Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48627
Книг: 121450
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Город людей» » стр. 16

    
размер шрифта:AAA

Она достала черную и белую фигурки, еще раз удивившись примитивности форм и тщательности изготовления, приложила их основаниями друг к другу — так, чтобы совместились прорезанные пазы и выступы, и повернула, защелкивая.
И мир вокруг взорвался.

Историограф. «Коллаборант»

С утра Сева был серьезен и немного с похмура. Я же, на удивление, чувствовал себя прекрасно. Немного стресса, немного секса, хороший сон — и я как новенький. Работорговец… ах, ну да — «менеджер трудовых ресурсов биржи полусвободного найма» — сидел, раскинувшись, на диване. Махровый халат открывал волосатую грудь. Без пиджака Сева выглядел незавершенным, как прапорщик без сапог. У его ног на мягком пуфике сидело… Что-то. Сначала мне показалось, что он зачем-то нарядил в платье собаку, потом — что это ребенок, но существо повернулось, потянулось — я и вдруг понял, что это взрослая женщина, только очень маленькая. Не карлица, с их болезненно искаженными пропорциями, а очень симпатичная, с точеной фигуркой и приятным личиком барышня, только ростом в метр.
Сева рассеянно погладил ее по голове, она в ответ потерлась щекой об его голую ногу, обняла ручками за колено и как будто замурлыкала. От нее исходило удивительное ощущение уюта и спокойствия. Мне сразу захотелось почесать ее за ушком.
— Садись, — велел он мне, указав на кресло. — Сейчас принесут кофе.
— А кто… или что это? — я указал на мурлыкающую девушку.
— Сувенир, — равнодушно пожал плечами Сева. — Живая игрушка. В срезе Эрзал вывели вместо кошек: всеядная, лоток не нужен, все понимает, ничего не говорит. Может греть постель и все такое. Они продаются стерильными, чтобы покупатели не разводили сами, и живут недолго, лет по двадцать. Так что, наверное, эта последняя из своего вида. Я давал ей Вещество, благо ей хватает трети дозы.
Я проникся — учитывая космическую стоимость Вещества везде, кроме Коммуны, не на всякое домашнее животное потратишь даже каплю.
— Беги наверх, — похлопал ее Сева по круглой попке. — Нам поговорить надо, а от тебя в сон клонит…
Крошечная женщина потянулась, нарочно пройдясь ему по коленям крепкой грудкой, прощально мурлыкнула, встала и пошла к лестнице. Вышагивала подчеркнуто женственно, от бедра, играя выпуклыми ягодицами под короткой юбкой.
— Выпендривается, — хмыкнул Сева. — Любит дразнить гостей.
Пришла вчерашняя служанка, принесла кофе. Разлила по чашкам, постреливая глазами в мою сторону, и удалилась.
— Спрашивай, — разрешил он со вздохом.
— Сева, что это было вчера? Зачем тебе нужно было так срочно избавиться от этих девушек?
— Догадался? — покивал головой работорговец. — Умный мальчик, да…
Он отхлебнул кофе, задумался, а потом отрицательно покачал головой:
— Я не скажу тебе. Чего не знаешь — не расскажешь.
Я поежился — сразу представил себя привязанным к стулу в подвале, лампу в лицо и дубинку по почкам.
— Расскажи им все, — посоветовал Сева, глядя на мою помрачневшую рожу. — Ты не знаешь ничего важного, иначе бы тебя им не отдали. Просто расскажи, не играй в героя для тех, кто тебя предал.
— И не собирался, вот еще, — буркнул я. — Я теперь человек женатый, мне себя беречь надо…
— Тут есть тонкость, — хитро улыбнулся он. — Вместо того, чтобы консуммировать брак, ты драл служанку. Если не вернешься, старый Сева расстроится, но сможет объявить его не состоявшимся фактически.
Я равнодушно пожал плечами — оно и к лучшему. Мне гарем не по чину. Коммуна меня продала, на бывшей Родине никто не ждет, а скитаться в поисках места под солнцем проще одному, чем в компании трех сногсшибательных красавиц.
