Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52970
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Прощение для мажора»

    
размер шрифта:AAA

Прощение для мажора
Оксана Ильина
Кукла для мажора #2

1 ГЛАВА
Макс не знал что, чувствовал возвращаясь домой. Шесть лет он не видел семью, на шесть лет отгородился от них. Где он только не бывал за эти годы, но только не в России, не дома. Мужчина не планировал навещать родных, но его тянули туда как магнитом.
Максим закинул рюкзак на плече и вышел из самолета. Вся его жизнь давно помещалась в одной сумке за спиной. Поймал такси у аэропорта, и прямиком домой. Хотя нет, сначала нужно купить цветы, у мамы сегодня день рождения. Смотрел на знакомые дома мелькающие за стеклом машины. Он знал город как свои пять пальцев, раньше. Кто знает что изменилось сейчас. По радио звучал шансон, песня казалась Максу знакомой, родной язык мед для ушей. Ностальгия накрыла его с головой, правда в воспоминаниях было мало чего хорошего, в основном грязь и чернота. Изменился ли он? Фиг знает, главное слез с наркоты, да и за косяки стыдно, хотя наверное и вкусы изменились, больше не прет от извращений.
Машина остановилась у загородного дома, Максим расплатился с водителем и вышел из такси. Вдох, выдох, направился к воротам. Охранник сразу же открыл дверь, и вышел на встречу, как-то странно глядя на него. Посмотрев документы, пропустил Макса на территорию.
Он чувствовал легкое волнение, все же столько лет не видел семью, и не выходил с ними на связь. Как родители встретят блудного, непутевого сына? Вошел в дом, тишина с порога ударила по ушам. Прошел в гостиную и замер в дверях. Вся семья в сборе. Хотя нет, не хватает братца. Еще эта здесь, как ее там, кажется Женя? Та из-за которой много лет назад у Макса сорвало крышу. Нет, конечно не из-за чувств, а просто тогда зациклился на ней, хотел сломать. Похоже она здесь прописалась.
- Что тишина такая, мент родился?- усмехнулся Макс, глядя на родственников во все глаза уставившихся на него. Такое ощущение будто призрака увидели. И явно не ждали его.
- Не рады видеть? - хмыкнул он так и не дождавшись ответа. Такое чувство будто они вообще не рассчитывали что Максим вернется.
Подошел к матери и положил ей цветы на колени сказав:
- С днем рождения мамуль,- в глазах женщины блеснули слёзы,- Так что за лица? Кого хороним, вместо того чтоб праздновать, - усмехнулся пошутив мужчина.
- Закрой рот! - взвыл отец вскочив на ноги, - Поимей хоть каплю совести негодяй!
Макс напрягся, такой встречи от отца он точно не ожидал. Хотя фиг знает что они о нем надумали за столько лет. Но тут со всхлипом поднялась мама и бросилась к нему в объятья прошептав:
- Сынок твой брат… - ее голос оборвался и она горько зарыдала. А Максим не понимал что происходит.
- Мама что такое? - спросил он успокаивающе погладив женщину по спине.
- Игнат… он разбился… мальчик мой его больше нет, - задыхаясь произнесла женщина, он взяв за плечи отстранил ее, заглянув в глаза.
- Мам, что ты такое говоришь? - нахмурился мужчина, совершенно не понимая что такое она говорит.
Подошёл отец и обнял дрожащую мать, сдавленно сказав:
- Игнат разбился в самолёте. Сегодня были похороны.
Макс отшатнулся. Нет этого не может быть. Его взгляд упал на бледную девушку, Женя поднялась и не глядя в его строну, вышла из комнаты. Не может быть! Он только сейчас заметил что вся семья в чёрном, сделал шаг назад словно от удара.
- Не может быть, - произнес Максим вслух не веря.
- Это правда сын, - ответил отец, в глазах которого стояли слёзы.
Он не мог это слушать. Его столько не было. Макс не приезжал потому что, не хотел мешать, и приехал слишком поздно.
Развернулся и бросился прочь из дома, не обращая внимание на крики мамы "Вернись". Внутри него что-то резало, чувствовал нестерпимую боль. О Господи, брат!
