задерживались и передавались органам государственной безопасности. Мятежники, оказывающие сопротивление, уничтожались. При прочесывании кишлаков Гоч и Шергар пехотный батальон 66-го пехотного полка 11-ой пехотной дивизии встретил организованное сопротивление и не смог его преодолеть. Подполковник О. И. Смирнов направил 1-й мотострелковый батальон капитана Селезнева, который атакой на боевых машинах пехоты во фланг мятежникам должен был содействовать афганскому пехотному батальону в овладении кишлаками. После короткого боя противник был уничтожен и частично пленен. При этом пленные показали, что в ущелье севернее населенного пункта Шергар находятся склады боеприпасов и оружия.
Подполковник О. И. Смирнов захват склада боеприпасов возложил на свой резерв — 7-ю мотострелковую роту, усиленную отделением саперов со взрывчаткой при поддержке пары вертолетов. Оценив условия местности и установив от пленного, что склад обороняют 45–50 мятежников, командир роты решил скрытно выдвинуться к складу кратчайшим путем, используя складки местности. Для захвата и уничтожения склада он создал группу нападения в составе мотострелкового взвода, группу уничтожения в составе мотострелкового отделения и отделения саперов и группу прикрытия в составе мотострелкового взвода. Один взвод (без отделения) назначался в резерв.
К складу рота выдвигалась с трех направлений. Подойдя к нему и установив позиции охраны, командир роты через авианаводчика поставил задачу вертолетам нанести удар неуправляемыми реактивными снарядами по позициям охраны. Вслед за ударами вертолетов группа нападения атаковала охрану, уничтожила ее и захватила склад. Затем группа уничтожения подорвала его. Выполнив задачу, рота без потерь вернулась на прежние позиции.
Прочесывание блокированного района проводилось в одном направлении в течение трех суток и завершилось полным разгромом и пленением действовавших там отрядов. Было захвачено большое количество оружия и боеприпасов. В последующем, прочесывание блокированных районов проводилось не только в одном направлении, но и на встречу друг другу или по сходящимся направлениям к центру.
После проведения операции в уезде Кама была восстановлена местная власть и в течение длительного времени там не отмечалось активных действий мятежников. Войска сосредоточились западнее г. Джелалабад и приступили к подготовке следующей операции в прежнем составе.
Разгром мятежников в уезде Сурхруд (15–18 км юго-западнее г. Джелалабад) решался иначе чем в уезде Кама.
К началу боевых действий мы уже располагали достаточно точными данными о местонахождении отрядов мятежников. Всего было выявлено 11 отрядов, которые располагались в девяти кишлаках уезда Сурхруд и в двух уезда Хугьяни. Кишлаки располагались на удалении 3–5 км друг от друга. Расположение отрядов на большой площади не позволяло имеющимися силами окружить их и уничтожить.
Общая численность мятежников доходила до 700–800 человек, но они не составляли единого целого, так как их главари — Адам Хан и Халес не могли решить кто из них главнее. Поэтому все отряды были разделены на две примерно равные группы и действовали разрозненно.
В указанных уездах мятежники обосновались фундаментально, рассчитывая на длительное пребывание там. Все население из кишлаков было выселено и появление любого незнакомого человека сразу же становилось известно мятежникам.
В данных условиях в основу операции была положена идея нанесения одновременного удара по наиболее крупным объектам с последующим разгромом мелких. Под объектом понимался отряд мятежников, расположенный в одном кишлаке. Каждый из них имел свой порядковый номер. Почти все кишлаки представляли собой постройки крепостного типа, имеющие высокие заборы, крепкие ворота, башни, оборудованные бойницами для стрелкового оружия и приспособленные для круговой обороны. Овладение такими постройками требовало серьезных усилий.
Для решения поставленной задачи было создано семь штурмовых отрядов силою до усиленного батальона. Каждый отряд включал в себя советские и афганские подразделения.
Боевые действия начались одновременным ударом по всем одиннадцати объектам авиацией, вертолетами, артиллерией и выдвижением штурмовых групп.