— Я буду ждать, когда ты вернешься, — снова увидел меня насквозь Сева, — но не очень долго, так что поспеши. Хочешь попрощаться с женами? Покупатель уже прибыл, но его полезно подержать в ожидании…
— А хочу! — согласился я. Мне пришла в голову одна идея.
Усатый помощник провел меня лесной дорожкой в другой пряничный домик, поменьше этого, но поцветастее. В холле ко мне шагнули вставшие с дивана девушки, и дыхание на секунду пресеклось. Хороши, слов нет. Кому-то было бы счастье, а мне как всегда.
— Две минуты! — сказал сопровождающий строго и показал для верности растопыренные буквой V пальцы.
Неужели боится, что я успею тут наскоро свой брак, как это… консуммировать?
Девушки смотрели на меня, ожидая невесть чего. Но вроде без отвращения.
— Ну, здравствуйте, — сказал я им. — Кто-нибудь из вас понимает меня хотя бы чуть-чуть?
Безымянная горянка неуверенно кивнула.
— Мало понимай, — сказала она глубоким грудным голосом.
— Ну, что поймешь, то и ладно. Вы, наверное, лучше меня знаете, что происходит, глупо было бы вам что-то объяснять. У меня только один вопрос: вам это надо? Не Севе, не кому-то там еще, а вам? Тебе и девушкам?
Смуглая красотка перекинулась несколькими непонятными словами с двумя другими, и они снова уставились на меня.
— Мы… — она задумалась, подбирая слова. — Мы решить, да. Мы выбирать лучше ты, не они.
Блондинка и рыжая закивали, подтверждая. Интересно, кто такие эти «они», лучше которых даже я? Но спросить не успел — вернулся усатый.
— Идти! — сказал он сердито.
— Момент, — ответил я. — Попрощаюсь с семьей. Чего пялишься? Это мои жены!
Усатый зло фыркнул, но демонстративно отвернулся в угол.
Я обнял всех троих разом, собрав в плотную группу девичьи тела, и прошептал горянке на ухо:
— Спрячь и никому не показывай. Всегда держи при себе!
Моя рука нырнула ей за пазуху, и вернулась обратно. Даже пощупать содержимое толком не успел! Одни хлопоты мне от этого брака…
— Пока, девушки! Не скучайте! Увидимся! — сказал я напоследок, и усатый довольно невежливо вытолкал меня из домика.
Кажется, я ему сильно не нравлюсь. Неужели сам в мужья мылился? Удивительно, но эта мысль вызвала во мне что-то похожее на секундную судорогу ревности. Как мы люди, все же смешно устроены…

Покупатель ждал нас в пустующем по утреннему времени баре, беседуя с обряженным в парадный бордовый пиджак Севой. Они выглядели старыми знакомыми, но некоторая напряженность в позах все же просматривалась. Войдя с солнечной улицы в полутьму помещения, я не сразу разглядел того, кто заказал меня, как товар в онлайн-магазине. А разглядев, даже не очень удивился тому, что мы знакомы. Бесконечен Мультиверсум, а рожи все время встречаешь одни и те же. Это суровое обветренное лицо с седым ежиком армейской стрижки и бледной чертой шрама на скуле я видел недолго, но запомнил хорошо. Мы целились друг в друга у палатки в одном очень холодном и снежном срезе, а я тогда еще был гораздо менее привычен к пребыванию на мушке25. Сейчас он был тоже в военном, только без броника и разгрузки, а на нарукавной нашивке вместо тогдашних пяти звёздочек была одна, но побольше.
— Поздравляю с очередным званием! — сказал я ему вместо «здрасьте».
— Служу трудовому народу! — ответил он со всей серьезностью.
— Да вы знакомы? — искренне поразился Сева. Ну, или очень хорошо сыграл удивление.
— Встречались как-то раз, — коротко ответил военный.
— Ну, тогда сами видите — все без обмана! У старого Севы лучший товар в Мультиверсуме!
Покупатель скептически покачал головой, но не стал спорить. Молча подвинул по столу небольшой металлический ящичек, размером с автомобильную аптечку. Работорговец отстегнул защелки, приоткрыл крышку и заглянул внутрь. К сожалению, с моей стороны было не разглядеть, что там, но его вроде бы все устроило.