Зашел в гараж и запрыгнул в свою машину, которую так и не продали за шесть лет. Выехал за ворота и помчался на бешеной скорости, словно желая уехать по дальше от этой страшной правды. Брат! Они же так и не помирились. Макс не успел попросить прощение. Да, они не были близки, порой он ненавидел всей душой Игната. Тот с детства любил лебезить перед родителями, был всегда такой хороший, паинька, просто пример для подражания. А Максим специально делал все наоборот. И вот нет его заумного брата. Блядь, не может быть. Остановился посреди дороги чувствуя что мутнеет в глазах и не хватает воздуха. Вышел из машины, и как ненормальный начал кулаками по ней долбить. Кровавые следы оставались на желтой краски. А позади образовалась пробка, и попутные машины не переставая сигналили ему. Но Максу было плевать, его разрывало изнутри. Подскочили какие-то мужики и стали оттаскивать Максима от автомобиля, и только сейчас он заметил разбитое стекло и вмятый метал.
- Спокойно парень. Успокойся.
- Все… нормально, - отмахнулся Макс и сел на землю облокотившись о колесо. Водители поняли что ждать бесполезно и стали объезжать его.
- Как же так, брат как же так, - ударил несколько раз затылком по машине. Сделал значит семье сюрприз. Вот почему его так непреодолимо тянули домой.
Сел в машину поняв где больше всего хочет сейчас быть. В их старом доме, тогда все было по другому, и они с Игнатом были еще дружны. Ведь действительно, в детстве ладили, были не разлей вода. Построили тайный дом на дереве, и прятались так когда, вытворяли что-нибудь пакостное. Что ж их так разделило? Все изменилось после того как переехали, когда бизнес отца расцвел.
Макс все эти годы за частную ненавидел брата, а потом об этом жалел, потому что и сам хорош. Он просто не мог поверить что, больше его не увидит, не мог осознать этого. Не думал что может так от чего-то быть больно, настолько что хочется все разнести. Остановился у старого деревянного дома, и прямиком направился в сад. Нашёл то дерево, которое давным-давно выбрали с братом, провел пальцем по нацарапанному на нем кресту. Так они тогда пометили ствол, да еще нарисовали карту, боялись вдруг не найдет. Вот было время, беззаботное, веселое, озорное. И кто бы мог подумать что все сложится именно так. Залез в развалившейся домик на дереве, все что от него осталось это неровный дощатый пол. Вздохнул переполняемый бурей эмоций, вспоминая детское лицо брата. В груди больно закололо словно там ковыряют ножом. Если б что-то можно было изменить... Если б только…
Сколько не думал, в голове не укладывалось, так и не мог поверить что брата больше нет. От этих мыслей делалось страшно, что даже не мог дышать. И до чертиков хотелось забыться. Сбежать от этой правды подальше, чтоб никогда её не узнать. Но поздно, Макс вернулся, и назад пути нет.
2 ГЛАВА
Когда сильно бьешься головой, бывает такое чувство что, все тело пронзил мощный разряд тока. То же самое, я испытала когда в комнату вошел Максим. Господи, как же он стал похож на Игната. На секунду мне показалось что это он… Это было страшное, до жути болезненное ощущение, когда до смерти желаешь того, что невозможно. Я не могла даже смотреть на брата любимого, тот жив в то время как Игнат погиб. И если бы не его бездумная одержимость найти Макса, он не сел бы в тот проклятый самолет.
Вышла из гостиной шагая ватными ногами, зажимая уши ладонями чтобы не слышать крик его мамы. Преодолела несколько ступенек и опустилась на них, вцепившись зубами в руку, что бы заглушить вырывающийся из груди вой. Всего несколько часов назад я отдала любимого земле, как же это больно, Боже, как больно.
Когда Макс сбежал из клиники, я наивно полагала что все наладиться. И действительно по началу так и было, но я замечала что Игнат будто ждал когда вернется брат. А тот не возвращался год, полтора, два и тогда нашей сказке пришел конец. Муж бросился на поиски Максима. Это было какой-то одержимостью, он знал что брата нет в России, и как только ему сообщали что Макса, видели в каком-нибудь городе за границей, Игнат галопом мчался туда. И я молчала, понимая что его семья переживает, и он не находит себе места от неизвестности. По началу я надеялась что муж не найдет брата, потому что чувствовала если Макс вернется в нашу жизнь, снова начнется кавардак, ведь тот по другому не может. Но когда эти поиски переросли в годы, стала молиться чтобы Максим быстрее нашелся. И видит Бог, все это время я упорно давила в себе бушующий протест, бесконечная гонка стала невыносима. Муж просто изводил себя нескончаемыми поездками, из которых возвращался сам не свой. А я всё ждала когда услышу от него хорошую новость, что он разыскал брата, или наконец понял что тот не хочет чтоб его нашли.
