Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52021
Книг: 127591
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Врата Балдура II. Тени Амна»

    
размер шрифта:AAA

Филип Этанс
ВРАТА БАЛДУРА II
ТЕНИ АМНА

Глава 1

Абдель Адриан, сын Бога Убийств, поздним летом года Знамени вернулся в Крепость Свечи героем.
Врата, которые всего несколько недель назад закрыли перед ним, на сей раз были открыты. Человек, которого он знал всю жизнь, человек, обвинивший его в убийстве, заперший его в клетке, как животное, человек, который практически отдал его в руки Железного Трона, с облегчённой и искренней улыбкой обнял Абделя.
— Абдель, — сказал Теторил, и ему на глаза навернулись слёзы. — Абдель, я так рад, что ты вернулся к нам. Надеюсь, в этот раз ты останешься надолго и…
— Абдель! — раздался позади тонкий, пронзительный голос. Абдель повернулся, чтобы увидеть лицо, которого не видел… сколько? Год?
— Имоэн, — выдохнул Абдель, оказавшись в объятьях стройной девушки. — Имоэн, ты превратилась…
— Молчи, — оборвала она, смягчив свой приказ улыбкой.
— Ты — услада для уставших глаз, девочка, — сказал он ей, и они снова обнялись.
Не отпуская его, она сказала:
— Мне так жаль Гориона. Так жаль.
У Абделя встал ком в горле. Он выдавил усталый вздох.
— Его смерть была не напрасной, — вставил Теторил.
Абдель поднял взгляд и с удивлением заметил, что Теторил оказался дальше, чем был. В небе над массивными стенами Крепости Свечи клубились серо-зелёные тучи. Абдель чувствовал запах молнии, но не видел её. Приятно было вернуться домой с гордо поднятой головой, но в воздухе висело напряжение, и рядом… не хватало слишком многих. Где Джахейра? Она ушла из Врат Балдура вместе с ним. А ещё Ксан. Но разве он не потерялся где-то по дороге? Абдель вспомнил, как Ксан спорил с гулем Кораком, а затем что-то случилось…
— Абдель, — прошептала Имоэн. Её дыхание холодило его обнажённую грудь. Абдель не помнил, как снял рубаху. Имоэн дрожала, прижимаясь к нему. Он посмотрел на неё. Он был выше фута на полтора. Имоэн начала изменяться, её острые локти подростка округлились, руки стали гладкими, бедра налились, там, где торчали ребра, осталась гладкая, бледная кожа. Её длинные волосы сдуло в лицо Абделю, прямо в глаза. Он испустил слабый смешок и попытался аккуратно её отстранить, но девушка не отпускала.
Имоэн сжимала его крепкие руки всё сильнее и сильнее. Затем прошептала:
— Что со мной происходит?
Абдель снова произнёс её имя, затем моргнул, когда один из её ногтей пронзил его кожу. Из раны засочилась кровь, потекла вниз по пальцу Имоэн и дальше, к её запястью.
— Со мной что-то происходит, — прошептала она, её голос превращался в гортанный, нечеловеческий хрип. Она чихнула, окатив Абделя холодной, как лёд, слюной.
— Имоэн, — сказал Абдель, и когда она не отозвалась, оттолкнул её сильнее.
Возможно, он был единственным мужчиной на всём Побережье Меча, который сумел противостоять её неожиданной сверхчеловеческой силе, но времени радоваться собственной физической форме у Абделя не оставалось. Он зашипел, увидев лицо юной девушки. Правильные черты её лица стали уродливыми и искажёнными, рот превратился в зияющую, полную клыков пропасть. Наружу выстрелил язык, длинный и раздвоенный, как у змеи, и лизнул грудь Абделя. Касание было таким холодным, что крупный мечник задрожал.
Существо, которое недавно было Имоэн, издало звук, от которого Абдель закричал в ответ — как будто их голоса могли бороться друг с другом. Краснеющие глаза Имоэн раздулись, стали в несколько раз крупнее. Их взгляд был испуганным и недоумевающим — но в той же степени голодным и злым. Её дрожащий рот исторг череду проклятий, истекая кровью в тех местах, где бритвенно-острые клыки вжимались в фиолетовую массу губ.