— Он ваш, уважаемый! — сделал Сева широкий жест в мою сторону. — Спасибо за покупку, обращайтесь к нам снова!
Как кассир в супермаркете, ей-богу.

На улице нас ждал широкий плоский автомобиль на больших колесах. За установленной на поперечной дуге пакетной скорострелкой стоял боец в высокотехнологичной кирасе и закрытом шлеме, нервно ворочая стволами на вертлюге. Вокруг столпились пиджачные активисты и демонстративно его разглядывали, тыкая пальцами, смеясь и обсуждая на непонятном языке. Водитель, почти сливающийся с машиной благодаря покрывающему их обоих геометрическому камуфляжу, держал одну руку на баранке, другую на кобуре, но окружившие машину пиджаки не проявляли агрессии. Увидев нас и Севу, они послушно расступились.

Покупатель молча указал мне место на заднем сидении, где перед моим носом маячила жопа пулеметчика, а сам сел спереди, рядом с водителем. Машина плавно и почти беззвучно набрала скорость — только шелестела палая листва, да гудели зубастые покрышки. Мы промчались по лесной дороге, проскочили быстрым ходом унылый и явно давно заброшенный городок, состоящий из таких же облизанных параллелепипедов без окон, и вырвались на простор. Затянутое грязью и заметенное листьями шоссе было прямым, как стрела, и на нем не было никаких следов — похоже, работорговцы в эту сторону не катаются. По его сторонам были луга и перелески в осенних буро-оранжевых красках, неотличимо похожие на среднюю полосу России, только совершенно безлюдные и без следов хозяйственной деятельности. Если бы не дорога с твердым покрытием и редкие покосившиеся столбы, можно было бы подумать, что люди здесь никогда и не жили.
Ехали так долго, что пулеметчику надоело топтаться у своей установки, и он сел рядом со мной, сказав извиняющимся тоном:
— Да нет тут никого…
Через пару часов быстрого хода свернули с шоссе на теряющуюся под деревьями подъездную дорогу, потом на еле угадываемую по старой колее грунтовку, а дальше и вовсе двинулись через редколесье, заламывая трубами бампера молодые деревца и кусты. Вскоре я почувствовал знакомое ощущение — где-то совсем рядом был репер. Не ошибся — на полянке среди полускрытых почвой упавших камней древнего кромлеха торчала верхняя половина ушедшего в землю черного цилиндра. Похоже, здешняя цивилизация, какой бы она ни была, не проявила к этим артефактам интереса.
Водитель достал из сумки знакомый планшет (наши были точно такие же) и задвигал по нему руками. Интересно, я тоже так выгляжу в этот момент? Как слепой, пытающийся нащупать на гладкой поверхности шрифт Брайля?
На той стороне нас ждал небольшой подземный зальчик, в который машина вписалась почти в распор. Реперы оказываются в каких-то подземельях чаще, чем на поверхности, но я понятия не имею, почему. Воронцов никогда об этом не рассказывал — возможно, не знал и сам.
В зальчике было темно и душновато. Период гашения, к счастью, оказался коротким. Следующий резонанс выкинул автомобиль в более просторный зал. Нас встретил навязчивый звук тревожного зуммера. Он нарастал, угрожающе наращивая громкость и повышая частоту гудков. По стенам побежали блики оранжевой лампы-крутилки, но покупатель достал из кармана нечто вроде гаражного пульта и ткнул им куда-то в темноту, отчего все прекратилось. Наверное, если сюда попадет кто-то без такого пульта, ему не поздоровится.
Дождались гашения, прыгнули дальше — были встречены ощетинившимся стволами блок-постом. Это выглядело, как вывернутый наизнанку дот, — когда оружие смотрит вовнутрь могучей бетонной фортификации. Бойницы, прожектора в лицо, резкий голос через хриплый матюгальник:
— Не двигаться! Оружия не касаться, руки держать на виду!
Я застыл. К нашему командиру подошел кто-то почти неразличимый из-за бьющего в глаза света, проверил какие-то документы, перекинулся парой слов и ушел. Я думал, нас выпустят наружу, но нет — дождались гашения и прыгнули дальше.
