Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48485
Книг: 121100
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Одержимость. Книга вторая» » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

— Что ж ты, сучок, ни разу «маляву» мне не прислал? Неужели так похеру было? — Илья всё больше узнавал своего брата. Тот же «оторви и выкинь», что и много лет назад.
— Да не по херу, Илюх! Не хотел тебя подставлять. Ты вон как себе дорогу прогрызал в этом аду! Я всё знаю… Какое место в Госдуме, если брат за убийство сидит?
— Ладно. По ходу дела разберёмся. Поживи на квартире той, пока я тебе документы освежу.
Андрей хотел было заартачиться, но в этот момент дверь кабинета распахнулась и к ним забежала запыхавшаяся Алиска, а за ней уже весь замученный дочерью Бугай.
— Клёстный! — малышка почти было пронеслась мимо Андрея, чётко держа курс на Илью, но внезапно остановилась и перевела взгляд небесно-голубых глазок на Андрея. Затем посмотрела на Илью и снова на его брата.
— Иди сюда, Кнопка! — засмеялся Илья и, поднявшись с кресла протянул руки крестнице. — Ух ты, тяжёлая какая, — наигранно закряхтел, поднимая девочку на руки.
— Дядя Илюса, а это кто? — удивлённый этим чудом природы ребёнок тычет пальцем во второго дядю, что выглядит точь в точь как крёстный.
— Это мой брат, Кнопка, — Илья целует розовую щёчку Алисы, пока та, сунув в рот указательный пальчик, пытливо рассматривает Андрея.
— Ну, здравствуй, Женёк! — мужчина поднялся с дивана и бесхитростно улыбнулся старому другу.
Бугай же застыл как вкопанный. Он, конечно, знал о чудном «воскрешении» Змея, но, положа руку на сердце или куда ещё, не верил в это. Не верил, но уверять в своих ничем неподтверждённых сомнениях Илью не стал. Мало ли…
И тут это двухметровое «мало ли» стоит прямо напротив и ухмыляется той самой улыбкой, которую Бугай знал почитай с детства.
— Братан… Бля… — шок Жени был настолько велик, что тот даже забыл о присутствии дочери.
— Да я, я! — старший Ворохов по-братски обнял друга. — Думал, что я подох, да? Не дождётесь!

* * *

Первый рабочий день для Иры выдался крайне трудным. С раннего утра её рвало так, что после третьего «захода» уже думалад — помрёт.
Знакомство с персоналом и рабочим инвентарём не заняло много времени и уже к обеду девушка принялась выполнять свои прямые обязанности.
Начисто вымыв пол на двух выделенных ей этажах, устало облокотилась о стену и стёрла со лба капельки пота. Тяжеловато. Но она справится. Привыкнет. Должна.
Это, конечно, не с Алиской в куклы играть… При мысли о девочке сердце защемило, а в глазах защипало.
Как она там, её маленькая лапочка?
А Женя? Ищет ли её? Думает о ней?
Или забыл уже?
Захотелось домой. К ним, к родным, к семье… Но нельзя… Ни в коем случае нельзя. Иначе Дикарь таки задушит её своим авторитетом и она поддастся… Убить своего малыша? Да сейчас! Пусть хоть обделается с пеной у рта, а не будет этому козлу такого счастья! Для себя родит, сама и вырастит.
А здесь ей будет тяжело, да, но живут же люди и так. В конце-концов, она не в царских пенатах родилась и в Москву приехала не от сытой жизни. Работала официанткой и санитаркой поработает.
Только вот токсикоз всё сильнее и чаще донимал её, лишая последних сил.
— Ирка, ты прямо как энерджайзер! — навстречу ей стремительно шагал Саша. — Я её по всей больнице ищу, а она уже со шваброй ускакала на второй этаж! Прыткая ты, — подошёл ближе и оглядел всё вокруг. — И чистюля какая… Не зря тебе жизнь спасал, чувствовал, что ты умничка.
Цветочкина устало улыбнулась. Вот почему Женька не может быть таким, как этот Саша? Ответ всплыл в подсознании сам собой: «Да потому, что он Дикарь! За это ты его и полюбила!». Мысленно влепила затрещину своему внутреннему голосу, но согласилась с ним. Чего ж тут скрывать…
— А я на метле сюда прилетела, так что не тешь себя иллюзиями, Сань, — нашла в себе силы отшутиться и покачнулась.
— Тихо, тихо! — Александр подхватил её и прижал к себе, опасаясь, что девушка просто рухнет. — О, похоже, кто-то перестарался с уборкой-то. Ну-ка, пойдём ко мне в кабинет, надо тебя в чувство привести. Заодно давление смерим, что-то ты бледная слишком.

