Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45220
Книг: 112500
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Загадки афганской войны» » стр. 18

    
размер шрифта:AAA

Из приведенной части разговора маршала С. Л. Соколова с Министром обороны Афганистана генералом А. Кадыром видно, что он прекрасно понимает от чего зависит боеспособность армии, правильно говорит об этом, но очень мало делает и он и Б. Кармаль, как Верховный Главнокомандующий, для ее практического осуществления. Низкая боеспособность афганской армии и явилась той основной причиной, что наши войска не были выведены из Афганистана раньше 1989 года.
К концу 1983 года общая укомплектованность вооружения сил Афганистана составляла около 67 %. Более половины пехотных дивизий в своем составе имели от 34 % до 56 % положенного по штату личного состава.
В афганских вооруженных силах не существовало специальных территориальных органов на которые возлагалась организация призыва, учет военнослужащих и резервистов. Они только организовывались. Призыв военнообязанных был возложен на командиров соединений и частей афганской армии, а с нашей стороны — на советнический аппарат.
Каждый командир части, соединения получал контрольную цифру сколько человек он должен призвать, сколько оставить для себя и сколько и куда направить остальных. Что делал командир? Не имея в своем распоряжении никаких учетных данных, он выделял наряд военнослужащих, которые разъезжали по населенным пунктам и забирали всех кто, по их мнению, может служить в армии. Дело доходило до курьезов. Задерживались офицеры (в гражданской одежде), служащие в других частях и направлялись рядовыми. Документы больных и инвалидов об освобождении от службы уничтожались и они отправлялись служить. Такой варварский способ призыва был назван «отловом». Зачастую отлавливали граждан старше 40 и моложе 16 лет.
Таким путем например, за 1983 год удалось призвать (отловить) 81 тыс. человек или 60 % необходимого пополнения. За этот же период из войск дезертировало более 34 тыс. военнослужащих и практически пополнение составило 48 тыс. вместо предусмотренных 130 тыс. человек.
Существовавший некомплект обычно распределялся без учета задач выполняемых подразделением. Укомплектованность частей родов войск и специальных войск центрального и корпусного подчинения составляла 80–100 %, пехотных дивизий 40–70 %, пехотных полков 3545 %, а пехотные роты имели 15–20 человек, а иногда и меньше.
Дезертирство в афганской армии достигло огромных размеров. Ежегодно из армии убегало 25–35 тысяч военнослужащих, часть из которых с оружием пополняли отряды мятежников. Однако должной оценки этому явлению не давалось и мер к его снижению не принималось. Большинство командиров частей так и не разобрались с причинами дезертирства, да с них никто и не спрашивал за самовольное оставление солдатами частей и подразделений.
Наши советники не раз докладывали соответствующим начальникам, что основной причиной дезертирства является невнимательное, я бы сказал, бездушное отношение к молодому пополнению. Разве можно считать нормальным, когда призванную молодежь размещали на пустыре, не обеспечивая палатками, обмундированием, постельными принадлежностями и едой. А чтобы они не убежали вокруг «лагеря» выставляли охрану и устанавливали минные поля. Не выдерживая такого издевательства, новобранцы бежали, хотя и подрывались на минах.
Немало отмечалось случаев, когда необученных призывников, не прошедших начальной подготовки и не принявших военной присяги, привлекали к боевым действиям. Есть еще не мало и других причин, среди которых значительное место занимала вражеская пропаганда. Но главная и основная — невнимание к людям, отсутствие заботы о них и созданных хотя бы минимальных условий для обеспечения их жизнедеятельности.
Борьба с дезертирством являлась одной из серьезных проблем, стоящей перед афганской армией.
Укомплектованность офицерами была достаточно высока — около 96 %, но уровень их профессиональной подготовки в целом был невысок. Только 26 % из них имели высшее и среднее образование, которое часть из них получили в Советском Союзе. Звено командиров батальонов, рот и взводов в основном прошли подготовку на трех-шестимесячных курсах. 43 % офицеров вообще не имели военного образования (преимущественно командиры рот и взводов). Таким образом, подразделения, предназначенные для ведения боя, были наименее укомплектованы солдатами и командовали ими наименее подготовленные командиры, что в основном и определяло степень боевой готовности подразделений и частей.
