Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42464
Книг: 106740
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Камертон Дажбога»

    
размер шрифта:AAA

Олесь БЕРДНИК
КАМЕРТОН ДАЖБОГА
Роман-феерия

…Вот идет Князь мира сего, и во мне нет ничего…
Встаньте, пойдем отсюда…
Иисус Христос, Ев. Иоанна
Пусть будут счастливы все существа, пусть живут все они в радости и удовольствии! Все живые существа, которые только есть в мире, и слабые, и сильные, и длинные, и короткие, и большие, и средние, и высокие, и малые, видимые и невидимые, живущие близко и далеко, рожденные или те, еще в утробе, — все они пусть будут счастливы!
Гаутама Будда «Сутта Нипата»
— Человек, чего тебе надо?
Все у тебя есть… все у тебя есть…
И море широкое, и солнце в небе,
И звезды — богатство твое.
— За морем широк горизонте новые -
Незримые духовные моря,
По солнцем жгучим является солнце сказочное,
По звездам — чудо-звезда.
— Человек, ты любовь,
Ты творишь города и песни…
Так откуда же рыдания, и вечные страдания,
И мечты в тревожном сне?
— Обними ведут к могиле,
Холодеют и вянут горячие губы,
По стеной телесным — родина всесильна,
Там ждет меня встреча праздника.

Книга первая. КОСМОДРОМ ДЛЯ УМАЛИШЕННЫХ


Часть первая. ЛАБИРИНТ МАРЫ

Первым пришел в себя Григор. Глубоко вздохнул и оглянулся вокруг. Часовня исчезла, будто ее и не было. Они стояли между густыми сорняками, и создавалось впечатление, что кто-то опустил их из пространства в гущу крапивы и полыни, не повредив ни одного кустика. Юлиана-Мария и Галя-Громовица растерянно переглянулись и одновременно спросили Григора:
— Что же дальше?
— Подождите, сориентируемся, — сказал парень, рассматривая ободранные стены небольшой церкви и звездные своды Выдубицкого монастыря, сверкавшие между высоченных тополей. — Что-то здесь не так…
— Что не так? — заволновалась Галя. — Мы оказались в другом месте?
— Да нет. Место то же. Выдубицкий монастырь. Только почему здесь сорняки? Должен быть двор Института археологии, асфальт.
— Кто-то должен встретить нас? — взволнованно спросила Юлиана. — Ты упоминал об ученых, об эксперименте…
— Да. Мы сейчас пойдем вверх… туда, где нас должны ждать, где расположена хроностанция. Идите за мной.
Парень пошел к стенам церкви, где виднелась протоптанная тропинка, громоздились кучи кирпича и мусора. Затрещали сорняки под ногами. Из темного отверстия храма неожиданно басовито залаяла собака, послышался хриплый голос:
— Стой! Стрелять буду!
— Еще этого не хватало, — смутился Григор. — Откуда здесь взялся охранник? Быстрее, девушки. Спешите туда, в монастырь, а там — по тропинке наверх…
— Стой, мать твою перемать! — загудело эхо, и над кучей мусора появился растрепанный заспанный сторож, а рядом с ним — здоровенный волкодав, весь в репьях от ушей до хвоста. Пес угрожающе скалил клыки, а охранник, нацеливая дуло ружья на нарушителей, вырисовывал в предрассветной тишине кренделя многоэтажных матюгов. Казалось, что багрово-сизый нос пьяницы принюхивается к неожиданным гостям, бессильно пытаясь понять, откуда они взялись. Красные злобные глазки перебегали с фигуры Григора к девушкам, остановились на книгах Евангелия в руках монахинь, заинтересованно расширились, увидев мерцающую чашу в ладонях Гали-Громовицы.
— Ворюги! — заорал охранник. — Украли государственное имущество! Выследили, что я на минутку отвернулся, мать вашу! А еще в монашеских одеяниях, гады! Ты смотри, контра недобитая!
— Успокойтесь, — резко оборвал его Григор. — Здесь важное государственное дело. Пойдем с нами наверх, в дирекцию Ботанического сада и там…
— Государственная дело? — отвратительно захохотал охранник. — Это я вам обещаю: оно будет государственным, когда я отведу вас, воров, в милицию.
