Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52167
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ее сердце – главная мишень»

    
размер шрифта:AAA

Джоанна Рок
Ее сердце – главная мишень

Глава 1

Любовь Брианы Хансон к своему боссу мгновенно умерла, когда он повел к алтарю другую женщину. Да и потом, после его драматического развода, о реанимации своей любви она и не помышляла. Не желала становиться средством для его утешения.
Однако прежние любовные искры временами вспыхивали в ней. Как, например, сегодня.
Бриана работала в усадьбе Гейба «Соловьиная роща» на Мартинике ландшафтным дизайнером. Год назад Гейб предложил ей перейти к нему на постоянной основе, а до этого она облагораживала другие усадьбы острова. Свою работу Бриана любила, да кроме того, Гейб предоставил ей полную свободу творчества, обеспечив солидный бюджет, разделяя ее эстетические взгляды. Именно поэтому они поладили. Однако за рамки бизнеса это не выходило. Ничего личного.
Сегодня тем не менее что-то изменилось. Во время обеденного перерыва Бриана остановилась возле мастерской Гейба, переделанной из сарая. Ее интересовали его планы по поводу отделки входа одного из бунгало. Он очень трепетно относился к своему курорту, старался украсить и все свое свободное время проводил в столярной мастерской, изготавливая потолочные панели и реставрируя старые шкафы.
Застыв на пороге, она вдохнула терпкий запах стружки. Гейб в защитных очках вытачивал на станке изогнутую планку для входа в гостиную, весь погруженный в процесс. Бриана залюбовалась мощной фигурой босса, игрой мускулов. Вообще он в любое время красив. Темные волосы и голубые, как море, глаза, такие же, как у его старших братьев. Красавцы мужчины Мак-Нейл всегда привлекали внимание женщин, как на Мартинике, так и за ее пределами, а их богатство и бизнес простирались до Нью-Йорка и Силиконовой долины. Правда, Гейб отличался от братьев непринужденностью и тягой к ручному труду.
В мастерскую проникал морской ветерок, поднимая легкую древесную пыль. Белая рубашка, намокнув от пота, прилипла к его широкой груди, подчеркивая рельефные мышцы. Джинсы плотно облегали стройные узкие бедра, едва держась на широком ремне. Но это не выглядело сексуально. По крайней мере, Бриана пыталась убедить себя в этом. Ей вдруг стало жарко.
Гейб вдруг повернулся к ней, выключив станок.
– Привет, Бриана! Чем тебе помочь?
И поднял на лоб защитные очки, внимательно взглянув на нее синими глазами. Потом, наклонившись, смахнул стружку со станка, шагнул к ней. Она приказала себе прекратить любоваться им и хотела попросить выплатить ей жалованье сейчас, поскольку ее родственники оставили в Бруклине беспомощную бабушку. Бриана обязана ей всем. И работой, и жизнью на Мартинике, и здравым рассудком. Эта женщина дала ей шанс на лучшую жизнь, избавив от участия в болезненной семейной драме. Тем не менее бабушка больна, и Бриана надеялась, что старушка приедет на Карибы, а она станет заботиться о ней.
Не усложнит ли это ситуацию, ведь Гейб Мак-Нейл стал близким другом.
Изобразив улыбку, чтобы скрыть на лице следы вожделения, Бриана постаралась вспомнить, зачем, собственно, пришла.
– Привет. Прости, что прерываю, просто я думала, что ты собираешься на ланч, и хотела обсудить планы по поводу второго бунгало.
Расстегнув широкий рабочий ремень, Гейб повесил его на крючок возле скамьи и подмигнул ей, слегка толкнув плечом.
– Имеешь в виду Мотыльковое бунгало?
Бриане не понравилось предложение промоутеров назвать все постройки на территории гостиницы какими-нибудь экзотическими именами, иначе отель превратится в некий туристический развлекательный парк.
– Ну да, Мотыльковый будуар.
Она еле успевала за ним, он шел быстро, хотя и не спешил.
Он вообще никогда не спешил, благодаря чему слыл прекрасным столяром. Работал медленно и вдумчиво, творчески решая каждую задачу. Любая вещь, изготовленная им, сразу становилась уникальной.
– Пойдем в главный дом. – Гейб свернул на дорожку, соединявшую хозяйственную зону с садом. – У меня есть наброски плана, можешь взять их себе, посмотришь, что я хочу сделать с бунгало.