Порой, я смотрела на Игната, и мне казалось что ему нравятся эти бесконечные поиски, словно они стали каким-то своеобразным ритуалом для него, сумасшедшей игрой. А каково было мне? Засыпая в очередной раз в пустой квартире, в холодный постели, я сходила с ума от одиночества. Мне до тряски в теле хотелось обнять мужа, положить голову на его грудь и заснуть. Но не могла этого сделать, потому что тот в который раз за месяц улетел за границу. Как же я тосковала, эта пытка была невыносима, жаждала устроить скандал как только Игнат вернется, но по возвращению устало млела в его руках. И все по новому кругу, он уезжал, а я в негодовании кусала кулаки, порой срываясь устраивала истерику, которую не видел никто.
Позже попыталась до него достучаться, но муж не слышал ничего.
- Игнат когда это кончится?
- Солнышко, ну потерпи ещё немного, я уже очень близко. - Игнат крепко прижимал меня к себе.
- В который раз ты мне это говоришь?
- В этот раз я действительно близко.
- Ты не представляешь как я скучаю!
- И я скучаю безумно маленькая моя, а еще больше тебя люблю.
И я забывала обо всем на свете, утопая в его ласках. Он целовал, так что у меня отнимался копчик, а тело дрожало от желания. В такие моменты я понимала, что готова ждать сколько угодно, а потом снова злилась на него.
В один прекрасный день, при очередном отсутствие мужа, я узнала что жду ребёнка. Моему счастью небыло придела. И почему-то думала что это все изменит, как же сильно я тогда в это верила. Игнат был рад не меньше меня, помню носился по квартире с криками - "Ура, я стану папой", а потом целовал мне живот шепча - "Спасибо родная, я так тебя люблю". И все было прекрасно, я решила что поиски окончены и муж больше никуда не поедет. Ведь ребенок это самое важное, правда? Но все мои надежды разрушил звонок. Игнат сорвался, и в этот раз я тоже отпустила, а потом когда за ним закрылась дверь, плакала несколько часов навзрыд, чувствуя себя никому не нужной, второстепенной, незначительной.
Когда родился малыш мы были безгранично счастливы, но спустя месяц Игнат снова уехал, в тот день я впервые закатила скандал. Сказала что это последний раз, иначе я уйду от него. Как же мне тогда было горько, прижимала к груди крохотное создание, от нежности к которому сходила с ума, и захлебывалась слезами. Я никогда не хотела быть истеричкой, стервой вечно пилящий мужа, и все годы молчала, потому что любила до безумия. Но рождение сына изменило все, я хотела чтобы мы все были вместе. Лишь эту малость, и больше ничего.
Но через два месяца муж опять собрался в путь, он просто вырвал мне сердце прекрасно зная об этом. Я плакала при нем, чего не делала раньше, умоляя остаться, но он не слышал меня, лишь успокаивал, говоря что очень любит и скоро вернется.
- Пойми и ты меня, я должен найти брата. Все эти годы меня гложет вина.
- Нет, нет и нет! - кричала я сорвавшимся голосом, - Я не собираюсь тебя больше понимать! Шесть лет Игнат, шесть лет, я молчала, отпуская тебя непонятно куда! Но впервые запрещаю тебе ехать. Ты слышишь меня, я запрещаю тебе уезжать!
- Женечка, я не могу иначе…
- Замолчи! У тебя есть я и Кирюша, есть родители. Что еще нужно? Неужели ты не рад нашему сыну?
- Что ты такое говоришь, девочка моя, - обнял преодолевая моё сопротивление. А я все же верила, что он останется ради нас. - Я люблю вас больше всего на свете, но найти Макса мой долг.
- А-а-а, Господи! - вырвалась из его рук как ошпаренная, - Я не могу так больше, не могу. Если ты сейчас уйдешь, можешь к нам не возвращаться! Я не собираюсь больше изводить себя. Или ты с нами или дальше гоняйся не понятно за кем! Я сейчас говорю так  не сгоряча, это моё решение. Тебе выбирать что для тебя важнее!