* * *

Арина нехотя поднялась с кровати и побрела в ванную, шаркая ногами, словно старушка. Нет сил двигаться, нет сил дышать… Ничего. Пройдёт. Всё забудет и будет жить дальше. В конце-концов, он её муж. Имел право. Своё чёртово бандитское право, которое сам же себе и дал!
Она сама подписала себе приговор в ЗАГСе. Чего теперь жаловаться? Да и не кому. Родители её не слышат, полностью доверяя Ворохову. Цветочкиной сейчас не до неё. Хотя, конечно, не мешало бы ей по «мордасам» съездить за такой «добрейший» совет.
Но, в принципе, она сама виновата. Кто её заставлял так шутить с Ильёй, заведомо зная, что будет… Разумеется, Арина была готова… Готова к ремню, к пощёчине, на худой конец к заключению «под стражу». Но не к этому…
Как он мог? Так втоптать её в дерьмо! Унизить, растоптать! И это после того, как изменил ей! И есть подозрения, что уже неоднократно.
Она никогда не делала минет… И теперь хорошо понимала почему. Если так выглядит его месть, то ей и даром не надо мужчина, такое себе позволяющий. Пусть забирает этого мудака себе та брюнетка, которую он так страстно имел.
Упёрлась руками в раковину и взглянула на себя в зеркало. На шее и скулах остались отметины, что уже потемнели и превратились в синяки. На шее засос, словно метка, оставленная Зверем. А под глазами пролегли тени.
Девушке даже казалось, что за эту ночь она постарела. Бред, конечно… Но видок тот ещё.
А что же будет, когда Ворохов узнает, кто именно был «Ваней». Да он просто убьёт её. Живого места на ней не оставит. Хоть и не бил он её… Но лучше бы побил. Чем так…
У неё теперь только один выход. Бежать. Бежать так далеко, чтобы не догнал. Туда, где не сможет найти. И не говорить никому… Даже родителям. Просто исчезнуть.