Они подошли к заднему входу отеля «Соловьиная роща». В нем было десять номеров с балконами, обращенными к Атлантическому океану, и мансардной крышей с темной черепицей во французском архитектурном стиле. Сама гостиница была белая, с темно-серыми ставнями, плотно закрывавшимися на время урагана.
– В центре сада я ничего не буду сажать, это помешает реконструкции. – Бриана знала, что реконструкция для Гейба означает больше, чем пара новых окон или обновленная дверь. Он тщательно обдумывал все детали, которые придавали строениям уникальный вид.
Бриане нравилось, что из них получилась хорошая команда. Ее ландшафтный дизайн обрамлял его работы, что вызывало всеобщее восхищение.
– Наш проект сулит стать многообещающим. – Стряхнув пыль с рубашки, Гейб открыл дверь в кабинет. – Я сегодня хотел поговорить с тобой о некоторых изменениях в планах. Собираюсь передать подрядчику часть работы по реконструкции.
Он придержал дверь, пропустив ее вперед. Бриана увидела его одиннадцатимесячного сына Джейсона, сидевшего на высоком стульчике. Няня мальчика, мисс Камилла, хлопотала на маленькой кухне, предназначенной лично для Гейба. Неподалеку располагалась большая спальня. У Гейба своя вилла в дальнем конце парка, а здесь он бывает, когда работает в офисе.
– Подрядчику? – Она, наверное, ослышалась. – Ведь ты лично руководишь перестройкой своего отеля вот уже два года. И ты лучший руководитель на острове. Ничего не понимаю.
– Пойдем. – Он мягко подтолкнул ее вперед, положил руку ей на талию, другой рукой приветственно махнув няне. – Мисс Камилла, если вам надо на ланч, я возьму Джейсона.
Пожилая женщина кивнула.
– Будьте бдительны, месье Габриэль. – Она говорила с заметным французским акцентом. – Наш милый Джейсон сегодня озорничает.
Бриана взглянула на темноволосого мальчика, пристегнутого к высокому стульчику. На нем были полосатые штанишки и ярко-голубая футболка. Два маленьких зуба блеснули в улыбке, когда он взглянул на отца, подогнув под себя босые ножки. Схватив ложку, малыш радостно забарабанил по подносу.
– Хорошо. – Гейб поцеловал малыша в лоб.
При виде этой сцены у Брианы сжалось сердце. И как могла мать Джейсона оставить ребенка и мужа?
Тереза Баудер, красивая женщина и талантливая певица, жила с ними всего полгода. Гейб познакомился с ней, когда она, расставшись с мечтами, приехала на Мартинику. Три года пыталась делать карьеру в музыкальном бизнесе, но ничего не получилось. Бриана все знала об этой женщине. Та славилась изящной красотой, а вечерами на пляже раздавался ее чистый приятный голос. Тереза пела песни под акустическую гитару.
Тот факт, что она вышла замуж за самого лучшего из братьев Мак-Нейлов, вызывал у Брианы тайную зависть. Но когда Тереза забеременела, ей позвонил бывший менеджер и позвал обратно в Нашвилл. Один из лучших продюсеров страны хотел снять фильм о жизни певицы и приглашал Терезу в Лос-Анджелес, чтобы она сыграла в фильме саму себя. Тереза уехала, оставив мужа. Гейб поехал с ней в Лос-Анджелес, дождался появления ребенка. Она заявила, что не хочет быть матерью, потому что главное для нее – карьера.
Гейб говорил об этом скупо. Просто вернулся на Мартинику вместе с сыном, которому на тот момент исполнилось всего четыре недели.
Бриана тоже поцеловала мальчика. Они стали большими друзьями за последние десять месяцев.
– Как поживаешь, малыш?
Сердце растаяло, когда Джейсон лучезарно улыбнулся ей. Взяв со стола толстого игрушечного зеленого динозавра, Бриана положила его на край подноса.
– Тебе пришло письмо, Бриана. – Гейб взял маленький конверт из пачки почты, которую передала Камилла. – Наверное, из дома.
– Спасибо.
Она увидела обратный адрес. Бабушка. В сердце вспыхнула надежда, что с ней все в порядке. Она совсем забыла о том, что собралась играть с Джейсоном в динозаврика, но мальчик напомнил, подтолкнул ей игрушку.
