Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52963
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Моё желтоглазое чудо. Книга 2»

    
размер шрифта:AAA

Глава 1

Темно-синий, не слишком уж новый опель въехал в город с первыми лучами солнца. Запетлял по улицам, смиренно ожидая на светофорах, медленно покатился среди прочих, по большей части таких же неприметных машин. Да, в нем не было ничего примечательного, даже дерзкой наклейки на бампере или заднем стекле. Такой же, как все.
Его водитель смотрел на мир яркими, серыми глазами и тихонько подпевал играющей по радио мелодии. Он улыбался, глядя на дорогу, временами постукивал по рулю пальцами в такт мелодии. Он не знал, ждут ли его или нет. Актуален ли старый адрес, или это уже не важно. Но был абсолютно уверен — когда Лиа, его маленькая девочка, его увидит, она точно бросится ему на шею. Вне зависимости от того, сколько его не было, и как изменилась ее жизнь. Даже если сильно обижена за его долгое молчаливое отсутствие.
***
— Эй. Вставай.
Я говорила очень тихо и ласково, надеясь, что этого будет достаточно. Я вообще большая оптимистка.
— М-м-м, — не впечатлился моей попыткой изображать из себя будильник Нейт.
— Встава-ай. Каникулы закончились, нам пора-а.
Пора нам было еще пятнадцать минут назад, и поначалу я глупо надеялась, что парень поднимется сам. За это время я, вздыхая, пожарила яичницу, которая, конечно же, не будет такой же вкусной, как в исполнении Нейтана. Но прежде чем ставить кофе, решила проверить, почему моя кошачья радость до сих пор не на кухне. И смутные подозрения быстро нашли подтверждение. Кот нагло продолжал спать.
— М-м-м, уйди, женщина.
Он слабо отмахнулся от моей попытки потормошить его за плечо и так же слабо возмутился в присущей ему манере. Я закатила глаза. Когда милые котики становятся наглыми котярами? Когда не хотят вставать на пару к восьми. И мне бы добавить голосу громкости, и мне бы стащить нагло одеяло, но он такой милый когда сонный. Расслабленные черные ушки, и мордашка так симпатично морщится. Ну, вылитый недовольный котенок.
— Не-е-е-ейт, — протянула я и потеребила кошачье ухо.
Нейтан отвернулся, лишив меня замечательного зрелища, и засунул голову под подушку.
Не позволив себе отчаяться, я влезла на лежащего на животе парня сверху, шурша одеялом, в которое он завернулся, как в кокон. Сквозь ткань уперлась ладонями в его лопатки, и тоже засунула голову в его подподушечный мир:
— Котик, первая пара у Адриана Георгиевича.
Нейт фыркнул и отвернулся, отчего его и без того тихое бормотание прозвучало совсем глухо:
— Не сожрет же он нас за опоздание.
Может, и не сожрет. Оборотню, который явно знал, кем на самом деле является мой химик, было виднее, может он такое провернуть, или нет. Я, до сих пор остающаяся в печальном неведении, проверять не хотела. Я хотела на пару и не хотела идти туда одна. Поэтому села прямо, убрала волосы с лица, и снова сунула голову под подушку, теперь уже с другой стороны:
— Но он расстроится, если мы не придем вовремя.
— Ага, — откликнулся парень, не открывая глаз. — Может, даже заплачет.
Рисовать преподавателя плачущим мое воображение отказалось, поэтому я продолжила попытки все же разбудить это сонное чудо.
— Ну, миленький, — я мягко толкнула лбом его щеку. — Ну, давай сходим на пары вовремя? Первый день все же.
— Не хочу, — он упрямо не желал открывать даже один глаз. — Хочу спать. Долго и крепко.
— Кто-то говорил, — мягко напомнила я. — Что хочет учиться, испытывает тягу к знаниям…
— Но не сегодня, — в тон мне продолжил Нейт и снова отвернулся.
Но от меня нельзя было спастись так просто!
— Кто-то говорил, что будет выполнять все, что я захочу, — так же ласково продолжила я, снова оказавшись с ним лицом к лицу. — И я хочу вовремя оказаться на химии.
Нейтан на миг приоткрыл один глаз, но тут же его захлопнул:
— Завтра. Я выполню твое желание завтра.