Несмотря на усилия советнического аппарата, командирская подготовка офицеров еще не стала предметом постоянной заботы старших начальников.
Очень много недоразумений допускалось и в расстановке офицерских кадров. Около 2500 офицеров занимали должности сержантов, в то же время более 600 сержантов занимали должность офицеров. Иногда офицеры исполняли должность писарей. Несколько раз уже происходила перестановка офицеров под нажимом наших советников, но через некоторое время все возвращалось на прежние места.
Серьезную озабоченность вызывал уровень обученности личного состава. Плановая боевая подготовка в перерывах между боями не проводилась, да и подготовка к конкретному бою зачастую сводилась только к пополнению личным составом и вооружением.
Значительное влияние на политико-моральное состояние личного состава продолжала оказывать вражеская пропаганда, особенно в подразделениях, длительное время находившихся в отрыве от постоянных мест дислокации.
Таким образом, все составляющие боеспособности армии еще не были готовы в полном объеме выполнять возложенные на них функции.
Несмотря на скрытое сопротивление руководства страны мы стремились к тому, что бы афганская армия активно включалась в борьбу с мятежниками, считая это ее главной задачей, а не нашей.
К боевым действиям мы приучали афганцев постепенно. Вначале привлекали только их отдельные подразделения в составе советских войск. Затем уже более крупные подразделения и даже части действовали рядом с подразделениями советской армии, после чего стали привлекать их к действиям на самостоятельных направлениях под командованием своих командиров, но объединенных общим замыслом данной операции. И наконец, самостоятельное решение боевых задач без участия советских войск. Вначале эти действия были недостаточно результативными, но постепенно с приобретением боевого опыта и уверенности в своих силах, афганская армия боевые задачи начала решать достаточно успешно. В последствии, в общем плане вооруженной борьбы с контрреволюцией предусматривались ее самостоятельные действия по разгрому крупных группировок противника.
Несмотря на заявление Министра обороны генерала А. Кадыра, что афганская армия самостоятельно не способна бороться с контрреволюцией, она оставалась единственной реальной и решающей силой по поддержанию существующего государственного строя.
Перед Министром обороны была поставлена главнейшая задача повышение боеспособности афганской армии. На наш взгляд она могла быть решена путем укомплектования, повышением уровня боевой выучки войск, подготовки их к боевым действиям и укрепления политико-морального состояния личного состава.

5

Особенности обстановки в стране создавали и особенности для действий наших войск. Наличие вооруженных формирований оппозиции на всей территории страны требовало ведения боевых действий одновременно на многих разобщенных направлениях. В то же время, для разгрома крупного базового района или базы, было необходимо сосредотачивать значительные силы в определенном районе в короткие сроки за счет ослабления контроля над другими районами. Отсутствие линии фронта и безопасных тыловых районов требовало от войск находится в постоянной боевой готовности, а для удержания инициативы — ведения решительных боевых действий на всей территории страны.
Важнейшей особенностью, оказывающей огромное влияние на действия войск, была фактическая ограниченность контингента советских войск в Афганистане.
Вся тяжесть ведения боевых действий ложилась на мотострелковые и парашютно-десантные батальоны. Таких батальонов в составе 40-ой армии было 55. Из этого числа было задействовано на оборону коммуникаций, охрану важнейших народно-хозяйственных объектов, пунктов постоянной дислокации частей и для закрепления государственной власти в уездах и провинциальных центрах 32 батальона. Таким образом, для ведения боевых действий можно было использовать только 23 батальона, что не обеспечивало поддержания активности боевых действий даже в основных районах страны. Кроме того, ряд жизненно важных подразделений, таких как хлебозаводы, прачечные и т. п. были не штатными и содержались за счет мотострелковых батальонов, что снижало количество личного состава, привлекаемого для ведения боя.
Ставить перед Москвой вопрос о дополнительном вводе соединений в Афганистан было неуместно, тем более, принимались меры к выводу наших войск из страны.