Бриана послушно взяла динозаврика и стала водить по подносу, однако все ее мысли были о бабушке.
– Прости, что так неожиданно сообщил тебе об отъезде. – Гейб достал из холодильника две бутылки с водой и протянул одну Бриане. – Именно поэтому передаю дела подрядчику. Мне нужно отремонтировать еще несколько бунгало. Однако я уезжаю с Джейсоном в Нью-Йорк и не знаю, когда мы вернемся.
Бриана крепко сжала в руке бутылку, так и не открыв.
– Ты уезжаешь?
Она считала его лучшим другом. Он предоставил ей прекрасную возможность, пригласив работать ландшафтным дизайнером в усадьбе «Соловьиная роща». Долговременный проект давал ей полную свободу творчества. До этого Бриана работала по контракту в нескольких местах и познакомилась с Гейбом, когда он строил беседку в своем обширном семейном поместье Ле-Франсуа. Тогда он готовился к свадьбе. Бриана, подавив влечение к нему, старалась поразить его своим мастерством.
– Да. Я собираюсь в Нью-Йорк повидаться с дедом. – Порывшись в кухонном шкафчике, Гейб положил на круглый столик маленький листок бумаги. – Присядь, Бриана.
Он придвинул ей плетеное кресло. Высокие французские окна были открыты, пропуская на кухню легкий морской ветерок. Погода на Мартинике всегда прекрасна, даже в февральский зимний день. Бриана не уставала восхищаться местным климатом, так сильно отличавшимся от холодного Бруклина, где она провела детство.
– С дедом? Ты имеешь в виду Малколма Мак-Нейла?
Она слышала историю о его богатой семье, исчезновении его невестки, наследницы Карелии Деграфф, и о том, что Гейб обнаружил свое родство с богатым владельцем «Курортов Мак-Нейла» Малколмом Мак-Нейлом. Его матерью была любовница Лиама Мак-Нейла. Тот признал своими троих ее детей, а потом бросил их, когда Гейбу было одиннадцать лет. Лиам в то время женился, и у него родились трое законных сыновей.
– Да. – Гейб придвинул к столу стульчик Джейсона, тот, расплывшись в улыбке, вновь забарабанил ложкой по подносу. – Здесь я прекрасно живу, наслаждаюсь работой в «Соловьиной роще», но Джейсон не должен быть прикован к этому месту, ведь он наследник Мак-Нейла.
Бриана расстроилась. Она любила работать с Гейбом. «Соловьиная роща» без него опустеет. И без Джейсона тоже. Ее взгляд обратился на мальчика. Как радостно общаться с ним!
– Надолго уезжаешь? – Она силилась скрыть эмоции.
Гейб поставил перед сыном тарелку с едой. Отобрав у Джейсона динозавра, Бриана крепко сжала его в руках.
– Нет. – Гейб уселся рядом с ней. – Я пробуду там, пока не узнаю больше о холдингах Мак-Нейла и не уговорю деда отказаться от архаичного завещания.
– Что ты имеешь в виду?
– Он написал, что все его наследники должны жениться в течение года, чтобы получить свою долю в наследстве. – Гейб положил листок, который держал в руках. Это был план реконструкции бунгало, о котором спрашивала Бриана, хотя уже благополучно об этом забыла. – Может, старик совсем выжил из ума, но мой личный опыт свидетельствует о том, что брак – это плохая идея.
Его лицо омрачилось, впрочем, как всегда, когда он вспоминал о бывшей жене. Бриана со страхом подумала, что Тереза навсегда лишила его веры в настоящую любовь.
– Но ведь ты не получил права на наследство, потому что быстро развелся. – Она не могла представить, что Гейб живет на Манхэттене или окунется в богатый мир бизнеса. Возможно, она слишком наивна.
– Правильно. Я никогда больше не женюсь, но разве справедливо, что из-за этого Джейсон должен лишиться наследства? Это нечестно по отношению к крошечному человечку. Поэтому я и собираюсь в Нью-Йорк, чтобы убедить деда изменить завещание. – Он поворошил мягкие черные волосы сына. – Кто сможет устоять перед этим маленьким чудом?
Джейсон пнул поднос босой ножкой, морковки подпрыгнули на тарелке. Это действие заворожило его, и малыш принялся внимательно изучать яркие оранжевые кусочки.