* * *

Мужчины в непринуждённых позах негромко обсуждают какие-то свои дела, иногда отвлекаясь на девочку, что, закусив язычок, старательно что-то рисует на руке отца. Тот уже смирился и даже не противится, что несомненно положительно действует на вдохновение ребёнка и к татуировкам со смыслом постепенно прибавляются невнятные закорючки.
— А Цветочкина твоя где? — Илья кивает на Алису, потягивая ароматный напиток.
— Ушла, — Бугай вздохнул. Внутри так паршиво и тошно, словно не только Лисёнка бросила эта стерва, но и его.
— В смысле ушла? Ты чё, Женёк? Как это ушла? От мужчин не уходят, — мрачно произносит Андрей, глядя друг в глаза. — Найти и домой! Ты чё, бабу воспитать не можешь что ли?
Андрей был из тех мужчин, которые отдельное мышление и желания женщин не признавали в принципе. Впрочем, этим они с Ильёй тоже не отличались.
— Не знаю. Возможно нам будет лучше по отдельности, — потёр глаза и погладил по голове дочь, отгоняя от себя образ Иры.
Красивая сучка. Соскучился. По ласке её кошачьей. По характеру строптивому.
— А ничего, что она ребёнка твоего ждёт? — Илья нахмурился.
Представил на секунду, что он отпускает вот так Арину… Нет. Ни за что. Никогда. Лучше сразу в петлю.
— Ещё и беременна? Ну, Жень! Тут вообще не может быть вариантов. Никаких, — поддержал брата Андрей. — Кстати, Илюш, ты когда меня с невесткой познакомишь? Не по родственному как-то, — заулыбался «Вороховской» ухмылкой.
— Погоди ты… У нас тоже сейчас не лучшие времена, — передёрнуло от мысли: «А будут ли лучшие?» — Не до этого сейчас, Андрюх.
— Да вы что как тёлки разнылись тут? — старший Ворохов включил «грозного брата», что ранее имело не абы какой эффект. — ОПГ управляли столько лет, а матрёшек своих построить не можете?
— Клёстный, а тётя Алиша на тебя до сих пол злится? — внезапно подала голос малышка, явно заинтересовавшаяся разговором взрослых, и когда обнаружила, что все взоры устремлены на её маленькую, но очень важную персону, продолжила:
— Ей оцень не понлавилось, сьто ты длугую тётю целовал.
Глаза всех троих полезли из орбит.
— Кнопка, а теперь поподробнее расскажи мне, — «неверный» крёстный аж на стол лёг, заглядывая в лицо малышке.
— Мы ходили в гости с мамой и тётей Алишей, а там ты, целовал класивую тётю. А потом тётя Алиша плакала, а мама её лугала и они договолились, сьто плохую тётю надо выгнать… А потом мама лугала папу и тозе плакала, — Алиса, наконец-то услышанная взрослыми, теперь просто не могла остановиться, в захлёб вещая о прожитом ранее дне, что ярко отразился в её памяти во всех подробностях.
Было рассказано дядям и о том, как девушки бежали со злосчастной квартиры, где Илья предал Арину, и о том, как страдали они из-за своих неблагодарных мужчин, и даже о том, как договорились отомстить…
Илья же мрачнел с каждой секундой сбивчивого детского рассказа. Когда Алиса замолчала, с любопытством взирая на взрослых, в помещении повисла гнетущая тишина.
— Ребят, эту «тётю» я, судя по всему… Целовал? — Андрей вопросительно уставился на брата, на что тот кивнул.
— Жень, ты номер «Ванечки», что моей Арине писал пробил? — Илья мысленно умолял Господа, чтобы этот случай не оказался… «Разводом».
— Илюх, ты только не нервничай, ладно? — Бугай наконец-то понял, в чём тут дело, да впрочем, не он один.
— Чей телефон, Женя?!
— Ирки моей, Илюх… Слушай, я понимаю всё, но ты не забывай — она моя женщина, причём беременная. Я сам с ней разберусь, — конечно, Дикарь та ещё бесчувственная скотина, но за свою бабу должен держать ответ каждый мужик, что бы у них не происходило.
— Выйдите все, — севший, стальной голос Ильи открыто предупреждал об опасности и гостям пришлось выполнить требование.
— Не угомонился ещё? — Бугай возвратился к кабинету спустя полчаса, но грохот за дверью, казалось, стал ещё громче.
— Неа, — Андрей скучающе зевнул.
Для него не в новинку видеть брата в ярости, сам был такой же, когда дело касалось любимой женщины, поэтому, собственно, и сторонится серьёзных отношений уже давно.
— А мелкая где?
— Анджела занимается, — Синицын в нерешительности вертел в руках свой мобильник.
— О, Анджела-то умеет занимать, — старший Ворохов многозначительно улыбнулся. — Только не детей. Жень, заканчивай тупить. Ты знаешь хоть, где твоя сейчас ошивается?
— Да. Нашли пацаны ещё утром, — глядя на Евгения, можно было предположить, что он грустит, что само по себе уже странно.
Никогда он не убивался по бабам. Просто пользовал и на следующий день забывал. Даже уход мамаши-стриптизёрши его абсолютно не расстроил. Но, конечно, поймай он её, выдернул бы ноги. Не за себя. За дочь.
Сейчас же, Синицына просто убивало то, с какой лёгкостью слилась Цветочкина. Хотелось взять её за длинные кудри и отходить по сочной жопе так, чтобы неделю сесть не смогла.
А жопа-то у засранки, что надо. Да и не только эта часть тела привлекала в Ире Бугая. Он позволил себе привыкнуть к ней. Очень зря. Нельзя пускать баб ни в сердце, ни в голову, иначе, они там совьют своё гнездо и засрут всю жизнь своим помётом, очень быстро превратив мозги мужика в кисель.
— Ау, Жень! Ты чего залип? Я тебе говорю, езжай и забирай её домой. Позволишь один раз гульнуть — потом не угомонишь. Мелкую здесь оставь, присмотрим. А я пока брата успокою, что-то разошёлся он не на шутку, — резко распахнул дверь и вошёл туда, где на данный момент добровольно не захотел бы оказаться ни один здравый человек.
— Вот же блядство, — и куда только он сунул свою башку?
Жилось ведь нормально! Нет, надо было эту стерву к себе притащить. И не избавиться теперь от мыслей о ней. Дошло до того, что по ночам являться стала. Это недостаток хорошего траха, Бугай. Определённо. Иначе, как объяснить подобную чертовщину?
Ещё немного и у него крыша поедет, вон как у Илюхи. Рвёт и мечет из-за пигалицы.
Вздохнул, снова достал «трубу». Сообщение от мобильного оператора, что данный (охреневший) абонент в сети, пришло ещё утром, но позвонить он так и не смог.
Чтобы там не говорили мужики, а ему надо попросить прощения у этой курицы. Его косяк — значит извинится, чёрт с ней. Ну, а потом вкатит ей по полной, чтобы неповадно было.
Разумеется, Синицын понимал, что извиняться по телефону удел трусов. Всё-таки надо встретиться с ней. Опять же, выписать «люлей» по мобильному не получится.
— Поехали, — буркнул сам себе и уверенно зашагал к выходу.

