Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49565
Книг: 123462
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Связанные восхищением»

    
размер шрифта:AAA

Глава 1

Коул

Я открыл входную дверь лофта, сжигаемый изнутри ожиданием. С тех пор, как я оставил Джулию, прикованную наручниками к кровати, прошло три часа. Всего три часа назад я трахал ее сладкое маленькое тело, но уже был в отчаянии от желания увидеть ее снова. Я думал, что чем больше буду проводить с ней времени, тем быстрее будет проходить возбуждение. Я предположил, что отчаянное притяжение, которое вспыхивало под моей кожей, исчезнет.
Но этого не произошло.
С каждой секундой я хотел ее еще больше.
Толкнув ногой дверь в ее спальню, мне открылось ее обнаженное распластанное на кровати тело. Ее кот, Уизли, испугавшись шума, вскочил, спрыгнул с кровати и выбежал из комнаты.
— Ты мудак! — огонь в ее голубых глазах заставил мой член в штанах стать твердым, не смотря на пульсирующий от боли затылок, из-за швов, наложенных мне несколько часов ранее.
— С чего это ты взяла, Джулия, — я выгнул брови, — я думал, для тебя это не является новостью.
Она дернулась в манжетах, это заставило ее большую грудь подпрыгнуть вверх и вниз. Ярко-розовые соски просто умоляли быть укушенными и облизанными. Мне пришлось прикусить изнутри щеку, чтобы немедленно не набросится на неё. Трахнуть её. Брать то, что было моим. Она была моей. Только моей. Ничьей больше. Никогда.
— Иди, трахни себя! — закричала она после нескольких мгновений борьбы.
— Я уже трахнул тебя, — я прислонился к дверному косяку. — Ты забыла?
Ее дыхание стало поверхностным, кристально-голубой взгляд метался по моей фигуре. Отчаянно желая оказаться у неё внутри снова, я уже был тверд как камень.
— Где ты был? — слова были безвольными, нуждающимися, хотя она пыталась скрыть это.
Правильно, Джулия. Ты хочешь меня. И любишь.
Ее недавнее откровение — что она любила меня, плавало в моей голове, наполняя меня чем-то неописуемым. Я не мог назвать это счастьем, это было нечто большее. Что-то, что я никогда не чувствовал раньше.
— Я был рядом, — я оттолкнулся от двери и медленно подошел к ней.
— Я не могу поверить, что ты оставил меня здесь в цепях! — она звякнула наручниками. — Кто-то пытался убить меня, они могли бы просто прийти сюда и легко закончить свою работу! Я была для них практически на блюдечке! — негодовала она.
— Никто не придет сюда, кроме меня, — я ухмыльнулся, и мой взгляд остановился на ее плоском, загорелом животике и гладкой плоти её киски.
— Что это значит, Коул? Как долго ты собираешься оставлять меня здесь? — в её голосе возникла паника, что почти заставило меня почувствовать дискомфорт. Почти. Была часть меня, которой немного это нравилось. Тот факт, что я, наконец, получил её, связанную и готовую для себя. Особенно после того, что она сделала ранее — пыталась оттолкнуть меня, чтобы спасти.
Спасти меня? Я чуть не засмеялся от этой мысли. Ничто не могло спасти меня. Уже слишком поздно.
— Я не знаю, Джулия. Я же взял твои любимые наручники, — я медленно пробежался пальцем по нижней части её груди, и на её плоти сразу появились мурашки. — Я думал, что тебе это понравится.
— Ты не можешь оставлять меня прикованную наручниками, Коул. Просто потому что я сказала, что люблю тебя, не делает меня твоей рабыней, — она старалась быть убедительной, чтобы это выглядело так, будто она контролировала себя. Мне нравились эти маленькие сражения, которых будет у нас не мало. Они заставляли мой член пульсировать, а стук сердца замирать и ускорятся.
— Я никогда не говорил, что ты моя рабыня, — я улыбнулся, присаживаясь рядом с ней. — Но это неплохо звучит, дорогая.
— Не смей называть меня так! — закричала она во все горло, удивляя меня.
— Почему нет? — я нахмурился, обхватывая одну её грудь.
— Так ты называешь Элейн, — ее взгляд стал жестким.
— Все еще зациклена на этом? Я думал, что оставив тебя здесь прикованную, таким образом я даю тебе некоторое время, чтобы очистить голову и, наконец, вынуть её из задницы.
