Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49566
Книг: 123462
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Испытай меня грубостью»

    
размер шрифта:AAA

Трейси Вульфф
Испытай меня грубостью

Меня зовут Ария Уинстон. Я отчаянно боролась, чтобы избежать тёмной стороны Лас-Вегаса. Теперь я сама по себе – контролирую свою собственную жизнь и свою судьбу… так, как нравится мне. Пока Себастьян Кейн не меняет всё.
С тех пор, как доминантный Себастьян взял под свое крыло соблазнительную Арию, он не в состоянии мыслить здраво. Их химия – опьяняющая. Их взаимодействие – чересчур волнующе. А секс – заставляет их обоих чувствовать себя совершенно истощенными. Но если и есть одна вещь, которую Себастьян действительно знает, то она заключается в том, что он должен защитить эту сильную, но уязвимую женщину. Потому что у нее есть секреты, которые неизвестны даже ей. Ария упорно трудилась над тем, чтобы зарекомендовать себя как покладистого работника. Но это не так, или не то, кем она хочет быть. Так почему же его предложение отказаться от контроля кажется ей таким сладким... и таким интенсивным, когда Себастьян начинает заботиться о тех ее нуждах, о которых девушка даже не подозревала? Все просто… у него тоже есть свои потребности, и тайны, которые так же темны и глубоки, как у Арии.

Глава 1

Ария

– Я не очень хорошо реагирую на ультиматумы, Себастьян, – в моей жизни их было слишком много. Слишком много раз меня ставили перед выбором, которого на самом деле не было. Слишком много раз я притворялась, что имела контроль над собственной жизнью, когда это было не что иное, как ложь.
Последние четырнадцать месяцев, я провела в попытках удостовериться, что у меня действительно все под контролем – что я живу своей жизнью далеко от своей семьи и так близка к тому, чего хочу, насколько могу, поскольку все может измениться в мгновение ока – просто вернуться на круги своя. И все же, я здесь, спустя четыре часа после того, как занималась сексом с Себастьяном и слушаю, что должна сделать. Но еще хуже, что я принимаю это.
– Как и я, когда вижу, как женщина, с которой я занимался любовью, падает от истощения, – мужчина звучит так же категорично, как и я.
– Я в порядке, – это ложь. Я без сил, но это не его проблема. А моя. И так как я даже не понимаю, что со мной не так, почему вдруг я чувствую себя такой уставшей и грустной, одинокой и потерянной, то считаю, что если не думать об этом, то все пройдет. Вероятно, сказались те бессонные ночи, когда я переживала о своей сестре, которая тоже хочет жить самостоятельно. Так что все, в чем я нуждаюсь – это хорошо выспаться ночью.
– Ты не в порядке, и мы оба это знаем, – теперь он обхватывает рукой меня за локоть, не достаточно сильно, чтобы причинить боль, но более чем достаточно для того, чтобы я поняла, кто здесь главный. Что у него нет намерения, позволить мне уйти, пока я не сделаю то, о чем он просит.
Да пошло оно все.
Я выдергиваю свою руку из его захвата, но по какой-то причине, не могу устоять на ногах, так что спотыкаюсь и начинаю падать назад. Себастьян на мгновение позволяет мне отступить, но тут же бросается следом, чтобы удержать меня в вертикальном положении. Его рука оказывается у меня на спине, а тело мужчины прижатым слишком близко к моему.
– Не вынуждай меня заставлять тебя, – говорит мне он, и я снова ощетиниваюсь. Заставлять меня? Кем, черт возьми, возомнил себя этот парень?
Я собираюсь указать ему на его место раз и навсегда, но быстрый взгляд на лицо Себастьяна заставляет меня замереть. Не похоже на то, будто он угрожает мне; не похоже, будто он приказывает. На самом деле, мужчина выглядит так же плохо, как и звучит его просьба. Словно он умоляет не заставлять его делать то, что никому из нас не понравится.
Я знаю, как странно это выглядит, особенно учитывая то, что произошло в его офисе сегодня вечером. Он должен понимать, что уже одержал на до мной верх – как в сексе, так и в роли моего босса. Так, почему же его заботит, придется ли заставлять меня или нет? Себастьян намного сильнее меня. И хотя я устроила драку, если он действительно захочет, то сможет забрать меня отсюда и не будет ни одной проклятой вещи, которую я смогу сделать, чтобы остановить его.
