Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52166
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Артефакт»

    
размер шрифта:AAA

========== Рей ==========

Артефакт – мальчишка лет четырнадцати на вид – съежился в дальнем углу подвала, спрятав лицо в сложенных на коленях руках. Правая штанина его джинсов была разодрана, рукав светлой ветровки вымазан в какой-то бурой жиже и тоже сверкал прорехой чуть повыше локтя. Рыжеватые волосы слиплись на концах и висели неопрятными прядями. Но все это не могло затмить чистый теплый свет, который исходил от его невысокой хрупкой фигуры, скорчившейся на холодном полу. Сэм едва слышно выдохнул: сила Артефакта в парне поражала – и было непонятно: как его такого не нашли до сих пор? В излучаемый им свет хотелось окунуть ладони, впитать его в себя до самого конца, без остатка, осушить и присвоить.
Убить. Сэм, стараясь не вспугнуть добычу, сделал шаг вперед, одновременно убирая за спину правую руку с материализованным в ней клинком. И в этот момент мальчишка поднял голову.
– Представляешь, – сказал он звенящим от еле сдерживаемой обиды голосом, – они даже не дали мне ничего объяснить. Ничегошеньки сказать не позволили.
По глазам немедленно ударила яркая, слепящая своей четкостью картинка. Мужчина и женщина, с которыми Сэм разговаривал несколько часов назад, что-то возмущенно выговаривали нахохлившемуся, взъерошенному мальчишке, а тот лишь плотнее обхватывал себя руками, размазывая по рукаву сочившуюся из пореза кровь. Сэм на мгновение прикрыл глаза, отсекая разум от чужих воспоминаний. Свет Артефакта немного потускнел, но все равно ощущался явственно и маняще. Пальцы сами собой крепче сжались на рукояти клинка. Лучше обстоятельств невозможно было и придумать. Парень сам сбежал из дома, не пришлось даже выманивать, да еще и забрался на окраину города в пустой, давно заброшенный дом. Здесь от него не останется и следа, а Артефакт… А Артефакту найдется применение. Как же он долго его искал…
– Каспер или Гектор?
– Что? – от неожиданности опешил Сэм, выныривая из размышлений.
– Какое имя лучше: Каспер или Гектор? – снова повторил мальчишка и бережно выпутал из полы ветровки лохматого рыжего, как и он сам, щенка. Тот смешно задергал повисшими в воздухе лапами, испуганно заскулил и замотал лобастой, несуразно крупной в сравнении с остальным телом башкой. Мальчишка, рассмеявшись, перехватил его поудобнее, а потом, немного замешкавшись, протянул Сэму. – Вот.
Щенок оказался легкий: тощий, с выпирающими позвонками, впалым животом и неглубокой, но обширной ссадиной на загривке. Он немедленно вцепился Сэму в палец острыми тонкими зубами, но тут же, будто извиняясь за хулиганство, облизал ладонь влажным горячим языком.
– Эй! – возмущенно воскликнул мальчишка и легонько прихватил щенка за ухо. – Воспитанные собаки себя так не ведут. Простите, мистер! Он просто голоден, вот и хватает что попало. Я его у малышни с Холмов отобрал, они в него камни кидали. Принес домой, хотел покормить, но отец…
Парень смолк и только устало махнул рукой, очевидно не найдя в себе сил объяснять случившееся. Это и не было нужно: с каждым его словом перед глазами Сэма вставали яркие, как цветные фотографии, картинки, сменявшие одна другую с головокружительной частотой. Ощущения, исходившие от них, били через край. Маленькое рыжее тепло, свернувшееся у живота. Обжигающий удар металлическим прутом по предплечью. Тошнотворный хруст чужой челюсти и боль в содранных костяшках. Хриплый голос отца и испуганный – матери. Сэм вздрогнул, непроизвольно стиснул пальцы и опомнился, услышав болезненный скулеж.
– Дурак… – едва слышно прошептал он, сам не понимая, кого из них троих имеет в виду: себя, попусту теряющего здесь время; глупого мальчишку, умудрившегося родиться с Артефактом; или невезучего щенка, распластавшегося на его ладони, из которой как-то сам по себе исчез клинок. Сэм невесомо, кончиками пальцев, погладил щенка по холке, тщательно восстанавливая поврежденные ткани и унимая саднящую боль. Щенок снова заскулил и благодарно ткнулся в него влажным носом.