Вот я бы уже давно проснулась просто от разговоров. Но кота так просто было не разбудить, он мог бормотать часами, продолжая почти полностью пребывать в царстве сновидений.
— Хочу сегодня, — тоном просящего игрушку ребенка заканючила я, мило улыбаясь, несмотря на то, что он все равно ничего не видел.
— Но милая, еще так рано, — он вздохнул и снова приоткрыл глаза, продолжая совершенно несчастным тоном: — Давай ты будешь хотеть поспать еще часок другой?
— Неа, — жизнерадостно откликнулась я, видя в приоткрытых глазах свою скорую победу. — Хочу сейчас.
— М-м-м, — побежденно застонал парень и перевернулся на бок.
Я успела перенести вес и скатиться с него на кровать, довольно улыбаясь. Нейт посмотрел на меня совершенно сонно и немного недовольно, но недовольство ему только шло. Так и хотелось погладить.
Словно почувствовав мое желание, он дернул кошачьим ухом, перевернулся на спину и вздохнул:
— Пары так пары, одевайся, мы еще успеем.
На миг снова оседлав еще не до конца проснувшегося парня, я довольно чмокнула его в нос:
— Люблю тебя.
После чего резво вскочила и убежала на кухню, готовить обжигающе горячий кофе, чтобы он, наконец, на самом деле проснулся.
— И я тебя, — запоздало донеслось из спальни, заставив меня счастливо улыбнуться.
Это то, что можно назвать тишиной. Это то, что можно назвать миром. Мы с Нейтаном дома, под защитой живущего в соседней квартире Беартиса, без всяких интриг, скандалов и нападений. Колдун упрямо оставался с нами, словно наш ангел-хранитель, только с мечами и без крыльев. Я не видела Тэсс со времен ее ко мне визита, но после Нового года Адриан Георгиевич позвонил и сказал, что подарок доставлен. Мне были не известны причины, по которым он поддерживал с ней связь, но я не видела повода, чтобы обижаться на него за это. Это его жизнь, я не могу ограничивать круг его общения своим мнением.
Этого понимания продолжало недоставать Эду, который до сих пор дулся на нашего химика. Особенно, отчего-то, его беспокоила подаренная Адрианом подвеска, которую я честно носила с самого праздника, не снимая. Но постепенно ему надоедало ныть на тему моей дружбы с чудовищем, и я надеялась, что когда-нибудь они помирятся.
И сейчас, заваривая кофе под бормотание бредущего в ванную парня моей мечты, я понимала: это то, что называется счастьем.
Но еще я понимала, что, как и во всех историях, где главное действующее лицо — не совсем человек, это счастье будет недолгим. И поэтому я радовалась каждой минуте, каждой секунде того мирного времени, что нам дано. Потому что грядущую бурю не остановить человеку.
— Штормы. Ураганы. Торнадо. Землетрясения. Извержения вулканов. Наводнения. Чистейшая природная стихия, сила самой Земли. Что мы, маленькие, жалкие людишки можем с этим сделать? Что мы можем противопоставить миру, в котором мы живем? — вопрошала Милена Серафимовна, стоя за стойкой кафедры и окидывая нас важным взглядом.
Мы сидели на своих местах, глядя на нее и даже задумывались, что именно мы (человечество и человек в частности) можем с этим сделать? Я — так уж точно размышляла, видя в ее вопросе метафорическое отражение моей жизни.
Нейтан сидел рядом, держа меня за руку, и рисовал синицу на листе конспекта. Временами он вздыхал, сонно рассредоточивая взгляд. В такие моменты я сжимала его руку сильней, заставляя едва заметно встрепенуться.
Беартис, в дорогом деловом костюме, сидел по ту сторону кота и смотрел на преподавательницу совершенно безразлично. Я бы даже сказала, скучающе. Я могла ошибаться, но в его глазах должно быть написано что-то вроде «Когда же ты замолчишь, ничего не понимающая в этой жизни женщина?». А ведь еще пятнадцать минут назад он вел себя совсем иначе. Ловил каждое преподавательское слово, смотрел преданными щенячьими глазами. Его реакция на Адриана Георгиевича по-прежнему продолжала меня немного забавлять. То, как обычно серьезный, собранный, сильный и гордый мужчина при одном взгляде на увлеченно рассказывающего о преобразованиях графита химика становился восторженным ребенком было… удивительно.