Он ушел, разбив мне сердце, доказав что мы для него всегда будем на втором плане. Как же мне тогда было плохо, глядела на сыночка, чувствовала всепоглощающую обидно за него, он такой маленький и чудесный, но не настолько важен отцу, чтобы удержать. Возможно каждая женщина когда-то ощущала себя не нужной, но для меня это чувство было губительно, на столько что могло все разрушить.
Господи, как же я жалею что не удержала Игнат, нужно было встать в дверях с Кириллом на руках и просто не пускать. Валяться в ногах, падать в обморок, все что угодно, но не позволять уйти.
Его отец позвонил мне спустя три часа и попросил срочно приехать. И я примчалась, переполненная волнением, сразу же почувствовала что-то не хорошие.
Я бы простила ему всё, я бы ждала всю жизнь, отпуская хоть каждый день, только бы он вернулся ко мне. Только он вернулся… Мне так больно, везде, болит сердце, мозг, душа. Жутко больно каждой клетке моего тела, я не смогу этого пережить, не смогу.
Схватилась руками за лестничные перила и прижалась к ним головой, плача без голоса, потому что просто не могла закричать. Рыдания рвали глотку, сжимали горло не давая дышать, хрипела открыв рот, заливаясь слезами. Его нет, Боже, его больше нет, невыносимо, душераздирающе, страшно. Я больше не смогу сказать ему как сильно люблю. А ведь мы даже не простились. Как же убийственно, хоронить любимого в закрытом гробу. Как же горько что нельзя взглянуть напоследок. Как же больно что не могу отпустить.
3 ГЛАВА
Ветер завывал вокруг, разнося осенью листву по кладбищу, шурша травой. Ветер проникал в саму душу, сливаясь с моим всепоглощающим вихрем боли. Он размазывал слезы по щекам льющиеся нескончаемым потоком. Душил, не давая сделать вдох. Я смотрела на деревянный крест на могиле человека, которого любила больше жизни. Еще несколько дней назад сгоряча сказала, чтоб муж не возвращался, и он не вернется уже никогда. Никогда не услышу его голос, не увижу лицо, не утону в объятиях. Всё внутри рассыпается на мелкие осколки, превращаясь в песок. Сердце истекает кровью, утопая в ней. Пустота, оглушительная страшная бездна во мне наполняется адской мукой. Там дьявольское пламя, на котором сгорает моя душа. Безжалостно, невыносимо больно, хочется рвать волосы, сдирать кожу, чтобы хоть как-то унять эту агонию. Его нет, и мне кажется, жизнь больше не имеет смысла.
- Почему ты оставил нас? - прошептала не своим голосом. Уже смеркалось, а я всё никак не могла уйти. Мы похоронили Игната, в закрытом гробу. После взрыва самолета, от пассажиров ничего не осталось. Его опознали по экспертизе ДНК. Это так страшно, отпустить, не попрощавшись напоследок. А еще страшнее то, что я не чувствую, что он здесь лежит. Просто не могу поверить в то, что любимый погиб, не ощущаю этого. Мне кажется, он скоро вернется, обнимет и все плохое останется позади. Возможно это от того, что я не видела его мертвым, не видела тела… Не хочу принимать то, что Игната больше нет, не хочу и не могу. Это разрушает меня, убивает, отнимает силы. Тронула деревянный крест, нужно уходить, дома ждет сыночек с мамой. Но не могу сделать шаг, словно вросла в землю.
- Как нам без тебя? Неужели это все, и ты не вернешься? - хотелось кричать, выплеснуть всю боль наружу. Но, как всегда, топила все в себе, сходя с ума от горя.
- Родной, я приду завтра, - обернулась и наткнулась на стоящего неподалеку Макса. Сердце пропустило удар, а потом с бешеной силой затараторило по ребрам. Снова на секунду, моё подсознание, приняло его за Игната. Пошла прочь, больше не глядя на него, не могу, это невыносимо. Но Максим догнал меня, взяв за локоть остановилв. Вырвала руку, не желая, чтобы он прикасался ко мне, его присутствие пробуждает дикую ненависть во мне.
- Женя, может быть тебе нужна какая-нибудь помощь? - спросил Макс участливо, а меня чуть не вывернуло от его лицемерия.