– Вы ему нравитесь, мистер, – заулыбался мальчишка и протянул руки, сложив ладони лодочкой. Сэм аккуратно вернул ему щенка, которого тот тут же прижал к груди. – Маме он тоже понравился бы, я уверен. Зря я ей такого наговорил… Надо вернуться и извиниться. Она, небось, с ума там сходит, думает, что меня маньяки уволокли.
От его смеха в горле встал горячий противный ком. Сэм хорошо помнил глаза той женщины, их горячечный, тревожный блеск, и ярко-красную ауру, насквозь пропитанную тревогой за сына. Ее бледно-розовые отсветы мерцали, словно искры, в глазах мальчишки. Сэм сжал пальцы в кулак, чувствуя ладонью холод и твердость рукояти, а потом решительно разжал их, развеивая материализовавшееся было оружие.
– Мой пикап припаркован в пяти шагах от входа, – чужим гулким голосом произнес он и незаметно потер вспотевшую ладонь о бедро. – Поехали, нечего одному шляться, подкину вас до дома.

– Меня зовут Рей, – сообщил мальчишка, с комфортом устроившись на пассажирском сидении. Щенка он аккуратно пристроил себе на колени, и тот, повозившись, улегся, спрятав морду под полой ветровки. – А вас, мистер?
– Сэм, – помедлив, отозвался тот и завел двигатель. Автомобиль вздрогнул, оживая, приборная панель осветилась бледным голубоватым светом, из-под капота донеслось мерное утробное урчание. Сэм привычно бросил взгляд в зеркало заднего вида и сам усмехнулся собственной перестраховке. За весь день по этой улице вряд ли проехало больше десятка машин. Он уже начал выкручивать руль, чтобы выехать на дорогу, как вдруг нога сама собой ударила по тормозам. Сэм обернулся через плечо, хмурясь и вглядываясь в небольшой проулок, отходивший в сторону.
– Что случилось? – тут же всполошился мальчишка и попытался привстать на своем месте, изо всех сил выкручивая шею, чтобы увидеть то, что привлекло внимание Сэма. Щенок на его коленях завозился и тихо тявкнул, не просыпаясь. Сэм положил руки на руль и сделал глубокий вдох, выравнивая дыхание.
«Нервы сделались совсем ни к черту, – подумал он, слушая стук собственного сердца. – Не надо было мне узнавать его имя…»
– Ничего, – вслух произнес он и медленно стронул машину с места. – Показалось. Кстати, твой пес не может быть ни Каспером, ни Гектором.
– Почему? – удивился мальчишка и внимательно уставился на щенка, сладко посапывающего в его живот. Сэм не удержался от улыбки.
– Потому что это девочка, – снисходительно пояснил он. – Тебе придется придумать другое имя.
– Вот ведь! – огорчился Рей, но тут же снова засиял от радости. – Тогда пусть будет Молли! Эй, Молли! – он бережно подхватил щенка под лапы и, поднеся к лицу, уткнулся носом в его нос. По его щекам тут же прошелся горячий розовый язычок, заставив поморщиться от щекотки. Рей рассмеялся.
– Ей нравится, видите? – сказал он и протянул щенка Сэму. Тот покачал головой.
– Я бы на твоем месте сводил ее к ветеринару, – заметил он. – Мало ли что…
Он прикусил язык, заметив, что уже почти был готов предложить заехать в ближайшую ветклинику, чтобы осмотреть это несуразное, грязное и наверняка напичканное разномастными паразитами животное. Что на него нашло? Какой вообще это имело смысл, если парень не доживет до ночи? Давать ему больше времени Сэм не собирался – ровно столько, чтобы тот успел помириться с матерью и не тянул за собой след от незавершенных дел. Где-то он читал, что такая аура могла плохо сказаться на свойствах Артефакта. Может быть и чушь, кто знает, но рисковать он не хотел. Пара часов, не больше. Уж их-то он может подарить мальчишке.

Все двадцать минут, что Сэму понадобились, для того чтобы добраться до нужного дома, Рей не затыкался. Он взахлеб рассказывал про школу, стройку на Холмах, где и была найдена рыжая Молли, предстоявшие каникулы, обещавшие стать незабываемыми, если только родители не посадят его под домашний арест за побег, и какого-то Бобби, который теперь уж точно закроет свой рот и не будет хвастаться своим убогим шпицем. Шпиц, к слову, принадлежал не ему, а матери, но об этом Бобби предпочитал не упоминать.