— Я сам сотрудник МВД, — пытался унять пьяницу парень. — Вот посмотрите… — Он вытащил удостоверение в красной обложке, раскрыл перед глазами часового.
Тот с недоверием посмотрел на книжечку. Мотнул ружьем на девушек.
— А эти… монашки, или кто они тебе… гы-гы!.. зачем здесь шляются? За книгами пришли? Да? Здесь их навалом в церкви, но только нельзя брать! Не морочь мне голову своей книжечкой, может, ты этот документ украл… или отнял! Ну подними руки вверх, парень! А вы, шлюхи, книги кладите сюда, а то собачку натравлю… только ошметки полетят от ваших ряс! Гы-гы!
— Прекратите! — гневно крикнул Григор. — Мы добром вас просим: пойдем наверх, в администрацию Ботанического сада. Неужели вы ничего не слышали? Вчера проводился научный эксперимент, я и эти девушки — участники…
— Руки вверх! Стреляю! — не слушая парня, заревел охранник. Выстрел над головами оглушил девушек, они испуганно закричали и присели. Григор машинально бросился под ноги пьяницы, приемом каратэ повалил его на землю. Пес вцепился в штанину парня и неистово рвал ее. Григор выдернул оружие из рук охранника, быстро разрядил, вынул затвор.
— Не умеешь пользоваться — не берись! — задыхаясь сказал он, бросая винтовку на землю. — А затвор получишь в милиции…
— Ах, вот ты как! — плаксиво-злобно крикнул часовой. Вскочив на ноги, он засвистел в свисток. — Милиция! Бандиты! Мили-и-ци-и-я!
— Девочки, за мной! — скомандовал Григор, уже не обращая внимания на взбесившегося сторожа. Через сорняки они побежали к тропинке, которая вилась вдоль стены монастыря. Где-то сзади кричал, матерился часовой, слышались возгласы и свистки с набережной улицы.
Парень, запыхавшись, карабкался по обрыву на утес, подбадривая девушек, а вместе с тем, удивляясь, оглядывался вокруг. Дебри, сорняки, козьи тропы… А где же аллеи Ботанического сада, где культурные растения, здания? Куда они исчезли?
Девушки растерянно смотрели на Григора, понимая, что он тоже обескуражен, но молча поднимались за ним. К тому времени, когда они выбрались наверх, над Левобережьем взошло солнце, замерцала гладь Днепра, засверкали звезды на своде монастыря.
Григор остановился, беспокойно осмотрев окрестности. Вокруг просыпались от рассветной дремоты осенние сады и дубравы, разукрашенные золотом и багрянцем, кое-где между ними вились на фоне неба клубы дыма из труб старинных особняков. Что за фантасмагория? Куда делся Ботанический сад? Вот видно вершину колоколенки, около нее должны быть оранжерея, теплицы. Слева — административные корпуса, от них должна пролегать широкая дорога к центральному входу. Даже намека нет на что-то подобное. И вот здесь, где они остановились… именно здесь, он не может ошибиться… их должны ждать ученые, участники и авторы эксперимента.
Он тревожно вздохнул, как рыба, выброшенная на песок. Галя схватила его за рукав.
— Что случилось? — обеспокоенно вскрикнула она. — Я тоже вижу, что местность изменилась. Мы с тобой часто здесь гуляли в Ботаническом саду, а теперь…
— А теперь… тю-тю! — мрачно подхватил Григор, почесывая затылок. — Что-то напутали ученые из хроностанции. И ежу понятно, что мы в другом времени.
— Дай Бог, чтобы не в другой стране, — сказала Юлиана. — Ариман разве зря угрожал? Как он сказал? «У меня для вас достаточно стен и загадок…»
— Но Гориор… Корсар обещал… — Галя умоляюще посмотрела на Григория.
— Корсар? — перебил ее парень. — А что он обещал? Помочь перейти в «фронтовое бытие»? А что это значит? К тому же… вам не кажутся все наши приключения сном, миражем?
— А я? — тревожно взглянула на Григора Юлиана. — Надеюсь, что я не фата-моргана, друзья? Давайте скорее найдем людей, специалистов, которые объяснят нам, что произошло.
— Правда твоя — решительно кивнул парень. — Выйдем на улицу. Надо найти телефон, связаться с моим шефом, с Гореницей.
— Гореница — Горикорень? — подхватила Юлиана.