Абдель оттолкнул её дальше. Обнажённая кожа девушки была ледяной, сухой и грубой наощупь, похожей на чешую. Абдель потянулся за спину и нащупал рукоять меча, хотя мог поклясться, что не чувствует ремня, пересекавшего грудь. Меч вышел из ножен со скрежетом металла по металлу, прозвучавшего в унисон звериному, надрывному вою Имоэн. Абдель не думал о том, что собирается сделать с девушкой, которую знал с младенчества, которая на протяжении их общего детства терпела его приступы дурного настроения и периодические жестокие насмешки, с ребёнком, который хотел сопровождать Абделя в его приключениях и которого он отталкивал на каждом шагу.
Абдель обрушил свой меч быстро и сильно. Он отрубил ей голову и закричал, когда голова упала на сухую пожухлую траву Крепости Свечи. И по-прежнему кричал, когда проснулся, оказавшись в новом, на этот раз чересчур реальном кошмаре.


Абдель, может, и стал героем, но в Крепость Свечи он не вернулся. Сначала он увидел свет от жаровни, затем закрыл глаза и почувствовал её жар. Медный котёл, полный раскалённых углей, стоял слишком близко. Он попытался отстраниться, но уже через долю дюйма его голая спина встретила грубую и холодную поверхность стены. Абдель отдёрнулся и снова попробовал отстраниться. Как бы он ни пытался, в эти ускользающие мгновения между сном и реальностью он не мог найти счастливую середину, которой так требовало тело.
Беспощадные железные кандалы висели на его запястьях. Звон цепей, звучавший, когда Абдель шевелился, как будто насмехался над ним. Абдель зарычал — низким, звериным рыком, зародившимся глубоко в горле — и стиснул кулаки.
Он поморгал, заставляя взгляд проясниться, и увидел, как в камеру входит мужчина. Мужчина был невысоким и толстым. Между опоясывающими его ремнями из кожи выпирало слишком много жирной и потной плоти. На ремнях висели инструменты, большую часть которых Абдель не узнал. Странный мужчина встретился с ним взглядом и улыбнулся, демонстрируя единственный жёлтый и неровный зуб на верхней десне. Борода мужчины была неровной — её рассекал глубокий шрам от ожога, который не добавлял ни капли привлекательности или характера круглому лицу своего обладателя.
— Ты проснулся, — медленно произнёс мужчина, чётко выговаривая каждое слово, как будто язык был для него в новинку, или, по крайней мере, не родным.
— Тюремщик… — начал Абдель, но пересохшее горло подвело его, и в глазах проступила влага. Он втянул в себя воздух и закашлялся от дыма из жаровни, обезвоживания и боли от ушиба, которого даже не помнил.
— Хозяин подземелья, — проворковал мужчина, отведя взгляд от Абделя, затем замерев, как будто видел жаровню впервые. Потянувшись, чтобы взять кочергу, свисавшую с крюка на стене справа от Абделя, он добавил: — Хозяин подземелья, а не тюремщик. Это не тюрьма, это подземелье.
Абдель вздохнул, пытаясь поймать пустой, стеклянный взгляд мужчины, но не сумел. Тот был умственно отсталым.
— Как… — прохрипел Абдель, когда мужчина сунул кочергу в пылающие угли и оставил её там. — Как тебя зовут, хозяин подземелья?
Мужчина улыбнулся, но на Абделя не посмотрел.
— Бутор меня зовут, — сказал он. — Меня зовут Бутор.
— Где я? — спросил Абдель, к которому начал возвращаться голос. — Как я сюда попал?
— Дома у моего босса, — растягивая слова, ответил Бутор, кончиком кочерги проводя по дну медного котла. — Мой босс забрал тебя. Не знаю, откуда он тебя забрал.
— Кто твой босс? — спросил Абдель, подозрительно разглядывая кочергу. Он чувствовал, как растёт гнев, и хотя начал смутно вспоминать, что уже пытался вырвать цепи из стены и потерпел неудачу, постарался сохранить голос ровным.