В следующем срезе было солнечно и ярко — полуденное солнце сияло над небольшой горной долиной. Свежий воздух выгодно отличал это место от предыдущих, но в остальном так же — площадка вокруг репера огорожена (на этот раз металлической сеткой), на вышках стоят недружелюбно целящиеся в нас стрелки. Проверкой документов тут не ограничились — всем велели выйти из машины, оставив оружие. Меня проигнорировали, а троим спутникам по очереди надели на лицо что-то типа массивных VR-очков и подержали так по минуте или около того, не спуская с них глаз и не отводя нацеленных стволов. После этой процедуры все заметно расслабились, а командир проверяющих поздоровался с покупателем за руку.
— А мне не нужно в эту штуку глядеть? — спросил я у пулеметчика.
— Зачем? — удивился тот. — И так понятно, что ты чужак…
А с ними, значит, есть варианты. Интересно…
Мы уселись обратно в машину, перед нами раздвинули сетчатые ворота, и, выехав с площадки, автомобиль сразу оказался в длинном прямом тоннеле, проложенном прямо в теле горы. В нем могли свободно разъехаться два грузовика, и мне даже показалось, что на полу есть следы крепления рельсового пути. Тоннель освещался редкими световыми шахтами, было гулко и прохладно. Мы ехали по нему около часа, дважды останавливаясь на блокпостах, где на нас светили прожектором и проверяли документы. Солдаты, одетые в хаки и вооруженные старообразными, с деревянными прикладами, «калашами», выглядели напряженными и бдительными. Не похоже, что караульная служба ведется формально. Интересно, они всегда такие нервные, или у них тут реальный фронтир?
Тоннель вывел нас к небольшой военной базе, с бетонным забором, стальными воротами и блочно-кирпичными казармами в стиле позднего СССР. Перед воротами стоял танк Т-62 в кустарной противокумулятивной защите из арматурной решетки. Спереди он был укрыт сложенными в виде капонира мешками с песком, а ствол пушки смотрел точно на створ тоннеля. Впрочем, здесь напряжение чувствовалось меньше — документы опять проверили, но стволами при этом в нос не тыкали. Зато, наконец, дошла очередь до меня — повели через плац, чертовски похожий на тот, что я топтал на срочной. Вплоть до щитов с плакатами «Строевые приемы с оружием» и «Выполнение воинского приветствия».
Над входом в здание штаба висела кумачовая перетяжка с надписью: «Пограничник! Крепи рубежи обороны Коммуны!». Я от этого так обалдел, что даже не сразу понял, что от меня хотят. А меня, между тем, отвели в подвал, завели в пустую комнату и потребовали раздеться. Я не стал спорить — обстановка не располагала. Мужик в докторском халате и резиновых печатках по локоть тщательно прошелся по мне каким-то ручным сканером на длинной ручке, только что в задницу его не засунув. Одежду тем временем унесли, и я несколько минут мерз на холодном бетонном полу. Вскоре какой-то служивый принес мне хэбэ26 третьего срока носки, слежавшиеся кирзачи, желтоватые застиранные кальсоны и портянки. Я попытки с третьей вспомнил, как их правильно мотать, — некоторые навыки остаются с тобой на всю жизнь. Знакомые виды, звуки и запахи (гуталина, хлорки, кирзачей и столовки) вызвали сильнейшее дежавю — как будто меня только что привезли из военкомата в учебку, и скоро первое построение и прочие малоприятные перспективы.
Обошлось.
Меня просто вернули в машину, и мы поехали дальше. Пересекли расположение части и оказались у следующего репера — выходного транзитной пары. Неплохо они тут огородились — пересечь этот срез можно только от одной базы до другой, от замкнутой горной долины через простреливаемый тоннель прямо под дуло танка. И все равно нервничают… Неужели нас так боятся?
Выходной репер расположился в подземном укрытии, противоатомные ворота открывались между пулеметными капонирами. Последняя линия обороны?