Это унизительная реальность, та, которая смущает меня настолько, что я хочу унестись прочь. Но я не могу, потому что он – мой босс и потому что последняя вещь, которую я действительно хочу сделать – это причинить ему боль. Я была той, кто запаниковал в его кабинете, той, кто сбежала, вместо того, чтобы обниматься после секса. Он был очень добр по отношению ко мне и просто потому, что я не доверяю ему, или возбуждаюсь от мужчин, которые так же любят покомандовать, точнее от любого, который я думаю, хочет управлять мной, это не означает, что я имею право относиться к нему как к дерьму.
Это осознание заставляет меня вздохнуть, когда напряжение покидает мышцы, а я нахожу в себе силы расслабиться рядом с ним.
– Я не планирую никуда идти, кроме дома, – говорю я Себастьяну. – Мне потребуется двадцать минут, чтобы добраться до него, а затем я отправлюсь прямо в постель. Я буду в порядке.
– Позволь мне подвезти тебя.
– Мне двадцать четыре года. Я не нуждаюсь в няньке.
– Нет, ты нуждаешься в любовнике, – он протягивает руку и поглаживает меня по щеке пальцами. – Мы уже занимались любовью. Теперь позволь мне сделать все остальное.
Это не должно пробирать меня. Его низкий хриплый голос. Интенсивный зеленый цвет глаз. То, как его тело обвивает мое в защитном жесте, хотя щека – это единственное место, где он касается меня. И тем не менее. Это работает. Это доброе отношение и даже если оно ничего не значит, сейчас то, что нужно.
Я киваю даже прежде, чем осознаю, что собираюсь согласиться.
– Моя машина...
– Побудет в безопасности этой ночью здесь. Завтра я пришлю кого-нибудь забрать тебя. Или пригоню тебе твой автомобиль независимо от того, чтобы ты не предпочла.
Разумеется, он сможет перегнать мою машину. У Себастьяна столько денег, что он сможет сделать буквально все, что захочет. Черт, он может купить сто автомобилей и, вероятно, даже не заметит расходов по итогу. Моя семья считается богатой, но Себастьян реально БОГАТ.
Это напоминание о нашем социальном не... неравенстве, потому что когда я ушла от семьи, то стала такой же бедной, каким богатым является Себастьян, но боюсь этого недостаточно, когда отвечаю:
– Ладно.
Я не знаю, зачем это делаю. Хотя в принципе, я не делаю ничего, кроме того, что уступаю ему немного контроля, что почему-то заставляет меня почувствовать себя лучше. Менее запутанная, менее потерянная, чем, когда я вышла из его кабинета. Не понимаю, почему, после того, как я так долго и усиленно боролась за полный контроль над своей собственной жизнью, и отдала его ему, то ощущаю тот самый контроль сильнее, чем когда-либо еще, так ничего и не сделав.
Но я слишком устала, чтобы выяснять это прямо сейчас, поэтому просто киваю.
Когда Себастьян вздыхает, и я отпускаю его, то мне кажется, что его тело будто вибрирует от облегчения от моего молчаливого согласия.
Это не имеет никакого смысла.
Мы знаем друг друга почти тридцать шесть часов. Да, у нас был секс... и он определенно оказался лучшим, наиболее интенсивным опытом в моей жизни... но все же. Этого не должно быть достаточно, чтобы сделать все это странным. Чтобы связать все наши чувства в узлы, как это уже произошло, и скрепить нас этим странным и успокаивающим образом.
И все же, когда он оборачивает руку вокруг моей талии, когда притягивает меня к своему телу, я не могу ему сопротивляться. Мужчина легко удерживает мой вес одной рукой, лежащей на бедре, когда наполовину идет, наполовину несет меня через казино к парадной двери.
На улице припаркован блестящий черный «Мерседес», к которому Себастьян подводит меня, и придерживает дверь, пока я проскальзываю в шикарный интерьер автомобиля. Дверца захлопывается, и я откидываю голову на спинку сиденья, на мгновение закрывая глаза.