* * *

Арина, закинув в сумку кошелёк и пару дорогих сердцу вещичек, накинула пальто. Ещё раз остановилась у зеркала и тяжко вздохнула.
Конечно же, ей не выйти из дома, оставшись незамеченной, о чём более, чем красноречиво говорили пара джипов, забитых до отказа бандитскими приспешниками, прямо под окнами их дома.
Но что, если выйдет не она, а кто-то другой? К примеру, какая-нибудь дряхлая старушка? А что, это вполне неплохая идея. Вряд ли эти ходячие тюбики тестостерона догадаются. Им бы только кулачищами махать.
Стащила с себя пальто и нырнула в гардеробную в поисках подходящей одежды.
— Вась, ну ты дебил! Я же просил со свининой бутерброд, а ты с тухлятиной какой-то приволок! — парень с омерзением отшвырнул пакет с фастфудом на заднее сиденье. — Бля, домой бы сейчас. Пожрать по-человечески хоть.
— Сегодня у нас грузинское блюдо, Антох. Называется «Жричодали»! — заржал напарник «гурмана». — Шеф сказал глаз не спускать, а то бошки поотшибает.
Под противное пищание домофона дверь подъезда открылась и на улицу вышла сгорбленная старуха.
Парни притихли, наблюдая, как несчастная женщина медленно, опасаясь поскользнуться, передвигается к тротуару.
— Кончай скалиться. Помочь надо бабусе, видишь, еле ползёт, — Антон резво выскочил из машины и отправился к старушке. — Эй, бабуль, погоди, я тебе помогу.