— А человек, — тем временем продолжала преподавательница. — Может гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.
Колдун едва слышно фыркнул. Нейтан на миг перевел на него взгляд, потом понимающе улыбнулся и продолжил рисовать синицу. Ему, как и блондину, было совершенно не интересно, что же там может человек.
— Мы построили плотины. Укрепили дома. Поставили датчики и усеяли море буями оповещения, — подняв палец к потолку, сообщила женщина, не обращая на них никакого внимания. — Человек может если не предотвратить стихию, то быть готовым к ней. Встретить ее во всеоружии. И доказать, что он тоже чего-то стоит.
Она говорила с такой всепоглощающей уверенностью, что я всерьез задумалась над ее словами. Настолько всерьез, что едва не пропустила момент, когда голова Нейта мирно свесилась на грудь.
Это была очень интересная, но тяжелая пара.
— Скажи мне потом не будить тебя, а просто идти на пары самой, — вздохнула я, протягивая ему кусочек тирамису на кончике ложечки, словно он был маленьким ребенком.
Нейтан спокойно, плавным движением, забрал лакомство, задумчиво подвигал челюстью, глядя на меня светлыми, карими глазами и благосклонно кивнул:
— Обязательно. Но у меня есть предложение получше. Пошли домой.
— Прямо сейчас? — наивно уточнила я, отделяя ему следующую порцию.
Мы сидели в столовой и сейчас был только обеденный перерыв. Студенты вокруг нас галдели и стучали посудой, быстро разбираясь со своими порциями, и постоянно сменялись на все новых и новых людей. Мы же заняли угловой столик и каждый раз, когда кто-то хотел занять два свободных места, Нейтан на них смотрел. Просто смотрел, даже ничего не говорил. Вот такой вот у нас выразительный взгляд. В маму пошел.
Родителей его я больше не видела. Они звонили временами Беартису, иногда по работе, иногда справиться о делах сыночка, но сюрпризов больше не устраивали. И, по правде сказать, я была этому очень рада.
— А почему бы и нет? — слопав новую порцию пирожного, уточнил Нейт, складывая руки на столе и чуть наклоняясь вперед. — Кто нас остановит?
— Наша совесть, дорогой, — я снова протянула ему сладость. — Наша совесть.
— М-м-м, — откликнулся парень, прожевал и добавил: — Моя совесть не против пойти немного поспать в теплой кроватке.
— А моя — нет, — я упрямо покачала головой, продолжая скармливать ему пирожное. — Третья пара философия, мне сдавать по ней зачет. Я кое-как сдала первое полугодие и не хочу больше пропускать предметы, которые и так плохо знаю.
— Ты у меня просто идеальная ученица, — с непередаваемой смесью гордости и печали вздохнул брюнет.
Я лишь улыбнулась и протянула ему еще кусочек тирамису.
Не дать ему уснуть на философии оказалось задачей не из легких. Поскольку парень считал, что это один из скучнейших предметов на курсе. Он довольно неплохо разбирался в этой сфере и, возможно, именно поэтому ему и было скучно. Мне приходилось едва ли не постоянно толкать его локтем по локтю, чтобы он не ронял голову в постоянных попытках отключиться. А еще временами напоминать, что во сне он плохо контролирует целостность человеческой формы, а проявившиеся посреди пары кошачьи ушки — это не то, что нам нужно. Но этого хватало ненадолго. Парень зевал в кулак, пытался держать слипающиеся веки открытыми, и честно старался не уснуть, но получалось у него совсем плохо. Беартис на философии тоже скучал еще сильнее, время от времени даже начинал бормотать что-то о бредовости излагаемых теорий, а я постоянно отвлекалась на этих двоих, отчего слишком часто теряла нить размышлений преподавателя, что было совершенно не хорошо для этого предмета. Но какой-никакой, а конспект у меня теперь был, так что все казалось не так страшно.