— Кто твой босс? — снова спросил Абдель, когда Бутор вытащил кочергу из горячих углей и провёл ею по груди Абделя. Абдель закричал, почувствовал запах собственной горелой кожи и волос, почувствовал каждый волдырь, каждый обожжённый дюйм плоти, почувствовал боль, которая сама по себе практически была живым существом. Его крик заглушил большую часть ответа Бутора, но Абдель был уверен, что слышал, как тот говорит: «Теневые Воры».
Он ведь не мог оказаться в Амне, правда?


Абдель видел, как Джахейру убил Саревок. Джахейру вернули в мир живых жрецы Гонда по просьбе Анжело, будущего великого герцога Врат Балдура, когда Абдель отправился проливать испорченную кровь своего брата по отцу. Только через день после смерти Саревока Абдель снова увидел Джахейру живой. Она рыдала в его руках, и Абдель, исчерпавший тогда способность испытывать какие-то чувства, просто держал её в объятьях. Они мало спали, хотя и испытывали облегчение. Всё закончилось, но в процессе слишком много было утрачено. Вместо сна они долго бродили по тёмным улицам Врат Балдура. Горожане, купцы, торговцы и солдаты узнавали Абделя и кивали ему, безмолвно выражая признательность. Слухи о зловещих планах Саревока быстро разошлись по городу — Врата Балдура, как и многие другие города, жили слухами.
Той последней ночью они опять гуляли вместе — и оба молчали. Рука Джахейры висела на сгибе его локтя. За каждые два её шага Абдель делал один, и хотя уставшим в битвах коленям было больно от такой медленной походки, он был счастлив, что может идти с ней рядом. Периодически он бросал взгляд на Джахейру, и она улыбалась.
Из теней, как профессиональные похитители, возникли люди. Они заранее окружили Абделя и Джахейру, прежде чем показаться им на глаза. В мгновение ока Абдель осознал, что происходит, и сразу же выхватил меч. В тот самый миг трое похитителей двинулись к нему.
Абдель размахнулся мечом над головой, и его испугал пронзительный визг стали, столкнувшейся со сталью. Резкий рывок вырвал оружие из его рук. Руки продолжали опускаться, быстро и сильно — уже быстрее, потому что меч больше их не замедлял — и легко было изменить направление удара, чтобы тяжёлый кулак вонзился прямо в лицо человека в маске. Раздался громкий треск, и Абдель почувствовал, как ломается нос нападавшего.
Джахейра захрипела. Оглянувшись, Абдель увидел, что человек в чёрной маске схватил полуэльфийку болезненным захватом за шею.
— Я сломаю ей… — начал мужчина, но резко выдохнул, когда Джахейра вонзила ему под рёбра свой острый локоть. Его хватка достаточно ослабла, чтобы она вывернулась.
Абдель бросил короткий взгляд за спину.
Ещё один человек в маске торопливо разматывал чёрную цепь, опутавшую тяжёлый меч Абделя. Абдель сделал к нему два длинных шага, и мужчина с неожиданной скоростью нырнул под первый удар его ноги. Скользнув по влажной мостовой, чтобы избежать левого кулака Абделя, нападавший высвободил цепь и предупреждающе сощурился.
Крупный наёмник лишь улыбнулся и сделал финт. Человек в маске купился на него и хлестнул цепью, целясь в лицо Абделя, но немного не достал. Абдель с силой ударил его левой по рёбрам, вышибив воздух из лёгких. Нападавший рухнул на землю. Абдель успокоил его ударом ноги в голову.
Джахейра выбросила локоть назад и вверх, на этот раз в лицо противнику. Этот тоже рухнул на землю. Джахейра улыбнулась Абделю и хотела подмигнуть, но тут её схватил сзади ещё один похититель.
— Довольно, — с сильным акцентом произнёс голос из тени. — Просто заберите их.
Голос был властным и нетерпеливым, но люди в масках, казалось, никак на него не отреагировали.
Джахейру потащил назад мужчина намного крупнее её, и кровь Абделя закипела, когда он увидел это. Кто-то грубо схватил его сзади, Абдель быстро согнулся, бросая нападавшего через себя. Раздался удар, проклятья и звон металла по камню — кинжал противника вылетел из рук.
Абдель поднял ногу, чтобы ударить его, и голос позади произнёс:
— Баалово отродье!
Голова Абделя повернулась почти так же быстро, как остальное тело, и он оказался лицом к лицу с человеком, осмелившимся использовать это имя — после всего, через что ему пришлось пройти, чтобы избавить Фаэрун от своего брата.