– Они просто обязаны разрешить мне ее оставить, – в который раз повторил Рей, и Сэм низко склонил голову к рулю, пряча выражение лица. – Я никогда и ничего у них не просил. Ни велик, ни скейт, даже мобильника у меня нет, да и не надо. Я же понимаю все: если денег нет, то их нет. Прошлым летом вот удалось устроиться на заправку, так все, что заработал – матери отдал. Немного, но все же. Сейчас вот тоже могу попробовать. На жратву-то ей точно хватит.
– И что же ты там делал? – полюбопытствовал Сэм, поневоле прислушиваясь к его болтовне. Рей смущенно передернул плечами.
– Полы мыл, – ответил он. – Товары по полкам расставлял. Больше ничего не давали.
От его воспоминаний явственно повеяло пережитым страхом. Перед мысленным взором промелькнуло наставленное прямо в лоб дуло пистолета, кривая усмешка, полная неприкрытого превосходства, и Сэм крепче ухватился за руль, выныривая из навеянных чужим разумом образов. Машина, вильнув от резкого движения, снова выровнялась на дороге. Сэм, мельком оглядевшись по сторонам, включил поворотник и медленно остановился у тротуара.
– Приехали, – сухо произнес он, надеясь, что голос не выдаст бушевавшие внутри эмоции. Рей вскинул голову, глянул в окно и просветлел лицом.
– О, точняк! А я и не…
Он внезапно запнулся на полуслове, и улыбка медленно стекла с его лица, лишив его всех красок. Рей стиснул руки, крепче прижимая к себе щенка, а затем повернул голову и удивленно посмотрел на Сэма.
– Но я же не говорил, где живу, – наконец дошло до мальчишки, и Сэм мысленно обругал себя за глупость. – И с Молли… вы ее даже… ну… не смотрели, а сказали, что она девочка. Просто так? И еще… У нее на загривке, тут, ранка была, я еще боялся, что загноится. А теперь ее нет. Совсем. И шерсть заросла, где выдрали. Кто вы такой, мистер?
– Соцработник, – попытался улыбнуться Сэм, но судя по лицу мальчишки, вышло у него неважно. – Я утром разговаривал с твоими родителями, они сказали, что ты пропал. Вот я тебя и начал разыскивать.
– Я соцработников видал, – упрямо мотнул головой Рей. – Они не так одеты. И сразу обычно корочки свои под нос суют. Чтобы их потом не засудили. И собак они прикосновениями не лечат, это я точно говорю.
– Ты не ел больше суток, – устало проговорил Сэм и откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. – Мерещится всякое. Вали уже домой и покорми свою доходягу. Ну?
– А вы странный, мистер, – сообщил ему Рей и решительно потянул за ручку дверцы. – Но хороший. Кажется. Заходите, как будет время, Молли повидать. Мы будем рады.
И, не дожидаясь ответа, легко выпрыгнул наружу. Хлопнула, закрываясь, дверца, и мальчишка почти бегом кинулся к посеревшему от времени и пыли зданию. Сэм проводил его взглядом, а потом с громким вздохом уронил руки и голову на руль. Господи, сколько мороки. Потом ведь придется еще выманивать его на улицу, да так, чтобы не переполошить ни родителей, ни соседей. Дождаться утра, когда он пойдет в школу? А вдруг его действительно посадят под домашний арест или будут сопровождать туда и обратно? Хотя… Сэм медленно перебрал некоторые из подсмотренных воспоминаний и усомнился, что у вечно замотанной матери и чересчур занятого собой отца найдется время для подобного эскорта. Но все же…
«Зачем я все так усложнил? – снова подумал Сэм, кляня себя за малодушие. – Надо было все решить в том подвале. Но… Пара часов ничего не изменят, я ждал этого гораздо дольше. А он попрощается с матерью… Уж я-то знаю, каково это, когда люди расстаются в ссоре и больше никогда не встречаются».
Он порылся в карманах, достал оттуда скомканную пачку сигарет и зажигалку. Долго мял пальцами и выравнивал одну перед тем, как закурить, и, затянувшись первый раз, поперхнулся, заглотнув слишком много дыма.
Несколько часов. Ждать оставалось совсем немного.