Но я все еще чувствую себя дезориентированной, словно мир вокруг меня слегка расплывчат и мне трудно на чем-то сосредоточиться. Мне действительно трудно шевелиться, и все, что я могу делать – смотреть на яркие огни Стрип.
А потом рядом со мной оказывается Себастьян. Я могу, даже не поворачивая головы, сказать, что он наблюдает за мной. Я не смотрю на него и не разговариваю с ним. Это грубо, я знаю, но ничего не могу с собой поделать. Не тогда, когда на это требуется столько усилий. Мне кажется, что силы уходят даже на то, чтобы просто оставаться в сидячем положении.
– Ария, – мужчина тихо произносит мое имя, и я чувствую, что реагирую на мягкую хрипотцу его голоса, когда мое тело слабо напрягается на сиденье в попытке ответить ему таким же тоном, которым он обращается ко мне.
Я с нетерпением, затаив дыхание, натянутая как струна, жду, что Себастьян скажет что-нибудь еще. Но он молчит. Вместо этого, наклоняется ко мне и на мгновение, только на мгновение, я думаю, что он собирается поцеловать меня. И даже более того, мне кажется, что я собираюсь позволить ему это даже после всего, что говорила себе в последние несколько часов. Это тот эффект, тот вид контроля, который он имеет надо мной, не прилагая к этому никаких усилий.
Но вместо того, чтобы поцеловать меня, он просто тянется к ремню безопасности и перекидывает его через мое тело, после чего защелкивает.
Я резко вздыхаю, чувствуя облегчение и одновременно отпуская все. Но затем Себастьян снова протягивает свою руку к моей, поглаживая чувствительную кожу на внутренней стороне моего запястья. И я ощущаю, как уходит напряжение. Мужчина дышит медленно, размеренно, когда заводит двигатель, и я понимаю, что мое собственное дыхание подстраивается под его.
Какое странное ощущение, быть на одной волне с другим человеком. Это не то, к чему я привыкла, так что я не знаю, как на это реагировать. Я имею в виду, что есть часть меня, которая не хочет ничего, кроме как прижаться к телу Себастьяна и позволить себе впитывать его тепло, чтобы избавиться от холода, который я чувствую с тех самых пор, как несколько часов назад покинула кабинет мужчины.
Но есть и другая часть меня, которая хочет выбраться из этого автомобиля прямо сейчас. Чтобы рвануть в безопасность моей собственной машины, моей собственной жизни... той, которая не имеет никакого отношения к богатым владельцам казино с их пристрастиями к доминированию. Той, которая не имеет никакого отношения ни к чему, кроме ожидающих обслуживания столов и попыток свести концы с концами. Это не шикарная жизнь, но она – моя, и я сама ее выстроила.
Тянусь к ручке двери, еще раз подумывая о том, чтобы сбежать. Но Себастьян трогается с парковки, выруливает на улицу Стрип, и становится слишком поздно. Я упустила свой шанс. Или, по крайней мере, это то, что я себе говорю.
– Я живу на востоке, – говорю ему спустя минуту, уже готовая к тому, чтобы показать куда ехать. В конце концов, парни вроде Себастьяна не тусуются в той части Лас-Вегаса, в которой живу я.
– Я знаю. У меня есть твой адрес, – мужчина не прикасается ко мне, но его голос теплый, вибрирующий, и ощущается как настоящая ласка. Так что на осознание его слов у меня уходит несколько минут.
Когда это происходит, мне становится тревожно.
– Как ты узнал мой адрес?
– Посмотрел в твоем личном деле, – он не выглядит раскаивающимся... или обеспокоенным от того, что нашел в нем.
Однако моя тревога мгновенно перерастает в панику. Мое заявление и поддельные документы были достаточно хороши, чтобы получить работу в качестве официантки, и то лишь потому, что менеджер по персоналу их толком не рассматривал. Но как только кто-то начнет копать, мои дипломы и официальное изменение имени, не продержатся и пяти минут против любого, кто серьезно что-то ищет.
– Ты заглядывал в мое личное дело? Зачем?
Я пытаюсь выглядеть спокойной, беззаботной, словно меня ничего не трогает, но часть беспокойства должно быть отражается в моем голосе, потому что Себастьян бросает на меня заинтересованный взгляд.
