Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49425
Книг: 123239
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Подруга»

    
размер шрифта:AAA

Михаил Щукин
Подруга

Глава 1
Дела школьные и не только

Ее величество раздраженно ходила в гостиной принцессы перед девочкой лет двенадцати. Она сердилась даже не из-за очередной ее выходки, сколько от ощущения бесполезности разговора. У Адилы не было никакой надежды, что принцесса внемлет нравоучениям, проникнется своей виной и побежит извиняться перед пострадавшими.
– Иллис, у тебя в покоях ни одна служанка не держится больше трех месяцев. Ну сколько можно? Вот скажи, чем тебе не угодила леди Ниара. Зачем ты так жестоко с нею обошлась?
– Надоела! Как появилась, так сразу начала меня учить. Если она леди и из семьи герцогов, то что же, она может мне делать замечания? То не так сидишь, то не так ходишь. Это не положено, это недостойно! Достала!
– И что? Из-за этого ты довела бедную девушку до истерики? Зачем было изготавливать эту мышь?
– Так она не слушала меня! Видела бы ты, как она крутится перед Виртом, когда он приходит ко мне. – Принцесса скривилась в презрительной гримаске. – Вот и пришлось ее попугать.
– Значит, то, что ты изготовила эту мышь, не отрицаешь?
– Уп-с, а я не говорила такого. – Немного высокомерное выражение лица девочки на мгновение сменилось досадливо-растерянным, а потом приняло вид оскорбленной невинности. А фамильные зеленоватые глазки широко раскрылись и невинно захлопали ресничками. Принцесса решила стоять на своем до конца и завела известную песню.
– Иллисия, выдай код программы аналитикам или программистам. Ну сколько можно ловить ее.
– Мам, да с чего ты взяла?
– Иллисия! – Адила даже глаза закатила, совсем как простолюдинка. – Ты можешь просто сделать то, что я тебя прошу? Пожалуйста. Из-за этой крысы уже несколько гостей пострадали.
– Подумаешь, нежные все какие! – в этот момент девочка обратила внимание на новое лицо.
Служанка пришла вместе с матерью, но встала сбоку от дверей, скромно сложив руки перед собой. Платье служанки выгодно подчеркивало стройную, высокую фигуру. Волосы, сплетенные в тугую косу, лежали вокруг головы. На лице с правильными чертами сохранялось невозмутимое выражение в течение всего разговора. Внимание принцессы привлекла легкая улыбка, невольно проскочившая по губам девушки. Что сразу выдало, что она внимательно слушает разговор матери с дочерью.
– А это еще кто? – девочка недовольно посмотрела на мать. Посторонних в своих покоях она, как и все измененные правящие, не терпела.
– Раз тебя не устраивают служанки, которых к тебе направляет леди Мегерианна, я вынуждена была просить леди Цериандру лично подобрать кого-нибудь для тебя. Очень надеюсь, что ты терпимее отнесешься к кандидатуре ниэлы Леры. Ей пришлось согласиться прервать подготовку к службе в доме Гиндзорских. Граф не был в восторге от просьбы уступить ее контракт дворцу.
– Мог бы не уступать, – капризно хмыкнула девчонка. Но больше ничего не сказала.
– Иллисия, ты поняла, о чем я тебя попросила?
– Да, мама. Но я не знаю, где можно найти эту программу. С чего ты вообще решила, что это я, – завела старую песню на новый лад принцесса.
– Дай-ка подумать. – Адила начала с иронией загибать пальцы. – Начнем с того, что ты совсем недавно закончила основы самопрограммирования роботизированных систем. Преподаватели очень высокого мнения о твоих способностях в этом направлении.
– Чтоб их. Не могли пониже оценки поставить, – буркнула Иллис.
– Во-вторых, в прошлом полугодии ты проходила механику роботов и на зачете успешно одного из них собрала.
– Но то был колесный робот, – тут же заспорила Майя и недовольно скосилась на снова едва сдержавшую смешок новенькую служанку.
– Да, конечно. Но есть и третье, в отделе естествознания дворцового музея пропало чучело крысы обыкновенной. И вот что странно, на камере видно, как ее утаскивает какая-то девочка, очень похожая на одну особу. Угадаешь, какую?