С целью увеличения количества мотострелковых батальонов, по нашей просьбе, Генеральный штаб разрешил переформировать танковые полки двух дивизий в мотострелковые, включить нештатные подразделения в штаты полков и дивизий, возложить охрану тыловой базы округа на дивизию, дислоцирующуюся в г. Термез и др. Эти мероприятия позволили дополнительно иметь шесть мотострелковых батальонов. Кроме того, на имя Главнокомандующего Сухопутными войсками, мною была направлена докладная записка. В ней излагалось, что комплект артиллерийских частей 40-ой армии не соответствует типовому, так как 13,5 % составляют реактивные системы, 39,5 % — 122-мм гаубицы и 43,5 % — минометы. Все эти системы эффективны для поражения открытой живой силы. В настоящее время в армии нет дальнобойных и крупнокалиберных артиллерийских систем, кроме одного дивизиона «Акация».
В ходе боевых действий, а так же при реализации разведывательных данных, уничтожение точечных целей возлагалось на боевые вертолеты. С появлением у противника переносных зенитно-ракетных комплексов вертолеты продолжают выполнять те же задачи, но удары уже наносят с высот не ниже 1500 м. Результативность таких ударов значительно снизилась.
Таким образом, армия не располагает средствами, кроме истребительно-бомбардировочной авиации, для разрушения глинобитных зданий с толщиной стен до 2 м., дувалов, пещер, укрытий из камней и т. п., за которыми укрываются мятежники, так как для этого нужны артиллерийские системы калибра не мене 152-мм. Степень огневого поражения противника снизилась.
Далее предлагалось провести исследование по использованию новых крупнокалиберных, высокоточных дальнобойных систем для решения различных задач в условиях Афганистана. Для проведения исследования создать опытную организацию и заменить в одном дивизионе артиллерийского полка 108-ой мотострелковой дивизии 122-мм гаубицы на две батареи М-240 минометов «Тюльпан» и две батареи 152-мм орудий «Гиацинт». Одновременно одну 82-мм минометную батарею «Василек» мотострелкового батальона установить на гусеничные тягачи МТЛБ, что позволит вести огонь в горах прямо с тягачей.
В случае положительных результатов провести перевооружение на них артиллерийских полков армии.
Пока решение этого вопроса будет ходить по инстанциям, маршал С. Л. Соколов своим решением удовлетворил неоднократные просьбы командира 103-ей воздушно-десантной дивизии по усилению ее огневой и ударной силы. Были заменены 82-мм минометы самоходными орудиями «Нона», которые могли вести огонь снарядами и минами, а так же введен в штат дивизии танковый батальон.
Командир дивизии генерал-майор Слюсарь Альберт Евдокимович прирожденный десантник. Он все время находился в поиске эффективных способов боевых действий с мятежниками. Энергичный, настойчивый, умел отстаивать свое мнение, но в то же время мнения подчиненных выслушивал и считался с ними.
Под стать ему были и командиры полков. И не случайно части дивизии всегда привлекались для решения наиболее трудных задач.
Ему покровительствовал, в некоторой степени, командующий воздушно-десантными войсками, но я в этом не усматривал ничего порочного. Разумный, инициативный командир заслуживает того, что бы старшие командиры относились к нему с уважением и оказывали содействие.
Альберт Евдокимович лично разработал и провел 16 операций в различных провинциях Афганистана. В ходе боевых действий были разгромлены крупные группировки мятежников. Только пленных захвачено было более 2,5 тысячи, 28 орудий и минометов, 74 крупнокалиберных пулемета ДШК, около 3,5 тысяч единиц стрелкового оружия, 61 тонна боеприпасов, 88 тонн продовольствия, около 3-х тонн наркотиков и др.
За умелое руководство боевыми действиями и проявленное при этом мужество и героизм Альберт Евдокимович Слюсарь был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
Некоторые командиры его успешные действия приписывали только удаче. На самом деле успех являлся результатом долгих размышлений, глубокого анализа, расчетов и кропотливой подготовкой личного состава к бою.
Несмотря на применяемые меры, интенсивность силового давления с нашей стороны на мятежников несколько ослабела. Этому способствовал ряд причин, но, пожалуй, главной было некоторое увлечение плановыми операциями. В условиях партизанской войны они становились недостаточно эффективными, так как ко времени их проведения, зачастую, противник уходил из района запланированных действий.
Повысить эффективность и непрерывность боевого воздействия на мятежников в создавшихся условиях можно было повсеместными действиями дежурных подразделений по конкретно развернутым объектам противника. Но переход к действия по принципу «обнаружил — уничтожил» совершенно не исключал проведение и плановых операций с привлечением крупных сил.