Что-то сухое и поразительно лёгкое ударило Абделя в грудь. Раздался хлопок и в воздухе перед ним повисло облачко лёгкого, похожего на дым порошка. Абдель набрал воздуха, чтобы выругаться, во рту возник резкий, горький привкус, и его потяжелевшие веки захлопнулись.
— Абдель! — крикнула Джахейра.
Абдель зарычал, у него кружилась голова. Он перенёс центр тяжести на другую ногу, чтобы подстроится под неожиданный сильный крен лодки, в которой стоял… но погодите-ка, не было никакой лодки…
Раздался ещё один лёгкий хлопок, и Абдель увидел, как перед лицом Джахейры выросло такое же облачко. Она повернулась к нему, но её глаза просто закатились, и она обмякла в руках человека в маске.
Абдель попытался зарычать снова, но вместо этого просто закашлялся. Он почувствовал чьё-то прикосновение к своей руке, понял, что это не Джахейра, и попытался сжать кулак. Пальцы не гнулись, и он успел лишь подумать, что это странно, прежде чем колени подкосились, и он потерял сознание, не успев даже увидеть взметнувшуюся навстречу мостовую.


Абдель кричал от ярости, раздражения и жажды крови, но не от боли — даже когда Бутор захватил второй ноготь своими щипцами.
— Это тоже будет больно, — проворковал самопровозглашённый хозяин подземелья и с силой дёрнул, вырвав ноготь одним быстрым и жестоким движением.
Абдель крепко сжал зубы и поклялся всем богам, даже тем, которые вряд ли его слышат, что скоро убьёт этого «хозяина подземелья» самым жестоким образом.

Глава 2

Джахейра попыталась закричать, но ее челюсти были туго сжаты железной полосой, не давая ей раскрыть рот даже на долю дюйма. Она лишь могла дышать сквозь зубы и пить воду, но совсем не могла говорить, и хотя чувства подсказывали ей, что она провела в заключение уже по меньшей мере два дня, ее ни разу не покормили. Видимо замаскированные похитители идентифицировали ее как мага, хотя это было и не совсем так. Друид, служащая Леди Леса, Миликки, Джахейра конечно могла призывать божественную мощь для создания маленьких чудес, которых люди называли «заклинания», но она вовсе не была никаким магом. Хотя она вынуждена была признать, что у ее похитителей были все основания заткнуть ей рот. В противном случае она, например, могла бы деформировать древесину двери, не позволявшей ей покинуть эту темную, вонючую камеру, или воззвать к корням, переплетавшимся под ветхими каменными блоками, из которых состояли стены, или хотя бы просто убрать всякую гниль и прочую дрянь из застоявшейся, протухшей воды, которой их тут потчевали. Но увы, для того, чтобы сделать что-либо подобное, она должна была бы иметь «свободу слова», а ее-то как раз не было и в помине.
Джахейра не забыла, как их с Абделем схватили во время прогулки по Вратам Балдура, и предположила, что ее приволокли в то же самое место, что и его, хотя и не видела Абделя начиная с того момента, как очнулась в клетке. Придя в сознание, она увидела двух мужчин. Каждый из них сидел в отдельной клетке. Они могли видеть друг друга, могли разговаривать, но содержались обособленно.
Одни из них был странным, коренастым, хорошо сложенным человеком с длинными рыжими волосами и клочковатой русой бородкой. Судя по всему, он откопал где-то какую-то маленькую крысу или большую мышь и держал ее в качестве компаньона. Джахейра покосилась на болтливого сумасшедшего со смесью опасения и жалости. Она не боялась, что он мог как-нибудь повредить ей — они ведь были в разных клетках, в конце концов. Нет, Джахейра боялась, что сама закончит также. Если она долго будет взаперти, где не с кем перекинуться парой слов, то где гарантия, что она не станет похожей на этого бедного дурака?
— Все в порядке, Бу, — пробормотал рыжеволосый человек своему компаньону-грызуну. Он заметил пристальный взгляд Джахейры и прежде чем она поняла, что смутила его и отвернулась, она увидела зубчатый, плохо затянувшийся шрам, протянувшийся чуть ли не по всей правой стороне его головы.