— Да. А если он действительно тяжело ранен… то его сотрудники должны знать, что и как. За мной, девушки, потому что чует мое сердце, что тот пьяница может нам осложнить жизнь.
Они прошли несколько ветхих домов. Из-за забора лаяли собаки. Выше по тропе босоногая девочка пасла корову, держа в руках веревку. Девочка удивленно рассматривала путешественников, особенно ее заинтересовали женщины в черных рясах, их бледные красивые лица с тревожными глазами.
— Вы артисты, да? — не сдержала любопытства девочка. — Кино снимаете?
— Ты угадала, кино, — согласился Григор. — Может, подскажешь нам, где здесь ближайший таксофон?
— А что это? — удивилась девочка.
— Ну… телефон… Где здесь будка телефонная, чтобы позвонить в город?
— Э, далеко, — махнул ручонкой девочка. — Надо идти к Черной горе… или до Московского вокзала… или в школу на Зверинецкой улице. Вот тут тропа, она выведет вас на Зверинецкую, а там спросите.
— А дирекция Ботанического сада? — с надеждой спросил Григор. — Где она здесь?
— Дирекция? Сада? — озадаченно переспросила пастушка. — Не слышала. Не знаю. Ботанический сад где-то у самого вокзала. А здесь — нет…
— Ну, спасибо тебе. Пойдем, девушки, скорей.
— А как называется кино? — крикнула вслед им девочка.
— Кино? — оглянувшись, спросил Григор. — «Кольца змея» называется. Запомнишь?
— О змее? — обрадованно девочка. — Наверное, сказка? Да? Я люблю сказки. Недавно видела кино о «Василисе Прекрасной». Ой, здорово! А эти красивые артистки, видимо, красавиц играют? А вы их освобождаете? Да?..
— Угадала, девочка. Правду сказала! — помахал ей рукой Бова, растроганно переглянувшись со своими спутницами. На глазах Юлианы блеснула слеза.
— Смешно, но правду сказала, — сказала она. — Мы будто бы мистерию какую проходим.
— Тихо, — предостерег Григор. — Мы выходим на улицу…
Тропа вывела их на мостовую. У дороги возвышалась недостроенная церковь без крестов. Появились немногочисленные прохожие. Все с любопытством смотрели на странную группу. Бова озадаченно сказал своим спутницам:
— Ну вот… вторая загадка. Отсюда начиналась ветка четырнадцатого троллейбуса, а теперь здесь примитивная мостовая… И никакого транспорта.
— А что такое троллейбус? — поинтересовалась Юлиана.
— Машина, которая движется силой электричества, — пояснил Бова.
— Понятно. Итак, мы в другом времени. А может, и в другом измерении. Недавно я читала книги Успенского о других измерениях…
— Знаю, — прервал ее Григор. — Однако это нам не поможет. Надо выяснить подробности — куда мы попали.
Он остановил молодушку с корзиной, полной румяных яблок, спросил ее, как добраться до ближайшего телефона. Та указала им, как и девочка-пастушка, в направлении Черной горы.
— Пойдете прямо, потом налево… позже снова повернете направо… и там рукой подать…
Поблагодарив, Григор с девушками зашагал вниз. Но не успели они пройти и полкилометра, как им навстречу выскочили из боковых улочек два милицейских авто и, перекрыв путь для побега, резко остановились. Несколько офицеров и сержантов в милицейской форме выскочили из машин, держа в руках автоматы и пистолеты.
— Стоять! — строго скомандовал капитан, внимательно осматривая парня и девушек в монашеских рясах.
— Стоим, — улыбнулся Григор и полез во внутренний карман за удостоверением.
— Руки вверх! Не балуйте! — закричал капитан. Из-за его спины выглянул знакомый парню сторож, держа в руках винтовку без затвора. Офицер кивнул на задержанных.
— Они?
— Они, суки, — довольно рявкнул сторож. — Я ему говорю — стой! А он мне под ноги… Верзила! Разве я в силах его побороть? Точно, шпиён! Где бы он научился таким приемчикам? Куда дел затвора, гнида? Верни казенное имущество!
— Тихо! — прервал его капитан. — В отделении разберемся. Затвор у тебя?