ГЛАВА 5

Мужчина трясущимися руками поднял чашку с травяным отваром и поднёс её к губам. Тут же уловил неприятный запах и, скривившись от омерзения, поставил лекарство обратно.
— Сколько ещё я должен пить это дерьмо? — слабый голос ещё совсем молодого мужчины говорил о серьёзных проблемах со здоровьем. Да и внешний вид его был не лучше.
— Тимур Ринатович, я вас прошу, давайте обойдёмся сегодня без этих трагических возмущений. Ты ведь знаешь, что в итоге, всё равно придётся выпить отвар, — девушка мило улыбнулась своему шефу и устроилась в кресле напротив.
— Я уволю тебя, Инна, слышишь? Скоро окончательно ты меня достанешь и я тебя точно уволю, — замученно проворчал Тимур, но чашку таки взял.
— Не уволишь, Мурзик, я тебе нужна как воздух, — «пропела», покачивая ножкой.
— Блядь! Я сколько раз просил не называть меня так! — он с силой, какая только имелась в слабых мышцах, запустил чашкой в девушку, но та лишь хмыкнула, ловко уклонившись от летящего «снаряда».
Ей не впервой. И пострашнее предметы летали в её голову.
— Лучше скажи мне, что там с Вороховым? Информация о его брате подтвердилась? — раздражённо стряхнул со своей руки капли лечебного отвара.
— Да… Илюшенька теперь стал ещё сильнее, — она закусила губу, вспоминая мужчину, от взгляда которого стынет в жилах кровь, а сердце в груди замирает.
Инесса невыносимо скучала по его горячему, сильному телу, взрывному нраву, по татуировке, что олицетворяет его самого и даже по шраму, что был её фетишем… Прошло уже столько времени, а она никак не может забыть жарких ночей с бывшим мужем, наигранно «охая» под слабым тельцем Тимура.
У них так быстро и славно всё началось… А теперь он с другой. Забыл её совсем. Словно и не было Инны в его жизни.
— Мало мне было одного Зверя, так ещё и братец явился, — Тимур мстительно прищурил свои тёмные глаза и потянулся за мобильным. — Змея нужно убрать. Ни к чему нам лишние проблемы. А этот ублюдок умеет их доставлять.
Инна закрыла глаза. Как бы и ей не лишиться жизни, играя в игры криминальных авторитетов. Ильи ведь рядом нет больше… Не спрятаться ей за его широкой спиной.