«Здорово ему досталось, — подумала Джахейра, — неудивительно, что он так себя ведет. Но шрам то не успел затянуться, значит, он здесь сравнительно недавно и…»
— Хорошенькая же компания подобралась, а? — прервал ее размышления второй заключенный, очевидно заметив, как она посмотрела на рыжего. — Молчаливый грызун, болтливый сумасшедший, я и ты.
Джахейра безучастно посмотрела на него, не зная, что ответить. Впрочем, невозможность говорить спасла ее от необходимости придумывать ответ. Обратившийся к ней заключенный был странно выглядевшим человеком, с почти эльфийскими чертами, хотя эльфом он явно не был. До этого Джахейра только раз видела другого такого же человека: женщину Тамоко, любовницу Саревока. Абдель сказал, что Тамоко родом из Кодзакуры, которая находится к востоку от бесконечного Хорделенда. Этот был, конечно, человеком, но кое-чем все же отличался от Тамоко. Его лицо было более круглым, более мягким, так же как и его тело. Он выглядел упитанным, но не жирным, сильным, но не мускулистым. Одет он был в простую черную блузу и широкие черные брюки, униформу, мало чем отличавшуюся от тех нарядов ее похитителей. По этой, а также ряду других причин, Джахейра решила, что доверять ему не стоит.
— Эх, если бы мое имя было Бу, — попробовал пошутить кодзакурец, — то я точно был бы в более лучшей ситуации.
Она пробовала выжать улыбку, но поняла, что в ее положении это было больше похоже на усмешку. «Хотя, — подумала Джахейра, — усмешка в этой ситуации действительно была бы более уместным ответом».
— Я хочу убраться отсюда, Бу, — обратился рыжеволосый человек к своему маленькому другу.
Грызун промолчал, но зато вместо него ответил кодзакурец.
— Действительно, Бу, — громко сказал он, — вытащи нас от…
Его прервал резко лязгнувший замок и дверь с треском распахнулась, посылая громкие, почти болезненные волны звука через всю тесную камеру. В открывшийся проем хлынул яркий, трепещущий свет факела, заставив Джахейру прикрыть глаза. Тот же самый жирный, вкрадчивый полуорк в кожаных доспехах, который время от времени приносил им воду, протиснулся в камеру с чем-то на плече. Большой тюремщик с трудом справлялся с тяжелым грузом и Джахейра быстро поняла, что это был человек, а затем поняла, что это был не кто иной, как Абдель.
Она попыталась позвать его по имени, но смогла только застонать под железной скобой на подбородке. Тюремщик остановил и слегка дернул плечом, поправляя свою ношу, которая вдруг взорвалась движением, заставив Джахейру, с ужасом созерцавшую его рассыпавшиеся по спине пропитанные кровью волосы, остолбенеть от удивления. Тюремщик, теряя равновесие, начал заваливаться назад, когда Абдель всем своим немаленьким весом навалился ему на плечо, а когда Абдель вдруг соскользнул с его плеча и врезал ему ногой в грудь, у тюремщика не осталось никакого выбора, кроме как с тяжелым грохотом распластаться в грязи на полу. К несчастью для тюремщика, руки Абделя были связаны спереди и он, не теряя времени, на практике объяснил невезучему полуорку, почему таким как он нельзя связывать руки спереди.
Придя в себя от удивления, Джахейра поняла две вещи: во-первых, она не хочет, чтобы Абдель убил этого жирного урода, и во-вторых, что она вряд ли сможет этому помешать. Отчаянно пытаясь придумать, как остановить Абделя, Джахейра заметила многочисленные порезы и ожоги, в изобилии покрывавшие его тело. Тем временем Абдель быстро опустился на колени. Джахейра задохнулась при виде того, как огромные руки Абделя опустились и сжали горло полуорка в стальном захвате.
Почему Джахейра хотела, чтобы Абдель остановился? Этого она не знала, просто не хотела, чтобы он убил из мести, когда убийство не являлось жизненно необходимым. Или оно было необходимо?