1-й мотострелковый и пехотный батальоны 77-го пехотного полка наступали вдоль северной дороги и одновременно атаковали объекты № 1 и 2, а после их овладения объект № 3. Десантно-штурмовой и пехотный батальоны 77-го пехотного полка наступали по руслу пересохшей реки и одновременно атаковали объекты № 5,6 и 7, а в дальнейшем и объект № 8. 2-ой мотострелковый и пехотный батальоны 66-го пехотного полка всеми силами уничтожали противника в объекте № 9, а затем прорывались в уезд Хугьяни, где одновременно атаковали объекты № 10 и 11. Разведывательная и пехотная роты, обходя уезд Сурхруд с юга, атаковали объект № 4 на глубине 20 км.
Успех данной операции во многом зависел от своевременности выхода подразделений к объектам атаки. С этой целью штурмовые группы, объекты атаки которых находились в глубине, выдвигались первыми и не должны были ввязываться в бой с мятежниками на своих маршрутах.
Через некоторое время в направлении наступления 2-го мотострелкового батальона началась ружейно-пулеметная стрельба. Туда была направлена пара вертолетов. Стрельба постепенно нарастала. Стало ясно, что это не просто перестрелка, а начавшийся бой.
Это же подтвердил в своем докладе командир батальона майор Трифонов. При подходе к объекту № 9 батальон был встречен сильным ружейно-пулеметным огнем. Кроме того огонь велся из ручных противотанковых гранатометов и минометов, причем не только из домов кишлака, но и с прилегающих высот.
Командир батальона действовал смело и решительно. Поддерживающая артиллерия и развернувшиеся минометы открыли огонь по очагам сопротивления в кишлаке, а вертолеты огневой поддержки — по прилегающим высотам. Огнем из орудий боевых машин пехоты по бойницам в стенах и башнях подавлялся противник в домах на окраине кишлака. Огнем танковой роты были проделаны проломы в глинобитных заборах и стенах домов откуда было оказано сопротивление.
Мотострелковая рота на боевых машинах пехоты выдвинулась вперед и перекрыла наиболее возможные пути отхода противника в уезд Хугьяни.
Мотострелки и пехота спешились. Используя проломы в заборах и стенах домов, они атаковали мятежников, ведя плотный огонь. При подходе к виноградникам мотострелков поддержали огнем танкисты и экипажи боевых машин пехоты. Огонь был настолько плотен, что почти полностью скосил виноградник.
Прикрытые огнем солдаты увереннее пошли вперед, продвигаясь в глубь виноградника и населенного пункта. Бойницы, окна, двери и входы в подвальные помещения домов, откуда оказывалось сопротивление, подвергались сосредоточенному огню отделения и взвода, после чего мотострелки и пехота врывались в помещение. Непосредственно в домах бой вести было труднее. Дорогу прокладывали гранатами и огнем автоматического оружия. Нередко вспыхивали и рукопашные схватки.
Бронетехника придвигалась вперед скачками под прикрытием мотострелков от противотанковых средств ближнего боя.
Почувствовав безысходность своего положения, мятежники попытались прорваться на юг, в уезд Хугьяни, но были встречены огнем мотострелковой роты, высланной ранее, которая при поддержке вертолетов завершила их уничтожение.
Такой бой шел по всей территории уезда. Мотострелки и пехота стремительно выдвигались к своим объектам, развертывали артиллерию, вызывали авиацию и при их поддержке решительно атаковали сопротивляющегося противника.
Отряды мятежников, связанные боем, не могли оказывать поддержку друг другу и действовали изолированно.
К исходу первого дня все атакованные отряды противника были разгромлены и только незначительной части мятежников удалось отойти в горы. В течение последующих двух дней проводились поиски уцелевших групп, скрывавшихся в горах.
В результате проведенной операции противник понес тяжелые потери. Было уничтожено и захвачено в плен около 600 человек. Большинство его отрядов практически перестали существовать. Наши потери составили 34 человека, из них 9 убитыми.
Проезжая по местам прошедших боев и беседуя с солдатами, сержантами и офицерами я обратил внимание на то, что и у меня и у личного состава развалины кишлаков не вызывали чувства сострадания и подавленности, как это было в годы Великой Отечественной войны. По всей вероятности, это объяснялось тем, что тогда я видел разрушения на своей земле, страдания своего народа. Думаю, что такие же чувства испытывал и афганский народ.