— Вот здесь, в кармане, — миролюбиво ответил Григор. — Капитан! Я прошу отвезти нас в Министерство внутренних дел. Дело очень сложное, и в отделении…
— Может, ты еще в ЦК партии захочешь? — насмешливо засмеялся офицер.
— Или в ресторан «Кукушку», — с отвратительной гримасой подхватил сторож. — Откушать котлету киевскую…
Милиционеры засмеялись. Капитан резким жестом прервал смех.
— Довольно! По машинам. Руки назад.
— Я сотрудник МВД, — запротестовал Бова. — Возьмите во внутреннем кармане удостоверение…
— Возьмем! — пообещал со злорадством офицер. — Все возьмем. Марш к машине. Мы вас научим, как разоружать охранников. И внукам расскажешь!

Григор взволнованно рассматривал здания на улицах Киева, по которым ехали милицейские машины. Все казалось сном, миражом: вместо широких асфальтированных проспектов — искореженная брусчатка, разрушенные кварталы, убого одетые люди с сумками и корзинами, старинные трамваи, похожие на катафалки. Где же они оказались? В каких годах? Встретят они кого-нибудь знакомого? Перед экспериментом он с Гореницей разговаривал о возможных парадоксах времени. Достаточно легкомысленные теории. Одно дело болтать, а другое — попасть в другую эпоху! Что тогда говорил Гореница? «Ваш следующий эксперимент, безусловно, отразится на грядущем и на современности, конечно, хотя бы уже тем, что откроет поток принципиально новой информации. Где отразится этот эксперимент, в чем, что будет означать появление здесь женщины из прошлого (а вместе с тем — из невероятного будущего), кто может предсказать?» Даже он, гениальный теоретик, очевидно, бессилен был предсказать результаты первого прорыва в стене Хроноса. И вот… неожиданное смещение фазы временного континуума. Вероятнее всего, что они попали в прошлое… где-то в пятидесятые годы, сразу после войны. Однако в те годы и он, Григор Бова, и Галя Куренная уже родились. Может, они встретят здесь сами себя? Как тогда придется выходить из ситуации? Не станет эта ситуация катастрофой? Надо потребовать у милиции встречи с учеными, с теоретиками. И попытаться найти шефа. Он, безусловно, теперь моложе, но работает в органах…
— Я чувствую твои мысли… твои сомнения, — неожиданно сказала Галя, склонившись к нему. — Мы попали в узел времени… и развязать его будет сложно.
Григор взглянул на ее бледное, взволнованное лицо, отметил лихорадочный блеск в глазах. Ласково обнял за плечи.
— Успокойся, родная моя. Это наш экзамен. Гориор не обещал нам готовых решений, а ураганы и штормы…
Машина миновала круглую башню, запрыгала по трамвайной колее. Загремел, зазвонил трамвай. Мария-Юлиана заинтересованно посмотрела ему вслед, покачивая головой.
— Какой страшный монстр. Очень примитивная техника…
— А в девятнадцатом веке разве лучше было? — скептически спросил Григор.
— Я сравниваю не с моим опытом здешним, — сказала Юлиана. — Мне вспомнилась наша родная Ара.
— Молчать! — рявкнул, услышав их шепот, капитан, обернувшись с переднего сиденья. — Сейчас будете иметь возможность говорить то, о чем вас будут спрашивать. И советую не выкручиваться, не искать алиби. Не поможет!
— Мы в алиби не нуждаемся, — ответил офицеру Григор. — Успокойтесь. И наберитесь терпения для взаимопонимания.
— Я гляжу, ты очень умный! — угрожающе пробормотал капитан. — Придется тебе показать, где раки зимуют. Да вот мы уже приехали. Выводите преступников. Предупреждаю, при попытке бежать…
— Милостивый капитан, — сказал Бова, — советую держать при себе ваши садистские эмоции. Вам же потом будет стыдно.
— Ах ты, подонок! Я этого не забуду. А ну марш из машины! Живо к двери! Семен! Веди их прямо к шефу. И сторожа-свидетеля тоже! Эти птички непростые. Мы им покажем, с кем имеют дело!

Начальник Печерского отделения милиции майор Куштенко внимательно рассматривал высокого, плечистого парня, одетого в легкую куртку из мерцающей ткани, ища на его лице, во взгляде страх или беспокойство. Бова смотрел на него искренне, по-дружески, с надеждой на взаимопонимание. Майор удивился, но не показал этого. Перевел взгляд на женщин в монашеских рясах. Отметил на их лицах необычную красоту и спокойное благородство. Затем кивнул капитану:
— Лучше будет, если все сядут. Вот так. Прошу успокоиться и рассказать все, что произошло. Капитан! Я вас слушаю.