Он успел прокатиться к ближайшей заправке, очевидно, той, где в прошлом году работал Рей, и купить себе воды и сэндвичей. Время тянулось медленно, изматывающе, вдобавок небо затянуло облаками, и стало неимоверно душно. Мимо припаркованного напротив дома Рея пикапа деловито сновали машины и пешеходы: нескончаемым шумным потоком лиц, гула моторов, обрывков фраз и смеха. Их эмоции, фрагменты мыслей и воспоминаний толпились где-то на границе сознания, ощущаясь как тени в сумерках: смутно, неотчетливо, тревожно. Свет, источаемый Артефактом, горел гораздо ярче и теплее. Сэм чувствовал его каждую минуту, словно настроившись на одну волну, и это сильно мешало снова воспринимать его как неодушевленный объект, по недоразумению заключенный в хрупком живом теле. В Рее.
На улицу из дома не вышли ни мальчишка, ни собака, из чего Сэм заключил, что Молли все-таки приняли в семью. Радостный эмоциональный фон Рея тоже подтверждал эту догадку. Что ж, это было только на руку. Никаких сожалений, никаких неоконченных дел. Никаких привязок к этому миру. Сэм осторожно погладил пальцами прохладное лезвие кинжала, по которому вился затейливый узор из рун, настолько старых, что вряд ли в мире набрался бы десяток людей, способных их прочесть. Губы сами собой зашевелились, повторяя давно намертво заученные слова заклинания.
– Эйс берри аутум пертоме…
Чужое присутствие ударило под дых, вышибая воздух из легких. Сэм тут же выбросил в окно сигарету и внимательно прислушался к своим ощущениям, выявляя источник тревоги. Вокруг, казалось, ничего не изменилось, разве что машин стало немного меньше, но воздух, и без того накаленный солнцем, стал словно бы еще тяжелее и гуще. В давящем тревожном чувстве было что-то смутно знакомое, что Сэм никак не мог уловить, и это заставляло нервничать еще сильнее. Он снова огляделся по сторонам, и на этот раз его внимание привлек синий спорткар, припаркованный чуть поодаль. Узнавание отозвалось липким тошнотворным ужасом. Этот ментальный «запах» он бы не перепутал ни с чьим.

У двери нужной квартиры Сэм оказался быстрее, чем успел это осознать. Его трясло, легким не хватало воздуха, а в голове билась одна-единственная мысль: только бы успеть. Только бы успеть!
Ведь в тот момент, когда он перебегал дорогу, в доме Рея на один огонек – источник эмоций – стало меньше…
Свет Артефакта горел, как прежде, ровно и уверенно, переливаясь ярко-рыжими радостными всполохами. Голубым сияла аура успокоившейся матери, черным бездонным колодцем зияла пропасть на месте души его отца. Сэм, поперхнувшись ругательством, истово забарабанил в дверь.
– Рей! – не помня себя от ужаса, заорал он. – Рей, выходи! Твоя чертова псина обгрызла мне все сидение, выйди и посмотри на это!
За дверью раздался изумленный возглас, а затем заливистый лай. Сэм забарабанил громче.
– Да открывай же! – прохрипел он, леденея от навалившейся на плечи тяжести. Чужое невыносимое присутствие отдавало холодом и мраком, вечной пустотой и муторной, противной горечью. Она уже внутри! Почему медлит? Играется?
Ярость затопила удушливой слепящей волной. Сэм изо всех сил ударил по двери и едва смог сохранить равновесие, когда она вдруг поддалась под его напором и с противным скрипом распахнулась внутрь.
– Мистер! – удивленно вытаращился на него Рей, которому едва не прилетело по лицу. – Вы чего? Молли ничего не грызла, и…
Сэм цепко ухватил его за плечо и оттолкнул в сторону, выводя из-под удара. Нож просвистел прямо над его рукой и, вонзившись в стену, завибрировал от силы броска. Из глубины квартиры раздался удивленный вскрик, тут же сменившийся болезненным стоном.
– Мама… – проговорил Рей, медленно поднимаясь на ноги. – Мама!
Он бросился было назад, но Сэм вцепился в его запястье мертвой хваткой, не пуская навстречу собственной смерти. В другой руке он крепко сжимал кинжал.
– Ты ей ничем не поможешь, – тихо произнес он, чувствуя, как голубая аура медленно тает, истончается, поглощаемая темнотой. Рей рванулся, слепо ударил по его руке в безнадежной попытке освободиться, а потом замер, вытаращившись шальными глазами на клинок.
– Вы точно не соцработник, мистер, – процедил он, переставая вырываться. – Отпустите.