- Нет, от тебя мне ничего не нужно, - отрезала я, не желая даже смотреть на брата любимого. Ведь это все из-за него…
- Родители сказали, что ты осталась одна с ребёнком…
- Это тебя не касается, оставь меня в покое! - повысила голос, не в силах сдержать ярость.
- Но я хотел бы, видеться с племянником, - Макс просто убил меня этим заявлением, честное слово еле сдержалась, чтобы не съездить ему по физиономии.
- Серьёзно? Хотел бы? - усмехнулась, но получившийся звук больше напоминал карканье вороны. - Не смей даже приближаться к нам!
- Почему?
- Ты вообще ненормальный? Не понимаешь? - воскликнула я сквозь слезы.
- В чем ты обвиняешь меня? - допытывался Макс, раздражая еще больше.
- А разве не в чем? - в пору бы рассмеяться, если не было бы так больно и горько.
- Да, я натворил дел по глупости, но…
- Черт подери, даже если не брать все то, что было тогда, все эти годы твоя тень стояла между нами. Игнат искал тебя, не месяца покоя, он колесил по странам, только доходила информация о том, где видели тебя, муж мчался туда, - втянула с шумом воздух, сил не было говорить, но я должна высказаться. Наконец, сказать все ему в лицо. - Он изводил себя поисками, убежденный в том, что должен тебя вернуть домой. И в этот проклятый самолет Игнат сел, чтобы снова отправиться на твои поиски…
Макс слушал с каменным лицом, я не видела его чувств, да мне было не до этого, меня бешеной волной захлестнули свои.
- Скажи одно, ты ведь знал, что он ищет тебя? - сдавленно спросила, чувствуя, как последние силы покидают меня.
- Знал…
Я всегда это знала, и не раз говорила Игнату, но тот никогда не слушал.
- Тогда почему ты не вернулся раньше? - прокричала ему в лицо, отшатнувшись.
Он не ответил, и это взбесило до невозможного, мерзавец разрушил всю нашу жизнь.
- Почему? – крикнула, схватившись за голову. - Отвечай!
- Не хотел… - и этот ответ стал краем моего терпения, выстрелом в голову, размозжившим мозги. "Не хотел" - поганый урод. Игнат погиб из-за него, а он просто не хотел. С животным ревом стала молотить кулаками по его груди. Макс лишь чуть дернулся, но не сдвинулся с места.
- А-а-а-а-а, не ненавижу тебя! Ненавижу! Это ты виноват в смерти Игната! Ты! Боже, ты разрушил всю нашу жизнь, отнял у меня самое дорогое, - слова лились потоком, да я даже не пыталась их остановить. - Если бы ты только приехал несколько дней назад, то ничего бы не случилось. И Игнат остался жив.
Макс попытался прижать меня к себе, но я вырвалась, отскочив и чуть не упала.
- Не прикасайся ко мне!
- Женя…
- Ничего не хочу слышать. Держись от нас подальше! - прошипела напоследок, и почти бегом бросилась к воротам.
Меня трясло, кажется, даже волосы на голове дрожали. Всю просто колотило изнутри. Не нужно было этого говорить, слова ничего уже не изменят, и не вернут мне любимого. Я ужаснулась, когда чуть не ляпнула Максу, что лучше бы он погиб вместо Игната. Такое нельзя говорить, даже думать грешно, но подумала, и в тот момент желала этого больше всего на свете. Меня, наверное, можно понять, я не в себе после смерти мужа, и кажется, начинаю сходить с ума.
Макс опустился на колени у могилы брата, внутри все пылало, а встреча с его женой подлила масла в огонь. Он и без того чувствовал себя виноватым, а она выплюнула все это ему в лицо. Больше всего на свете Максим жалел о том, что не приехал раньше, Господи, как он хотел все изменить. Но это не в его власти, если бы было возможно, то, не задумываясь, поменялся местом с братом. Родители раздавлены горем, хотя они ничего не говорят, но Макс ощущал их отстраненность, те тоже считали его виноватых во всем. Да, черт возьми, так и было, и теперь ему с этим жить.