– Да, ты прав. – Улыбнувшись, Бриана пожала пухлую ножку ребенка. При виде обоих Мак-Нейлов на сердце потеплело.
Один из них такой очаровательный, другой – такой запретный.
Черт возьми.
Каким бы притягательным ни был Гейб, он явно не собирается завязывать новые отношения после неудачного брака. Бриана понимала, что его сердце разбито. И вообще она вряд ли имеет шанс стать для него больше чем просто другом.
– Мы с Джейсоном собираемся прожить некоторое время на Манхэттене. Несколько месяцев, по крайней мере. – Откинувшись в кресле, он взял со стола детскую чашечку с гранатовым соком. – Я набросал схему ремонта для нескольких объектов, поэтому ты будешь знать, что я хочу от подрядчиков. – Когда он передавал ей листок, задержал руку над письмом от бабушки. – Ты прочитаешь его? Бабуля не так уж часто пишет тебе.
Увидев неровный почерк, Бриана встревожилась. Ей стало совестно оттого, что она думает только о себе, своей жизни на Мартинике и чувствах к Гейбу, при этом начисто забывая о семье.
– Да, конечно. – Бриана вскрыла конверт. – Она стала писать мне реже, ее мучает артрит.
– Тем более надо прочитать, – настаивал Гейб.
Он принялся убирать со стола. Бриана прочитала короткое письмо. Сначала бабушка написала несколько строк о том, что никак не удается организовать посадку сада на крыше дома, этот вопрос ее очень волновал. Остальную часть Бриана быстро пробежала глазами.
Кроме последних строчек.
«Вчера на рынке на меня напал грабитель, какой-то наркоман. Ничего страшного, со мной все в порядке. Остались небольшие синяки. Это не проблема, но на рынок будет труднее ходить. Ты предлагала мне заказывать продукты на дом, я готова рассмотреть твое предложение. Сейчас у меня большой запас еды, на неделю хватит, не волнуйся.
До свидания, моя любимая девочка».
У Брианы екнуло сердце.
– О боже!
Бабушка, самый главный человек в жизни, ограблена, побита и страдает в одиночестве, а она тем временем сажает цветочки в этом Карибском раю, мечтая о недосягаемом мужчине.
– В чем дело? – Гейб мгновенно подошел к ней, положив руку на плечо.
– Мне надо домой. – Бриана встала, колени дрожали. – Срочно.
– Что случилось? Подожди!
Гейб обнял ее за талию, ощутив запретное удовольствие, которого не заслужил.
Но в данный момент Бриана была в шоке. Побледнела как полотно. Что такого в этом письме?
– Мне надо домой, Гейб. Бабушка получила травму. – Ее голос сорвался.
Гейб опешил. Он видел, как эта хрупкая женщина собственными руками ворочает огромные мешки с землей, и никак не мог представить ее плачущей. Тем не менее ее карие глаза блестели от слез.
– Кто получил травму? Бабушка?
Гейб неохотно отпустил Бриану, слегка коснувшись пальцами длинных пушистых волос, собранных в конский хвост.
Она всхлипнула, слеза скатилась по щеке. Ее оливковая кожа стала белой, как конверт, который она сжимала в руке. Всего лишь несколько мгновений назад она улыбалась Джейсону, и ей не надо было делать над собой усилие, чтобы развлечь ребенка.
– Прочитай. – Она передала Гейбу письмо Роуз Хансон, а пока он читал, достала из кармана рабочих брюк мобильный телефон. – Я собрала деньги, чтобы привезти ее сюда. Хотела сообщить ей об этом в эти выходные, во время связи по скайпу. Надо было бы звонить ей каждый день, а я делаю это только сейчас.
Бриана приложила телефон к уху. Гейб услышал, как на том конце кто-то ответил. Хотя, должно быть, это автоответчик, потому что Бриана дала отбой и вновь набрала номер.
– Не переживай. Все будет хорошо. – Он снова обнял ее, надеясь как-то утешить, но вдруг почувствовал удовольствие от этого прикосновения. – Мы пришлем к ней кого-нибудь на помощь. Например, сиделку.
Бриана отправила сообщение бабушке с просьбой немедленно перезвонить. Засунув телефон в карман, прижала руку ко лбу, облокотившись о стол.