Запускать резонанс водителю не доверили, на въезде он сдал планшет, с репером работал здешний оператор, которого я даже не увидел — он скрывался за капитальной стеной, из которой черный цилиндр выступал только краешком. На той стороне мы оказались в большом помещении типа склада. Пост часового, шлагбаум — и впереди раскрылась перспектива зеленого городского променада. Разглядеть его мне не дали — пересадили из открытой машины в грузовик с будкой без окон, где пристегнули наручником к лавке, и заперли дверь. Зарычал мотор, судя по звуку — обычный, бензиновый, и мы поехали. Я совершенно потерялся во времени и не мог даже сказать, как долго мы сюда добирались, но так вымотался, что, несмотря на неудобную позу, просто заснул.
Разбудили меня без грубости, но решительно. Отстегнули от лавки, повели куда-то коридорами — машина оказалась в подземном гараже, так что я так ничего и не увидел, кроме скучных, крашенных зеленой масляной краской стен, одинаковых дверей с цифрами и сурового дневального на тумбочке. На стене рядом с ним висел красный телефон с трубкой, но без номеронабирателя, и стояло в стеклянной пирамиде знамя — к сожалению, свернутое, но, похоже, что красное. На стене плакат «Воин Коммуны, будь бдителен, противник подслушивает!» изображал насупленного мужика в фуражке со звездой, который прикладывал палец к губам жестом «Тс-с-с!». Когда меня вели мимо, дневальный вытянулся и уставился поверх голов, имея вид уставной и бравый. Геометрического камуфляжа на нем не было, а форма напоминала ностальгическое «пэша»27 времен позднего СССР — китель, брюки, сапоги, черные погоны с буквами «АК», пилотка со звездочкой, ремень с бляхой. На ремне висели штык-нож и связка ключей.
Меня завели в кабинет, посадили на неудобный прикрепленный к полу металлический стул и ушли. Передо мной был стол, за ним на стене — зеркало Гезелла28. Ну, то есть, выглядело оно обычным зеркалом, но какой дурак повесит зеркало во всю стену в комнате для допросов? Не знаю, кто оттуда на меня пялился, но держали меня так довольно долго. Полагаю, ждали, когда я занервничаю, но я был спокоен, потому что чего-то такого и ожидал. Надеюсь, бить не будут, а если будут — то не по яйцам. Глупо иметь три жены и не иметь яиц.
В двери залязгали замки, вошли двое — знакомый военный со шрамом и незнакомый военный без особых примет. Незнакомый сразу сел за стол, развернул какие-то тетрадки и зашуршал бумагой, знакомый встал напротив моего стула, но чуть в стороне — видимо, чтобы из-за стекла меня было видно.
— Здравствуйте, — сказал он вежливо. — Представьтесь, пожалуйста.
— Артем, — ответил я.
— Полностью, пожалуйста! — я назвал фамилию и отчество.
— Воинское звание?
— Рядовой запаса.
Кажется, мой ответ вызвал легкое недоумение. Военные переглянулись, но никак не прокомментировали.
Меня спросили о роде занятий — я сказал, что преподаю в школе, спросили о семейном положении, и я автоматически сказал «холост», потом вспомнил, что уже нет, но поправляться не стал. После десятка нейтральных вопросов поинтересовались, понимаю ли я, где нахожусь и почему. Я честно ответил, что понятия не имею по обоим пунктам.
На этом допрос, к моему удивлению, закончился. Меня отвели в узкую камеру с койкой, рукомойником и унитазом, где и оставили. Я попытался уснуть, но не спалось — в машине выспался. Так что просто валялся, глядя в тусклую потолочную лапочку во взрывозащитном плафоне, и думал о том, как же я дошел до жизни такой. Ничего толкового не придумал.
— Эй, воин! — донеслось от двери. В маленькое окошко заглядывал давешний дневальный. — Днем лежать на кровати нельзя! Только сидеть!
— Да как-то похуй, — ответил я.
— Ну, дело твое, но если старшина увидит, у тебя будут проблемы.
Я пожал плечами — вряд ли мои проблемы может увеличить какой-то старшина.
— Слышь, воин, — с любопытством спросил дневальный. — Ты где так умудрился накосячить, что тебя на губу один из этих притащил?