– Догадываюсь, – мрачно сообщила воришка. И тут же наябедничала: – А смотритель утверждал, что камера не работает. А может, это не я, а просто кто-то очень похожий на меня или в маске с моим лицом. Точно, под меня копают.
– Ну да, сестра-близнец объявилась, – хмыкнула мама. – Ну и в конце концов четвертое, эта крыска воспылала особенной любовью именно к служанке твоих покоев, которую ты так особо выделила. Да так сильно, что девушка предпочла сбежать с твоего крыла. Иллисианна, может, хватит? Отзови крыску сама.
– Я подумаю, – буркнула принцесса.
Императрица, удовлетворенная показной победой, кивнула и вышла из гостиной.
Некоторое время принцесса разглядывала новую служанку. Только избавилась от одной заносчивой аристократки, из охотниц на Вирта, как на тебе, приставили другую.
– Ну, и кто ты такая? – Принцесса высокомерно вскинула носик и свысока посмотрела на новенькую. Что было не так просто сделать, учитывая возраст и разницу в росте. Но принцессе это явно удалось.
– Лера, ваше высочество. – Служанка спокойно присела в реверансе. Глядя на позу заносчивой девчонки, все же не удержалась, чтобы снова не улыбнуться.
Взгляд принцессы тут же зло сузился, и она вплотную приблизилась к ней.
– Что, повеселилась, глядя на меня с мамой? – с угрозой в голосе спросила Иллис.
– Честно? – Лера глянула в глаза своей новой госпожи.
Та растерялась. Потом, подумав, кивнула.
– Вы обидитесь, ваше высочество, – констатировала Лера. – А зачем мне это надо?
Помолчав, принцесса все-таки решила продолжить:
– А ты попробуй. Может быть, не обижусь.
– Как скажете, ваше высочество. Да, вы забавно смотритесь, когда ее величество вас отчитывает.
Несколько мгновений принцесса оторопело смотрела на скромно замершую служанку. Та не поднимала глаз и спокойно ждала ответной реакции.
– Да кто ты такая, чтобы со мной так разговаривать? Откуда ты взялась?
– Из школы служанок, ваше высочество. Леди Цериандра сделала мне предложение, поступить на службу в ваши покои.
– И что, ты так сразу и согласилась. Во дворце есть своя школа служанок.
– Я в курсе, ваше высочество. И леди Цериандра не скрывала причин такого предложения, и почему вопросом поиска служанок занялась первая фрейлина императрицы.
– И ты согласилась? Думаешь, справишься?
– Я по-прежнему могу говорить откровенно? – Лера осторожно покосилась на явно разозлившуюся девчонку.
– Говори, даже интересно послушать. – Резкий ответ только подтвердил уровень взвода принцессы.
– Это предложение из разряда тех, от которых невозможно отказаться, ваше высочество. Моя семья не бедствует, но ее состояния недостаточно, чтобы комфортно себя чувствовать на шее родителей всю жизнь. Я ниэла, но моего дворянства хватает только на то, чтобы претендовать на службу в семьях высших аристократов. Связей у меня нет. Служанке нужны рекомендации. Если я откажу первой фрейлине, то семья Гиндзорских может и не захотеть меня взять в свой дом. А леди Цериандра гарантировала положительную рекомендацию по окончании испытательного срока, независимо от результата.
– И каков этот самый срок?
– Один год, ваше высочество.
– Значит, ты рассчитываешь продержаться у меня целый год? – Иллис даже не скрывала своего удивления.
– Ну-у, – Лера смутилась, но все же продолжила: – Я надеюсь быть вам полезной в течение этого года, ваше высочество. Без рекомендации мне будет очень трудно вернуться к прежней подготовке. У Гиндзорских очень своеобразные требования к служанкам. А устроиться на достойное место не так просто.
– Ладно, посмотрим. Пока оставайся, – несколько растерянно пробормотала принцесса. – Пока тебя трогать не буду.