* * *

— Ир, а как давно у тебя недомогание? Ты регулярно питаешься? — Саша решил всеми правдами и неправдами выпытать у девушки причину её плохого самочувствия, но та упорно молчала, поджав губы.
— Ирочка, милая, я же тебе не враг. Скажи мне, что с тобой этот псих делает, а? Ты ведь даже сбежала от него впопыхах… Без денег, без жилья… — Саша присел рядом и ободряюще приобнял Цветочкину за плечи. — Поговори со мной.
Кто знает, что так повлияло на девушку… Возможно, это всё гормоны, а может, просто человеческое, тёплое отношение врача, уже единожды спасшего ей жизнь, а теперь абсолютно безвозмездно помогающего наладить эту самую жизнь.
Ира просто уткнулась в мужское плечо и зарыдала.
Стало вдруг так больно, словно ей опять воткнули в грудь нож.
Обида нахлынула так сильно, что слёзы полились из глаз ручьями, а в лёгкие перестал поступать кислород.
И она заговорила. Рассказала мужчине всё, что накопилось в измученном сердце, выплеснула на чужого человека все свои страхи, опасения и боль.
Больше не могла терпеть. Слишком тяжело. Слишком всё хреново.
Александр же, с присущим одному ему пониманием и добродушием, выслушал бедняжку, поглаживая её по спине.
— Ирочка, милая, не плачь, не нужно. Я бы сказал, что он этого не стоит, но ты ведь не поверишь… Любишь его, это видно даже без слов. Но отношения с ним не дадут тебе ничего из того, чего ты заслуживаешь. Он никогда не будет к тебе относиться по-человечески. Он животное, понимаешь?
Ира знала это. Знала, что Дикарь не любит её. Знала, что для него она лишь домработница и нянька, которая по наивности своей ещё и ноги раздвинет, лишь бы ему хорошо было.
Но как приказать сердцу замолчать? Цветочкиной никогда не доставляло хлопот заглушить голос разума, а вот душа… Ведомая любовью, она способна сотворить любую глупость. Как жаль, что это не принесло никаких результатов.
Дикарь и думать о ней забыл. Как будто не он ласкал её по ночам и горячо шептал на ушко, что она его Цветок.
— Так больно, Сань. Так тяжело, — Ира всё сотрясалась от рыданий, впервые в жизни показывая постороннему мужчине свои слёзы.
Александр приподнял её лицо за подбородок и, взглянув в её глаза, не удержался… Впился своими губами в её, утопая в запахе ароматного Цветка.
Ира тут же отпрянула от него, словно кипятком её окатили.
— Сань, ты чего? С ума сошёл что ли? Я Женьку люблю! Каким бы мудаком он бы не был, любить всё равно буду! И ребёночек у меня от него родится, от любимого! — голос девушки стал ледяным, как будто и не она только что на его плече плакала.
— Ириш, не могу я… Сколько забыть тебя пытался… Сколько мучился, а всё зря. Не выходишь из моей головы уже столько месяцев. А как позвонила мне, я чуть от счастья не умер, Ириш! Ты не думай, мне не надо одноразовых отношений! Я и женюсь и ребёнка как своего приму!
Пока Цветочкина оторопело хлопала длиннющими ресницами, Саша притянул её к себе и снова прижался губами к алым устам.
В этот же недобрый момент распахнулась дверь ординаторской и на пороге, как чёрт из табакерки, возник Дикарь.
Девушка попятилась назад и явно не от Саши. Страшно. До жути. Стоит только взглянуть на разъяренного — нет, не Бугая — льва!
— Как это, сука, мило! — Синицын с характерным хрустом размял костяшки пальцев.
Цветочкина проглотила комок в горле, но он вернулся обратно. Сашка ведь целовал её… А Женя зашёл как раз в эту секунду!
Бежать? А куда? Он дверной проём, как шкаф закрывает. Свалиться на пол, прикинувшись мёртвой?
Но, чёрт побери, как же приятно! Он ревнует! Впервые Ира видит его ревность… И если бы не было так страшно, то было бы очень хорошо.
С диким оскалом, абсолютно ничем не напоминающем улыбку, он захлопнул дверь и шагнул к «парочке».
Ира практически растеклась лужицей и не только от страха. Нет.
Он пришёл. За ней. За ней ли? Она очень надеется, что да. Иначе, будет обидно…
— Женишься прям? Бля, да ты герой! — гора напряжённых мышц с нескрываемой угрозой надвигалась на худенького врачишку и Ира было подумала, что надо бы притащить каталку.
Разумеется, она всё ещё злилась на Сашу, но смерти ему не желала, а именно такой исход для доктора полыхал в глазах Жени. А ещё насмешка. Он доволен или горд? Чем?
— Тебя не учили стучаться, Женя? — Саша шагнул ему навстречу.
Самоубийца!
Девушка всё так же тихо стояла в стороне, отчаянно надеясь, что гнев Дикаря её обойдёт. Волны негатива, что исходили от него крайне настораживали, если не сказать — повергали в ужас.
— Стучаться, пока ты в моей больнице мою бабу тискаешь? Ладно. Сейчас постучусь, — Цветочкина вскрикнула когда кулак Бугая, размером со строительный молот, обрушился на лицо Саши.
Послышался хруст и несчастный доктор, словно снесённый невидимой волной, улетел на добрых полтора метра. Может, и дальше улетел бы… Да стена помешала.
— Женя, Женечка! Не надо! — Цветочкина бросилась к Дикарю, мысленно прощаясь с жизнью.
Сейчас и ей достанется так, что не унесёт.
Евгений медленно повернул голову в её сторону.
— С тобой я разберусь позже. В машину. Бегом, — бросил ей ключи и снова повернулся к Александру, что силился встать с пола, обливаясь кровью, что била фонтаном из сломанного носа.
— Жень, пожалуйста! — девушка вцепилась в руку мужчины. — Давай уйдём!
— Ты оглохла что ли? — он рявкнул так, что задрожала не только Ира, но, казалось, и стены помещения.
В подсознании ожили страшные картинки, где Дикарь держит пистолет у её виска. И она сбежала. Трусливо поджав мнимый хвост, как последняя дрянь…
— Так что, Санёк? Делать-то что будем, а? — Синицын окончательно потерял контроль, пиная еле живое тело врачишки. — Знаешь, гондон, что бывает с теми, кто трогает чужое? — ещё один удар носком ботинка под дых. — Ты что, бессмертным себя возомнил? На готовенькое потянуло? — удары продолжались, а доктор лишь беспомощно хрипел.