— Меня это всё бесит. Может быть, после этого всего, на самом деле я не люблю тебя, — отрезала она, отвернув голову. Ее голубые волосы взъерошено и возбуждающе спутались вокруг головы, тем самым напоминая мне, что несколько часов назад у нас был секс.
— О, ты любишь меня.
Я наклонился и щелкнул языком по её соску, прежде чем взять его в рот. Он был таким твердым, таким розовым, таким готовым для пощипывания. Я должен был взять его, так как больше не мог терпеть ни минуты.
— Коул, — ее голос дрожал, полный невысказанных эмоций. Я окунул палец в щель между её ног. Она была влажной, практически истекающей, готовой для меня.
— Возможно, мне придется вытрахать из тебя всю дурь.
Она фыркнула, но я знал, что она понимала всю серьезность. Это было тем, чего она хотела. Она желала мой большой двигающийся член в своем влагалище. Она нуждалась в нем. По крайней мере, я молился, чтобы так было, потому что я не думаю, что смог бы без этого жить. Я пробовал, и в течение четырех месяцев это было настолько чертовски тяжело, что это можно было сравнить с пребыванием в аду.
— Я хотела бы увидеть твою попытку.
Я выпустил ее сосок, позволяя ему выскочить из моего рта, прежде чем поднять голову, чтобы встретиться с ее взглядом, где уже потрескивал огонь, бурля, танцуя, подразнивая меня. Бросая вызов. Этот огонь в ней привлек меня с самого начала. Когда я смотрел, как она трахалась с другим мужчиной — в первый раз, но не последний. Этот огонь был тем, что изменил меня как личность. Он заставил меня жаждать вещей, которые никогда меня раньше не волновали. Это заставило меня хотеть Джулию.
— Я не думаю, что ты понимаешь то, о чем просишь, — я встал и скинул через голову рубашку, наблюдая за её пристальным взглядом. Он был похож на ласку, скользящую по моим мышцам и татуировкам. Мои штаны были сняты вместе с трусами. Ее взгляд приклеился к члену, который уже стоял для неё.
Толстый и твердый.
— Я и не знаю. Правда, Коул. Несколько часов назад ты уже трахнул меня. Я уверена, что смогу справиться с тобой.
Насмешка в ее голосе заставила мой член вздрогнуть, готовый показать ей разницу, но я сдержал свой порыв, разминая по бокам руки. Мои губы изогнулись в не что иное, как зловещую ухмылку, в то время как я пополз на кровать. Я позволил своему члену скользить по её ноге, когда я пересекал ее тело, что заставляло ее дрожать подо мной.
Она, блядь, хочет меня. Я никогда не предполагал, что это будет чувствоваться настолько сладко.
— Попыткой отпугнуть меня, чтобы обезопасить? — я уставился на нее, оседлав ее талию.
— Прямо сейчас мне плевать на тебя, — она снова дернула свое запястье.
Я поднял брови. Она злилась немного сильнее, чем я ожидал, будучи прикованной к постели.
О лучшем и мечтать не надо было, потому что я тоже был зол на нее за попытку оттолкнуть меня.
— Тебе плевать, — повторил я. — Хорошо, потому что я собираюсь держать тебя здесь в течение длительного времени.
— Ты не посмеешь! — завопила она, пытаясь меня скинуть. Но я был больше, сильнее и почти не сдвинулся ни на дюйм. Ее борьба сделала мой член только еще тверже. Он пульсировал в такт с раной на моем затылке, но ничего, даже боль, не могла остановить меня от обладания ею.
Я перевернул ее тело, обездвижив ее своими руками, пока мой член не оказался прямо между больших полушарий ее груди, кончик которого находился в нескольких дюймах от ее мягких, розовых губ. Она сразу замерла, сосредоточив внимание на моем члене.
Я плюнул на руку и прошелся по своему члену. Ее губы приоткрылись, будто это было самой сексуальной вещью, которую она когда-либо видела в своей жизни. И это только раззадорило меня еще больше. Я обхватил ее девочек и прижал к ним свой член.
— Ты собираешься трахнуть мою грудь, малыш? — голос Джулии был низкий и хриплый, тем самым показывая свою готовность быть оттраханной, и заставляя меня чувствовать себя диким.