Когда в штаб 40-ой армии поступили достоверные разведывательные данные о сосредоточении в провинции Каписо, а именно в зеленой зоне Чарикар в 60–70 км северо-восточнее г. Кабул свыше 4500 вооруженных мятежников исламской партии Афганистана (ИПА), было принято решение запланировать и провести операцию по их разгрому. Мятежники постоянно обстреливали аэродром Баграм, гарнизоны войск и населенные пункты Джабаль-Уссорадж, Чарикар и Махмудраки, грабили афганские автомашины с грузами для населения, совершали диверсии против советских сторожевых застав и автоколонн на автомагистрали Хайратон-Кабул. Наличие крупных группировок мятежников в близи столицы создавало напряженность и в самом Кабуле.
Руководителем операции был назначен первый заместитель командарма генерал-майор В. Г. Винокуров. Мне было поручено оказать ему помощь в планировании и проведении боевых действий. Вместе со мной работали офицеры ГУБП СВ полковники Владимир Яковлевич Доценко, Всеволод Николаевич Смирнов и генерал-майор Николай Сергеевич Генералов.
Приступая к планированию, мы учитывали опыт ранее проведенных операций в зеленых зонах. Зеленая зона Чарикар занимала площадь около 800 кв. км и представляла собой почти сплошную застройку, прорезанную густой сетью оросительных каналов и рядами высоких валов (в этом районе виноградная лоза подвязывалась не к столбам, а опиралась на 1,5–2,0 метровые глиняные валы). Все это создавало серьезные препятствия для действий войск. Система обороны включала приспособленные к бою дома, глинобитные крепости, глухие дувалы, валы виноградников и даже специально построенные долговременные огневые сооружения с подземными укрытиями.
Также учитывалось, что боевое соприкосновение наших подразделений с мятежниками доходило до 50–100 м, что исключало, зачастую, применение артиллерии и авиации для непосредственной поддержки войск. Необходимо было иметь в ротах 1–2 миномета «Поднос», 2–3 расчета АГС-17 и запас ручных гранат у каждого солдата.
Практически непроходимая местность для бронетехники исключала ее применение в боевых порядках мотострелков.
Закрытая местность позволяла мятежникам скрытно выходить из-под ударов, совершать маневр и внезапно атаковать наши подразделения во фланг и тыл, что вынуждало в боевых порядках иметь тыловое и боковое охранения.
Для проведения операции были выделены два полка 103-ей воздушно-десантной дивизии, 345-й отдельный парашютно-десантный полк, три полка 108-ой мотострелковой дивизии во главе с ее командиром полковником В. И. Мироновым и четыре полка афганской армии. Все полки были двух батальонного состава. Всего привлекалось 12 советских и 8 афганских мотострелковых и пехотных батальонов.
Я уже упоминал о полковнике Миронове. Он принял командование дивизией в день ее перехода через границу Афганистана. Валерий Иванович Миронов — одаренный молодой офицер (1943 г. рождения), что позволило ему успешно продвигаться по службе, но он ни через одну служебную ступеньку не перескакивал. Его служба проходила, основном, в Средней Азии и Заполярье. Закончил академию имени М. В. Фрунзе. Дивизией в боевой обстановке командовал уверенно. Вначале, по молодости, был несколько самолюбив, что иногда приводило к конфликту с начальством, но сумел побороть в себе этот недостаток и благодаря своему трудолюбию, инициативе и способностям завоевал уважение своих подчиненных и старших начальников. О его способностях свидетельствует и дальнейшая служба. Накопив определенный боевой опыт, окончил академию Генерального штаба, после чего командовал армией, округом и был назначен заместителем Министра обороны России.
Замыслом планируемой операции предусматривалось внезапно окружить зеленую зону Чарикар и блокировать в ней группировку противника. В последующем, в течение 10 дней, сжимая кольцо окружения, провести последовательную чистку населенных пунктов силами афганских войск. Все мужское население блокированного района должно было пройти через фильтрационные пункты, созданные силами МВД и КГБ республики, а среди населения провести активную разъяснительную работу, используя агитотряды дивизии.