7

Местность в центральной и западной части провинции Лагман была преобладающе гористая, с абсолютными высотами 1800–2700 метров. Гребни гор были широкие, округлые или куполообразные. Крутизна склонов достигала 70 градусов, а сами они были обрывистые, изрезанные многочисленными ущельями и оврагами. К северу горы значительно повышались, достигая высот 3500–4000 метров. Дорожная сеть была не развита — преобладали пешеходные тропы.
По данным афганской стороны в провинции насчитывалось около 1500–2000 мятежников, которые в составе небольших групп действовали на всей территории провинции, создавая видимость крупных сил. Население и местные власти этому верили и впадали в панику. Террор и грабеж составляли основу действий таких групп. Мятежники, объединенные в отряды, как правило, действовали в пределах своего уезда, привлекая для этого и местных жителей.
Поскольку мы не располагали разведывательными данными о месторасположении отрядов мятежников, а имели только общие сведения о том, что они расположены на всей территории провинции, то действуя прежними способами, мы не могли рассчитывать на успех.
Оценивая создавшуюся обстановку, я пришел к заключению, что батальонам нужно предоставить большую самостоятельность в разведке, поиске и уничтожении противника, охватив их действиями значительную часть территории провинции.
Что бы таким действиям придать большую организованность нужно было определить каждому батальону границы зоны его ответственности. Таких зон намечалось семь. Действуя одновременно во всех зонах, батальоны будут воздействовать на значительное количество групп и отрядов мятежников на обширной территории, что будет подавлять их моральную устойчивость и способность к сопротивлению. Такие рассуждения и легли в основу замысла операции.
Каждая из зон делилась на четыре участка. Для действий на каждом из них отводился один день. Поскольку намечались одновременные действия в семи зонах, то дополнительно был выделен 2-ой мотострелковый батальон 180 мотострелкового полка в наше распоряжение.
Каждая батальонная группа выходила в свою зону на максимальной скорости и не ввязывалась в бой в других зонах через которые они проходили.
Уничтожение мятежников в каждой зоне осуществлялось путем выделения подразделений из состава батальонной группы или всей группой, которые наносили одновременные или последовательные удары. В первую очередь, уничтожались наиболее крупные и активные отряды мятежников. Затем от них освобождались удаленные кишлаки и труднодоступные горные районы.
Особое внимание уделялось ведению разведки. Для этого привлекались не только разведподразделения, но и мотострелковые взводы и роты. Некоторые данные о противнике батальоны получали от местной полиции и органов государственной безопасности, которые, как правило, были устаревшие или очень преувеличенными.
Разведывательная рота мотострелкового полка вела разведку горного района. Командир роты выделил несколько разведывательных дозоров для осмотра прилегающих к ущелью высот. В составе одного из них действовал рядовой Н. Я. Анфиногенов.
Дозор, используя условия местности, скрытно выдвинулся на высоту и обнаружил группу мятежников, которая намеривалась зайти во фланг роте. Командир дозора решил задержать ее. Завязался бой. Сразу же погиб командир дозора. Рядовой Н. Я. Анфиногенов принял командование на себя. Он отправил одного солдата с донесением командиру роты, а сам с остальными продолжил бой. Но слишком не равны были силы и он приказывает двум солдатам отходить, забрав с собою тело командира, а сам остался прикрывать их отход. Он уничтожил трех мятежников, но и сам был ранен, а затем окружен. Бой продолжался. Кончились боеприпасы. Когда же мятежники попытались захватить его живым, то он подорвал себя и их гранатой. Помощь, спешившая от командира роты, опоздала. Она обнаружила вокруг Н. Я. Анфиногенова восемь трупов противника. За проявленное мужество и героизм Николаю Яковлевичу Анфиногенову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Управление боевыми действиями во всех зонах осуществляла наша группа, где неофициальным начальником штаба был полковник Евгений Михайлович Богомолов — заместитель одного из отделов Главного управления боевой подготовки Сухопутных войск. Среднего роста, подтянутый, с приветливым лицом, всегда чисто выбритый и в отутюженном обмундировании своим внешним видом олицетворял порядок. Евгений Михайлович был высокообразованным и культурным человеком, обладающий отличными способностями штабного офицера. Отличался огромным трудолюбием. Несмотря на деликатность обращения, когда было необходимо, он проявлял твердость и добивался выполнения отданных распоряжений.
Мы внимательно следили за действиями подразделений и при необходимости поправляли их. Не секрет, что с началом боя обычно сразу же требуется корректировка разработанных планов, которую вносит своими действиями противник. В результате кто-то отстает, кто-то сбился с направления, а кто-то нуждается в помощи.
Так и произошло с пехотным батальоном 66-го пехотного полка. Ведя наступление на отряд мятежников в кишлаке Дехвали, батальон при подходе к населенному пункту залег и лежал уже длительное время. Из доклада командира полка причина остановки не была ясна. Создавшееся положение вызывало у меня беспокойство.
Из опыта Великой Отечественной войны я знал, что остановка в бою может привести к тяжелым последствиям. Если подразделение остановилось, то у личного состава возникает неуверенность, а если есть неуверенность, то выполнение задачи ставится под угрозу срыва.
Это совершенно не значит, что в бою не может быть пауз и всегда нужно сломя голову идти вперед. Нет. Это не так. Важно знать причины остановки. Если подразделение получило приказ, например, изменить направление действий, то ему, естественно, необходима какая-то пауза. Это одно. Если же подразделение остановлено огнем противника, а командир не принимает мер к его подавлению, то это другое. Такая остановка опасна. Здесь был именно такой случай. Я приказал комбату огнем минометной и артиллерийской батарей, а так же ударом выделенного звена вертолетов, подавить огневые средства противника. Через некоторое время поступило донесение, что батальон пошел вперед и ворвался в кишлак.
Уверенно действовали батальоны 66-ой отдельной мотострелковой бригады. Впервые с ее командиром подполковником Смирновым Олегом Ивановичем я встретился перед пересечением полком государственной границы. Невысокого роста, худощавый он производил впечатление робкого, неопытного командира.
Сейчас он уже чувствовал себя уверенно и успешно командовал бригадой. Он твердо усвоил чему его обучали в Академии и грамотно применял полученные знания на практике. Личный состав оценил его бесхитростный, справедливый характер и всячески старался облегчить период его становления.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Светлана272 о книге: Кайли Скотт - Лик [любительский перевод]
    Все 4 книги отличные