— О боже, да.
Я толкнулся бедрами, скользнув своим членом между дерзких полушарий.
— Тебе нравится это, не так ли?
Я зарычал, когда задвигался быстрее. Ее свободная рука сомкнулась над моей, прижимая свою грудь крепче.
Это было сюрреалистично, будучи здесь, с ней. Мой член на ее теле. Ее голубые глаза, которые смотрели на меня с изумлением и любовью. Конечно, она на меня злилась, но она была моя, а я ее. Ничего не изменит это.
— Я хочу взять у тебя в рот.
Я вздрогнул и наклонился вперед, готовый дать ей это, когда мне на глаза попался шрам на ее горле.
Он все еще был красным, с воспаленными малиновыми рубцами. Он зажил, но до сих пор выглядел, словно новый. И тогда я перенёсся в мой кабинет в «Восхищении», когда зазвонил мой телефон от человека, которого я ожидал услышать меньше всего.
— Какого хрена произошло? Вы должны были защищать ее! — Виктор Мэрлин, лучший друг Джулии, закричал на другом конце линии.
— Что? — я нахмурился, и меня охватила паника.
— Джевел! — он рыдал. — Кто-то пытался убить ее! Как ты мог? Ты обещал!
Я оборвал звонок и ушел, чтобы выяснить, где она была. А потом я нашел Джулию, мою Джулию, несчастную женщину, которая была едва живой.
— Коул? — смятенный голос Джулии ворвался в мое сознание. — Ты в порядке?
Стыд затопил меня. Я собирался засунуть свой член в ее горло, когда она только недавно пережила такое.
— Нет. Не делай этого, — горькое выражение охватило ее черты. — Не смей жалеть меня.
Она прикоснулась к горлу.
Я покачал головой и начал отстраняться, но она схватила мой член, заставляя меня остановиться и одновременно ахнуть.
— Посмотри на меня, — потребовала она.
Но я не мог. Вместо этого я посмотрел в окно, на горизонт Далласа. Уже была вторая половина дня, но было еще не темно. Если бы я посмотрел на нее, я бы сделал это. Я хотел засунуть свой член в ее горло. Заставить ее принять его, всего меня. К черту все остальное. Даже сейчас, мое тело и мой разум требовали, чтобы я взял ее, и показал ей, кому она принадлежала. Заставил ее поглотить меня целиком и затопить всем, что я мог ей дать. Пиздец. Я был полным уродом.
— Взгляни на меня, Коул.
И я сдался. Я посмотрел в красивые глаза женщины, в которую я влюбился. Я сжал руки по обе стороны, борясь за контроль.
— Если ты сейчас же не войдешь своим хреном мне в рот, в следующий раз, когда он приблизится ко мне, я укушу его, — зашипела она и в ее глазах была видна решимость.
Я наклонился, поставив руки по обе стороны от ее головы.
— Ты не понимаешь, Джулия. Меня охватила эта потребность. Это стремление... — я позволил словам умолкнуть, когда представил себе мой член, движущийся между этими мягкими губами. Я не получал удовольствие от ее рта с тех пор, как она бросила меня четыре месяца назад, узнав правду. Но в этот раз все было иначе. Потребность доминировать над ней была более интенсивной, чтобы, в конечном счете, доказать, что она действительно была моей, чтобы она не смогла убежать снова, не смогла оттолкнуть меня.
Она должна знать.
Я закрыл глаза, пытаясь успокоить разбушевавшиеся эмоции.
Ее захват усилился, а нежные руки начали двигаться вверх и вниз на моем члене.
— Бля, Джулия, — мои глаза распахнулись. — Если ты продолжишь делать это, то я не буду в состоянии контролировать себя.
— Я знаю, — небольшая улыбка распространилась по ее губам.
Я наклонился и прижался к ее лбу губами.
— Я не хочу причинить тебе боль, — мои руки дрожали вокруг ее головы, но не от того, что я удерживал себя в таком положении, а от страха потерять контроль.
— Я смогу справиться с этим, Коул. Позволь мне показать тебе.
Сладкий звук ее голоса пробирался сквозь меня, наполнял меня такой любовью и страстью. Я спустился с ее тела, забирая свой член из ее рук, и нашел ее губы своими, жадно пробуя ее на вкус. Она открылась мне, целуя с такой же пылкой необходимостью, как если бы она могла умереть без моего прикосновения, без меня.