В каждой мотострелковой и воздушно-десантной дивизии были в свое время созданы постоянно действующие внештатные агитотряды. По своей численности они были невелики: четыре офицера, тринадцать солдат и сержантов, три звуковещательные станции и киноустановка. Работали они на дорогах и в кишлаках. В кишлаках работа велась через звуковещательные станции, кроме того проводились беседы со старейшинами, местными авторитетами, духовенством и бедняками. Последним оказывалась и небольшая материальная помощь. В состав отряда включались и афганские товарищи из провинции в которой работал отряд. Обычно каждый отряд совершал 5–8 выездов в месяц продолжительностью 1–5 дней.
В назначенное время войска приступили к проведению операции. В течение первого дня они внезапно блокировали весь район. На некоторых участках из-за недостатка сил для сплошного блокирования столь обширного района, самостоятельно действовали бронегруппы спешившихся батальонов (бронетранспортеры и боевые машины пехоты с водителями и наводчикам орудий).
В последующие дни кольцо постепенно сжималось, группы мятежников, оказавшие сопротивление, уничтожались, разрушались все оборонительные сооружения, осуществлялся поиск складов оружия и боеприпасов. К этой работе привлекались и захваченные а плен мятежники, которые и указывали места этих складов.
В ходе боевых действий наиболее умело и решительно действовали 180-й мотострелковый и 345-й отдельный парашютно-десантный полки.
180-й мотострелковый полк под командованием майора Евгения Васильевича Высоцкого имел задачу блокировать и прочесать ущелье Неджраб. 2-ой мотострелковый батальон блокировал выходы из ущелья и начал занимать господствующие высоты. 3-ий мотострелковый батальон приступил к прочесыванию ущелья, но поскольку еще не все господствующие высоты были заняты нашими подразделениями, он был остановлен сильным огнем противника. Командир полка выехал к командиру батальона, быстро разобрался в обстановке, нанес по противнику удар артиллерией, вертолетами и лично возглавил атаку батальона. Задача была выполнена. Уничтожено более 600 мятежников и взято в плен 26 человек. Кроме того, захвачено шесть складов, шесть минометов и более 500 единиц стрелкового оружия.
Солдаты о нем говорили: — «Командир наш толковый. Он все учтет, умело распорядится, все предусмотрит будто в воду глядит, а мы и духов побъем и своих сбережем. Это и есть наверное военное искусство».
Евгений Васильевич Высоцкий за время пребывания в Афганистане участвовал в 87 операциях. Его характерной чертой было высокое чувство ответственности. Стоящие перед полком задачи никогда не решал с наскока, а твердо придерживался правила — сначала осмыслить задачу, а затем уже ее решать.
За успешные боевые действия полк был награжден орденом «Красное знамя», а майору Евгению Васильевичу Высоцкому присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
В ходе ведения операции некоторые пленные давали весьма ценные показания, которые немедленно реализовывались руководителем боевых действий. Так поступили данные, что в населенном пункте Заргаран находится крупная база мятежников. Задача по ее разгрому была поставлена командиру 345-го отдельного парашютно-десантного полка подполковнику Ю. В. Кузнецову.
В своем решении командир полка предусматривал нанесение удара по базе и отряду мятежников с фронта и с тыла. С этой целью планировалась высадка тактического воздушного десанта для чего ему было выделено необходимое количество вертолетов.
В ходе завязывающегося боя части сил мятежников удалось прорваться из населенного пункта и они отходили в горы. Однако отходили они по пути куда была предусмотрена высадка тактического воздушного десанта, который смело атаковал отходящего противника и уничтожил его. Крупная база мятежников была разгромлена, противник понес большие потери и потерял много оружия, боеприпасов и другое военное имущество.
Юрий Викторович был храбрым человеком и не боялся ответственности за принятое решение, действие. Хорошо разбирался в обстановке и не поддавался впечатлениям при ее резких изменениях. Умел приказывать, но отпускал офицеров, когда убеждался что его поняли. Я не раз наблюдал как он ставил задачу. Был терпелив к офицерам, которые его не понимали. Терпеливо повторял и разъяснял им то, что от них требуется. Всегда был устремлен вперед. Его храбрость импонировала подчиненным и создавала ему признание и авторитет.
Всего подполковник Ю. В. Кузнецов разработал и руководил проведением 51 операции, которые завершались с высокими боевыми результатами.
За умелое руководство боевыми действиями по уничтожению вооруженных формирований оппозиции и проявленное при этом личное мужество и героизм Юрию Викторовичу Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.