  • leepick о книге: Марина Суржевская - Тот, кто приходит со снегом
    Коротко и ясно

  • Geara о книге: Алекс Найт - Истинная для Грифона
    Честно говоря, я и согласна и нет с прошлым комментом. Вопрос: зачем писать подобное к тэгу: насилие и жестокость? В таком романе что, должна быть ваниль?
    Я бы хотела отметить другое, автор не знает что такое насилие и жестокость, так и хотелось весь роман посоветовать ей пару книг Ульяны Соболевой, ну чтобы сравнить. Герой ничего толком и не сделал. Эро тоже практически нет, сцены описаны в двух словах и максимум трех предложениях.
    гг - маниакален, но и героиня редкостной тупости. Для примера, представим, вы попали в другой мир, вас чуть не разложили в лесу и привезли в бордель. И что? Истерики, планы побега, вплоть до убийства всех вокруг, ломка сознания, открытие дара, да все что угодно, но в этом романе героиня не делает и не чувствует ничего.
    Вас напоили и вы сами не поняли как оказались в постели непонятно кого. И что? И опять таки ничего...
    Весь роман складывалось ощущение, что гг немного отсталая, потому что автор не стала тратить знаки на ее эмоции. Сделали подстилкой - ну и ладно; ранили - ну бывает
    и мое самое любимое в СИ... хлоп - и гг его любит, вот просто ни с чего)))
    Ну и конечно же ХЭ
    Любители жестокости проходите мимо тут ее нет, как и толком эмоций.

  • Twins6 о книге: Анна Платунова - Твое имя
    Книга понравилась, история о том, что иногда с хорошими людьми и не людьми случаются очень плохие вещи.

  • Djud-LaRein о книге: Alex - Завлекла , влюбила, украл [СИ]
    Мамочки мои... это даже для черновика полный отстой

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.