Сдавленный стон вырвался из моей груди, и я поцеловал ее сильнее, отчаянно вкушая каждый дюйм ее рта, чтобы мои поцелуи могли стереть из ее памяти ее бывших. Мои руки были везде, в волосах, теребили соски, сжимали ее бедра. Мой член, словно неистовый кинжал, был зажат между нашими телами.
Прежде чем я понял, что делаю, я вскочил, выхватывая ключ из комода, и открыл манжеты. За секунду металл упал с ее запястья, Джулия села и опустилась на пол, на колени. Она подползла ко мне, ее голубые волосы были в беспорядке, красочные цветочные татуировки на ее плече придавали яркости напротив ее кожи. И ее поведение вызвало во мне что-то первобытное.
Она остановилась, а ее лицо находилось в нескольких дюймах от моего члена.
— Я могу справиться с этим, Коул. Если ты позволишь мне взять контроль в свои руки.
Позволить ей контролировать?
— Ты знаешь, чего хочешь, — она лизнула кончик.
Я застонал и пошел на попятную, пока не уперся в комод.
— Я не знаю, смогу ли я.
— Ты сможешь. Я доверяю тебе, — она последовала за мной, передвигаясь на четвереньках.
Она взяла его в рот, и я вздрогнул, сжимая напряженными пальцами дерево у меня за спиной. Она сосала лишь кончик, что заставляло меня отчаянно желать толкнуться в ее рот по самые яйца.
Толкнись ей в глотку. Покажи ей, кому она принадлежит.
Я абстрагировался от голоса и цеплялся за ее слова.
— Я доверяю тебе.
Если она могла довериться мне после всего, тогда я также мог это сделать. Я мог отдать ей контроль.
Она засасывала меня все глубже, вбирая меня глубоко в свое нежное горло. Сжимала мои бедра, а ее ногти, врезались в мою плоть. Я напряг свою хватку на комоде, и дерево врезалось в мою кожу. Мне стало больно. Это держало меня в руках и в то же время сосредоточенным от удовольствия, которое доставлял ее маленький миленький ротик на моем члене. На моем члене, ни на чьем другом.
Она ускорила темп, двигаясь быстрее, впуская и вбирая мой член в свое горло снова и снова, до самого горла. Зрелище было почти моей погибелью, имея женщину своей мечты, заглатывающую мой член.
Я остановил ее и поднял с пола. Секундой дольше, и я бы кончил в ее рот. Как бы мне этого не хотелось, я хотел оказаться внутри нее.
Я поднял ее, пока ее мокрая киска не остановилась прямо над моим пульсирующим членом. И я ворвался в нее.
— Черт, Коул, да!
Я схватил ее за бедра и начал двигаться, через что звук касания нашей кожи был для моих ушей сладкой музыкой.
— Ты моя, Джулия, — я бы сказал ей это раньше, но ей нужно было слышать это снова и снова. Снова и снова. Мне нужно было сказать это ей. — Только моя.
— Я твоя, Коул. Твоя, — она впилась руками в мои влажные от пота волосы и откинулась назад, глядя прямо в мои глаза. Ее глаза были полуприкрыты, немного сонными, с первобытной жаждой. Она уже была близко к оргазму.
— И ты тоже мой. Только мой, — она закусила губу. Она сжимала белыми зубами свои розовые губы так, будто собиралась лопнуть их, как сладкую ягоду.
— Твой, — я зарычал. — И я никуда не уйду. Поняла? — я начал двигаться еще быстрее. — Скажи мне, что ты поняла. Теперь мы вместе.
— Вместе, — простонала она.
— Никаких побегов.
— Никаких больше, — ее взгляд встретился с моим. — Я обещаю.
Это было всем, в чем я нуждался. Я наклонился и погрузил зубы в ее губы. Ее реакция была мгновенной, ее тело содрогнулось, а киска сжалась, выдаивая мой член.
Я последовал за ней, вниз, словно по кроличьей норе удовольствия, где мой собственный оргазм выплескивался глубоко внутри нее. Я вцепился крепче, отказываясь отпускать, пока полнейший восторг не закончил струиться по моим венам.
Когда я пришел в себя, мы были прислонены друг к другу лбами, ее грудь вздымалась, а бисеринки пота скатывались между ними. Я отпустил ее губы и наклонился, слизывая эти соленые капли, тем самым смакуя ее.