Гейб жалел, что мало знает о семье Брианы. Ему лишь известно о том, что у нее было тяжелое детство, и бабушка, собрав все свои сбережения, отправила внучку на Мартинику к своей подруге, которая уехала на остров после выхода на пенсию. Бриане в то время было двенадцать лет. Ее опекунша – почти чужой человек – помогла девочке получить образование и познакомила с местным садовником.
Переживая собственную драму, Гейб мало интересовался жизнью Брианы, хотя при виде ее в нем что-то ярко вспыхивало. Он игнорировал вспышки, когда жил с Терезой, объясняя их тем, что восхищается профессионализмом и рабочим энтузиазмом девушки.
И вот сейчас, когда он прижал к себе ее голову, вдыхая запах волос, в нем вновь вспыхнули странные чувства. Ее волосы источали аромат цветов, которые она сажала в саду. От его взгляда не укрылись и округлые женственные формы, совершенно не гармонирующие с просторной рабочей одеждой.
– Там никого нет. – Бриана покачала головой, и ее темные мягкие волосы коснулись его подбородка. – С бабушкой жила моя мачеха Венди, а когда в прошлом месяце появился новый бойфренд, она съехала с квартиры. Я так волнуюсь.
– Я позвоню в патронажную службу и найду сиделку. – Гейб достал из заднего кармана джинсов телефон, надеясь, что няня Джейсона скоро вернется.
Его инстинкт – оберегать и защищать – игнорировать трудно. Бриана находилась рядом с ним в самые трудные дни. И в жизни Джейсона тоже была подобно солнышку. Гейб постоянно испытывал чувство вины оттого, что не способен найти новую мать для сына, а когда смотрел на Бриану, это чувство немного сглаживалось.
– Нет, не надо звонить. Это мой долг, а не твой, Гейб. Однако спасибо тебе. – Она дрожавшими пальцами набрала номер. – Это хорошая идея – попросить кого-нибудь позаботиться о ней, пока не приеду я.
– У-у-у! – За спиной Гейба раздался восторженный вскрик.
Повернувшись, он увидел, как сын подбросил вверх морковку.
Бриана, взглянув на малыша, улыбнулась дрогнувшей улыбкой, хотя и была совершенно расстроена. Она сильно отличалась от бывшей жены Гейба. Казалось, та с удовольствием предоставила Гейбу заниматься ребенком. Он не раз собирался в Штаты, чтобы бывшая жена смогла увидеться с сыном. Однако Тереза заявила, что сможет повидаться с малышом только после Дня святого Валентина. В этот день у нее должна состояться фотосессия для одного музыкального журнала.
Тем не менее Гейб надеялся, что она найдет окно в своем плотном расписании, чтобы сын увиделся со своей мамой.
– Может быть, тебе даже не надо будет лететь в Нью-Йорк, если найдешь сиделку. – Гейбу была ненавистна сама мысль о том, что Бриана вернется к той жизни, которая сделала ее несчастной. Тот дом бабушки хранит в себе тягостные воспоминания. – Сиделка будет приходить к ней, пока ты не найдешь способ доставить бабушку сюда.
Гейб хотел, чтобы Бриана осталась работать у него. Здесь у нее счастливая жизнь. Она вкладывает душу в свои сады, и он понимает, что отель станет другим, если она уедет.
– Я полечу ближайшим рейсом. – Пальцы сжали телефон. – Надеюсь, ты понимаешь, что мне срочно нужен отпуск.
– Конечно, я дам его тебе, более того, сохраню за тобой рабочее место. – Гейб не хотел, чтобы Бриана переживала по поводу работы. И эгоистически надеялся, что родственники не смогут ее убедить остаться в Нью-Йорке. Он желал, чтобы она вернулась на Мартинику, потому что здесь его дом.
– Спасибо тебе. – Бриана кивнула, на густых ресницах блеснула слеза. – Пойду собираться. Может быть, сегодня вечером уже удастся улететь. – Она сунула письмо в карман брюк, которые моментально обтянули ее бедра.
Что с ним происходит? Зачем обращает внимание на подобные вещи, когда Бриана нуждается в его помощи? Скала в его шатком мире. Ее улыбка освещает его жизнь. Он не может допустить, чтобы она в столь нервном состоянии встретилась со своей семьей.
– Не улетай.