К моменту, когда мы вышли из колледжа, начал идти снег. Колдун посмотрел на небо, покачал головой, что-то пробормотал и застегнул пальто поплотнее. Нейтан же заулыбался, ухватил меня за руку и шагнул в снегопад, утаскивая меня за собой. Температура воздуха была не слишком низкой, поэтому бежать со всей допустимой скоростью, чтобы только побыстрее оказаться в тепле, было не нужно. И мы брели под падающими снежинками, завороженные этой красотой, позволяя душе радоваться. Колдун шел следом, поглядывая по сторонам хмурым взглядом, а когда мы остановились недалеко от машины, по мере возможности глядя вверх, закатил глаза, явно не понимая романтики снегопада. Но промолчал. Он вообще был очень терпеливым, и я сильно сомневалась, что его хоть чем-то можно вывести из себя.
Но когда мы вернулись домой, в моих окнах горел свет. Это заставило нас остановиться, едва выйдя из машины, а Беартиса мгновенно превратило в безэмоциональную статую.
— Ты забыла выключить? — задумчиво поинтересовался Нейтан, глядя вверх.
Впрочем, в его голосе не было особой надежды, что я отвечу утвердительно.
— Да нет вроде, — не менее задумчиво откликнулась я, тоже посмотрела на свои занавески, потом окинула взглядом двор.
Я могла бы предположить (а двое сопровождающих меня мужчин скорее всего так и делали в этот самый момент), что в квартиру забрался кто-то не слишком доброжелательно настроенный, но я увидела то, чего не видели они. Старый синий опель в углу двора. Возможно, я ошибалась. Но ноги уже сами несли меня к дому.
— Лиана, стой! — Нейтан рванул следом, но я не остановилась.
Я влетела в подъезд и загромыхала сапогами по лестнице. И мне было плевать, что к седьмому этажу с такими темпами я должна доползти на четвереньках. Меня несли вперед крылья неконтролируемой радости, и мне было плевать на последствия.
Он вернулся. Вернулся!
— Сигналки в порядке, — донесся дом меня задумчивый голос следующего за нами колдуна.
Наверное, именно поэтому меня до сих пор не перехватили, а то ведь могли! И я бежала вперед, не в силах сдержать улыбку. Наконец-то! Долго же пришлось его ждать.
Дверь оказалась незапертой. Я влетела в квартиру и рванула по комнатам, забыв даже разуться. В тот момент меня не волновал пол, меня волновало где же он подевался, если его нет в гостиной.
Сероглазый парень, нашедшийся за столом на кухне, поднялся мне на встречу, откладывая журнал и раскрывая объятья. И я тут же с визгом повисла у него на шее, чувствуя, как он обнимает меня в ответ.
Такой радости я не испытывала с того самого момента, как вернула похищенные воспоминания и узнала, что Нейтан тоже меня любит.
— Привет, малышка, — прижимая меня к себе, с явной улыбкой в голосе поздоровался парень, награждая меня поцелуем в макушку.
— Эй, — тут же раздался из-за моей спины грозовой голос Нейта. — Во-первых. Руки от моей девушки убрал. Во-вторых. Какого, простите меня, лешего здесь происходит?!
Но объятья стали лишь крепче, а в довольный еще несколько секунд назад певучий голос неожиданно холодно уточнил:
— Твоей девушки?

Глава 2

Нейтан бросился вперед, не раздумывая, срываясь в граничную форму. Но я исхитрилась вывернуться из объятий и встать между ними, упираясь оборотню в грудь:
— Не надо, — просила тихо, как можно более спокойно.
Кот замер с занесенной когтистой рукой. На то, чтобы обрести достаточно контроля, у него ушло секунд пять. Потом он перевел на меня горящий желтым огнем взгляд, в котором читалась ярость, непонимание, и… страх? Мне возможно стало бы смешно, что он приревновал меня именно к этому человеку, но в определенном смысле я была сама виновата.
— Солнце, успокойся, — я коснулась его щеки, глядя в глаза, и понимая, что со мной сейчас стоит не просто парень, но зверь. — Это мой брат.
Еще пара секунд ушла на то, чтобы Нейтан выдохнул, буквально сдуваясь. Опустились плечи, опустился взгляд. Он прикрыл глаза, загашая в них огонь.
— Прости, — Нейт качнул головой, накрывая мою все еще прижатую к его щеке ладонь своей.
А я наблюдала, как его когти возвращаются в человеческую форму и как никогда понимала, что рядом со мной — оборотень. Но совершенно не боялась. Должна была бы, но не боялась.