— Ты такая...
Жалящая боль от ее пощечины заставили остановить поток слов, вновь напоминая мне о недавно наложенных швах на затылке.
— Какого хера это было? — я дернулся.
— Никогда не оставляй меня прикованной.
Если бы это была одна из безликих женщин, которых я трахал, или Элейн, я бы сбросил ее задницу прямо здесь, на пол, и велел ей убираться. Но она не была одной из них. Боль на моей щеке заставила мой только что размягченный член возвратиться к жизни.
— Я не знаю, Джулия. Мне нравится возвращаться домой к тебе голой и прикованной к моей кровати.
— Это не твоя кровать, — зашипела она.
— Это сейчас, — я улыбнулся. — Мне нужно что-то еще доказывать? — я толкнулся бедрами, где мой член был почти твердый.
Ее глаза расширились, и она снова прикусила нижнюю губу, которая разбухла от отметин моих зубов. Это сцена сделала нечто больше, чем просто напряженный член. Это ставило на ней мою метку.
Я снова трахнул ее. Положив ее обратно на кровать, и вбивался в нее. Но потом я вспомнил, зачем я пришел сюда. Новость, которую я должен был рассказать ей.
Это было моим главным приоритетом, пока я не подошел к ее квартире на десять футов. Ну, технически это был мой дом, так как я владел им. Но когда я был настолько близок к ней, я мог думать только об ее голом и прикованном к кровати теле, после чего в главную роль вступал мой член.
Я поставил ее на ноги, отталкивая разочарование того, что мой член выскользнул из ее мокрых складок.
— Тебе повезло, что есть кое-что, что мы должны сделать, в противном случае тебе бы пришлось снова выкрикивать мое имя.
— Больше похоже на наказание, чем счастье.
Я улыбнулся.
— Одевайся.

Глава 2

Джулия

Это казался немного нереальным, прогулка вместе с Коулом, где его теплая рука крепко сжимала мою. Может быть, это было, потому что мы шли в «Восхищение», стриптиз-клуб, где я работала, и где я трахалась со своим лучшим другом раз в месяц за несколько тысяч долларов перед сотнями голодных взглядов.
После всего, что произошло за последние пять месяцев, мне казалось странным, что я могла просто прийти сюда, жива и здорова.
Это был вторник, так что клуб был закрыт. Это было большое облегчение, так как я была не в настроении встречаться с теми, кого я знала.
— Почему мы здесь, Коул? — мне в голову не приходило ничего из того, что он хотел мне показать. Честно говоря, я была не в настроении. Кто-то пытался убить меня меньше, чем месяц назад, и вчера вечером моя подруга Мэнди была убита, когда я спала рядом с ней, потерянная где-то в сказочной стране под действием снотворного, которое я принимала.
Я устала и мне нужно было поспать, не говоря уже о том, что я оставалась прикованной к постели на несколько часов и трахалась до бесчувствия с человеком, которого я любила.
Это был насыщенный день.
Он не ответил, и я нахмурилась, но продолжила следовать за ним. Он остановился только возле двери своего кабинета. Комнаты, где он впервые рассказал правду. Комнаты, где он признался мне в любви.
— Я люблю тебя, — сказал он, будто он прочитал мои мысли, словно он знал, что я как раз вспоминала все эти судьбоносные моменты. Моменты, которые я хотела запомнить на всю свою жизнь. — Помни об этом.
Он быстро открыл дверь, не давая мне шанса ответить. Первое, что я увидела, был красного цвета письменный стол с бумагами, сложенными на нем. Там были документы и кто-то еще. Кто-то, из-за кого мне захотелось выругаться.
На краю стола сидела Элейн. Дорогое темно-синее платье обтягивало ее миниатюрное тело, раскрывая большое декольте. На губах у нее была красная помада в тон цвета ее длинных ногтей. Ее черные волосы были распущены и обрамляли лицо. Но ее макияж не замаскировал пурпурный синяк под ее глазом, куда я ударила ее накануне. Я боролась с желанием ухмыльнуться.
— Коул, что это? — Элейн опередила меня. Может быть, это было потому, что я была ошарашена, увидев ее во всем ее дорогом лоске, в то время как я была одета только в обтягивающие штаны для йоги и футболку, волосы были спутанными, так как я связала их в простой хвост.