Лера тихонько прислуживала за столом и невольно вспоминала свою первую встречу с принцессой, которая прославилась своим вздорным и неуживчивым характером. Испытательный срок давно уже прошел. За это время произошло слишком многое. Похищение принцессы, причем рабыней, которую когда-то она приютила у себя. Возвращение хозяйки покоев, которая совсем перестала походить на ту вздорную принцессу. Рабыня, чудом выжившая после своего возвращения. И наконец это странное примирение принцессы со своей, теперь уже личной рабыней, в результате которого Лера попала в число наиболее приближенных к ней лиц. Она оказалась, по сути, единственной постоянной служанкой покоев принцессы. Остальные приходили только для уборки или чтобы ее подменить на выходные дни.
Работы сейчас у нее особо и не было. В своих покоях, за столом и при закрытых дверях, принцесса уже давно распоряжалась со своей тарелкой сама. Попытку Леры настоять на этикете и подавать блюда, как положено, в тарелках, а не супницу целиком, Иллис пресекла сразу и решительно.
– Во-первых, здесь Майя, и я не хочу, чтобы чужие слышали наши разговоры. А у тебя другие обязанности и незачем прибирать себе чужие функции. Во-вторых, я сама могу налить себе супа столько, сколько хочу. И в-третьих, если тебе надо соблюдать этикет, можешь вместо меня подавать Майе.
Полный ужаса взгляд рабыни, сразу представившей, как Лера обслуживает ее за столом вместо принцессы, был красноречивее всех слов.
Так что работа Леры ограничивалась сменой супницы или судка на столе. По крайней мере, против этого никто не возражал. Участвовать в трапезах наравне с принцессой она категорически отказалась. Но по просьбе своей госпожи, поддержанной рабыней, она не стояла у них за спиной и даже позволяла себе присаживаться. Правда, сначала проверяла, заперты ли двери.
Поэтому сейчас она просто пристроилась чуть в сторонке и с любопытством слушала разговор двух девочек, появившихся после первого выхода Майи в дворцовую школу.
А Майя наконец-то смогла выговориться после многочасового молчания. В школе приходилось придерживаться некоторых правил и не лезть с разговорами к своей хозяйке.
– Нет, Иль, ну как ты можешь так относиться к урокам? У вас тут преподы так рассказывают, заслушаешься. В учебники вообще можно не заглядывать! А ты половину мимо ушей пропускаешь.
– Майя, да зануды они все, – вяло отбивалась Иллис. – Этот историк у меня еще социологию ведет. Так там вообще заснуть можно. Жаль, что я у него на занятиях одна. В общий курс она не входит. Большая часть одноклассников сбегают с дополнительных предметов.
– А много у тебя дополнительных предметов?
– Каждый год от трех до пяти. – Тяжело вздохнула принцесса. – Меня пытаются научить всему и сразу.
– Везет тебе, – не приняла ее жалобы Майя. – А у нас каждый дополнительный предмет за такие деньги, что мама сама предпочитала меня учить. Мне можно будет с тобой ходить?
– А куда ты денешься?
То, что девочки и половины не рассказывают из того, что их связывает, Лера поняла уже давно. Майя не собиралась доверять всем подряд больше, чем этого требовалось, и с большой неохотой отвечала на вопросы. Даже служба теней не смогла от нее добиться ответов на многие вопросы, появившиеся за время ее побега. Лера знала об этом, потому что дознаватели пытались действовать и через нее, не подумав о том, что, связанная договором доверия, она обязана поставить в известность о таких попытках принцессу. Иллис, прознав о происках службы теней, быстро пресекла подобные разговоры. Император, в присутствии Леры, выговаривал и напоминал лорд-мастеру Киру о необходимости соблюдать пункты договора доверия, к неудовольствию последнего. Ну, а сама Иллис с детства приучалась к осторожности в своих тайнах.
Но что-то служанке удавалось разузнать из их разговоров. С некоторых пор это стало даже ее своеобразной обязанностью и общей игрой. Девочки очень внимательно стали относиться к ее выводам, а главное, на основе чего именно они делаются. Из-за чего иногда Лере приходилось выдерживать целый перекрестный допрос. Это приучало их к осторожности в разговорах и позволяло совершенствовать свою конспирацию.
Как и в этот раз, например.
– Значит, вы действительно учились в автоматической школе?