Я сначала не понял, а потом догадался — в этом затрапезном хэбэ он принимает меня за своего же солдата-залетчика. Будь я дневальным, я бы тоже не ожидал увидеть на гауптвахте инопланетного шпиона. После неоднократного лечения ранений препаратами Коммуны я стал выглядеть моложе своих лет и при плохом освещении вполне канал за военнообязанного. Побочный эффект. Временный, к сожалению.
— Каких «этих»? — спросил я ленивым тоном дембеля-распиздяя.
— Ну, «друзей-партнеров». Целый майор, не хрен собачий, это ж как наш генерал, не меньше! Ты, похоже, капитально залетел, да?
Ага, это он про моего знакомого военного, который со шрамом.
— Что, тоже «партнеров» не любишь? — закинул я удочку наугад.
— Да кто их любит… — мрачно сказал солдат. — Смотрят на нас, как на говно, а потом «крепите рубежи Родины». Они обосрались, а мы — крепите… Так что ты натворил?
— Лучше тебе не знать… — напустил туману я. — Разошлись малость в вопросе, где рубежи, и где Родина…
— Вот даже как? — присвистнул дневальный. — Так ты дисс? Эх, не повезло тебе, брат. В лучшем случае — на точку пойдешь, с двумя рожками жопу прикрывать. А то могут и в штрафную, с пиздец-пакетом на брюхе бегать. Там, говорят, недавно такое мясо было — двухсотых считать устали… Идет кто-то, я побежал на пост. Держись, воин!
— Служу трудовому народу! — ответил я.
— А куда ты, блядь, денешься… — прокомментировал дневальный и убежал.
«Друзья и партнеры», значит? Ну-ну.
На этот раз меня отвели в другой кабинет. Там стоял древний аналоговый, с бумажным самописцем, полиграф, возле которого суетился военный в накинутом на форму халате. Меня усадили на стул, обвязали вокруг груди каким-то проводом, прицепили резинками поперек ладоней датчики, обмотали эластичной лентой левый бицепс. Мой покупатель тоже был тут, но кроме него пасся какой-то толстый генерал с брезгливой отечной мордой, и подпирал стену некто в штатском, от которого за версту несло Конторой Глубокого Бурения.
— Готово, — сказал тот, что в халате, — можно начинать.
Меня снова прогнали по кругу простых вопросов, повторяя их в разных формулировках, а потом перешли к главному.
— Ваша должность в разведке вашей Коммуны?
— Я не разведчик…
— Вас видели в составе разведывательно-диверсионной группы, повторяю вопрос — ваша должность в разведке?
— Я не…
— С каким заданием вас забросили к нам?
— Меня не…
Вопросы повторялись раз за разом, ответы их не устраивали, тон становился все жестче. Кажется, от рукоприкладства их сдерживала только опасность повредить полиграф. Потом сменили тему и пошли спрашивать про Коммуну.
— Какова общая численность вашей армии?
— У нас нет…
— Когда вы планируете следующее вторжение?
— Мы не…
— С какой целью вы уничтожаете мирное население нейтральных срезов?
— Это не мы…
— Как вы подменяете людей?
— Мы что?..
— Да он над нами издевается! — не выдержал, в конце концов, генерал. — Что там ваш прибор показывает?
— Наверное, он тренирован на обман полиграфа, — уныло сказал халат, разглядывая свои графики. — Я о таком слышал… Матерый шпион, товарищ генерал! Опытный!
— Вы понимаете, что мы извлекли маячок из вашего снаряжения? — спросил майор со шрамом. — Он в другом срезе, и там готовы к встрече. Вам никто не поможет и никто не спасет!
Надо же, у меня, оказывается, маячок был? Как-то слишком просто для Ольги. Понятно же, что найдут. Впрочем, я и не ожидал, что на выручку примчится кавалерия.
— Уведите его, — махнул рукой генерал.
Меня отцепили от проводов и увели обратно в камеру. Вскоре солдатик притащил алюминиевый поднос с едой — синеватое картофельное пюре с гуляшом, пара кусков хлеба и компот. Первого мне, видимо, не полагалось. Или время было не обеденное.