— Это то, что уже назревало давно, — он закрыл дверь позади меня, и в моей голове промелькнуло около ста различных сценариев. Я представила Коула, одетого в футболку рефери Джерси и свистящего в свисток, сигнализируя мне и Элейн, начать. Она бы несколько раз полоснула меня своими красными коготками, но я бы снова ударила ее в лицо. Снова и снова, пока она не поняла, что он был моим.
Но это не произошло. Коул сунул руки в карманы, а его взгляд на мгновение метнулся между нами, прежде чем он снова заговорил.
— Я должен был сделать это давным-давно.
Его взгляд был устремлен на Элейн и мне это не понравилось. Я ненавидела, что из-за ее красоты он обратил на нее свой взор. Он трахал ее до этого, неоднократно, наверное. Также как и меня.
Сколько раз он связывал ее и трахал? Сколько раз он это делал, когда я была несчастна на той бензоколонке?
Эти мысли заставили меня ужасно себя чувствовать. Они все объясняли. Я все еще не знала Коула, не полностью.
У него была долгая жизнь, о которой я ничего не знала. Прошлое, с годами любви с женщиной до меня.
— Я не должен был возвращать тебя обратно в свою жизнь, но я был глуп, Элейн. И как бы то ни было, все, что происходило между нами — закончилось.
Я хотела танцевать, наслаждаться его словами и кричать ХА–ХА в ее лицо, но я не сделала этого. Я даже не почувствовала жало гордости за то, что он выбирал меня. Потому что это было не так. Не на самом деле. Он выбрал ее, даже после того, как он встретил меня.
«Он всегда возвращается ко мне». — слова Элейн несколькими днями раньше громко зазвенели в моих ушах. Сколько раз у них это было? Сколько раз Коул оставлял ее ради другой женщины и возвращался назад? Я не знала.
— Ты же не серьезно, — Элейн впервые неуверенно посмотрела на нас. — Мы помолвлены. Она покрутила кольцо с большим камнем на пальце. Огромный сверкающий бриллиант. Он сказал мне, что она сама его выбрала, и он не имел ничего общего с ним, но это все равно причиняло боль. Это все равно разрывало меня на части и оставляло лишь маленькие кусочки, которые раздувал горячий техасский ветер.
— Это кольцо — шутка, и мы оба это знаем. Между нами ничего нет. Уже больше нет. И не было несколько лет, — слова Коула были нежны. Слишком нежны.
И мне не становилось легче от них.
Элейн взглянула на меня, и на секунду я поклялась, что могла заглянуть в ее душу. Женщина с разбитым сердцем из-за мужчины, которого она любила. Я почти почувствовала себя плохо, находясь здесь. Как если бы я была тайным смотрителем, но не могла быть частью этого.
— Ты собираешься оставить меня, реально оставить меня из-за этой шлюхи?
И тогда я перестала чувствовать смущение. Мне было насрать на Элейн, и я вспомнила, почему. Она пыталась убить меня. Мне было пофиг, если Коул так не считал, или моя бабушка, или Мэнди. Мэнди. При упоминании ее имени у меня сжалось сердце. Мэнди не думала, что это была Элейн, и теперь она была мертва. Теперь я стояла в кабинете с этой тупой сукой, женщиной, которая хотела меня убить, потому что она хотела Коула. Моего Коула.
— Похоже, он оставил тебя из-за шлюхи, — зашипела я. — Как ты себя чувствуешь по этому поводу? — Яд слетал с моих губ. Как вообще я могла чувствовать к этой женщине жалость? Как я могла забыть то, что она сделала? Я знала, что это была она. Я просто знала это. — Каково это знать, что даже твои глупые, дорогие платья не смогли удержать его?
— Это полнейший бред, — клянусь, я видела, словно из радужной оболочки Элейн на меня смотрело какое-то чудовище.
Она посмотрела на Коула.
— Ты позвал меня сюда, чтобы сделать шоу? Чтобы доказать своей маленькой шлюшке, что между нами ничего нет? — она снова пошевелила рукой, сверкнув большим алмазом.
— Все кончено, Элейн, — Коул схватил ее за руку и сорвал его с пальца. — Уже в течение многих лет. Пришло время отпустить это. Мне жаль, что я втянул тебя в этот бардак, чтобы просто заставить Джулию приревновать.