– Конечно. – Иллис удивленно глянула на Леру. – Об этом же известно всем.
– И Майя была против того, чтобы ты ходила с нею, – уточнила Лера заинтересовавший ее вопрос. – Ты сказала, что уговорила ее.
– Вот же… – Иллис досадливо поморщилась. – Опять проболталась.
– Не обращай внимания, Лера уже наловчилась нас на слове ловить. – Майя только хмыкнула, глядя на досаду Иллис. – Но у меня есть несколько вопросов к преподам. Особенно по истории.
– Ты мне их скажи. А завтра я на дополнительных занятиях буду задавать. Можно список составлять в браслете, прямо на уроке, а я буду у тебя забирать его.
– А что, это мысль, – согласилась Майя. – Я смогу вводить, только надо что-то придумать, чтобы не привлекать внимания.
– А чего вводить? – Лера удивленно посмотрела на одну и вторую. – Вы индивидуальную связь установите. Шепотом сможете разговаривать.
– Не получится. – Майя с сожалением покачала головой. – У них знаешь, какая тишина в классе.
– Да, лучше списком. Никто и внимания не обратит. – Иллис тряхнула головой. – Сидишь себе тихонько, чем занимаешься, никому не интересно. На всякий случай надо только прикрытие придумать.
– А есть какие-нибудь игрушки для браслетов, чтобы можно было играть на уроке? Если что, на нее экран переключать и не видно, – внесла предложение Лера. – Ты говорила, что сидишь позади всех, значит, подойти незаметно будет нельзя.
На том и порешили. Браслет Майи имел большие ограничения, но найти небольшие и занудные игрушки, способные на нем пойти, оказалось нетрудно.
– Заниматься будем? – Иллис с интересом потянулась. – Давай сейчас пару часов домашними заданиями позанимаемся, а потом разомнемся с мечами. Я очень скучаю по тренировкам. – Иллис скорчила грустную мину.
– Я тоже. – Майя тоже вздохнула. – Только где тут тренироваться? Увидят же.
– Как где? – удивилась Лера. – В спортзале на нижнем этаже, конечно!
– Ну да, я всегда его закрываю, когда тренируюсь, – кивнула Иллис. – Никто и внимания не обратит. Камеры там запрещены.
– А мне можно будет? – В голосе Майи послышалась такая надежда, что Лера и Иллис только рассмеялись.
– Я вообще не понимаю, зачем вы тренировки здесь устраиваете?
– Майя у нас натура увлекающаяся. А ей нельзя было перегружать мышцы. Вот я и не водила ее в спортзал, – пояснила Иллис. И сразу же ответила на вопрос Майи: – Можно. У меня сейчас есть личный клинок, а там хранится учебный комплект снаряжения, как раз для тебя. Остался после Вирта. Я дам тебе личный полный доступ. Сможешь заниматься и без меня.
Иллис не стала уточнять, что под снаряжением понимает железный меч Вирта, оставленный им еще со времен, когда они вместе тренировались два года назад. Сейчас у каждого из них уже было собственное силовое оружие. И брат тренировался отдельно, с опытными бойцами охраны дворца или теневиков. Но для тренировок Майи этого было достаточно.
– Ну, вот и хорошо. – Лера аккуратно принялась составлять посуду со стола. – А я тогда вызову на вечер служанок, чтобы тут порядок навести. Мегер-р-рианна пришлет своих стерв, я им скажу, что ты в спортзал пошла вместе с Иллис для отработки поклонов. Они же обязательные у тебя? Даже в ошейник забиты. – Лера сердито покосилась на девчонок, весело рассмеявшихся при ее оговорке.
– Что, правда? – Иллис с энтузиазмом полезла в свой браслет. – Ой, какая прелесть! Тебе Мегерой назначено минимум два часа ежедневной отработки. Не буду отменять. Буду ставить, что ты именно этим и занимаешься. Представляешь, как Мегера возгордится?
– Она меня совсем за дуру начнет считать. Я эти поклоны никак запомнить не могу. А уж чтобы на автомате исполнять. Тут же вообще без титулов никого нет. Даже служанки с титулами самых разных рангов. Как с такими правилами вообще можно по коридорам ходить бедной рабыне? То вприсядку, то в поклоне!