Гейб явно хотел ей помочь, как когда-то она помогла ему одним лишь своим присутствием. В те тяжелые дни, когда он расставался с Терезой.
И он не в состоянии ее отпустить сейчас.
– Гейб, я должна. – Горячность и страсть в ее голосе несказанно удивили его. Он впервые услышал такой тон. – Бабушку кто-то избил. Ей восемьдесят лет, и она дала мне все, что у меня есть.
Но Гейб не хотел отпускать ее одну. Тем более в таком состоянии.
– Ты очень разнервничалась. С тобой может что-нибудь случиться. Я собираюсь в Нью-Йорк. Мы полетим вместе на моем самолете. Сегодня.
– Это невозможно. У тебя маленький сын, ему надо соблюдать режим дня. Его нельзя внезапно срывать с места.
Бриана с нежностью взглянула на Джейсона, погладив его пухлую ручку.
Гейб в окно увидел Камиллу, шедшую к ним по мощеной дорожке. Хорошо, что она вернулась. Теперь он сможет вплотную заняться Брианой. Взяв Джейсона на руки, он поцеловал сына в макушку.
– Мой сводный брат Кам знает пилотов, которые могут вылететь в течение часа. Если хочешь лететь сегодня, я позвоню ему, чтобы он нас взял. Это будет быстрее, чем обычным рейсом.
Вошла Камилла, и он, передав мальчика, попросил собрать его вещи для двухнедельной поездки. Камилла кивнула. Гейб, взяв Бриану за руку, вывел ее с кухни на залитый солнцем двор.
– Гейб, я никогда не смогу расплатиться с тобой.
– Зачем? Я ведь сказал, что мне надо быть в Нью-Йорке в любом случае, поэтому имеет смысл лететь вместе. Я должен тебе гораздо больше, Бриана, чем платил, если уж на то пошло. Ты работала не покладая рук и вложила в это место гораздо больше, чем кто-либо другой. Теперь моя очередь отблагодарить тебя.
Секунду Бриана колебалась, сжав губы, но в конце концов покорно подняла руки вверх.
– Хорошо. Пойду укладывать вещи.
– Замечательно. – Гейб кивнул, мысленно составляя список дел. – Я сообщу тебе время вылета, когда это станет известно. Как только прилетим, я возьму такси в аэропорту и доставлю тебя прямо к бабушке.
– Чудесно. – При этом Бриана напряглась. – Спасибо тебе.
И она ушла. Он размышлял о том, что постарается ей помочь перевезти бабушку на Мартинику. Они с Брианой – прекрасная команда на работе. Так почему бы им не стать партнерами и в личной жизни?
Какая притягательная мысль, хотя одновременно и тревожная. Может быть, потому, что совсем недавно он пережил развод. Правда, сейчас Гейб испытывал приятное влечение, которое исчезло из его жизни в тот момент, когда жена заявила о том, что покидает его. И это на третьем месяце беременности.

Глава 2

Бриана расхаживала перед своим домиком, под большим фиговым деревом, склоненным от постоянных ветров, ожидая Гейба, который должен был заехать за ней. Дорожная сумка стояла на маленьком деревянном крыльце. На остров опускались сумерки, окрашивая все вокруг в розово-персиковые цвета. Домик уже погрузился в тень широких ветвей.
Наклонившись, она подняла несколько листьев с тарелки, которую поставила прошлой осенью. Эту тарелку подарила подруга бабушки, Кэрол, которая привезла ее сюда четырнадцать лет назад совсем еще юной девочкой. На память. Кэрол все свои деньги потратила на проживание в частном доме престарелых. Зато Бриане оставила подарок – кованую тарелку с выгравированной на ней китайской пословицей: «Когда крыша крепка, нечего бояться ветра».
Бриана поняла это послание. Надо опираться на корни, которые Кэрол помогла ей пустить на Мартинике, и те ценности, которые бабушка постаралась ей передать, пока мир девочки не взорвался от семейной драмы. И не важно, что ее мать была наркоманкой и оставила семью, когда ее дилер перебрался в Майами. И не важно, что восьмилетнюю Бриану оставили с отцом. У того была аллергия на работу, а не на женщин. Даже тогда девочка чувствовала себя взрослым человеком в доме, подделывая подписи отца в школьном дневнике, инстинктивно понимая, что тревоги лишь возрастут, если кто-то узнает, насколько часто она бывает заброшена и предоставлена самой себе.