В его голосе прорезалось нечто такое, что Сэм моментально выпустил его руку, но Рей не сдвинулся с места. Видимо, Артефакт внутри него тоже почувствовал опасность, потому что его свет из цветного вдруг сделался кипенно-белым, так что на него даже смотреть было больно.
– Мама… – тихо проговорил он, глядя вглубь коридора, откуда появилась высокая статная фигура, за которой медленно вышагивали два черных как смоль пса.
Сэм крепко стиснул его плечо.
– Она мертва, – надеясь, что парень не впадет в истерику, сказал он и легонько подтолкнул его себе за спину. – Когда скажу – беги вниз, к моей машине. Ключи в замке. Уезжай так далеко, как сможешь, и прячься. Я найду тебя.
По коридору разнесся заливистый мелодичный смех.
– Симей, что я вижу? Ты пытаешься спасти этого ребенка? Или… – женщина вышла на свет, щуря зеленые, цвета молодой листвы, глаза. – Или ты просто хочешь сам его убить и забрать Артефакт себе?
Из горла вырвалось утробное рычание. Псы, жавшиеся к ногам хозяйки, вскинулись, прижали уши и зарычали в ответ, демонстрируя заостренные клыки. Сэм крепче сжал в руке рукоять кинжала.
– А ты не изменилась, Кана, – процедил он, не отводя взгляда от собак. – Все так же таскаешь с собой своих шелудивых шавок.
Женщина улыбнулась, и от ее улыбки озноб прошел по коже. Сэм толкнул в плечо замершего в проеме Рея.
– Не слушай ее. Беги.
– Беги, – улыбаясь, пропела та и шагнула вперед, шелестя струившейся по телу одеждой. – Все равно от судьбы не уйдешь. Ты слишком ярко сияешь, дитя, слишком ярко, чтобы даже благородный Симей смог устоять. Слишком лакомый кусочек, да, милый?
– Заткнись, – отрывисто бросил Сэм, тесня оцепеневшего Рея к выходу. – Не слушай ее.
– Конечно, – все так же безмятежно согласилась колдунья, приблизившись еще на один шаг. – Слушай только Симея, дитя-Артефакт. Он не соврет тебе, нет. Он просто убьет тебя ради твоей силы.
– О чем она говорит, мистер? – прошептал Рей, отступая от него. – Кто вы такие?
– Скажи ему, Симей. Скажи, зачем ты пришел к нему. Зачем тебе этот кинжал. И как ты собирался его убить.
– Это правда? – едва слышно произнес Рей, и Сэм не смог противиться его пронизывающему насквозь взгляду. Он кивнул.
– Правда, – подтвердил он, стараясь напустить в голос как можно больше безразличия. – Я собирался убить тебя прямо там, в подвале. Так что… беги и прячься. Так, чтобы тебя никто не нашел. Так, чтобы я тебя не нашел… Ну! Беги!
Его окрик подействовал, как удар хлыста. Рей сорвался с места так стремительно, что не успел среагировать никто: ни Кана, ни ее псы, ни даже сам Сэм. Когда же они все очнулись, парня уже простыл и след. Кана издала возмущенное восклицание, и, повинуясь ему, собаки моментально рванулись следом. Сэм решительно преградил им дорогу.
– Этот Артефакт – мой, – отрывисто бросил он, вставая в боевую стойку. – Убирайся, Кана, тебе здесь нечего ловить.
Кана рассмеялась ему в лицо.
– Я смотрю, ты снова набрался силенок, – заметила она и сделала едва уловимый знак рукой. Сэм отреагировал мгновенно: мысленно зацепил зрительный нерв одной из собак, наводя галлюцинацию, пригнулся, уходя от броска второй, и полоснул ее по животу, рассекая внутренности. Руку обдало горячим и липким, пес завизжал от боли, перекувырнулся в воздухе и тяжело шлепнулся на пол, заливая его темной, почти черной кровью. Сэм поморщился: кожу там, куда она попала, пекло, словно огнем. Беспокоиться об этом, однако, не было времени. Второй пес, избавившись от воздействия, остервенело вцепился в его бедро. В глазах помутилось от боли. Сэм ударил наотмашь, отбрасывая его от себя, и встретил новый бросок во всеоружии, вспоров собаке горло. Та, захрипев, повалилась на бок и засучила лапами. Сэм едва успел отереть жгучую кровь с лица, как его опрокинули на спину.