Девочки рассмеялись, радуясь очередной планируемой проказе, и начали располагаться на занятия в кабинете Иллис. Лера, включив звуковую завесу, вызвала служанок с кухни, чтобы убрать посуду.
А сама все это время пыталась представить, как это Майя может составить пару на тренировках хорошо обученной принцессе из семьи измененных правящих, которая, по слухам, даже в настоящих боях участвовала, прикрывая Майю во время побега. По крайней мере, такое впечатление у нее осталось от случайно услышанных реплик Вирта в разговоре с отцом, случайно подслушанным как-то в коридоре. То, что измененная, к тому же правящая, может противостоять в поединке даже обученному бойцу, удивительного не было. Для того их в конце концов и модифицировали в свое время. Но как Майя может быть в спарринге с принцессой, как-то представлялось плохо.
В следующие дни, сидя на уроках, Майя старательно формировала список возникавших вопросов. Иллис на переменах его читала, сбросив себе в браслет, и после уроков организовывала допрос всем преподавателям по очереди. Чем вызывала их удивление, а потом и растерянность. Вопросы по предметам часто оказывались до того каверзными, что учителям приходилось просить время для подготовки ответа.

– Лорд Фрил, вы извините, но это становится уже смешно!
– Что именно вы имеете в виду, учитель Вайрин?
– Ее высочество практически третирует меня. В последнее время она задает вопросы, которыми раньше вообще не интересовалась. Они выходят за рамки общей программы школы.
– Да, то же самое могу сказать о себе. – Учитель Риалден охотно присоединилась к обсуждению поднятой темы.
Сидящие на совещании в кабинете лорд-директора преподаватели школы дружно поддержали назревшую тему.
– Не совсем понимаю предмета возмущения. – Директор школы недоуменно осмотрел присутствующих. – Мы не в первый раз обучаем правящую. Всем известно, что по своим потенциальным возможностям девочка выделяется даже на фоне своих родственников. Всегда наступает момент, когда правящий пробуждается и начинает задавать вопросы. Это особенность нашей работы. И раскрыть потенциал правящих одна из основных задач дворцовой школы.
– Этим как раз никто не возмущается, лорд. Не стоит напоминать нам о целях школы и читать прописные истины. Но принцесса задает вопросы по ВСЕМ предметам. Причем такие вопросы, что приходится задействовать помощь коллег. В конце концов, она измененная правящая, а не природная. В какой области проявляются ее способности, понять совершенно невозможно.
– Дело в том, что появилась странная закономерность, – снова вмешалась инера Риалден. – Вопросы посыпались сразу после того, как в классе обосновалась эта рабыня. Я слышала, у нее были неплохие результаты?
– Это смешно, господа, рабыня действительно имеет высокий балл за экзамен, сданный в бегах. Видимо, каким-то образом ей удалось воспользоваться помощью принцессы. В автоматических школах это, наверно, возможно.
– Ее высочество вряд ли будет что-то объяснять. Вы уверены, лорд-учитель?
– Я ознакомился с ее оценками за более ранний период. Домашнее обучение, сдача только обязательных тестов и годовой контрольной. Баллы высоковаты, это верно. Но ничего, что могло бы нас заинтересовать. Так что девчонка просто списала.
– Может, и так, только у меня такое ощущение, будто я каждый раз иду в этот класс как на экзамен. Причем экзаменаторов там два. Одна принцесса, это понятно. Но вот почему в качестве второго я все время представляю именно рабыню? Такое чувство, будто она не играет в своем браслете, а просто хихикает надо мной.
– Во-во, у меня то же самое. И ведь сидит коза, ничего не делает. Даже глаза прикрывает, вроде спит. А чувство, будто следит за каждым моим словом.
– Да нет, господа, я подходил, когда она начинает играться с браслетом, у нее какая-то игра установлена. Рабыня даже не прореагировала на меня.