За долю секунды перед тем, как схватить тюремщика за глотку, Абдель мельком заметил Джахейру и, решив удостовериться, что глаза его не подводят, быстро осмотрелся по сторонам. Их глаза встретились, и Джахейра к своему удивлению заметила слабую желтую вспышку, внезапно промелькнувшую в глазах Абделя. Она поняла, что он заметил железную скобу на ее голове. Она понятия не имела, через что он прошел и не могла знать, что он думает по поводу того, что сделали с ней. Ей совсем не хотелось, чтобы он подумал что-то не то и взбесился окончательно. Поэтому она распахнула глаза пошире и попробовала издать протестующий крик. В какой-то степени у нее это получилось.
Абдель конечно не понял ни слова, но та часть ее лица, которую не закрывала скоба, достаточно ясно объясняла ее просьбу, и Абдель быстро ослабил захват. Он сжимал шею тюремщика, не пытаясь сломать ее, и тюремщик, едва успев вздохнуть, потерял сознание.
— Джахейра, — прошептал Абдель, предпринимая попытку избавиться от веревки, которая крепко стягивала вместе его запястья.
Она закрыла глаза и качнула головой в надежде, что он поймет. Абдель прекратил попытки освободить руки и двинулся к ней. Выглядел он ужасно. Его грудь и бедра были испещрены фиолетовыми пятнами ожогов и кровь сочилась из более чем двух дюжин небольших порезов. Он подошел к ее клетке и запустил руки вовнутрь. Джахейра не раздумывая скользнула ближе к нему, прижавшись всем телом к прутьям решетки. Слеза скатилась вниз по ее щеке, и она закрыла глаза, когда он наклонился к ней. Она почувствовала ласковое прикосновение к своему плечу, затем услышала громкий металлический лязг, свидетельствующий о том, что он всерьез взялся за ее кляп, почему-то игнорируя тот факт, что она все еще в клетке.
Абдель, выругавшись, осторожно, но сильно разгибал кляп, стараясь не свернуть Джахейре шею. Наконец раздался резкий скрип, потом треск и железная полоса, охватывавшая подбородок Джахейры, отвалилась со звоном. Не теряя времени, Абдель взялся за дверцу ее клетки. Мускулы, узлами покрывавшие его мощные руки, на мгновение напряглись, и дверца клетки была вырвана вместе с петлями. Куски железа загремели по каменному полу, аккомпанируя своим звоном страшному грохоту упавшей дверцы, которую Абдель небрежно отбросил в сторону.
изумленно воскликнул кодзакурец. — Теперь освободите нас!
Абдель проигнорировал его, мягко взяв Джахейру за подбородок своими все еще связанными руками.
— Он..? — спросил Абдель, и желтый свет на мгновение вернулся в его глаза.
Джахейра открыла рот, чтобы ответить, но ее челюсть болезненно щелкнула. Ответить удалось только со второй попытки.
— Нет, нет, он просто оставил меня здесь с этими двумя, — тихо сказала она. — Я не знаю, кто они.
Абдель мельком посмотрел на других заключенных, затем повернулся к Джахейре.
— Возьми ключи, — подсказала Абделю Джахейра. — Возьми ключи у тюремщика.
Абдель мрачно улыбнулся.
— Повелитель подземелья, — хмыкнул он, доставая ключи.
Он собрался было отпереть клетку кодзакурец, но Джахейра остановила его.
— Во имя Леди Леса, властью верховного следопыта, мощью дочери Сильвануса, — закрыв глаза, произнесла она.
Абдель почувствовал, что прохладная волна прошлась по его телу, и когда он машинально коснулся груди, то с удивлением обнаружил, что не чувствует боли от порезов — впрочем не удивительно, ведь никаких порезов на нем больше не было.
— Я и не знал, что ты так можешь, — потрясенно прошептал он.
— Я не так уж часто прибегала к помощи Миликки, — краснея, призналась Джахейра, — и стараюсь как можно меньше делать это на людях.
— Это всё очень интересно, молодая леди, — подал голос из своей клетки кодзакурец, — но я и мой дражайший товарищ по заключению все еще надеемся поучаствовать в этом побеге, который вы тут затеяли.
Абдель покосился на улыбающуюся Джахейру и открыл его клетку.
— Премного благодарен, уважаемый господин, — преувеличенно вежливо поклонился тот, выбираясь из клетки. — Я — Йошимо с Далекого Востока, мои новые друзья.