Характерной особенностью операции в зеленой зоне Чарикар являлось то, что удалось ввести противника в заблуждение относительно действий наших войск. По данным, полученным после окончания операции, ИПА ожидали действий наших войск, но не предполагали, что они смогут столь быстро и плотно блокировать такой обширный район.
В целом операция была завершена успешно. Противник понес большие потери. Только пленных было захвачено более 1600 человек, много складов с оружием, боеприпасами и различным военным имуществом. Советские подразделения потеряли 25 человек убитыми и 76 ранеными.
Расширение боевых действий по уничтожению конкретных разведанных объектов предъявляло повышенные требования к разведке. Успех таких действий во многом зависел от своевременности получения разведывательных данных. Информация, поступавшая от агентуры, обычно была устаревшей. Следовательно, наиболее оперативно добывать сведения о противнике в своей зоне ответственности могли только войсковая и воздушная разведки. Для этого пришлось предъявить жесткие требования к командирам дивизий, полков и их начальникам разведок, что бы они изменили свое пренебрежительное отношение к войсковой разведке.
Мы считали, что наиболее эффективными способами войсковой разведки могут быть поиск, налет и засада, так как они давали возможность вступить в соприкосновение с противником и дальнейшими действиями разведать его или захватить пленных.
Были повторно проведены трехдневные сборы с офицерами разведывательных подразделений и мотострелковых батальонов, предназначенных для ведения разведки. На этих же сборах начальники разведок полков и офицеры разведывательных отделений дивизий обучались проведению анализа тех отрывочных данных о противнике, которые к ним поступают, а так же ведению опроса пленных. Так же было обращено внимание на неограниченные возможности воздушной разведки и характер задач, которые перед ней могут ставиться.
Наряду с принятыми мерами по повышению эффективности результатов действий войсковой разведки значительно повышалась степень готовности дежурных подразделений к действиям и предусматривалось сокращение сроков скрытого выхода к объекту атаки.
Командирам дивизий и отдельных полков была предоставлена полная самостоятельность для принятия решения на действия, а так же возможность вызова боевых вертолетов для поддержки в бою подразделений без согласования со штабом ВВС армии. Для этой цели на близлежащих аэродромах находилось в постоянной готовности звено вертолетов.
Принятые меры в определенной степени активизировали действия войск, но многое зависело от командиров полков и дивизий. К сожалению, некоторые из них нуждались в постоянном внимании со стороны старших начальников. Там где командир обладал высоким чувством долга по освобождению своей зоны ответственности у него не было проблем с ведением разведки и уничтожением выявленных мятежников.
Специалистом высокого класса по ведению разведки проявил себя командир мотострелковой роты 70-ой отдельной мотострелковой бригады старший лейтенант Черножуков Александр Васильевич.
Ведя поиск в зоне ответственности бригады, старший лейтенант Черножуков получил донесение от своего разведывательного дозора о том, что в населенном пункте Якланг (провинция Гильменд) расположился на отдых отряд мятежников. Командир роты быстро принял решение — используя внезапность, атаковать противника на бронетехнике, и не спешивая личный состав, разгромить его. Решительными действиями, ведя плотный огонь с ходу из бойниц, рота с двух сторон ворвалась в населенный пункт. Попытка противника оказать организованное сопротивление успеха не имела. Уж очень неожиданным и сильным был удар. Потеряв много мятежников убитыми, их остатки бежали. Захватив несколько пленных, рота возвращалась к месту дислокации, продолжая вести разведку.
При подходе к кишлаку Санабур (провинция Кандагар) разведка обнаружила движение отряда мятежников, численностью около 150 человек. В роте было чуть больше 50 человек. Старший лейтенант Черножуков решил скрытно занять господствующую высоту на пути движения противника и, пропустив его разведку, разгромить отряд. Умело организовав бой, командир роты в критическую минуту во главе резерва атаковал мятежника во фланг, что способствовало его полному разгрому. Только в плен было захвачено 117 человек. Всего вместе с ротой старший лейтенант Черножуков участвовал в более чем двадцати операциях и всегда действия роты отличались стремительностью, внезапностью и результативностью при минимальных своих потерях.
За умелое командование ротой в бою и проявление личного мужество и храбрость старшему лейтенанту Александру Викторовичу Черножукову было присвоено звание Героя Советского Союза.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.