— Не трогай её… Это я… Поцеловал… Сам, — кашляя и сплёвывая кровь, Саша всё ещё пытался подняться.
— А я знаю. Мой Цветок, конечно, дура та ещё, но не блядь. Думаешь, я заделал бы ей ребёнка, если бы был уверен в обратном?
И не важно, что это вышло случайно. И плевать, что раньше он считал Ирку именно шлюхой. И вообще похрену, что она дел опять наворотила.
Одно сейчас сдерживало Бугая от убийства на почве ревности. Её слова. О нём, о мелком, которого она от него понесла. О том, что любит его, Дикаря.
И больше Женя не жалел о том, что в порыве страсти кончил в неё. Не жалел о том, что приволок её в свой дом. И даже не сокрушался по своей свободе, о которой скоро придётся забыть, переступив порог ЗАГСа.
— Живи, недоделок. Но если ещё раз ты посмотришь в сторону моей Цветочкиной, я бошку тебе оторву голыми руками. Это последнее предупреждение, — прощальный пинок в пах отзовётся для доктора адской болью, когда он попробует встать, если, конечно, удастся.
В машину Ира сесть не решилась, а потому просто стояла рядом, отмораживая себе любящую приключения «филейную» часть тела, что так нравится Дикарю.
Стояла и молила Бога, чтобы ревнивец не убил Сашу. А сомнения были… Девушка вздрогнула, когда он вышел из клиники и уверенной походкой направился к ней.
Ей бы сейчас спросить, жив ли Санька… Да боязно. Кто знает, что Женя себе напридумывал. Неровен час и ей по голове настучит. А она-то уж точно не очухается после такого…
— Чего встала? В машину, давай! — выхватил у неё ключи и, разблокировав автомобиль, сел в него.
Ирка нервно усмехнулась. Открывать дверь даме Дикарь так и не научился.
— Я не понял! — прикрикнул он в окно, приспустив стекло вниз. — Особое приглашение тебе надо?
— Жень, я не поеду с тобой…
Арина улыбнулась надменной официантке, что принесла ей чашку горячего кофе. Да что там официантка! Она сейчас всё население Москвы, включая гостей столицы расцеловать готова от радости!
Неужели получилось? Девушка до сих пор не верила, что да…
И куда теперь? А, не важно. Главное, что из рук тирана вырвалась…
Но спустя пару мгновений, когда адреналин в крови перестал превышать свою норму, Вороховой стало больно. Отчего-то сердце защемило так сильно, что прямо-таки невмоготу…
Вот для этого она замуж выходила? Чтобы быть преданной? Оттраханной в рот, как последняя дешёвка? Убегать из супружеского гнёздышка в старом мамином плаще, что был забыт рассеянной родительницей и чудом подвернулся Арише под руку.
Именно этот плащ спас девушку, когда к ней ринулся один из самых пронырливых псов Ворохова.
Арина в тот момент так растерялась, что готова была скинуть с себя личину старушки и рвануть с места как гончая. Только вовремя поняла, что силы неравные. Парень догнал бы её и пикнуть не успела бы.
Натянув капюшон аж на лицо, она ещё сильнее сгорбилась и без единого звука приняла помощь Антона, подав ему дрожащую руку. Благо додумалась перчатки одеть. Вряд ли бабуля в таком возрасте (который был заявлен внешним видом), делает себе дорогой маникюр…
Всё обошлось. Одурачила. Сбежала.
Стало легче тебе, Ариша? Нет… ***
— Ира, садись в машину, не доводи. Я ведь выйду сейчас, — раздражённо шипел Дикарь, прожигая девушку ядовитым взглядом.
Только сейчас она обратила внимание на его уставший вид. Под глазами пролегли мрачные тени, уголки рта сжаты от нервозности, а сбитые костяшки пальцев побледнели от того, как сильно он сжал руль.
Злится.
— Как Алиска? — задала давно интересующий вопрос, напрочь проигнорировав его требование.
— Бля, Ир! А ты как думаешь, ёб же твою мать?! — мужчина психанул и вышел из автомобиля, громко хлопнув дверью.
Быстро обошёл машину и, приблизившись вплотную, схватил девушку за руку.
— Вне себя от счастья, что в очередной раз её бросила блудная мамаша! — не стоило ей сейчас напоминать о дочери! Совести хватило!
Отнюдь не ласково потащил её к внедорожнику, полностью наплевав на слабое сопротивление.
— Жень, я сказала не поеду, не слышишь что ли? — Ира решилась на очередной бунт, немного побаиваясь, что он станет последним в её жизни.
— И какого же хрена, позволь поинтересоваться?! — он грубо встряхнул её, впившись пальцами в предплечья.
Поморщилась, но не оттолкнула. Пусть злится. Имеет право. Но она больше не станет пресмыкаться. Ни за что!
— Я не пойду на аборт, Жень! Хоть убей, а не пойду! — вздёрнула нос, словно бросая вызов.
Давай же, заставь её убить своего ребёнка! Попробуй!
Бугай заметно расслабился и пару мгновений наблюдал за ней с лёгкой улыбкой, а затем, сломив последнее сопротивление, набросился на неё жадным поцелуем. ***
Илья нервно постукивал пальцами по рулю, с раздражением поглядывая на светофор.
— Да не парься, Илюх. Сейчас познакомимся с твоей Ариной и всё встанет на свои места, — Андрей затянулся и выпустил из лёгких облако сизого дыма.
— Да что-то чуйка у меня нехорошая. Как бы она глупостей не наделала. Ещё больше.
Он чувствовал пятой точкой, что дома его ждёт неприятный сюрприз, но Антон, отличающийся своей ответственностью отчитался, мол, всё замечательно. Девушка из дома не выходила и даже не пыталась.
И всё-таки… Что-то не то. Не так.
Интуиция никогда его не подводит. Никогда.
— Как, блядь, как?! Как вы проворонили её?! — Ворохов-младший тряс за грудки несчастного парня, что при всём своём крупном телосложении сейчас чувствовал себя букашкой в руках взбесившегося бригадира.
— Шеф, клянусь! Кроме бабки и мужиков никто не выходил за полдня! Мы ни на минуту глаз не сводили!
— Да ты что?! А куда, в таком случае, подевалась моя жена?! Ебучие дегенераты! Я вас всех на запчасти рассортирую! Всех!
Приятели Антона молча стояли позади, склонив головы, пока предводитель колошматил беднягу на чём свет стоит.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Сова о книге: Мария Лунёва - К тебе через Туманы [СИ]
    Хорошая книга,но "пАстель" действовала, как красная тряпка на быка.