Тогда она еще не знала, что станет гораздо хуже, когда к отцу переедет любовница с детьми от предыдущих мужчин. Денег наркоманской пары едва хватало на то, чтобы прокормить этих детей. Если бы не бесплатные школьные завтраки, Бриана, наверное, не выжила бы. Ее забывали покормить, не говоря уже о том, чтобы купить пару ботинок или проверить домашнее задание. Повзрослев и став красивой девушкой, она вдруг ощутила на себе внимание иного толка, подчас приводившее в шок.
Бриана поежилась от этих воспоминаний. Услышав звук машины Гейба, вздохнула с облегчением. Два часа назад он написал, что им надо выехать в семь часов вечера, и вот без пятнадцати семь он уже здесь. Личный самолет взлетит сразу, как только они усядутся в кресла.
В некотором смысле эта любезность с его стороны гораздо важнее, чем предоставление дополнительного отпуска. И хотя Бриана понимала, что семье Мак-Нейл этот перелет ничего не стоит, тем не менее была очень тронута тем, что Гейб захотел подвезти ее. Опасное чувство. Босс и так уже привлекает ее во многих других аспектах.
Выйдя на дорожку с потертой сумкой на колесиках, Бриана увидела, как Гейб открывает багажник темно-серого «мерседеса». Согласившись поехать с работодателем, она надела лучшие темные джинсы и цветастую блузку в ярко-оранжевых и желтых тонах. Гейб, со своей стороны, выглядел так, будто собирался пройтись по красной ковровой дорожке «Оскара» со звездной актрисой. Эксклюзивные пиджак и темно-синие брюки от лучшего портного. Рубашка, расстегнутая у ворота, белоснежная. На манжетах поблескивают стильные запонки.
– Как бабушка? – спросил он.
– Не берет трубку, не отвечает на мои сообщения.
– Ты попросила кого-нибудь зайти к ней?
– Нет. – Бриана почувствовала себя виноватой. – В патронажном агентстве, куда я позвонила, сказали, что сегодня не могут никого к ней прислать, только завтра, и предложили позвонить в полицию, если я подозреваю, будто с ней что-то случилось.
– И ты позвонила? – Голубые глаза пристально взглянули на нее.
Она остро ощутила близость Гейба.
Кивнув, Бриана постаралась игнорировать то, как хорошо от него пахнет.
– Да, позвонила. Хотела выяснить, заявила ли бабушка об ограблении. Оказалось, нет. А когда я попросила кого-нибудь проверить ее, они пообещали прислать к ней машину завтра утром.
– Мы будем у нее раньше, – заверил Гейб. – Это весь твой багаж? – Он поставил в багажник ее сумку, при этом движении пиджак красиво обтянул его мускулистые плечи.
– Да, весь. – Бриана увидела в машине дочь мисс Камиллы, Надин, которая сидела рядом с Джейсоном. Поздоровавшись с ней, она вновь обратилась к Гейбу: – Даже не представляю, что я туда покидала.
Все ее мысли сосредоточились на бабушке. Какой негодяй посмел напасть на беззащитную, слабую старушку?
Нахмурившись, Гейб открыл для нее переднюю дверь.
– Ты остановишься у меня, когда прилетим в Нью-Йорк. Мой сводный брат Ян пригласил меня к себе. Они с женой на это время уедут за границу. У них большие апартаменты в центральном отеле. С пятью спальнями. Там есть консьерж, поэтому если ты что-то забыла…
– Нет, спасибо. – Бриана откинулась на кожаную спинку сиденья. Быть грубой не хотелось, однако она не может больше принимать от него подарки. Гордость не позволяет делать это. – Ты и без того столько сделал для меня.
Повернувшись к Надин и Джейсону, она потрепала малыша по коленке. Тот улыбнулся в ответ, издав радостный звук.
Очаровательный мальчик. Темные волосы и голубые глаза, такие же, как у отца. И как могла Тереза отказаться от него?
Гейб сел за руль, машина тронулась, оставив позади отель и все, ради чего Бриана работала всю жизнь.
– А знаешь ли ты, что я не летала самолетом вот уже четырнадцать лет?
Начав этот разговор, она надеялась, что он забудет о ее отказе поселиться с ним в шикарном отеле Манхэттена.
Страницы:

1 2





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.