Я повернулась к нему. Он вернулся к ней, чтобы заставить меня приревновать? Я позволила этому заявлению осесть в моей голове. Но это не имеет смысла.
— Это не конец, — я ожидала, что она расплачется, но нет. Вместо этого она перевела свой темный взгляд на меня. — Это никогда не закончится между Коулом и мной. Ты даже не представляешь, что мы пережили. — Она встала, цокая каблуками. — Ты не представляешь, что я сделала для него после...
— Достаточно, — голос Коула стал грубым, перебив ее.
Я подняла бровь. Что она собиралась сказать?
— Часы, что я провел под его телом, на нем, — она сделала шаг ко мне. — Его член в моей...
Я ударила ее, и никто не помешал мне. Я хотела разорвать ее на куски. Я знала, что это было правдой, что они были вместе в течение многих лет, но я не хотела этого слышать. Я не могла справиться с этим. Моя любовь к нему была новой и неуверенность все еще бурлила в моем сердце.
Я ожидала, что она попытается ударить меня, может быть, потянет за волосы, но она не сделала. Она с жуткой медлительностью повернула ко мне лицо. Этот взгляд был там снова. Этот блеск чистого зла, который я видела у нее уже два раза. Моменты, которые разделили только она и я.
Стук в дверь заставил меня подпрыгнуть и повернуться.
Коул открыл дверь, это был Рэнди. На нем была одета белая обтягивающая рубашка, вся забрызганная кровью. Его взгляд перескочил от меня к Элейн и затем вернулся к Коулу, с немым вопросом «какого хера» в глазах.
— Что это? — спросил Коул.
— Есть нечто, что вы должны видеть, — он взглянул на меня, а потом на Элейн. – Все вы.

***
Мы последовали за Рэнди через «Восхищение», и я была удивлена, когда он повел нас в сторону подвала, вниз по лестнице. Я никогда там раньше не была, хотя и проработала здесь несколько лет. Все молчали, когда мы шли через ярко освещенную комнату этажом ниже. Везде были сложены коробки, красочные ленты и блестки, нашитые на одежду, были разброшены в грязном беспорядке. Стеллажи на стойках со скудным нижним бельем и одинаковые корсеты блестели под ярким флуоресцентным освещением. Оглядев это все, ропот мужских голосов где-то в вондерленде стриптизерш привлек мое внимание.
— Сюда, — позвал Рэнди. Коул обвил свои руки вокруг моей шеи и потянул меня на свою сторону. Элейн шла перед нами, как раз там, где я и хотела. Не за моей спиной, где она могла бы ударить меня или Коула.
Сверкающие светильники со свисающими камнями были отодвинуты в сторону, простилая тропинку на бетонном полу. Я узнала некоторые реквизиты, которые использовались на тематической вечеринке Аватар «Восхищения–Х», где свисали изношенные веревки с листвой зелени. Веревки, на которых подвешивалось мое тело, а Виктор трахал меня.
Голоса становились все более четкими, чем дальше мы продвигались вглубь, но становилось ясно, что там были не просто голоса. Прогромыхал глубокий тенор, но потом произошло что-то еще. Стоны, звук человеческой боли.
Какого хрена?
Прежде чем я успела спросить, передо мной открылась сцена, которая перехватила мое дыхание. Большая площадь была расчищена от коробок с разным барахлом, которые были сложены по кругу. В этой зоне стояло несколько мужчин, одетые в костюмы, они небрежно общались между собой. Один из них, кроме Рэнди, носил обычную одежду.
На одежду другого брызнула кровь. Это был Леон. Он работал в моем доме под прикрытием вместе с Рэнди.
Другой мужчина сидел в центре комнаты, привязанный к стулу, его бритая голова наклонилась, скрывая от моих глаз лицо. Вокруг него на бетонный пол капала кровь. Стон исходил от него.
— Кто это? — спросила Элейн. Она была бледна, как призрак.
Коул наклонился и в приглушенных тонах быстро переговорил с Рэнди. Через мгновение он отстранился.
К нам подошел Леон. Я не разговаривала ни с одним из них, с тех пор как они привезли меня в офис Коула около пяти месяцев назад. В тот день я поняла, что это не просто знакомые, мускулистые мужчины, которые работали на ресепшене и лифте.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.