– Потому что я хотел отвезти тебя домой. Это казалось самым подходящим способом, чтобы выяснить, где ты живешь.
– Более подходящим, чем спросить у меня?
– Когда я думал, что мне придется выносить тебя из казино на своем плече – да, – теперь мужчина улыбается, но в его теплом взгляде присутствует настороженность. И я не знаю, потому ли это, что Себастьян уже начал копаться в моем прошлом, или потому, что он думает, будто я наброшусь на него с кулаками. В любом случае, если я продолжу нервничать, то только подогрею любопытство мужчины... заставлю его думать, что мне есть, что скрывать.
Это на самом деле так, но он не должен об этом узнать. Никто не должен.
Именно поэтому я через силу улыбаюсь ему, и отвечаю:
– Туше.
Чем меньше я буду говорить, тем менее подозрительным будет Себастьян. Или по крайней мере это тот план, которого я собираюсь придерживаться... чтобы не сойти с ума, ведь ничего другого мне не остается.
Себастьян снова обращает на меня внимание, а потом переводит взгляд на дорогу... только на улицах Лас-Вегаса может быть такое плотное движение в столь поздний час. Это одна из вещей, которые я люблю, и ненавижу, в этом городе. Здесь так легко заблудиться.
– Ты восприняла это лучше, чем я думал, – в его словах сквозит вопрос, который заставляет меня усомниться в своем решении. Возможно, я слишком легко сдалась.
Не знаю. Тяжело судить, ведь я едва знаю Себастьяна, не говоря уже о том, как он отнесется к подобным вещам или как отреагирует на них. Даже трудно представить, будет ли все в порядке, учитывая, что сейчас все далеко не так. Помимо беспокойства о мошенничестве с заявлением, мой разум все еще работает как-то странно. Нечеткий и тяжелый, словно мозг завернут в хлопок, а тело проваливается в грязь. Это не позволяет мне ясно мыслить.
Мне сложно понять, как переиграть этого мужчину, хотя существует часть меня, которая желает, чтобы мне не пришлось делать этого вообще.
На самом деле, у меня даже нет сил, чтобы оказать сопротивление. Если честно, моей энергии едва хватает на то, чтобы откинуть голову на спинку сиденья и уставиться в ночь.
– Дело уже сделано, верно?
– Да.
– Так вот, я не собираюсь переживать об этом. Кроме того, я устала, и тот факт, что ты посмотрел мой адрес и погуглил его в сети, спас меня от того, чтобы рассказывать тебе как добраться до моего дома, что уже может считаться победой для нас обоих, – последние мои слова звучат нечленораздельно, но я этого почти не замечаю. Мне так сложно удерживать открытыми свои глаза. И дело не в том, что я так сильно хочу спать, а в том, что я морально истощена.
Себастьян не прикасается ко мне, но затем его грубая рука оказывается на моей голой коленке, что ощущается лучше, чем следовало бы.
– Спасибо.
– За что?
– За то, что позволила позаботиться о тебе.
Слова, будто эхом отражаются от стен автомобиля, и кажутся более важными, чем могли бы быть. Я через силу заставляю мышцы работать, когда открываю глаза, и поворачиваю голову для того, чтобы посмотреть на Себастьяна.
– Ты говоришь так, словно у меня был выбор.
Мы останавливаемся на красный сигнал светофора, и вдруг мужчина впивается в меня своим пронизывающим, словно лазерная указка взглядом зеленых глаз.
– Со мной, у тебя всегда есть выбор, Ария.
Он звучит настолько уверенно, когда произносит эти слова, будто хочет, чтобы я услышала в них нечто большее, более глубокое, чем то, о чем мы говорим. На мгновение я теряюсь во взгляде мужчины и глубине его голоса. Себастьян кажется единственным, кто удерживает меня в этом мире, пока я плыву. Единственным, кто удерживает меня на земле.
Эта мысль действительно меня смущает. Особенно, когда он начинает поглаживать меня по внутренней части колена своими сильными, мозолистыми пальцами. Глубоко внутри живота разгорается пожар, спирали которого проходят сквозь меня. Этот странный вид тепла, оказывается заглушен тем фактом, что я чувствую себя так, будто дрейфую вне своего тела. Далеко от собственного разума.