– Выродок, – прорычала Кана, обратившаяся в свою вторую ипостась – огромную черную волчицу. Ее зубы лязгнули в опасной близости от горла, и Сэм в последний момент успел подставить руку, защищаясь. Боль пронзила насквозь, стекла в плечо, взорвалась в груди множеством раскаленных игл. Сэм вцепился пальцами волчице в морду, целя в полыхавшие огнем глаза, ногой двинул в живот, вкладывая в удар не только физическую силу, но и ментальный импульс, однако Кана даже не разжала челюсти. Наоборот, казалось, его руку захватили в плен стальные тиски, сжимавшиеся все сильнее. Сэм закричал, рванулся из последних сил и…
Хватка на его руке внезапно ослабла. Кана тяжело рухнула ему на грудь, проехавшись лапой по лицу, и Сэм вывернулся из-под нее, не смея верить во внезапное спасение. Он сумел подняться на колени, пошатываясь и борясь с дурнотой, а потом, оглянувшись назад, не поверил своим глазам. Перед ним с тяжелым табуретом в руках стоял Рей.
– Почему ты здесь? – хрипло, с присвистом, вырвалось у Сэма. – Ты же должен был бежать! Какого черта ты вернулся?!
– Вот, – Рей выпустил из рук табурет и, пошарив за пазухой, вытащил на свет божий злополучного щенка. – Я ее в комнате запер, когда дверь пошел открывать, и забыл. А потом вспомнил.
– Дур-рак! – раскатисто рявкнул Сэм и, поднявшись, ухватил его за руку. – Быстрее! Надо сматываться отсюда, пока она не пришла в себя. Думаешь, твой удар хоть чем-то ей навредил?
– А я и не пытался, – тихо ответил Рей, послушно следуя за ним. – Я тебе хотел помочь.
Слова застряли у Сэма поперек горла. Остаток пути до машины они пробежали молча, без лишних слов загрузились внутрь, да так и молчали, пока не выехали из города и не остановились на лесной дороге, чтобы перевести дух. Рей сидел, крепко прижав к груди Молли, и смотрел прямо перед собой, явно размышляя о чем-то. Сэм выбрался из машины, закурил и, прихрамывая, подошел к багажнику пикапа. Порывшись среди сгруженного там барахла, нашел аптечку и принялся аккуратно смывать с себя ядовитую кровь. Раны на руке и ноге уже начали затягиваться, но все равно отзывались пульсирующей яркой болью.
– Что такое Артефакт? – послышалось из-за спины. Сэм оглянулся. Рей, сосредоточенный и серьезный, стоял позади него, держа на руках Молли.
– Артефакт – это ты, – спокойно, будто равнодушно, объяснил ему Сэм. – Сосредоточие энергии огромной мощности внутри живого существа. Редкость, на самом деле.
– Зачем вы – ты и она – хотели меня убить? – упрямо допытывался мальчишка, повзрослевший за последние полчаса на добрый десяток лет, и Сэм не стал ему врать, рассудив, что тот имеет право знать правду.
– Потому что только так можно заполучить твою силу себе. Прости. Ничего личного. Просто другого способа нет. А желающих всегда будет много. Не я, так Кана, не она, так кто-то еще другой. Прости.
– Почему ты отвез меня домой? – будто не слушая его извинений, продолжал Рей. Сэм устало вздохнул и щедро плеснул на укус обеззараживающую жидкость. Края раны тут же покрылись розоватой пеной, закрывавшей поврежденные ткани.
– Я не знаю, – честно ответил Сэм на вопрос, который и сам несколько раз задавал себе в течение последнего часа. – Мне показалось неправильным, что вы с матерью расстались в ссоре. Так не должно быть. Я хотел, чтобы ни у кого не осталось сожалений. Не пойми неправильно, – горько усмехнулся он, – я все равно собирался тебя убить. Просто позже. Черт.
Кана умудрилась разодрать ему и кожу на лопатке, а туда так просто было не дотянуться. Сэм, ругаясь сквозь зубы, стянул с себя изодранную футболку и изо всех сил выгнул шею, пытаясь рассмотреть повреждения. Рей, спустив Молли с рук, внезапно шагнул к нему и отобрал салфетку, которой тот вытирал кровь и грязь с кожи.