Абдель удивленно хрюкнул при виде стоящего перед ним человека, который, выпрямившись, оказался всего на два фута ниже его макушки.
— Я Джахейра, — произнесла полуэльфийка-друид, с наслаждением потягиваясь и разминая затекшие, ослабленные голодом мускулы, — а это Абдель.
Она не потрудилась пронаблюдать за реакцией на ее имя или на имя Абделя, так как была слишком занята, пытаясь привести в норму свою воспалившуюся челюсть и разминая ноги.
— Вот и все, Бу, все в порядке, — несколько раз подряд пробормотал рыжеволосый человек, пока Абдель отпирал его клетку. Огромный наемник был немало озадачен таким поведением заключенного.
— Кто-нибудь из вас знает, как отсюда выбраться? — поинтересовался Абдель.
Джахейра молча пожала плечами, а Йошимо вопросительно покосился на рыжего, как будто был уверен, что тот знает ответ.
Рыжий удивленно пожал плечами.
— Может это? — спросил он, указывая на единственную дверь, ведущую из помещения.
Джахейра позволила себе рассмеяться и направилась к двери; Абдель и остальные потянулись за ней.


Выйдя в дверь, они обнаружили, что оказались чуть ли не на поле боя.
Четверо сбежавших заключенных следовали на звуки сражения, с тех пор как установили, что попросту заблудились в лабиринте узких петляющих туннелей, которые путали чувство направления даже у Джахейры. Рыжеволосый человек, казалось, все еще не обращал внимания ни на что кроме грызуна, которого он нес в сложенных чашечкой ладонях. Время от времени он спрашивал животное, разумно ли повернуть за этот угол, безопасно ли подняться по лестнице, мудро ли проходить через некоторые двери. Никто кроме него не слышал ответов грызуна, но он неизменно следовал за остальными убегающими заключенными.
Они вошли в широкое помещение с низким потолком, в центре которого стоял огромный, похожий на опухоль, оранжевый кристалл. Одетые в черное люди сцепились в схватке с другими одетыми в черное людьми и ни одна из сторон никак не могла взять верх. Все были так увлечены схваткой, что поначалу никто вообще не заметил их присутствия, и даже когда некоторые из сражающихся заметили их, все равно они были слишком заняты, чтобы сделать или сказать что-нибудь.
— Ну не знаю — может лучше было бы сидеть в клетке, — сумрачно прокомментировал ситуацию кодзакурец.
— Туда! — крикнула Джахейра, указывая на дверь с другой стороны помещения.
— Это нам подойдет, Бу? — поинтересовался рыжеволосый у грызуна.
— Похоже, это единственный выход, — высказался Йошимо, положив руку на плечо чокнутого.
— Бу говорит, что нам туда, — отозвался тот, впервые обращаясь к кодзакурцу.
Один из людей в черном с криком упал на землю всего в дюжине шагов перед ними. Два ассасина, которые весьма профессионально выпотрошили его, резко повернулись к небольшой группе беглецов и стали быстро приближаться, угрожающе занося мечи.
Джахейра закрыла глаза и воззвала к Миликки, но все-таки успела заметить, как Абдель выдвинулся вперед, принимая вызов ассасинов. Джахейра, не теряя времени, достала крошечную веточку, которую она выдрала из стены в камере с клетками и спрятала под порванной блузой. Корень начал расти в ее руке, и она улыбнулась ощущению, возникшему при этом в ее ладони. Не больше чем через пару мгновений в ее руке уже был меч из полированного дерева с мерцающим лезвием, которое, видимо, было куда как острее любой бритвы.
— Что теперь? — крикнул рыжий как раз в тот момент, когда Джахейра увернулась от боевого молота, летевшего на нее слева.
Обладатель оного молота был задрапированный в черное ассасин, в глазах которого странно смешались страх и жажда крови. Джахейра отступила на пару шагов, выиграв достаточно времени, чтобы сгруппироваться и поднять свой деревянный меч как раз вовремя, чтобы отразить очередной тяжелый удар боевого молота. Затем она резко перевела меч вниз и нанесла быстрый удар сначала по левому колену ассасина, а затем по правому, и человек, подобно мешку влажного риса, рухнул на пол.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.