Ничто не имеет значения, даже осознание того, что я не хочу, чтобы он прекратил ко мне прикасаться. Особенно это.
Остальная часть поездки до моей квартиры проходит в молчании, по крайней мере, пока мы не сворачиваем на темную стоянку. Я направляю его к своему парковочному месту, ожидая, парочку пренебрежительных комментарием о том, где живу. Это самый плохой район Вегаса... очень плохой... и мой дом – один из худших. Развалюха, с плохим ремонтом, отчаянно нуждающаяся в нескольких слоях краски... или горючего, чтобы сжечь до основания... это неподобающее место для жизни. Простое передвижение от машины до квартиры в ночное время суток, может оказаться большой проблемой, особенно когда рядом тусуются местные банды.
Но это было всем, что я смогла себе позволить, когда сбежала из своей прежней жизни и устроилась на работу официанткой. Теперь, когда я начала работать в зале с высокими ставками и мои чаевые стали в миллион раз больше, то я должна быть в состоянии позволить себе намного лучшие условия для проживания. Если я продержусь на этой работе чуть дольше, чем сейчас, и смогу убедить себя, что деньги действительно не исчезнут у меня из-под носа, то найду квартиру получше. Ничего шикарного, ничего из того, к чему привык Себастьян... или где привыкла жить я, есть кое-что важнее этого. Безопасность.
Как бы то ни было, Себастьян не осуждает меня. Просто паркует свой первоклассный «Мерседес» между соседским избитым «Форд Эскорт» 1990-го года выпуска и еще более ветхим «Шеви», который я раньше не видела.
– Тебе необязательно меня провожать, – торопливо говорю я ему, протягивая руку к дверной ручке. – Отсюда, я смогу дойти сама.
Себастьян просто смотрит на меня с непроницаемым выражением лица, когда выключает двигатель и вылезает из машины.
Прекрасно. Это то, что я получаю за беспокойство о его машине, которая будет стоять здесь – и которая должна остаться в целости и сохранности – после того, как он проводит меня до квартиры. Он может и не беспокоится о ней, но это только потому, что он не знает этот район. Даже не знаю, стоит ли мне что-то говорить, или, если судить по напряженности его плеч, это будет неважно. Себастьян намерен благополучно доставить меня до моей квартиры.
Я начинаю самостоятельно вылезать из машины, но он оказывается рядом до того, как я ставлю обе ноги на землю. После чего мужчина придерживает для меня дверцу авто одной рукой, протягивая мне другую. Мне не нужна его помощь, я вполне способна сама выйти из машины, чтобы дойти до своей квартиры. Но когда его рука – тёплая, грубая и такая безупречная – оказывается на моей пояснице, я принимаю решение не делать из мухи слона.
Кроме того, мои ноги ощущаются слегка неустойчивыми, будто мышцы в них совсем забыли, как двигаться без его прикосновений. Все эти чувства должны волновать меня, но мне на это уже наплевать. Все, чего я хочу, это свою кровать, одеяло и Себастьяна, который свернется калачиком рядом со мной.
Тот факт, что этого не произойдет... потому что я не могу позволить этому случиться, и он, вероятно, этого не захочет... посылает сквозь меня волну отчаяния. Которая не имеет смысла, учитывая, что я никогда не нуждалась в мужчине, который бы нянчился со мной. Я пытаюсь выпрямить спину, отстраниться, но Себастьян уже обхватил меня рукой за талию, притягивая мое тело ближе к себе. И даже тот факт, что я уверена, мне стоит бороться с этими чувствами, ощущается слишком хорошо. Мужчина ощущается слишком хорошо.
– Которая твоя? – спрашивает он, пока ведет меня через парковку к зданию. Вокруг на улице довольно тихо, если не считать девушек, работающих на перекрестке на углу, и парня, который паркуется через дорогу от нас.
– Третья на втором этаже.
Себастьян просто кивает, но, когда мы добираемся до лестницы, он на секунду замирает. Глядя на соседские двери, мужчина выглядит так, словно ожидает, что они вот-вот откроются и кто-то выскочит и покусает его или что-то вроде этого.