– Стой ровно, – потребовал он и принялся осторожно обрабатывать рану. Сэм прикрыл глаза, стараясь не морщиться от неприятных ощущений. Боль постепенно проходила, проясняя сознание и возвращая к реальности. И что теперь?
– Вот, – сказал Рей, закончив возиться с обработкой и аккуратно залепив рану самоклеющейся повязкой, коих в аптечке было вдоволь. – Почти как новенький. Я хотел спросить… мои родители… мертвы?
– Да, – не стал отрицать Сэм. Он выудил из рюкзака новую футболку и осторожно, не тревожа повязки, натянул ее на себя. И только потом смог повернуться лицом к Рею. – Кана не оставляет никого после себя. Такая уж у нее натура.
– А ты? – неестественно спокойным тоном поинтересовался Рей. – Тебе так нужен этот Артефакт? Что в нем такого важного?
– Мне он нужен, – подтвердил Сэм, борясь с желание сплюнуть горечь, выступавшую на языке. – Очень. Сила Артефакта велика. Да ты и сам мог почувствовать это.
– Что? – удивился Рей. Сэм развел руками.
– Ты можешь влиять на людей. Думаешь, после побега тебе бы так просто разрешили оставить собаку? Ты хотел этого и смог повлиять на родителей своим желанием. Да и вырубить Кану так легко у тебя не вышло бы, если бы ты всей душой не хотел этого. И ты заставил меня говорить правду. Тогда и сейчас. Круто, правда?
– Зашибись, – без особого энтузиазма согласился Рей, и Сэму остро захотелось погладить его по взъерошенным вихрам. – А что еще я заставил тебя делать?
– Больше ничего, – против воли улыбнулся Сэм. – Я чувствую воздействие и… могу противостоять ему, если хочу. Так просто со мной не сладить.
– Ясно, – вздохнул Рей и обхватил себя руками. – Мои родители мертвы, я – какая-то неведомая хрень, и по моим следам идут чертовы убийцы, способные превращаться в волков. Какой сегодня день у меня по гороскопу? Знаешь, я тут подумал, – он поднял на Сэма пронзительный взгляд ясных голубых глаз, и тот задохнулся от пустоты, разверзнувшейся в их глубине, – если тебе так нужен этот Артефакт, то… бери его. Если за мной все равно придут, то пусть уж это будешь ты. Так как-то легче.
Его слова упали на плечи, намертво пригвоздив к земле. Сэм не двигался, почти даже не дышал и только смотрел. На рыжие, требующие расчески волосы. На веснушки, рассыпанные по щекам. На болезненный, нервный изгиб тонких губ. На трогательную впадину на груди под горлом. В ноги ткнулось что-то теплое и мягкое. Сэм опустил взгляд и увидел Молли, трущуюся боком о его лодыжку. И в этот момент он снова смог начать дышать.
– Нам надо в город, – решительно сказал он и, отвернувшись, принялся закидывать в пикап вытащенные из него вещи. – Тут километров восемьдесят будет, дотемна успеем. Давай, поторопись.
– Зачем? – не понял Рей, и Сэм впервые за день от души улыбнулся.
– Затем, что я не собираюсь терпеть это блохастое недоразумение в своей машине, – сказал он и легонько пихнул щенка ногой. Молли, приняв это за игру, тут же вцепилась в его штанину. – Так что мы ищем ветеринара, который даст ей что-нибудь от глистов и прочих паразитов, пока они не угнездились в нас с тобой. Заодно купим ей и себе жратвы и подумаем, куда податься. Время у нас пока есть.
– Молли не блохастая! – возмутился Рей и, наклонившись, подхватил щенка на руки. – Будешь ее обижать – заставлю наесться червяков!
– Да, да, – рассеяно отозвался Сэм, укладывая вещи так, чтобы они не болтались по кузову, и мысленно отмечая для себя, что еще нужно прикупить для их внезапно разросшейся компании. – И куда только подевалось твое «мистер» и вежливое обращение?
– Ну, – рассудительно заметил Рей, залезая на заднее сидение вместе с Молли, – ты все-таки совсем не похож на соцработника. Да и похоже, что лет тебе не так чтобы сильно больше, чем мне. Двадцать? Двадцать пять? – Сэм подавил улыбку. – Так что нет, на мистера ты никак не тянешь… Симей.
– Не стоит, – покачал головой Сэм и завел двигатель. – Не люблю это имя. Оно… связано с дурными воспоминаниями. Зови меня Сэм. Можно, так и быть, без мистера.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.