— Лиана, — раздался из-за моей спины напряженный голос брата. — Ты не хочешь мне ничего объяснить?
— Ам-м, — я повернулась к нему, стоящему вроде бы расслаблено, но это только на первый взгляд. — Дарэл, это мой парень — Нейтан. Нейт, — я оглянулась на брюнета, ободряюще улыбнулась. — Это мой старший брат, Дарэл.
Блэкэт окинул взглядом стоящего перед собой молодого мужчину и едва заметно покачал головой:
— Я думаю, он не об этом, — после чего обогнул меня и протянул сероглазому руку: — Нейтан Блэкэт, меняющий форму, черный кот.
Я замерла. Ой, что сейчас будет! Я, привычная к не совсем людям рядом с собой, не сразу поняла, что Нейт почти обратился при ничего не знающем человеке. Реакцию брата я ждала со страхом, но надеждой, что раньше увлекавшийся всякими мифами парень сможет более-менее спокойно воспринять факт существования существ из этих мифов в реальности
Дарэл встал прямей. Расправил плечи, одернул черный свитер с высоким горлом, окинул кота внимательным, пронзительным взглядом. И пожал протянутую руку, со сталью глядя брюнету в глаза:
— Дарэл Эшворд. Музыкант, певец, охотник.
— Что? — мой вопрос был полон непонимания.
Что за странное представление? И как в привычный для меня список занятий вписалась еще и охота? Они там с дядей что, в горах дикарями жили и подножным зверьем питались?
Не ожидав от брата таких слов, я не сразу заметила, что моих спутников это никоим образом не удивило. Более того, Беартис сделал шаг вперед и посмотрел на Дарэла сияющим магией взглядом:
— Только попробуй. Живым ты отсюда не выйдешь.
— Светлячок, — все еще не отпуская Нейтана и не сводя с него взгляда, откликнулся Дар. — Отойди в сторону, а то ведь зашибу ненароком.
Ногти Нейта снова стали когтями, волосы на загривке стали подниматься, еще секунду и зашипит. Глаза Беартиса вспыхнули сильнее, он начал перебирать пальцами, явно формируя какое-то убойное плетение. Но я не собиралась терпеть драку в своем доме. Мне было страшно, я была расстроена, и прекрасно помнила, что со мной происходит, если я оказываюсь рядом с дерущимися людьми. А тут Адриан из-за угла не выпрыгнет, силушкой своей нечеловеческой ситуацию не спасет. Тем более что драться они, судя по всему, собираются не с намереньем фингалы поставить да бока намять. И мне было совершенно не важно, кто победит, в любом случае это будет очень плохо. Поэтому я быстренько собрала всю свою смелость в кулачок и влезла раньше, чем застыла бы столбом, не в силах ничего сделать:
— Да успокойтесь вы все, наконец! Ты, — я указала пальцем на колдуна. — Гаси свои глазищи, это мой брат! Ты, — перст моего негодования перешел Нейта. — Убирай когти и усмири свою сущность. А ты, — я обернулась к Дарэлу, недобро прищурившись. — Должен мне мно-огое рассказать! И желательно прежде, чем начнешь нападать на моего парня.
— Твой парень — оборотень, — напомнил брат, и по нему было видно, что он тоже хочет тыкать в окружающих пальцами.
— А у охотников есть Кодекс, — парировал все же пригасивший свою магию Беартис. — Или ты драная самоучка?
— Полегче, Светлячок, я уже имел дело с такими как ты. Им не понравилось, — вскинулся Дар, сжимая кулаки.
— Ты не можешь просто так нападать на нелюдей, — подал голос Нейтан.
Из всех он первым пришел в себя и теперь выглядел совершенно спокойным, словно мы обсуждали сегодняшнюю погоду. Это не могло меня не радовать, но радоваться получалось плохо.
— Ошибаешься, кошак, она моя сестра, и ради нее я могу намного больше, — недобро прищурился Дар.
— Так стоп! — я влезла между ними и упираясь руками им в грудь. — Никто. Ничего. Не будет. Делать. В этом доме. Без моего разрешения! — говорила я это категоричнейшим из всех возможных тонов, после чего повернулась к Нейту спиной, вставая между ним и братом. — Да, он оборотень. Но он мой парень! Я люблю его таким, какой он есть. Что с тобой случилось, Дар? Вот уж у кого были действительно широкие взгляды на жизнь! Так что изменилось?