4 ГЛАВА
Не знаю, которую ночь подряд, я не могла сомкнуть глаз, мучила дикая бессонница. Уложив сына и проворочавшись в кровати, я тихо вставала и кралась на кухню, чтобы не разбудить маму. Ставила чайник и в прострации не слышала его свист, тогда просыпалась мама, и выключала плиту. Она делала два бокала чая, ставила на стол и садилась напротив. А я на самом деле вовсе не хотела чай, и грела чайник, чтобы не сойти с ума от тупика, в который загнала жизнь. Я не хотела ничего, ни дышать, ни жить, тяжесть внутри сгибала меня, ломая пополам. Засыпала и спала не больше часа потому, что во снах приходил муж. И от этого становилась так больно, что хотелось, проснувшись, кричать, выть, скулить. Но не могла потому, что малыш спокойно сопел рядом в колыбели. Сегодня очередная бессонная ночь, и вот отстраненно вижу, как мама ставит передо мной бокал с чаем. Мама, моя дорогая, добрая мама, она понимает все, как никто другой. Знает, что ни одни слова на свете не облегчат мои страдания. Знает, и просто молча сидит рядом, а в ее глазах читается глубокое сочувствие, и печаль, она чувствует тоже, что и ее убитая горем дочь. И в этом молчании я ощущала столько поддержки, что море слов не сравнится с нашей тишиной. Мамочка моя, замечательная мамуля, знает не понаслышке, что чувствую я, ведь она тоже рано потеряла мужа. Но как мам ты справилась с болью? И смогла посвятить себя мне? Как научилась улыбаться по-новой? Как смогла жить? Когда мне кажется, что жизнь кончена... Да так нельзя, у меня есть сын, но пока невыносимо тяжко.
Дни идут, сменяются ночи, и признаться страшно чего я жду… Жду я, что Игнат ко мне вернется, как раньше всегда возвращался. Знаю, что его нет, и все равно жду. Он не приходит, и с каждым днем становится хуже, накрывает жуткая тоска. Хочется спрятаться от всего где-то глубоко и далеко. Отключить мысли, сердце, душу, и не думать ни о чем. И я вою, как ненормальная, оставаясь в квартире одна, когда мама гуляет с Егором. Вою, содрогаясь от рыданий, кусая губы до крови, сжимая пальцами волосы так сильно, что чувствую, как они рвутся. Но это не приносит мне боль потому, что я сама сплошной комок непереносимой адской боли. Мама возвращается, видит моё состояние, замечает болячки на губах, царапины на руках, но ничего не спрашивает и не говорит. И я вздыхаю с облегчением, мысленно благодаря ее за понимание.
Ничего нет страшнее безысходности, когда ты не можешь сделать ничего, не можешь его вернуть. Когда так этого хочется, больше чем жить. Почему так несправедлив мир? Те, кто достойны, жить погибают, а мрази всякие живут? Да я не в праве решать, кому жить, а кому умирать, но эта несправедливость душит. Метаясь по квартире, ищу угол, в котором станет легче, и не нахожу его. Обнимаю сыночка, вдыхая его сладкий запах, и чувствую как внутри все обливается кровью от того, что он никогда не увидит отца.
Несколько дней назад было девять дней со дня смерти Игната. Я не могу сказать точно, сколько дней после этого прошло потому, что потеряла счет времени. Я запуталась в течение дней, для меня это одни тянущиеся сутки, после того как он ушел. Сплю не больше часа за ночь, днем стараюсь помогать маме, стараюсь заниматься побольше Егором. Стараюсь, но сникаю все больше и больше, и уже почти не вижу свет.
Я не поехала к его родителям на девять дней, они звонили много раз. Не смогла, там конечно был Макс, а смотреть на него и сходить с ума от того, что он жив и дышит, в то время как мой любимый погиб, выше моих сил. Почти весь тот день я провела на кладбище на могиле мужа, лишь отлучившись в то время, когда пришла его семья. Тогда даже небо плакало со мной, усыпая землю мелкими каплями моросящего дождя. Был будний день, и никто не навещал больше своих родственников, по крайней мере, я не видела никого. Да и разве могла я увидеть кого-то в своем состоянии? Я пыталась выплакать всю боль, хотела, чтобы стало легче. Кричала, ругалась на мужа за то, что бросил нас, замирала на секунду действительно веря, что могу услышать ответ.