— Наша патрульная машина дежурила возле Выдубицкого озера. Я услышал свисток дежурного вневедомственной охраны. Вот он перед вами…
— Так точно! — вскочил с места сторож. — Демобилизованный гвардеец Иван Горобец, теперь — охраняю склады книг в монастыре.
— Сядьте! — махнул рукой майор. — Я потом вас спрошу. Что дальше, капитан?
— Услышав крики, мы прибежали в монастырь. Сторож рассказал, что застал вот этих задержанных, когда они потихоньку выбирались со склада, неся в руках какие-то книги и еще какую-то ценную вещь. Он приказал им остановиться, хотел отвести в милицию…
— Далее…
— А дальше… этот бандит напал на него, обезоружил, вытащил затвора из винтовки, а сам с бабами убежал. Мы, конечно, сориентировались, объехали вокруг… и перехватили беглецов!
— Ясно, — сказал майор. — Горобец, капитан правильно рассказывает?
— Так точно! — снова подскочил сторож. — Я сразу понял, что это за птички. Не иначе — американские шпиёны. Посмотрите на его шмотки… заграничные. А бабы — почему оделись в рясы? Чтобы задурманить голову. Ягнятами притворяются…
— Достаточно, — прервал его майор. — Мне все ясно. Садитесь, Горобец. Задержанные, прошу называть ваши фамилии, имена, где живете, почему произошло то, о чем я услышал? Короче, почему вы оказались в монастыре, возле склада? Сначала ты, парень… Как твоя фамилия?
— Бова. Зовут Григор Максимович.
— Профессия.
— Криминалист. Детектив.
— Гм. И где вы работаете?
— В Министерстве внутренних дел. Площадь Богдана Хмельницкого. Отделение независимых криминалистов. Мой шеф — Гриб Семен Йовтухович.
— Гриб Семен? — удивился майор. — Я знаю его. Вместе учились. Только какой же он шеф? Да еще и отделение… Он участковый, очень уважаемый. Капитан Гриб Семен Йовтухович…
— Полковник, — поправил Григор.
— Гм. Тогда это однофамилец. Да ты погоди… Какие такие независимые криминалисты? Нет такого отделения в министерстве.
— Как это нет? — возмутился Григор. — Вот мое удостоверение. Прошу…
Майор развернул красную книжечку, удивленно пробежал глазами текст, снова посмотрел на Бову.
— Что за шутки, гражданин Бова?
— Какие шутки, товарищ майор?
— Здесь подпись министра Куштенко Ивана Ивановича.
— А что вас удивляет? Все правильно. Министр внутренних дел генерал-полковник Куштенко Иван Иванович.
— Наш министр Кобец Антон Сидорович, — ответил майор. — Генерал-лейтенант. А Куштенко Иван Иванович — это я, начальник Печерского отделения. Что за мистификации вы, гражданин Бова, тут разыгрываете? Странный вы криминалист!
— Артист, а не криминалист! — хрипло выдохнул сторож. — Я же говорю: это тот жучило! Рога ему надо обломать.
— Тихо! — приказал майор. — Вот еще одна химера… Удостоверение выдано 12 января 1968. Как это понимать? Может, вы снимаете какой-то фильм? Тогда не валяйте дурака, говорите сразу…
— Подождите, подождите! — задохнулся от волнения Григор, переглянувшись со своими спутницами. — А какой у вас год?
— У нас? — удивился майор. — Почему у нас? Год один и тот же для всех: тысяча девятьсот сорок восьмой…
Галя охнула и побледнела.
— Двадцать пять лет, — прошептала она.
— Товарищ майор! — злобно сказал капитан. — Преступники просто морочат нас. Надо серьезно поработать с ними. По-нашему. Они быстро у нас заговорят…
— Товарищ майор, — вмешался Бова, — нам надо с вами поговорить наедине. Дело большой государственной важности. Даже общечеловеческой важности. Не стоит говорить об этом при всех.
Майор помолчал немного, задумчиво рассматривая удостоверение Бовы, хмыкнул.