Дарэл окинул взглядом представшую перед ним картину и прижал ладони к лицу, тяжело вздыхая:
— Прости, малышка. Я был не прав. Светлячок истину глаголит, у нас есть Кодекс. И ты права. Раз уж так вышло, нам действительно нужно поговорить. Но сразу хочу сказать в свою защиту, что это просто инстинкт. Ты моя сестра, а они — мои враги.
— У меня немаловажный вопрос, — колдун подошел ближе, чем заставил Дара напрячься и помрачнеть. — Если вы родня, то почему ты охотник, а она — нет?
— А я перед тобой отчитываться не должен, Светлячок, — вдруг улыбнулся брат и отступил назад, опираясь на стол с самым миролюбивым видом. — Чаю?
Я вздохнула, окончательно осознавая, что радостное возвращение любимого брата будет совсем не радостным по факту и устало стянула с себя забытую куртку:
— Раздевайтесь. Нам всем нужно поговорить.
Нейтан машинально тут же забрал мою одежду, вздохнул не хуже меня и, развернув колдуна вокруг своей оси, подтолкнул его к выходу. Я понимала его печаль, но не понимала ситуацию в целом. Братишку явно не удивило то, что они нелюди, а они как-то странно отнеслись к его увлечению охотой. Сам факт того, что они тут чуть на этой почве не подрались, поражал и отказывался укладываться в сознании.
— Как ты исхитрилась связаться с кошачьим оборотнем? — поинтересовался брат, пока мы остались наедине.
Я шагнула к плите, и только тут осознала, что все еще обута. Пришлось сесть на ближайший стул и приняться разуваться, стараясь отвечать спокойно:
— Мне его какой-то странный дядька подарил. Ну, я его приютила, накормила, напоила…
— Полюбила, — завершил мой перечень вернувшийся Нейт, вставший в двери. — Мы через многое прошли вместе, и даже не думай меня втихую «мирно» просить уйти. Я либо буду с ней, либо умру.
Вместе с пальто он избавился и от свитера, теперь щеголяя в одной из подаренных мною рубашек, которую Дарэл осмотрел весьма внимательно и перевел взгляд на меня. В его глазах светилось подозрение, и оно было вполне оправдано. Но объясняться я не собиралась. Ну, утащила я у него пару рубашечек, ну, отдала их своему парню. Кто же знал, что этот самый парень брату не понравится, причем, судя по всему, не потому, что мой парень, а потому что оборотень. Хотя, тут, скорее всего, актуальны обе причины.
— Умереть — это можно легко устроить, — тем временем широко улыбнулся Дар, но заметил мой грозный взгляд и поднял руки. — Я ж не так уж всерьез.
— Ничего не знаю, — откликнулась я, убирая сапоги в угол и собираясь мыть руки. — Вам, ребята, придется помириться. Потому что я не желаю терять ни одного из вас.
— И много вас таких вокруг нее шастает? — доверительно поинтересовался Дар у Нейта, пока я мыла руки и набирала чайник.
— Тебе неприятно будет это слышать, — с улыбкой в голосе ответил Нейт. — Но в данный момент все ее окружение если не оборотни, то чего похуже.
— Гонишь, — недоверчиво протянул брат.
— Не совсем, — влезла я, поставив чайник на огонь, и повернулась к ним.
Заметила свое отражение в дверце шкафа и попробовала пригладить волосы. Отражение было мутным, но на моей голове явно был бардак. По-хорошему стоило бы сходить и привести себя в порядок, но я пока не была уверена, что этих троих (Беартис тоже уже вернулся и застыл, прислонившись плечом к косяку) можно оставить без присмотра.
— Ты серьезно? — Дар округлил свои серые, точь в точь такие же, как у меня, глаза, глядя на меня недоверчиво.
Он явно не хотел, чтобы это оказалось правдой, но реальность совершенно не была настроена идти ему навстречу.
— Ага, — я беззаботно кивнула, показывая, что меня такое положение вещей вполне устраивает, и полезла в шкафчик за чашками.
— Бог ты мой.