Я пытаюсь придумать шутку, чтобы это место не выглядело настолько плохим, каким является на самом деле. Но прежде чем я успеваю это сделать, мужчина подхватывает меня на руки и начинает подниматься по лестнице.
– Что ты делаешь? – я наполовину визжу, наполовину шепчу, так как здесь слишком тонкие стены, и я не хочу разбудить своих соседей. Последнее, что мне сейчас нужно – это аудитория. – Опусти меня вниз.
– Так и сделаю. Когда мы дойдем до твоей квартиры.
– Но, почему...
– Ты выглядишь усталой.
– Сейчас середина ночи! Конечно же я устала...
– Тогда заткнись и наслаждайся поездкой, – Себастьян смотрит на меня так многозначительно, что я замолкаю. И не из-за того, что он сказал мне это сделать, а потому, что я внезапно понимаю, что не могу придумать, что ответить.
Когда мы добираемся до моей двери, он медленно опускает меня на ноги, заставляя проехаться своей грудью и бедрами по его телу. Впервые я понимаю, что мужчина возбужден, и его твердый член прижимается к моему животу. Во мне разгорается ответное желание, когда я вспоминаю, с какой нежностью он прикасался ко мне в машине. Тем не менее, я отстраняюсь. Не планирую повторить тот жесткий трах, потому что даже не знаю как отношусь к подобному.
К Себастьяну.
К сексуальной интенсивности, которая чуть ранее была в его кабинете.
К тому, как странно себя ощущаю, чего не случалось раньше.
Все кажется странным, и я не знаю, что делать. Не в этом случае.
– Спасибо, что подвез, – говорю я ему, когда отступаю назад и начинаю искать свои ключи.
Себастьян улыбается мне слегка мрачной, слегка удивленной улыбкой.
– Я войду, Ария.
– Не думаю, что это хорошая идея...
Он забирает у меня ключи и открывает замки, прежде чем распахнуть мою дверь.
– Хорошая это идея или нет, но я войду.
Себастьян берет меня за локоть, а затем мягко помогает войти в парадную дверь, прежде чем заходит сам и закрывает ее позади нас.
– Я не буду с тобой трахаться, – выпаливаю я, пока мы все еще стоим в темноте.
– Я и не прошу тебя об этом, – секунду мужчина шарит по стене возле двери, а затем раздается щелчок. Возле дивана загорается лампа.
Теперь я действительно смущена.
– Я не понимаю.
– Твоя ванная комната находится там? – спрашивает Себастьян, указывая на спальню, как будто мы находимся в месте достойного размера вместо моей крошечной однокомнатной квартирки.
– Да.
– Хорошо. Идем, – мужчина все еще сжимает мой локоть, и когда подталкивает в сторону постели, то внезапно у меня возникает ощущение, что должно быть так же чувствовала себя Алиса, когда упала в ту кроличью нору. Потерянной, смущенной, заинтригованной. Двигающейся вперед, потому что возвращаться уже не вариант. А стоять на месте бессмысленно.
– Раздевайся, – приказывает Себастьян, когда мы обходим мою кровать, направляясь в сторону ванной.
– Я уже сказала тебе, что не собираюсь спать с тобой снова.
– А я уже сказал тебе, что это не входит в мой план, – он включает свет в ванной комнате, а затем сразу же подходит к ванне и открывает воду. – Тебе необходимо принять ванну.
– Это твой способ сказать, что я воняю? – я не могу не почувствовать себя оскорбленной, неважно какой причудливой выглядит эта ситуация.
– Нет. Это мой способ сказать, что тебе нужен уход, – даже не глядя на меня, он берет какой-то пузырек, который стоит у меня на полочке и выливает колпачок средства в воду.
– Уход? – слово, вылетающее из моего рта, кажется каким-то странным и непривычным.
Себастьян смотрит на меня в упор.
– Ты все еще одета.
– А ты ведешь себя слишком нагло, и я не уверена, что мне это нравится, – мой голос звучит уверенно, словно я контролирую ситуацию. Хотя на самом деле, я таю лишь от одной мысли, погрузиться в горячую воду.