– Господа, вы обратили внимание, что мы обсуждаем рабыню уже полчаса. – Начальник школы досадливо поморщился. – Я согласен, девчонка БЫЛА талантливой. Это признают все, кто участвовал в охоте на нее. Но она прошла через аварию и вернулась из-за грани. Чудо, что вообще выжила и сохранила хоть какой-то рассудок. В любом случае ее вряд ли смогут заинтересовать ваши лекции. Принцесса держит рабыню при себе из личной привязанности и чувства вины. Думаю, никому не надо объяснять причины этого?
– Объяснять не надо, но лучше бы эта рабыня сама задавала вопросы, – заметил Вайрин. – Хоть было бы понятно, кому и что объясняешь. А то принцесса иногда по нескольку раз возвращается к одному и тому же, но с другого боку. Как будто работает посредником в вопросе, который ей самой не интересен.

В классе царила легкая растерянность. Урок подошел к концу. Учитель математики устало заканчивал новую тему. И практически все ученики находились в легком шоке. Тема, объявленная как элементы высшей математики, оказалась не той, что преподают в других классах. Совсем не той.
– Этот урок у нас вводный, на следующих уроках мы будем углубленно изучать отдельные направления высшей математики.
– Но, господин учитель. Эта программа не похожа на то, что изучают в общей программе. – Один из учеников все-таки решился высказать всеобщее недоумение, если не сказать возмущение. Ведь все уже привыкли за время обучения заранее знакомиться с новыми темами по программам параллельных классов и рассчитывали, что эта тоже не доставит им больших хлопот.
– Господа ученики. – Учитель тяжело вздохнул. Этот вопрос возникал каждый раз в классе, созданном для правящего. Причем именно на этом году обучения. – Напоминаю вам, что вы обучаетесь по программе «Поиск». Эта программа имеет сходные требования с общеобразовательными до определенного уровня. Чем дольше вы обучаетесь, тем сложнее становится программа. И тем больше она начинает расходиться с общим образованием. Последние годы ваши уроки будут сопоставимы с первым или даже вторым годом высшего учебного заведения. Ваши родители сочли возможным направить вас не просто в школу императорского дворца, а именно в класс ее высочества принцессы Иллисианны. Это единственный класс в империи, который работает исключительно по программе «Поиск» в полном объеме. Класс создан специально для подготовки ее высочества к вступлению на должность правящей грозди восточных провинций. И от учеников требуется соответствующая подготовка и желание ее получить. Никаких скидок, никаких поблажек не может быть. Так что благодарите в первую очередь своих родителей. И если есть желание, пусть вас переводят в параллельные классы. Там программа ближе к стандартной.
Сидящие за партами невольно покосились на принцессу. Но возразить было нечего. Многие попали сюда действительно потому, что обучаться в классе ее высочества было престижно. Другие из-за расчета родителей, что их дети заведут полезные знакомства. Да и кто из родителей задумывался, пристраивая своих детей в класс, официально созданный под принцессу из семьи измененных правящих, как они будут его заканчивать? Дети оказались заложниками ситуации. И поневоле вынуждены были тянуться за первой в классе.
Учитель же только добил своих учеников:
– С этого года, уважаемые ученики, дополнительные занятия будут посвящаться только разборам новых тем. Если кто из вас не успел усвоить предыдущий материал, советую искать репетиторов. Как вам известно, преподавателям школы этот вид деятельности запрещен.
– Да где же можно найти репетитора по курсу «Поиск» в полном формате? – Невысокая худенькая девочка, как припомнила Майя, герцогиня Алосиана Дерницкая, с отчаянием осмотрела класс. – Эту программу и так единицы дают. Я-то знаю, как отец мне репетиторов ищет. А если полный курс!
– Согласен, это серьезная проблема. Но ни сам я помочь не смогу, ни другие преподаватели. На всех в классе нас в любом случае не хватит. – Учитель с легкой иронией развел руками. – Но могу подсказать выход, господа ученики, который обычно срабатывал в других подобных классах.
– Это какой? – Герцогиня кисло смотрела на учителя.