— А паспорт у вас есть?
— Вот он. Пожалуйста…
— А у вас, женщины, документы есть?
— В монахинь документов не бывает, — заметила Мария-Юлиана.
— У меня есть паспорт, — сказала Галя. — Григор, передай майору.
— В одной монахини есть паспорт, в другой — нет, — скептически заметил майор. — Как это понять?
— Я не монахиня, — сказала Галя. — Меня силой поместили в монастырь.
— Силой? — удивился начальник. — Впервые слышу, чтобы в нашей стране силой помещали в монастырь.
— Товарищ майор, — настойчиво повторил Бова. — Прошу беседы наедине…
— Минуточку. Завершим сначала беседу со свидетелями. Да. Паспорт нормальный. Ага. Опять такие штучки. Паспорт выдан 8 апреля 1965 Кагарлицким райотделом МВД. А у вас, гражданка… как вас?
— Куренная Галина Андреевна…
— Правильно. Куренная Галина Андреевна. 1953 года. Паспорт выдан Опошнянским райотделом Полтавской области. В семидесятом году, 10 мая. Сразу две неувязочки. Опошнянского района Полтавской нету, я сам из тех краев родом. А еще — эти года, которые еще не наступили. Ну, хорошо! Поговорим об этом позже. Гражданин Горобец обвиняет вас в том, что вы украли на складе какие-то книги и ценные вещи. Это правда?
— Как перед Богом говорю — правда! — воскликнул сторож. — Украли, гады! Спрятали под свои балахоны. Пошмонайте их хорошенько, потрусите!
— Я не тебя спрашиваю, — строго оборвал его майор. — Гражданин Бова, что можете ответить на это обвинение?
— В руках монахинь были книги Нового Завета. Евангелия. И чаша. Ритуальная чаша… Все принадлежит им. А у меня ничего в руках не было.
— Прошу показать книги Нового Завета, — велел майор.
Монахини достали из-под ряс Евангелия, положили на стол. Майор развернул одну, пролистал несколько страниц, пожал плечами.
— Больше нет книг?
— Нет, — подтвердили женщины. — Была литургия, мы взяли с собой только Евангелия.
— А чаша? Покажите чашу.
Галя осторожно поставила на стол волшебный бокал. Он заискрился мерцающими огоньками, привлекая к себе взгляды присутствующих.
— Замечательная вещь, — кивнул майор. — Ваша? — Посмотрел он на Галю.
— Моя.
— Разберемся. Хорошо. Капитан, выйдите со своей командой в коридор. Гражданин Горобец тоже. Запишите его показания. Подождите, я вас позову. Я буду говорить с задержанными сам…
— Слушаюсь, — ответил капитан, давая знак своим спутникам.
— Григор Максимович, — доброжелательно сказал майор, оставшись с задержанными наедине. — Вы хотите мне что-то рассказать важное? Тогда я весь во внимании. Только прошу без затей и выдумок. Первое: объясните, что это у вас за документы, обозначенные годами, которые еще не наступили?
— Иван Иванович, — дружелюбно, в тон майору, ответил Бова, — мы не сможем ограничиться нынешним разговором, но я расскажу вам все подробно, чтобы вы смогли понять парадоксальность ситуации. Вы читали когда-нибудь фантастику?
— При чем тут фантастика? Ну, скажем, читал. Еще в детстве. Жюля Верна. Уэллса… Беляева…
— Уэллса? — обрадовался Григор. — Прекрасно. Тогда вы поймете. Читали «Машину времени»?
— Угу. Читал. Забавная штука.
— Так вот. С нашими документами — никакой мистификации. Они настоящие. И действительно выданы в те года, что там указаны…
— Вы хотите сказать, что прибыли…
— Именно так. Мы прибыли из будущего, — твердо сказал Бова. — Сначала из будущего, а затем — из прошлого. Вижу — вы иронично улыбаетесь. Коротко объясняю. Институт проблем Бытия проводил эксперимент по проникновению в девятнадцатый век. Я — участник эксперимента. Я должен был найти в том времени эту девушку…
— Галину Куренную?
— Да. И забрать ее в свою эпоху. Она — житель двадцатого века, но была перенесена в девятнадцатый преступниками.
— Ого! — не сдержался майор. — Детектив хоть куда. Можно кино снимать.