- Я просто хотела, чтоб мы были все вместе. Неужели я просила так много? За что отняли у меня все? - шептала я, обнимая крест любимого, не чувствуя, что промокаю до нитки под дождем. - Я так люблю тебя! Боже, как же я люблю тебя! Почему ты ушел, а любовь так же живет во мне?
Замолкала потому, что горло разрывало, сводя спазмами жуткой боли. Горело, резало, жгло. Отдышавшись, снова шептала ему, словно молитву, напевая слова отчаяния.
- Живет… И теперь приносит только ужасную боль. Я так скучаю, как же скучаю… Если бы ты только мог вернуться к нам, я больше никогда не упрекнула бы тебя за отлучки. Если бы только вернулся...
Хотелось рыть пальцами землю, найти его там в глубине, и вернуть. Сумасшествие? Да я была не в себе. И именно в тот момент было бы в пору признаться в этом самой себе. Но вместо этого закричала громко, страшно, отчаянно, так что от моего крика вороны, сидящие на ближайших деревьях, полетали с них.
- Твой брат вернулся! Живой и невредимый.… Как я и говорила тебе! А где же ты теперь? К чему привели эти проклятые поиски? Кто вернет мне тебя?- голос утихал, и переходил в завывающий плачь. - Как же я ненавижу его!
Упала грудью на могилу, прижимаясь так же, как когда-то к любимому, и громко обреченно зарыдала. Меня трясло, как последние оставшиеся на деревьях жёлтые листья под бьющими по ним каплями дождя. Но я совершенно не чувствовала холод, казалось, что больше не почувствую никогда ничего, кроме раздирающий изнутри муки.
Я вернулась домой глубоко затемно. Мама к тому времени уже уложила Киррила. Тихонько прошла на кухню и села на стул, не включив свет. Посмотрела на свои руки, даже в темноте виднелась на них грязь. Но у меня просто не было сил отмыться от могильной земли. Я была опустошена полностью и окончательно.
Мама вошла тихо, и тоже не стала включать свет. Села рядом и впервые за все время заговорила о случившемся:
- Время лечит дочка, - произнесла она очень тихо, будто боялась спугнуть. - Нужно только перетерпеть, родненькая. Нужно потерпеть. Поверь, я знаю о чем, говорю. Нет, я не обещаю, что ты забудешь мужа, но со временем станет легче это точно. Свыкнешься, сживешься, и однажды, привыкнешь без него. Но главное сейчас не отталкивать правду, ее нужно принять, чтобы потом не было тяжелей.
Она говорила, а я слышала в ее голосе плач, и пусть мне не было видно сейчас лица мамы, но я знала, что по щекам у нее текут слезы, так же, как у меня. Положила голову на стол и заплакала, впервые так горько, в голос при ней. А мама гладила по спине, утешая, она знала, что однажды станет легче. Но я не знала, не верила в это. И не уверена, что хотела, ведь так я еще чувствовала любимого.
Люди не машины, но тоже способны ломаться, только для их починки не существует сервиса и деталей. И я ломалась, не в силах справится с горем. Сама того не замечая, замыкалась в себе, отдаляясь ото всех. Позволила горечи взять верх над собой, утопая в тоске и печали. Я уже не искала утешения в сыне, больше не хотела ничего, просто сидела отстраненно в комнате, делая вид, что все нормально. Тем временем, как во мне нарастала бомба замедленного действия, и ее таймер уже истекал.
5 ГЛАВА
Макс припарковал машину у дома Жени, и скрестив руки на руле стал ждать. Он в последние дни частенько сюда проезжал, но выйти так и не решался. Мужчина наблюдал как мать жены брата гуляет с его племянником. Она всегда выходила в одно время и гуляла с коляской по несколько часов. И ни разу с ними он не видел Женю. Но Максим встретил ее на кладбище на девять дней со смерти Игната. Вернее как встретил, заметил издалека. Он приехал тогда позже всех вечером, хотел побыть на могиле брата один, но там была она. Замер как вкопанный на полпути, не в состояние сдвинуться с места. А потом придя в себя скользнул в тень деревьев чтобы девушка не заметила его, но ей было явно не до визитеров. Женя словно находилась в прострации, долго стояла обняв себя руками и молча покачивалась. А потом упала на колени и вцепившись в крест закричала, голосом пропитанным болью и злостью:
- Я просто хотела чтоб мы были все вместе. Неужели я просила так много? За что отняли у меня все?
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.