– Это только ванна, а не предложение сделать минет, – он проверяет температуру воды, а затем встает в полный рост, скрещивает руки на груди и смотрит прямо на меня. – И я уже видел тебя голой.
– Да, но это не означает, что это повторится.
Себастьян ухмыляется, реально ухмыляется, мудак.
– Ох, это повторится, Ария. Много, много раз... и мы начнем прямо сейчас. Раздевайся или я раздену тебя сам.
– Я уже предупреждала тебя на счет угроз, – я обнимаю себя за талию и сжимаю руки. Как будто это поможет мне не прогнуться под силой его решимости. Как будто это поможет мне не сломаться.
– Я уже говорил тебе. Я никогда не угрожаю.
– Да, вот только, ты можешь повторить что-то миллион раз и миллионом различных способов. Но правдой оно от этого не станет, – эту истину, я познала на собственной шкуре. – Кроме того, что если я не хочу принимать ванну?
– Ты предпочитаешь душ? – Себастьян наклоняется к крану, чтобы закрыть его.
Это простой вопрос, но какими будут последствия? Я уже не в первый раз задумываюсь о том, что сделал бы Карло. Скорее всего проявил бы свой авторитет, чтобы взять под контроль ситуацию... и меня, независимо от того, что я бы ответила.
Чем больше я узнаю о Себастьяне, тем больше понимаю, что он не такой.
И тем больше я хочу отдаться ему.
– Нет, – наконец отвечаю я, когда прочищаю горло и смотрю куда угодно, но только не в его глаза-всезнайки. – Ванна звучит... хорошо.
Карло бы позлорадствовал, но Себастьян этого не делает. Он просто кивает и говорит:
– Окей.
И вот, мы просто стоим там, уставившись друг на друга, пока тикают минуты. Ванная комната настолько маленькая, что пар от воды густо заполняет пространство жаром, из-за чего становится трудно дышать. Этот момент кажется почти сюрреалистическим.
Или, может, все дело во взгляде Себастьяна, которым он наблюдает за мной. Я не знаю, но сейчас почти уверена, что это не важно. Не тогда, когда все сводится к одному – я потеряна и разбита, а главное утопаю в страсти, смятении, и страхе, которые не хочу признавать.
Потому что рядом с Себастьяном, впервые за очень долгое время, я не беспокоюсь о собственной безопасности.
– Хочешь, чтобы я вышел? – внезапно спрашивает он, нарушая тишину и напряжение. – Пока ты раздеваешься?
Я киваю.
– Да. Пожалуйста.
– Хорошо. Позови меня, если понадоблюсь.
– Я не больна, ты же знаешь. Я просто... – что? Даже не знаю, что сказать, или какие слова использовать, чтобы описать, как я себя чувствую. Уставшей, слабой, запутавшейся. Но эти слова не подходят. Они не отражают того, что я испытываю.
– Ты переступила черту, – говорит мне Себастьян.
Я смотрю на свои руки. Я даже ничего не делаю.
– Я не... Что ты имеешь в виду?
– Это называется сабдроп. И это моя вина. Я не позаботился о тебе после того, как мы занялись любовью.
В этих нескольких предложениях так много смысла, что у меня начинает кружиться голова. Я даже не понимаю, как отделить их друг от друга. Так что начинаю с самого очевидного... по крайней мере, для меня.
– Я не сабмиссив.
– Я этого не утверждал.
– Ты сказал, что это сабдроп. Это подразумевает, что я – сабмиссив. Но это не так.
– Ладно.
– И я занималась сексом и раньше. Знаешь, обо мне не нужно заботиться, словно я какая-то девственница.
– Все женщины заслуживают того, чтобы о них заботились после секса, независимо от того, сколько партнеров у них было до этого.
Дело не в том, что он говорит такие слова, от которых у меня идет кругом голова. Мужчина произносит их так, словно действительно в это верит.
– Ты это серьезно?
– Могу я задать тебе вопрос?
– Ты уже это сделал.
Себастьян наклоняет голову.
– Туше, – дразнится он. – У тебя был такой секс раньше? Такой как был у нас?
Неожиданно, мне становится интереснее наблюдать, как в ванне образуется пена. Ведь это намного безопаснее, чем смотреть в глаза мужчины.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.