— И все-таки — это правда. При возвращении назад, очевидно, произошла какая-то деформация. И мы попали в ваш год. Для нас — это прошлое…
— А вторая монахиня? Почему она оказалась с вами?
— Она захотела перейти в двадцатый век. Может, именно такое решение вызвало деформацию во временном переходе. Обо всем этом надо говорить с учеными, теоретиками. Вы должны понять, насколько важно это дело.
— Гм, — почесал затылок майор, широко улыбаясь. — Здорово все совпадает. И ваше появление у монастырских складов, и странное одеяние, и документы… Хм… Так что, действительно Куштенко Иван Иванович министр внутренних дел?
— Правда, — кивнул Бова. — Подождите, подождите. Так он — вылитый вы. Может, у вас есть брат? Или родственник?
— Нет. Я один у родителей.
— Министр и вы — одно лицо. Только министр — седой, а вы — темноволосый.
— Удивительно, — покачал головой майор. — Генерал-полковник. Все может быть. Хотелось бы верить, что такое возможно. Наука — великая сила. Но вы же понимаете, Григорий Максимович, я не могу вас вот так отпустить…
— Понимаю, мы и сами не хотим этого. Ведь нужно развязать этот узел… и вернуться в свое время… Если это возможно…
— Вот и ладно. Думаю, что вами заинтересуются компетентные органы, и не только научные. Пока я поселю вас в нашем ведомственной гостинице. Под охраной, конечно. Сообщу куда надо. А вы — напишите подробно все, что произошло. И еще… вы, Григорий Максимович, уже должны были где-то родиться… Ведь так?
— Ваша правда, — подтвердил Бова.
— Вот видите. Как же это возможно? Тогда вы можете встретиться с самим собой? Да?
— Мы думали об этом. Наш эксперимент должен прояснить много таких парадоксов. Например, я знаком с шефом там, в будущем, а вы говорите, что он здесь работает участковым. Или я могу познакомиться со своими родителями, которые моложе меня… или мои ровесники. То же самое с Куренной. У ее родителей она еще не родилась, а вместе с тем — вот она здесь, взрослая женщина…
— Да! Загадка для ученых, — хохотнул майор. — Ну, люди добрые, если вы не авантюристы, тогда… тогда я рад, что буду участником сказочного чуда… Я дам приказ, идите отдыхайте. Евангелие уберите, а чашу я оставлю. Не беспокойтесь, ничего не пропадет.

Задержанных разместили в двухкомнатном номере ведомственной гостиницы. Здесь был санузел, кухня, радиоточка. На столе стояла тарелка с тремя комплексными обедами, две буханки, сахар.
Григор отодвинул ситцевую занавеску, выглянул в окно. Высокая кирпичная стена закрывала горизонт, подходя почти вплотную к гостинице.
— Все предусмотрено, — улыбнулся Бова. — Мы одновременно и гости и заключенные.
— Я растеряна, — развела руками Юлиана. — В голове туман. Мне кажется, что я сплю. Так часто бывало в сновидениях. Какие лабиринты, тюрьмы, подземелья, враждебные существа…
— Это далеко не сновидения, — заметила Галя, сбрасывая монашескую рясу. — Нам следует хорошо подумать, как действовать. Что можно сделать в этих условиях? В сорок восьмом году вряд ли были теоретики, работавших над проблемами времени и пространства…
— Девушки! — Подняв вверх руки, умоляюще воскликнул Григор. — Есть предложение. Я смертельно хочу спать. Голова дурная, как кочан капусты. Не хочу есть-пить, а падаю на кровать. Вы можете мыться, прихорашиваться, завтракать, а я хоть пару часов отдохну. Согласны?
— Ладно, ладно! — нежно подтолкнула парня в спальню Галя. — Иди. А нам нужно заняться своими девичьими делами. А то мы появились в прошлом словно огородные чучела. Спи сколько хочешь, а мы с Юлианой тоже отдохнем.

* * *

Гориор и Глэдис остановили своих звездных лошадей у стен Надземного Витаполиса. Самоцветные ворота тихо открыли вход в Голубую Аллею. Гориор ласково коснулся грациозной шеи Грома, коня-побратима, приглашая его войти в дом. Глэдис тревожным движением остановила друга. Насторожилась, прислушиваясь к чему-то далекому и болезненному.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.