Я поел, повалялся на кровати — и ничего мне за это не было. Успел передумать кучу мыслей и окончательно запутаться. Чем дальше, тем меньше я понимал, что вокруг меня происходит, поэтому перестал думать об этом и стал думать о бабах. То есть о женах. По здравому размышлению решил, что, может быть, еще и обойдется. Есть шанс, что меня завтра выведут в чистое поле, поставят лицом к стенке и пустят пулю в лоб. Как шпиону и диверсанту.
Расстрельная команда за мной не пришла, а пришел майор-со-шрамом. Он отвел меня не в очередной пыточный кабинет, а в Красный уголок, где мы уютно расположились в продавленных креслах под кумачовым вымпелом «За нашу коммунистическую Родину!».
— Зачем они тебя нам сдали? — спросил он. — Все понимаю, кроме этого.
— Я без понятия, — честно ответил я. — В отличие от вас, я не понимаю ни хрена. Честно, я не вру.
— Если бы я думал, что ты врешь, то сейчас с тобой бы разговаривал не я, а специалисты по силовому допросу из разведки местных. Они, кстати, с нетерпением ждут моего разрешения.
Он, значит, не местный? Но разведке требуется его разрешение? Интересно у них тут все устроено.
— Это очевидное внедрение, — продолжил он задумчиво. — Настолько очевидное, что так не бывает. Сева не связался бы с тобой сам, он вас боится. Неужели ради маячка? Но его было не слишком сложно обнаружить… Почему именно ты, и почему именно так? Что нужно вашей Коммуне?
— Я до вчерашнего дня не знал даже, что есть не наша. Был уверен, что это уникальный бренд.
— Бренд? Вы его просто присвоили, получив чужие дивиденды. Только мы настоящие наследники истинной Русской Коммуны, которую помнят и уважают в Мультиверсуме.
— А это? — я махнул рукой на плакат «Русская Коммуна — оплот мира в Мультиверсуме», где суровый солдат в каске от души ебошил прикладом в зубы какому-то черному мерзкому силуэту неопределённых черт. Силуэт тянул костлявые скрюченные ручонки к девочке в белом платьице. Девочка боязливо спряталась за солдатом, осторожно выглядывая из-за его задницы.
— Это — наша франшиза, — проявил майор удивительное знание бизнес-терминологии моего родного среза. — Мы им разрешили.
Ага, разрешили, значит…
— А за что вы так не любите… — я задумался, как теперь назвать тех, кто так ловко меня подставил.
— Ваших бывших соотечественников? — догадался он. — А вы не догадываетесь?
— Нет, — честно признался я.
— За то, что они убийцы, воры и похитители детей. Как мне кажется, достаточное основание…
— Детей?
— Вполне допускаю, что вы этого не знали, — добавил он, глядя на мое растерянное лицо. — Я бы многое мог рассказать про вашу так называемую «Коммуну», но не хочу терять время. Вы мне больше не интересны, все что хотел, я выяснил. Вы не стоите уплаченного за вас Севе, но не все инвестиции окупаются, что поделаешь.
— И что со мной будет?
— Отдам местным. У них давние тоталитарные традиции дознания, наследие НКВД. Не думаю, что они узнают что-нибудь полезное, но хотя бы позабавятся. Желать вам всего хорошего было бы издевательством, так что просто прощайте. Впрочем… Даю последний шанс меня чем-нибудь заинтересовать. Есть идеи?
«Экий пафосный мудак», — подумал я.
— Да иди ты в жопу, — ответил вслух. Чего теперь терять-то?

В предполагаемых «застенках НКВД» меня ожидали трое. Военный в звании подполковника, седой мужик в штатском и древний облезлый дедуган — лысый, морщинистый и в пигментных пятнах. Глаза у него, впрочем, были ясные и цепкие, и вообще держался он бодро. Меня усадили на обычный стул, и сами уселись напротив. В воцарившейся тишине я услышал доносящиеся откуда-то звуки смачного мордобоя — влажные мясные удары, стоны, тихие проклятия и неразборчивую агрессивную ругань. Кажется, из кого-то что-то выбивали. Возможно, мне тоже предстоит получить новый жизненный опыт.
— Ну, вот зачем это? — поморщившись, сказал дед. — Васильев?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.