  • nikaws о книге: Ирина Матлак - Десятая жизнь
    Автор хорошо владеет словом, обладает фантазей, читать бы одно удовольствие, но не сложилось - слишком тянет этого ликоя за хвост, так, что засыпаю очень хорошо уже не первую ночь за книгой.

  • 45wq@mail.ru о книге: Лара Морская - Пойманная [+ бонус]
    Вторая книга понравилась,но эту не смогла дочитать прочитала треть и бросила,может кто то и в восторге,для меня сплошная вода и никакого действия.

  • irashtark о книге: Айрин Лакс - Срок твоей нелюбви
    Я эту книгу шесть раз начинала и бросала. ШЕСТЬ РАЗ... так меня раздражал главный герой (мудак), и очень умная богатенькая избалованная принцесса, которая на деле просто ноги перед мудаком раздвигала ещё и расстраиваться надумала, когда не срослось. Ну епт....
    А потом, ну чисто из упрямства, залезла чуть дальше середины книги, любопытство, мать его, не могу бросать книги, даже если бесят, так вот после середины нашла за что зацепиться и все таки осилила.
    Слог нереально крутой, но все портил Алексей этот и высокомерие принцессы этой.
    Короче.......
    Прочла, но плин с кровавыми слезами

  • sargon01 о книге: Дмитрий Серебряков - Хан. Рождение легенды
    достаточно оригинально и интересно. герои тоже неплохо раскрыты. точно не на 2 звезды, как тут оценил кто-то.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.