Отец не обладал большими связями, несмотря на свой высокий титул. Будучи владельцем пограничных земель в далекой провинции, он редко бывал при дворе. Да и доходы имел куда скромнее, чем даже некоторые бароны в столице. Расходы на защиту границ и транспорт съедали львиную долю того, что удавалось получить со своих земель. Несмотря на это, отец как-то умудрился пристроить свою младшую дочь в эту школу. Пожалуй, единственный шанс для старшей дочери не только завести знакомства, но получить возможность поступить в одно из столичных заведений, не обременяя бюджет семьи. Но вот выяснилось, что домашнее образование, полученное в пограничной сельскохозяйственной провинции, никак не соответствует требованиям столичной школы. Отец это тоже понял. Но исправлять ситуацию удавалось с большим трудом. Математика оставалась ее уязвимым местом, причем не единственным. А в классе девочка до сих пор удерживалась только за счет хороших репетиторов, лучших, каких только смог найти для нее отец. Но было очевидно, что новые темы ей придется изучать как-то иначе. И в отличие от многих своих одноклассников, потерять место в классе для нее было непростительной роскошью.
– Обычно в классах есть ученики, которые лучше владеют той или иной темой по отдельным предметам. Одним дается лучше математика, другим экономика или химия. Если удастся договориться между собой, это может заменить репетиторов в какой-то мере. Конечно, работать придется больше. К сожалению, если не в этом, то в следующем году вам всем придется столкнуться с тем, что вы ушли слишком далеко от обычных программ.
Все ученики неуверенно переглядывались. С сомнением посмотрев друг на друга, они дружно покосились на невозмутимую принцессу. Вот уж кто действительно был лучшим в классе и кто разбирался во всех темах! Но кто же обратится к ее высочеству с просьбой о репетиторстве? Все прекрасно знали о загрузке принцессы учебой. Даже если кому-то придет в голову такая крамольная мысль. Сами ведь старательно сбегали с дополнительных занятий, обязательных для нее. А с этого года у принцессы появились официальные обязанности. На которые она иногда отлучалась даже с уроков.
На Майю никто не смотрел. А вот учитель, стоящий за кафедрой, заметил нечто необычное. Весь урок рабыня провела в своем обычном состоянии. Сначала практически не шевелилась и сидела с закрытыми глазами, похоже дремала, а потом играла с браслетом. На него смотрела иногда, не чаще чем обычно. И никаких эмоций не проявляла. Но вот во время возникшего обсуждения учитель уловил на ее лице удивление. А при жалобах на сложность темы на ее лице промелькнуло просто откровенное недоумение. Как будто девочка попыталась вспомнить предмет разговора и так и не нашла, что же на уроке вызвало столько неуверенности в обычно спокойном классе. Причем схожая гамма эмоций, и также под жестким контролем, проскочила еще только у одного ученика, у ее высочества.
Впрочем, это было только мгновение. Потом лицо рабыни снова стало отрешенно-равнодушным, как и всегда. И учитель решил, что ему снова показалось.
Учитель не врал, а просто недоговаривал многих вещей. Например, что репетиторов в этот класс найти будет трудно не только в связи с особенностями учебной программы. Этот вопрос был хоть и сложный, но с деньгами родителей и их связями вполне решаемый. Для учеников класса правящих репетиторов отваживали намеренно. Все потенциальные преподаватели знали, что им просто не позволят принять предложение, каким бы оно выгодным ни было. Начиная именно с этого года в классе увеличивался отсев неспособных учеников. Все, кто попал в этот класс по протекции и не смог показать за прошлые годы должного уровня знаний, должны были постепенно отсеяться и уйти в другие классы. Плюс к этому учеников начинали подталкивать к прямому взаимодействию друг с другом. Ведь в будущем им придется работать в разных областях деятельности государственной машины. И умения находить общий язык с представителями разных сословий или чем-то поступиться ради помощи даже конкурента были необходимы. Ну и естественно, правящие не могут работать в полном одиночестве. У них есть своя команда, состоящая из доверенных лиц и просто тех, с кем им комфортно работать. Формирование такой команды начиналось тоже с дворцовой школы. Это был трудный, многоходовый процесс по формированию тех команд будущих руководителей, от работы которых будет зависеть будущее целой империи. И начинался этот процесс именно сейчас, на шестом году обучения с детей двенадцати-тринадцатилетнего возраста. Правда, об этом знали немногие. Но преподавательский состав дворцовой школы знал, а еще знала принцесса.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.