Судя по звуку, брат уронил голову на сложенные на столе руки. И мне на миг даже стало стыдно, что я так его разочаровала. Но потом логика напомнила, что я-то ни в чем, собственно, не виновата, и я сдвинула брови. Сначала объяснился бы, чего ему не нравится. А потом я бы уж решила, есть ли в его разочаровании моя вина.
Поэтому я расставила чашки, налила чай, села за стол, оглядела собравшихся парней и вздохнула. Вечерок будет не из легких.
— Так, Дар. Думаю, стоит начать с тебя, — заявила я тоном «заседание суда объявляется открытым».
— Малышка, это дело нашей семьи, — мягко не согласился брат. — Я не думаю, что стоит…
— Дар, — даже не дослушав, перебила я, добавив в голос строгости. — Эти люди теперь тоже наша семья.
— По крайней мере, он, — стоящий в дверях Беартис указал на задумчиво изучающего свой чай Нейта, мгновенно открестившись от возможности быть причисленным к столь странной и явно ненадежной семейке.
Колдун был явно недоволен происходящим здесь и миром в целом, но привычно держал себя в руках, взирая на нас беспристрастным взглядом светлых глаз. Он мог бы и не находиться здесь, прекрасно получая информацию считыванием со своей квартиры, но считал что здесь недостаточно безопасно, чтобы он оставил нас одних.
Услышав такое заявление, Дарэл поднял взгляд к скрытым потолком небесам:
— Куда я попал?
— Дар! — неодобрительно воскликнула я.
Меня начала раздражать эта напряженность, которая мне была категорически непонятна. Они совершенно не могли разговаривать спокойно, я не видела для этого причины и тоже начинала нервничать. Самым обидным казалось отчего-то то, что я очень хотела их познакомить. Кто ж знал, во что это может вылиться.
— Ладно! — брат вздохнул и сложил руки на столе, сдаваясь. — Мне действительно многое нужно тебе рассказать. О тебе, мне, и нашей семье. Дело в том, что… Мы охотники.
— В смысле? — я смотрела на него все еще совершенно непонимающе.
Что такого скрывалось в этом слове, что все на него так реагируют?
— Твоя семья с древних времен охотится на семьи, подобные моей, — без изысков пояснил Нейт.
— Что? — переспросила я, отказываясь осознавать услышанное.
— Да, — подтвердил брат, заставляя меня перевести на него все еще ошарашенный взгляд. — Из поколения в поколение мы охотимся на нелюдей.
— Как в сериалах? — я глупо заморгала, глядя то на брата, то на Нейта.
— Нет, — Дарэл отрицательно покачал головой и улыбнулся. — Круче. Хотя сейчас сериалы разные бывают. В общем. Наша семья, как и многие другие, отличается от обычных людей. И не только тем, что мы знаем, что половина легенд не выдумки. Мы сами часть этих легенд. Это, знаешь, стандартный набор. Мы сильнее, быстрее, да и регенерация у нас получше будет. Природа создала нас как нечто, что всегда будет между ними, — он указал на Нейта и Беартиса. — И ними, — Дар перевел указующий перст в сторону окна. — Мы — баланс в этом мировом завихрении.
— Я бы так не сказал, — хмыкнул колдун, явно имеющий на эту тему свое собственное, непоколебимое мнение.
— А тебя никто и не спрашивал, — фыркнул Дарэл.
— Как. Это. Возможно? — ошарашенно поинтересовалась я, глядя в пространство.
Хотелось истерически смеяться и, возможно, грохнуться в обморок. Моя семья — охотники на нелюдей. Мой брат — охотник на нелюдей. Мой парень, любовь всей моей жизни — оборотень-кот. Мой друг — оборотень-пес. И моя начальница тоже. А преподаватель химии вообще неведома зверушка. Я… тоже должна была на них охотиться? Что за бред? Где здесь скрытые камеры?
— Нейт, она реагирует сильней, чем когда узнала о тебе, — тут же напрягся колдун, глядя на меня слегка мерцающими глазами.
— Солнышко, — парень оказался рядом, присел на корточки и вручную заставил посмотреть себе в глаза. — Это нормально. Все хорошо.
Я машинально всмотрелась в чернеющую бездну его зрачков, в глубине которой плескалось беспокойство, и на миг прикрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. И вот так вот, чувствуя его ладони на своих скулах, под его внимательным взглядом, у меня это даже получалось:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.